<<
>>

4.3. Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав

Исполнительное производство - это важнейший и заключительный этап по пути к восстановлению нарушенных прав и свобод. Особое значение имеет исполнение судебного решения по делам об ограничении родительских прав, когда отобрание ребенка у родителей - главная задача ст.

73 Семейного кодекса. Между ограничением и отобранием ставится знак равенства, тогда как речь идет не о тождественных понятиях. Благодаря исполнению решения суда об ограничении родительских прав удается избавить ребенка от окружающей его опасности, которая угрожает его надлежащему семейному воспитанию. Но исполнение судебного решения по подобного рода делам сопряжено с ни с чем не сравнимыми трудностями, поскольку исполнение касается не вещи, не обязательства имущественного характера, а несовершеннолетнего, изъятие которого из привычного для него семейного окружения чаще всего его страшит. Вот почему применение здесь мер принуждения исключается.

Поэтому, с одной стороны, исполнение судебных решений по делам об ограничении родительских прав подчиняется, во-первых, общим правилам, предусмотренным Гражданско-процессуальным кодексом (ст. 210-214 ГПК), федеральными законами «Об исполнительном производстве», «О судебных приставах». Во-вторых, должно осуществляться в необычной обстановке, исключающей причинение физического, нравственного вреда, травмы несовершеннолетнему, для которого окружающая его семейная атмосфера привычна, другой он не знает и нередко он любит своих родителей такими, какие они есть.

Говоря об исполнительном производстве как таковом, надо сказать, что появление института судебных приставов в современной России есть в определенной степени возврат к той юридической традиции, которая существовала до событий 1917 года. Однако следует подчеркнуть, что в разные исторические периоды в России исполнением решений занимались отроки, мечники, приставы и подвойские судных грамот и княжеского Судебника.

К XVIII веку практически единственным органом принудительного исполнения судебных решений стала общая полиция[235].

После 1917 года функции судебного исполнения выполняли судебные исполнители, состоявшие при судах. Достаточно подробно порядок принудительного исполнения раскрывался в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР 1923 года, а также в ряде других актов[236]. Затем порядок исполнения судебных решений регламентировался Гражданским процессуальным кодексом РСФСР 1964 года и рядом других подзаконных актов, например, Инструкцией Министерства юстиции СССР от 24 апреля 1973 г. «О порядке исполнения судебных решений»[237], Инструкцией Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. «Об исполнительном производстве». В этот период окончательно сложилась действовавшая до середины 90-х годов XX века система исполнительного производства СССР и России[238].

Специфика исполнительного производства по делам, вытекающим из брачно-семейных отношений, по делам об ограничении родительских прав состоит в том, что исполнительные документы (исполнительные листы судов общей юрисдикции неимущественного характера) касаются защиты прав и интересов несовершеннолетних, нарушений взрослыми своих обязанностей по отношению к ребенку. Неспособность несовершеннолетнего защитить свои права и интересы обусловило необходимость вмешательства в семейную жизнь граждан государства в лице его судебных и исполнительных органов в тех случаях, когда эти права и интересы нарушаются его родителями. Эта особенность обязывает судебных приставов исполнителей к проявлению особой чуткости и деликатности при осуществлении принудительного исполнения исполнительных документов по делам названной категории[239].

Условия и порядок принудительного исполнения судебных актов регулируется Законом «Об исполнительном производстве» и Федеральным законом «О судебных приставах»[240]. Глава VII Закона «Об исполнительном производстве» посвящена исполнению документов по спорам неимущественного характера, наиболее сложным по своей природе, так как они касаются личных отношений граждан.

В их категорию входят и решения судов об ограничении родительских прав.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона «Об исполнительном производстве» принудительное исполнение судебных актов возлагается на службу судебных приставов. Судебный пристав исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда и возбудить исполнительное производство (п. 1 ст. 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства (п. 2 ст. 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве»)[241].

Сторонами исполнительного производства являются взыскатель и должник (п. 1 ст. 29 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). По делам об ограничении родительских прав взыскателем могут быть граждане или организации (например, органы опеки и попечительства), в пользу и в интересах которых выдан исполнительный документ. Должником по данной категории дел всегда будет являться один из родителей или оба родителя, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия. В данном случае это будет передача ребенка судебному приставу-исполнителю.

После вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства с предупреждением обо всех последствиях неисполнения должником в установленный срок в добровольном порядке требований исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель должен тщательно проверить причины неисполнения, и лишь убедившись в том, что они являются неуважительными, принудительно исполнить решение суда. Мало того, применить к должнику штрафные санкции и взыскать расходы по исполнению, если таковые имелись (ст. 81, 82, 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Удостоверившись в уважительности причин неисполнения, судебный пристав-исполнитель своим постановлением откладывает принудительное исполнение (ст. 19 Федерального закона «Об исполнительном производстве») на дату, к которой, по его мнению, отпадут обстоятельства, когда было невозможно передать ребенка от должника взыскателю.

Если обстоятельства, при наличии которых невозможна передача ребенка, подлежащего отобранию, истцу, или процесс отобрания приобретет заведомо затяжной характер, судебный пристав-исполнитель должен обратиться в суд с заявлением об отсрочке исполнения (ст. 18 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

При наличии оснований для приостановления исполнения (ст. 20, 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве») необходимо просить суд о приостановлении исполнительного производства, что может произойти, в частности, в случае сокрытия должником ребенка или когда должник скрылся вместе с ребенком, после чего судебный пристав- исполнитель принимает меры к их обнаружению. При необходимости объявляется розыск должника и ребенка. Расходы по розыску, который проводит органы внутренних дел, взыскиваются с должника. Однако реальное взыскание средств с родителя, чьи права ограничены судом, проблематично, поскольку дело приходится иметь чаще всего с лицами, не имеющими никакого дохода.

При соблюдении правил общего порядка, касающихся исполнения решения суда об ограничении родительских прав, следует также учитывать, что защита прав ребенка будет считаться состоявшейся не с момента вступления решения суда в законную силу, а лишь после его исполнения.

Наиболее сложной проблемой данной категории дел является не сбор документов, материалов, необходимых для обращений в суд с иском об ограничении родительских прав и даже не само рассмотрение иска в суде, а исполнение решений суда. Именно здесь возникают трудности, обусловленные особенностями психологического плана, потому что приходится иметь дело не с вещью, а живым существом, иногда не знающим, что от него хотят взрослые[242].

Как справедливо замечает A.M. Нечаева, с колоссальными трудностями сопряжено исполнение решений по делам подобного рода еще и потому, что в арсенале средств воздействия на так называемого должника почти ничего нет, что вполне объяснимо, поскольку воздействовать с помощью закона на личные семейные отношения дела архитрудное.

Поэтому нужно особое внимание обратить на имеющиеся у судебного пристава возможности для исполнения этого решения и обратить внимание на наиболее уязвимые места процесса исполнения, чтобы он завершился успешно прежде всего для ребенка[243].

Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав - заключительная, наиболее ответственная и сложная со всех точек зрения стадия исполнительного производства. Подтверждением тому являются сложившаяся практика по делам об исполнении решений суда об ограничении родительских прав судебными приставами-исполнителями.

Такова общая характеристика особенностей исполнения судебных решений, когда речь идет об исках об ограничении родительских прав.

Поскольку, как уже говорилось ранее, исполнение решения суда связано с несовершеннолетним, семейное законодательство обращает внимание на необходимость соблюдения правил, защищающих отбираемого ребенка, не позволяющих его травмировать. Такое правило содержит ст. 79 Семейного кодекса, в п. 1 которой сказано: «Исполнение решений суда по делам, связанным с воспитанием детей, производится судебным исполнителем в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством». Другими словами, главным и

обязательным участником исполнения решения суда по иску об ограничении родительских прав является не представитель органов опеки и попечительства, а судебный исполнитель.

Необходимо подчеркнуть, что на практике все происходит наоборот - главным действующим лицом при исполнении становится инспектор по охране прав детей, а судебный исполнитель лишь присутствует при акте исполнения, что противоречит закону и не соответствует соблюдению положений, посвященных исполнительному производству.

