<<
>>

Помолвка и иные отношения, предшествующиезаключению брака

Между лицами, желающими вступить в брак, еще до его государственной регистрации возникают общественные отношения, в определенной мере имеющие характер правовых, предшествующие заключению брака.

Законодательство многих европейских стран, как полагаем, абсолютно справедливо содержит в себе нормативно-правовые предписания, которые направлены на правовую регламентацию отношений, предшествующих непосредственно самому процессу регистрации брака в органах ЗАГС, в том числе, и связанные с выраженным своего волеизъявления на вступление в законный брак.

В юридической литературе правовое положение лиц, вступающих в брак, ограничивается рамками права на заключение брачного договора (ст. 40, 41 СК РФ и права на информацию о состоянии здоровья будущего супруга (ст. 15 СК

РФ). Так, Л.М. Пчелинцева обоснованно определяет лиц, вступающих в брак, как граждан, еще не являющихся супругами, но намеревающихся ими стать[202]. А.М. Эрделевский справедливо указывает, что к таким лицам относятся «изъявившие намерения к вступлению в брак путем подачи заявления о регистрации брака в соответствующий орган записи актов гражданского состояния»[203].

По справедливому мнению А.В. Мыскина «лицами, вступающими в брак, являются лица, намеревающиеся заключить брак в будущем, и независимо от факта подачи этими лицами заявления о регистрации брака в органы ЗАГС»[204]. Согласно другой точке зрения, лица, вступающие в брак, - это мужчина и женщина, подавшие заявление в отдел ЗАГС и ожидающие государственной регистрации брака. Таким образом, данный статус возникает с момента подачи заявления в отдел ЗАГС и существует до регистрации брака. В этот период между мужчиной и женщиной возникает правовая связь. Объекты такой связи весьма разнообразны[205].

Предполагается, что в предмете семейного права необходимо выделять организационные отношения, к которым и следует отнести отношения лиц, желающих заключить брак, направленные на организацию будущих брачносупружеских правоотношений.

Полагаем, что данные отношения приобретаю характер правоотношений с момента подачи заявления в органы ЗАГС в установленном законом порядке.

Профессор С.Ю. Морозов справедливо полагает, что, в предмете гражданского права следует выделять организационные отношения, представляющие собой построенные на началах координации и субординации социальные связи, которые направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников либо на формирование социальных образований. Данные отношения представляют собой самостоятельное правовое явление, не выступают свойством имущественных отношений и отличаются от административных организационных отношений[206].

С точки зрения А.Н. Левушкина, «на сегодняшний день очевидна необходимость включения в предмет семейного права как России, так и других государств - участников СНГ организационных отношений»[207], т.е. тех, которые «направлены на упорядочение (нормализацию) иных общественных отношений, действий их участников»[208]. Полагаем возможным в полной степени согласиться с данным утверждением вышеназванного ученого.

Поскольку организационные отношения входят в предмет семейного права, то есть регулируются нормами семейного права, представляется необходимым дополнить статью 2 СК РФ фразой «регулирует иные организационные отношения, связанные с осуществлением гражданами своих семейных прав»[209]. На это обстоятельство указывает ст. 2 СК РФ, относящая к числу отношений, регулируемых семейным законодательством, отношения, в рамках которых определяется порядок заключения брака, порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей[210].

О.Ю. Ильина пришла к справедливому выводу, что «процесс оказания государственной услуги по регистрации такого акта гражданского состояния, как заключение брака, предполагает наличие предварительного этапа - организационных отношений»[211]. Как полагает В.А. Болдырев[212], вся процедура от подачи документов частным лицом до совершения регистрационного действия и выдачи правоподтверждающих и иных документов - цепь действий, осуществляемых в рамках организационных отношений.

Что важно: начало их зависит от воли лица, как правило, не реализующего публичные правомочия и действующего в собственном интересе, а их финалом становятся некие частноправовые последствия. Следовательно, можно сделать вывод о вхождении отношений по поводу регистрации в предмет отраслей частного права.

Соглашаясь с мнениями многоуважаемых ученых, считаем, что именно организационные отношения семейно-правового характера складываются между лицами, желающими заключить брак. Действительно, семейное законодательство используя такие формулировки, как «устанавливает условия и порядок», «регулирует», «определяет порядок регистрации» и т.п. предполагает некую организацию, упорядочивание семейно-правовых отношений.