Анализируя практику исполнения судебных решений по делам об ограничении родительских прав по г. Оренбургу, мы пришли к выводу, что в четырех округах города: Дзержинском, Ленинском, Центральном и Оренбургском за последние годы не было ни одного принудительного исполнения решения суда по данной категории дел со дня вступления в силу Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах».

В значительной степени это обстоятельство объясняется тем, что в Оренбурге, в частности, в его Южном округе, дела об ограничении родительских прав редкость. Изучение судебной практики показало, что в 2004, 2005 годах имели место следующие показатели:

- численность детей, у которых один родитель ограничен в родительских правах - в 2004 г. один чел., в 2005 - ни одного чел.;

- количество детей, у которых оба родителя ограничены в родительских правах, в 2004 г. - нет, в 2005 г. - нет.

В то же время численность детей, отобранных у родителей, лишенных родительских прав, в 2004 г. - 67 чел., в 2005 г. - 76 чел. В то же время количество детей, у которых оба родителя лишены родительских прав, составило в 2004 г. 47 чел., в 2005 г. - 24 чел.

Однако это вовсе не означает что проблемы исполнения решений суда по делам, связанным с ограничением родительских прав, не существует. Так, например, в других регионах - г. Москве при исполнении решения суда отец девочки - гражданин Б., схватив дочь, пытался выпрыгнуть с

балкона одиннадцатого этажа, но был остановлен сотрудниками милиции и судебным приставом. В другом случае в городе С. мать попыталась облить себя и ребенка раствором соляной кислоты, чтобы не допустить отобрания у нее ребенка. В поселке Н. мать совместно с бабушкой, также злоупотреблявшей спиртным, попытались задушить девочку двенадцати лет, когда судебный пристав и инспектор по охране прав детей пришли

78

забирать их ребенка .

Как правило, исполнение судебного решения по иску об ограничении родительских прав, которое сводится к отобранию ребенка у родителей (одного из них), осуществляется в принудительном порядке. В своей деятельности по принудительной реализации решения суда по делам об ограничении родительских прав, судебный пристав-исполнитель руководствуется вышеназванными федеральными законами, регулирующими условия и порядок принудительного исполнения судебных решений. Вместе с тем учитывается, что никакое принуждение, насилие в отношении несовершеннолетних не допускается. Поэтому судебному приставу-исполнителю предстоит учесть особенности конкретной ситуации и что особенно важно, - правило, согласно которому исполнение решения суда не входит в круг обязанностей органов опеки и попечительства. Тем более, повторяем, в соответствии с п. 4 ст. 3 Федерального закона «Об исполнительном производстве» непосредственное осуществление функции по исполнению судебных актов возлагается на судебных приставов-исполнителей. Именно поэтому подмена судебного пристава-исполнителя представителем органов опеки и попечительства противоречит закону, а потому недопустима.

Как справедливо замечает A.M. Нечаева, это обстоятельство приобретает особый смысл в делах, связанных семейным воспитанием детей, когда рассчитывать на добровольное исполнение не приходится[244].

С точки зрения Ю.Г. Долгова, участие судебного пристава- исполнителя на стадии исполнительного производства в сочетании с помощью представителя органов опеки и попечительства обеспечивает в максимальной степени соблюдение и учет интересов ребенка[245]. Обеспечение безопасности детей при отобрании их у родителей, а также безопасности специалистов, участвующих в деле требует особой подготовки.

Поэтому, по мнению И.Н. Володиной, необходимо планирование и подготовка процесса отобрание ребенка. В первую очередь следует внимательно изучить семью, из которой изымается ребенок, особенности характера, привычки, слабости и т.д. нерадивых родителей и ближайших родственников, проживающих совместно с ребенком, к которым он привязан. Такая информация непременно должна использоваться в работе судебного пристава и представителя органов опеки и попечительства. Если специалист по охране детства прогнозирует сопротивление при отобрании ребенка из семьи, то он рекомендует его производить в определенное время суток, в конкретном месте (возможно вне дома) и в присутствии сотрудников милиции, либо службы охраны судебных приставов. Эффективность вмешательства в процесс исполнения зависит также от установления равновесия между своевременным использованием власти закона и профессиональных психолого-педагогических качеств участников исполнения судебных решений, связанных с воспитанием детей[246].

В перечне мер принудительного исполнения решений суда, который содержится в ст. 45 Закона «Об исполнительном производстве» прямо не указывается такая мера, как отобрание ребенка у родителей (одного из родителей). Но поскольку данный перечень является открытым, можно предположить, что сюда входит и исполнение решений об ограничении родительских прав.

По результатам изучения одного из исполнительных производств Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда вынесла частное определение в адрес Главного судебного пристава в связи с допущенными нарушениями при исполнении решения об отобрании ребенка. Судебный пристав-исполнитель, не предоставив должнику срок для добровольного исполнения, приступил к принудительному исполнению в отсутствии органов опеки и попечительства и органов внутренних дел. В результате указанных нарушений судебный пристав- исполнитель был подвергнут оскорблениям, возникла ссора, переросшая в драку, в процессе которой с ребенком случилась истерика. Вызванная в связи с таким развитием событий старший инспектор по делам несовершеннолетних районного МВД не могла успокоить ребенка в течение полутора часов.

Исполнение решения суда, удовлетворившего иск об ограничении родительских прав, предполагает обязательное изъятие ребенка из семьи. Детские психологи утверждают, что несовершеннолетний при этом испытывает страх даже в том случае, когда находится рядом с родителями (одним из них), что опасно для его жизни и здоровья. Ребенок часто опасную для себя обстановку считает привычной и боится с нею расстаться. Страх усиливается ожиданием предстоящего отобрания на протяжении того периода времени, пока идет судебный процесс.

По мнению Ю.Г. Долгова, в таких случаях особый смысл приобретает психологическая подготовка к изъятию ребенка из семьи. Желательно, чтобы работу с ним в этом отношении провел детский психолог. Находясь

в трудной, запутанной для него ситуации, ребенок, чью судьбу предстоит

изменить, нередко прибывает в состоянии психологического дискомфорта,

что, естественно, значительно усложняет исполнение судебного решения.

Следует согласиться с Ю.Г. Долговым о том, что привлечение психолога

на стадии исполнения судебного решения позволит в значительной мере

минимизировать отрицательные последствия для психики ребенка на этом 82

этапе .

Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав может быть исполнено буквально повсюду, где это удобно. Ст. 11 Федерального закона «Об исполнительном производстве» не связывает в этом плане руки судебному исполнителю. В соответствии с п. 4 ст. 11 вышеназванного закона судебный пристав-исполнитель может совершать исполнительные действия даже на территории, на которую не распространяются его функции, если в процессе исполнения исполнительного документа возникла такая необходимость.

Как считает A.M. Нечаева, лучше все-таки осуществлять исполнение не в родительском доме, а в нейтральной обстановке - детском саду, школе, любом другом учреждении либо в доме родственников, знакомых, способных обеспечить хотя бы относительное спокойствие при совершении акта (отобрания) ребенка .

Однако, по мнению И.Н. Володиной, необходимо исключить практику отобрания детей у родителей в лечебно-профилактических и образовательных учреждениях, так как подобные действия могут иметь негативные последствия не только у отбираемого ребенка, но и причинить вред психическому здоровью окружающим несовершеннолетнего[247].

Не связан судебный исполнитель и со временем совершения исполнительных действий, которые могут совершаться в рабочие дни с шести до двадцати двух часов по местному времени (п. 1 ст. 12 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Конкретное время совершения исполнительных действий определяется судебным приставом-исполнителем. Из этого правила делается исключение для случаев, не терпящих отлагательства, или тогда, когда по вине так называемого должника исполнение в другие дни невозможно. Подобного рода исключение допустимо и при исполнении решения, связанного с отобранием ребенка у лиц, ограниченных судом в родительских правах, особенно когда существует угроза исчезновения ребенка.

Предложения относительно достижения с ответчиком каких-либо договоренностей относительно мирного отобрания ребенка противоречит самой сути ст. 73 Семейного кодекса. Если нет противодействия со стороны родителей (одного из них) устройству ребенка в другую семью, детское воспитательное, медицинское учреждение, дом инвалидов, не всегда есть необходимость в ограничении родительских прав, поскольку ребенок изымается из опасной обстановки по просьбе самого родителя. Когда же налицо сопротивление и нередко самое активное для договоренности относительно мирного исполнения судебного решения места нет.