Деятельность органов записи актов гражданского состояния по государственной регистрации заключения и прекращения брака, а также иных актов гражданского состояния, безусловно, имеет публично-правовой характер, однако регистрация такого рода осуществляется в целях охраны имущественных и личных неимущественных прав граждан, а также в интересах государства (ст. 6 ФЗ «Об актах гражданского состояния»[213]). Таким образом, налицо сочетание частных и публичных интересов, что в свою очередь определяет сочетание частноправовых и публично-правовых норм при регулировании данных отношений.

Полагаем, что регистрацию брака, аналогично, как и процедуру усыновления можно считать организационными отношениями, входящими в предмет семейного права как самостоятельной отрасли.

Правоотношения лиц, вступающих брак, возникают по поводу нематериальных благ, таких как любовь и уважение. Брак характеризуется категориями нравственности и морали. Соответственно, и добрачные отношения должны строится на данных принципах.

Обязательным условием заключения брака в Италии, Франции, Великобритании, Швейцарии и некоторых штатах США является публичное оглашение предстоящего брака, целью чего является обнародование информации о предстоящем браке среди неопределенного круга лиц для получения сведений, препятствующих заключению брака[214].

Итак, во многих странах браку предшествует процедура «оглашения». Подобная процедура позволяет обеспечивать гласность брака, а также представляет возможность всем заинтересованным лицам заявить свои возражения (Англия, Италия, Франция, Латвия). Оглашение обычно производится отделом записи актов гражданского состояния, в который подано заявление о заключении брака. Например, в Латвии оглашение происходит путем помещения объявления сроком на один месяц в отделе записи актов гражданского состояния, в который подано заявление о желании вступить в брак. В срочных случаях при наличии определенных обстоятельств такой срок может быть сокращен. Отказывая в оглашении, заведующий отделом записи актов гражданского состояния выносит мотивированное решение, которое лица, помолвка которых подлежит оглашению, в течение двух недель могут обжаловать в суде (ст. 44 ГК Латвийской Республики). Примечательно, что допускается оглашение по правилам той или иной конфессии, если лица, вступающие в брак, принадлежат к иным конфессиям и желают заключить брак у духовного лица своей конфессии, которое имеет соответствующее разрешение.

Видится не целесообразным установление процедуры оглашения в нашей стране или какой-либо аналогичной ей процедуры, так как заключение брака в первую очередь касается самих брачующихся, их родственников, поэтому сообщать третьим лицам или нет о будущей церемонии бракосочетания является личным делом самих будущих супругов. Установление здесь каких- либо публичных императивов не только не целесообразно, но и нарушает права лиц на частную жизнь и невмешательства в дела семьи.

Иногда даже в развитых странах, например, в Японии, заключению брака предшествует обычай отправиться сначала в свадебное путешествие, а потом обратиться в муниципалитет с заявлением о регистрации брака[215].

Весьма интересным явлением, предусмотренным зарубежным законодательством, является институт помолвки как стадии заключения брака, который не получил законодательного закрепления в России.

Возможность установления в диспозитивной норме семейного законодательства процедуры помолвки была впервые небезосновательно высказана С.В. Сивохиной[216].

Полагаем, что желание будущих супругов вступить в брак показывает их истинное волеизъявление и свидетельствует о серьезности, определенности и окончательности намерений мужчины и женщины, тем самым лица принимают на себя моральные гарантийные обязательства и доказывают свою правовую позицию сочетаться брачными узами.

К сожалению, в современной России помолвка не имеет юридического значения, хотя в форме обычая существует. Действующий у нас в стране порядок заключения брака не знает помолвки, обручения как обязательных, имеющих определенный правовой смысл стадий заключения брака, поскольку права и обязанности, предусмотренные СК РФ, возникают только после регистрации брака[217].

Для истории развития семейного законодательства была характерна процедура, когда устанавливалось два этапа заключения брака: обручение и венчание. Обручение (сговор) можно рассматривать как предварительный договор, когда родители невесты и жених условливались о заключении брака и договаривались о приданом. Акт обручения оформлялся специальной сговорной записью. На случай нарушения обещания вступить в брак устанавливалась неустойка (заряд). Одновременно священник, производивший обручение, делал венечную запись, которую необходимо было предъявить при венчании (на втором этапе заключения брака). Венчание производилось только священником, обозначенным в венечной записи, в присутствии не менее двух свидетелей[218].

В дореволюционной России после рукобитья - обряда битья по рукам отцов жениха и невесты в знак конечного согласия заключить брак[219] - считалось «великим грехом», если расстроится свадьба, а та сторона, которая решилась на разрыв, навлекает на себя, по народному понятию, божье наказание[220]. Добросовестная сторона могла требовать возмещения расходов на свадьбу, возмещения убытков, возвращения подарков, предъявления иска «о бесчестии» и другие[221].

Некоторые правоведы (К. Лепейка и Н. Соловьев[222], Н.Г. Юркевич[223] и др.) еще в советский период полагали целесообразным введение института помолвки, определение обязательств, из нее вытекающих, и правовых средств, обеспечивающих их исполнение, что, на наш взгляд, заслуживает полной поддержки.

Действительно, в современной реальной жизни достаточно часто встречаются ситуации, когда лица, выразившие свое согласие на заключение брака, отказывается его совершить. Человек может передумать, могут измениться обстоятельства и, тем самым, свадьба «расстроится».

В Гражданском уложении Германии (далее также - ГГУ) в книге 4 «Семейное право» есть специальный раздел «Помолвка» (Verlobnis). Под помолвкой в Г ермании понимается договор, по которому мужчина и женщина обещают вступить в брак друг с другом[224]. Параграф 45 Всеобщего Гражданского кодекса Австрии[225] посвящен помолвке. Законодательством Японии регламентирована процедура помолвки, как договора о будущем вступлении в брак[226].

Согласно § 1297 ГГУ помолвка не является основанием для предъявления в суд иска о принуждении к вступлению в брак. Установление неустойки на случай отказа от вступления в брак недействительно. Однако если одно из помолвленных лиц откажется от вступления в брак, оно обязано возместить другому помолвленному лицу и его родителям, а также третьим лицам, действовавшим вместо родителей, ущерб, возникший в результате того, что в ожидании заключения брака они понесли расходы или приняли на себя обязательства. В данном случае возникают обязательства из неосновательного обогащения. Если брак не будет заключен, то каждое из помолвленных лиц имеет право требования от другого лица передачи того, что оно предоставило в качестве подарка или в знак состоявшейся помолвки, что представляется вполне оправданным и справедливым[227].

Итак, в соответствии с § 1298 ГГУ, если помолвленное лицо при отсутствии серьезного основания откажется от заключения брака, оно обязано возместить ущерб, возникший вследствие того, что в ожидании заключения брака были понесены расходы или приняты на себя обязательства. Что представляется справедливым и возможным для применения в России. Право требования возмещения ущерба принадлежит как другому помолвленному лицу, так и его родителям, а также третьим лицам, действовавшим вместо родителей. В состав указанного ущерба входят только соразмерные расходы и принятые обязательства. Срок исковой давности по требованию о возмещении ущерба составляет два года после прекращения помолвки (§ 1302 ГГУ).

Если отказ от брака вызван виной другого помолвленного лица, то это другое лицо обязано возместить ущерб в соответствии с вышеприведенными правилами (§ 1299 ГГУ).

Согласно § 1301 ГГУ если брак не будет заключен, то каждое из помолвленных лиц вправе потребовать от другого в соответствии с нормами о неосновательном обогащении передачи того, что оно предоставило в качестве подарка или в знак состоявшейся помолвки. Однако, по общему правилу, если помолвка прекратилась смертью одного из помолвленных, требование о возврате подарков исключается[228].

Обратимся к другому европейскому кодифицированному акту. В соответствии со ст. 1088 Гражданского кодекса Франции,[229] любое дарение, сделанное по случаю вступления в брак (donations en faveur de manage), утратит силу, если впоследствии брак заключен не будет. При этом дарителем может выступать как другое лицо, желающее вступить в брак, так и его родственники.