Изъятие ребенка у лиц, ограниченных в родительских правах, производится с применением всех законных способов обеспечения исполнения судебного решения, в частности ст. 42 Федерального закона «Об исполнительном производстве», допускающей использование помощи работников милиции. Они, в пределах предоставленных им Федеральным законом прав, оказывают содействие судебным приставам- исполнителям при исполнении ими служебных обязанностей в случаях, если судебным приставам-исполнителям препятствуют в совершении исполнительных действий или существует опасность для их жизни и здоровья.

Ситуация нередко осложняется и состоянием детей, подлежащих обязательному отобранию. Промедление в таких случаях крайне нежелательно, а разговоры и увещевания неуместны[248]. Поскольку ребенку, как правило, угрожает реальная опасность, в ситуации, возникающей при исполнении судебных решений об ограничении родительских прав, выходом из положений может стать и вызов лица, чьи права ограничены судом, например, в отделение милиции, задержание его на законных основаниях и т.п., с тем, чтобы парализовать его противодействие исполнению судебного решения. Присутствие такого лица при исполнении вовсе необязательно, а подчас нежелательно. Тем более что его мнение по вопросу устройства детей правового значения не имеет.

Главное здесь - бережное отношение к ребенку любого возраста. Поэтому облегчает исполнение судебного решения подготовленность органов опеки и попечительства к незамедлительному устройству несовершеннолетнего в одно из детских воспитательных, медицинских и иных учреждений. Другими словами, к моменту исполнения на руках у представителя органов опеки и попечительства должны быть все документы, необходимые для устройства ребенка. А лучше всего, если орган опеки и попечительства попытается устроить детей еще до рассмотрения заявленного иска об ограничении родительских прав.

После решения всех вопросов, предшествующих исполнению, наступает само исполнение. Если оно осуществляется без активного противодействия, как правило, нет проблем. Но чаще всего по делам об ограничении родительских прав стороны не склонны к мирному урегулированию возникшего спора. Тогда согласно п. 2 ст. 79 Семейного кодекса РФ принудительное исполнение решений, связанное с отобранием ребенка и передачей его другому лицу (лицам), должно производиться не только с участием органов опеки и попечительства, но и с участием лица (лиц), которому передается ребенок, что способно смягчить обстановку.

Особая роль при исполнении решения суда, ограничивающего родительские права, принадлежит органам опеки и попечительства. Им предстоит вместе с судебным приставом-исполнителем сделать все возможное, чтобы наименее болезненным для ребенка способом осуществить его изъятие из семьи. Отсюда следует, что в таких случаях судебный исполнитель обязан известить представителя органов опеки и попечительства о месте исполнения, дате и о времени, когда его предстоит совершить. Такое требование понятно. Во-первых, представитель органов опеки и попечительства по долгу службы обязан принимать участие в процедуре, имеющей прямое отношение к защите прав ребенка, во-вторых, он может оказать помощь исполнителю квалифицированным советом, рекомендациями, в-третьих, предотвратить действия антипедагогического характера со стороны любых участников исполнения.

В этой связи уместно привести следующий пример. Ленинский районный суд г. Оренбурга удовлетворил иск органов опеки и попечительства Южного округа г. Оренбурга об ограничении родительских прав гражданки Ш. в отношении ее несовершеннолетней дочери. В решении суда было указано, что несовершеннолетняя девочка передается органам опеки и попечительства для дальнейшего устройства. Но прежде чем его осуществить, следовало отобрать девочку у матери, что сделано не было в расчете, что все необходимое сделают органы опеки и попечительства. Таким образом, исполнение решения суда как бы не состоялось, а ребенок продолжал находиться в опасной для него обстановке. Поэтому, согласно п. 2.2 Приказа от 7 июня 2000 года Администрации города Оренбурга (Тройной приказ - Главного Управления социальной защиты населения, Управления образования,

оу;

Управления здравоохранения , несовершеннолетняя С. была определена органами опеки и попечительства в инфекционную больницу (