Обращаясь к законодательству бывших республик СССР, необходимо указать, что в семейном законодательстве существующих государств - участников СНГ, в части регулирования отношений между супругами, появились и новые институты, одним из которых является помолвка. Причем соответствующие нормы содержатся не только в кодексах (данный институт был известен украинскому законодательству, в настоящее время исключен), но и в специальных законах. Например, в Республике Таджикистан в 2007 году был принят специальный закон «Об упорядочении традиций, торжеств и обрядов в Республике Таджикистан»[230], которым фактически узаконены национальные обычаи по возврату другой стороне имущества, полученного для проведения процедуры бракосочетания, при «расстройстве» обряда бракосочетания по вине одной из сторон[231].

Примечательным положением гражданского законодательства Грузии выступает институт «помолвки», т.е. предварительное согласие лиц, желающих вступить в брак. Подобное согласие не связывает сторон обязательством заключения брака впоследствии и не является основанием для принудительного бракосочетания в судебном порядке (ст. 1109 Гражданский кодекс Грузии[232]). Кроме того, семейным законодательством Грузии предусмотрена обязательность предоставления справки об отсутствии препятствующих этому браку обстоятельств в случае заключения брака иностранцев в Грузии.

Гражданский кодекс Литовской Республики[233], третья книга которого «Семейное право» регулирует семейные правоотношения, предусматривает, что бракосочетанию может предшествовать соглашение о вступлении в брак (помолвка), которое может быть выражено устно или письменно. Публичным соглашением о заключении брака признается поданное в установленной форме заявление о регистрации брака в учреждение записи актов гражданского состояния.

Правовой институт помолвки в законодательстве зарубежных стран, как правило, содержит нормы, регулирующие недопустимость понуждения помолвленных к вступлению в брак, а также нормы, регламентирующие основания и порядок возмещения убытков и возвращения подарков при отказе от заключения брака, а в отдельных случаях - и нормы о компенсации морального вреда[234]. Именно данный круг правового регулирования общественных отношений и представляется возможным заимствовать для России.

Статья 3.11 Гражданского кодекса Литовской Республики предоставляет стороне, имеющей право на возмещение убытков, понесенных вследствие неисполнения соглашения о вступлении в брак, также право требовать возмещения неимущественного ущерба в течение одного года со дня отказа от заключения брака.

Представляется, что в данном случае неимущественный ущерб включает моральный вред, т.е. физические и нравственные страдания, причиненные отказом от заключения брака.

В цивилистической теории существуют две концепции института помолвки.

1. Помолвка носит внеправовой характер.

2. Помолвка имеет правовой характер, но не связанный с возможностью принуждения к исполнению обязательства правовыми средствами и не обеспеченный санкцией obligato naturalis (натуральные обязательства), вместе с тем, дающий право на возмещение реальных затрат, при наличии виновного поведения другой стороны, повлекшего материальные расходы добросовестной стороны[235].

В современной доктрине семейного права многие ученые (А. Киселев[236], И.А. Косарева[237], Л.Е. Чичерова[238]) также обосновывают необходимость введения в семейное законодательство специальных норм, регламентирующих имущественные последствия отказа от заключения брака, что отвечает жизненным потребностям и способствует восстановлению имущественного положения. Считаем абсолютно оправданным и необходимым сформулированное предложение ввести институт помолвки в российское законодательство, который будет способствовать стабильности брака[239].

Противники такого подхода полагают, что правовое регулирование имущественных последствий отказа от заключения брака недопустимо. По мнению О.Ю. Ильиной, отношения, складывающиеся между мужчиной и женщиной при отказе от намерения вступить в брак, не являются правовыми и не входят в предмет правового регулирования, а принятые обязательства по вступлению в брак имеют не правовое, а морально-нравственное значение[240].

Не возражая против морально-этической стороны в решении этого вопроса, необходимо обратить внимание, что, заключая соглашение о помолвке, стороны принимают на себя и имущественные обязательства, соответственно, если брак не состоится должны возникать имущественные последствия, а при наличии вины - возможно привлечение к имущественной ответственности в форме возмещения причиненных убытков, в том числе, компенсации морального вреда. Такого рода меры следует рассматривать как способы защиты прав несостоявшихся супругов.

Представляется оправданным высказанное в наук мнение, что «правовое регулирование имущественных последствий отказа от заключения брака не только возможно, но и необходимо в целях защиты прав добросовестной стороны при отказе от брака другой стороны, исключения возможности извлечения «брачными аферистами» преимуществ вследствие отсутствия в семейном законодательстве специальных правовых норм»[241].

Как указывается в научной литературе, при отсутствии специального правового регулирования суды в России при рассмотрении дел о возмещении убытков, причиненных отказом от заключения брака, применяют общие положения об убытках (ст. 15 ГК РФ), возмещении вреда (глава 59 ГК РФ), а также нормы о неосновательном обогащении (глава 60 ГК РФ) и, как правило, отказывают в удовлетворении требований, ссылаясь на отсутствие прямой причинной связи между действиями ответчика и убытками, на недоказанность размера убытков[242]. Кроме того, с учетом принципа добровольности заключения брака проблематичным является доказывание такого условия возмещения убытков, как противоправность действий ответчика.

Так, решением Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 27 мая 2014 г., оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 20 августа 2014 г.[243], отказано в удовлетворении исковых требований Л. к Р. о возмещении материального ущерба, причиненного отказом от заключения брака. В обоснование требований истец ссылался на то, что первоначально стороны намеревались заключить брак и создать семью, истцом были взяты в долг денежные средства и произведен ремонт в принадлежащем ответчику помещении, где планировалось организовать свадебную церемонию, однако Р. от регистрации брака отказалась. Суды обеих инстанций, отказывая в удовлетворении требований, ссылались на отсутствие доказательств ущерба.

Р.О. Опалев[244], В.Ф. Борисова[245] полагают, что исковое заявление, содержащее требование о возмещении ущерба, причиненного отказом жениха или невесты от вступления в брак, вообще не может быть принято к производству, поскольку отказ от заключения брака не влечет правовых последствий и интерес заявителя в данном случае не защищен материальным правом. Полагаем, что такое положение дел не отвечает интересам брачующихся лиц, которые, реализуя свое волеизъявление на регистрацию брака, стремятся придать данным отношениям правовой характер, обеспечить гарантированность их прав.

По действующему законодательству при возникновении споров имущественного характера до регистрации брака возможно применение аналогии закона, а именно норм о неосновательном обогащении и норм о возмещении убытков, но только реального ущерба, в связи с расходами на заключение брака.

Заслуживает внимание мнение П.А. Якушева, который

небезосновательно считает, что при возвращении подарков при отказе от регистрации брака применение п. 1 ст. 451 ГК РФ представляется проблематичным ввиду отсутствия отсылочной нормы в семейном законодательстве к ГК РФ и субсидиарного характера применения норм гражданского права к семейным отношениям[246].

Полагаем оправданным стремление законодателя ряда государств - участников СНГ обеспечить права и интересы своих граждан при заключении брака с иностранными гражданами. Так, в ст.12 СК Республики Таджикистан включена новелла, согласно которой устанавливаются дополнительные условия для граждан иностранных государств при вступлении в брак с гражданами Таджикистана - проживание на территории Таджикистана не менее одного года и обязательное заключение брачного договора. Вместе с тем, как верно полагает С.Н. Тагаева, данная мера вряд ли решит проблему ущемления прав женщин, вступающих в брак с иностранцами. «Кроме того, иностранец, желающий вступить в брак с нашей гражданской (нином), может заключить его в соседнем государстве и оснований для признания такого брака недействительным у нас не будет. ... Другой момент, на который следует обратить внимание - какова сила данного условия при заключении брака с иностранцем - гражданином государства - участника Содружества, в рамках которого действуют международные договоры о правовой помощи и правовых отношениях»[247].

Следует признать правоту суждений указанного автора, что «положения семейного законодательства Таджикистана, противоречащие международным договоренностям, не будут приниматься во внимание в силу приоритета международных норм (ст.6 СК РТ)».[248]

Лица, вступающие в брак, также наделены правом на заключение брачного договора до государственной регистрации брака, соответственно складываются правоотношения по его заключению. При этом ст. 41 СК РФ предусматривается, что заключенный до государственной регистрации договор вступает в силу после заключения брака. «Субъектами, заключающими брачный договор, могут быть либо супруги (лица, зарегистрировавшие брак в установленном законом порядке), либо лица, вступающие в брак, а субъектами правоотношений, возникающих на основании брачного договора, могут быть супруги или бывшие супруги»[249].

Полагаем, что юридическую способность к заключению брачного договора следует связывать со способностью к вступлению в брак.

Следует согласиться, что «так как несовершеннолетний приобретает гражданскую дееспособность в полном объеме только после вступления в брак (ч. 2 ст. 21 ГК РФ), в целях единообразного толкования и применения закона в данной части предлагаем дополнить п. 1 ст. 41 СК РФ абзацем следующего содержания: «До государственной регистрации заключения брака заключение брачного договора между лицами, хотя бы одно из которых является несовершеннолетним, невозможно»[250].

Обратим внимание на то, что при заключении брачного договора фактическими супругами он вступит в силу только после государственной регистрации брака между ними.

Итак, возможность установления в диспозитивной норме семейного законодательства процедуры помолвки обосновывается в доктрине отдельными авторами. Вместе с тем, полагаем, что предложенная в отдельных работах публичность как необходимый признак данной процедуры, противоречит действующему законодательству. Обосновывается принцип невмешательства в частные дела, соответственно, видится нецелесообразным установление процедуры оглашения, поскольку заключение брака касается, в основном, самих брачующихся и может рассматриваться как нарушение прав данных лиц на невмешательство в частные дела.

Сформулируем основные выводы в отношении необходимости применения в Российской Федерации помолвки и правового регулирования иных отношений, предшествующих заключению брака

1. Видится не целесообразным установление процедуры оглашения в нашей стране или какой-либо аналогичной ей процедуры, так как заключение брака в первую очередь касается непосредственно брачующихся, их родственников, поэтому сообщать третьим лицам или нет о будущей церемонии бракосочетания является личным делом самих будущих супругов. Установление здесь каких-либо публичных императивов не только не целесообразно, но и нарушает права лиц на частную жизнь и невмешательства в дела семьи, частную сферу гражданина.

2. С целью защиты прав и законных интересов потенциальных супругов и их родственников, реализуя принцип добросовестности участников семейных отношений, необходимо предусмотреть в СК РФ ст. 11.1. «Помолвка как стадия заключения брака».

1. Заключению брака в органах записи актов гражданского состояния может предшествовать стадия помолвки. Помолвленными признаются лица, которые подали в орган записи актов гражданского состояния заявление о регистрации брака.

2. Помолвка - это особый семейно-правовой договор, удостоверенный нотариально, по которому мужчина и женщина обещают вступить в брак друг с другом.

3. Помолвка не создает обязанности вступления в брак. Установление имущественных санкций за отказ от вступления в брак ничтожно.

4. Если не происходит факта заключения брака, то добросовестная сторона приобретает право требовать возмещения расходов на свадьбу (реального ущерба), а также иных убытков, причиненных в связи с подготовкой к бракосочетанию и других имущественных последствий. В состав указанного возмещения (ущерба) должны и входить только соразмерные расходы и принятые имущественные обязательства.

5. Расходы, указанные в пункте 4 настоящей статьи, не подлежат возмещению, если отказ от брака был вызван противоправным, аморальным поведением другого помолвленного лица, сокрытием им обстоятельств, которые имеют существенное значение (тяжелая болезнь, наличие ребенка, судимость и т.п.), в том числе предусмотренных статьями 12 - 14 и пунктом 3 статьи 15 настоящего Кодекса, о наличии которых помолвленное лицо не знало и не должно было знать.

6. Сторона, имеющая право на возмещение убытков, понесенных вследствие неисполнения соглашения о помолвке, вправе требовать компенсации неимущественного ущерба - морального вреда, т.е. физических и нравственных страданий, причиненных отказом от заключения брака.

7. Срок исковой давности по требованиям, предусмотренным настоящей статьей, составляет шесть месяцев со дня отказа от регистрации брака».

<< | >>
Источник: Наумов Ярослав Васильевич. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ЗАКЛЮЧЕНИЯ БРАКА В РОССИЙСКОМ СЕМЕЙНОМ ПРАВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Помолвка и иные отношения, предшествующиезаключению брака:

  1. Помолвка и иные отношения, предшествующиезаключению брака
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -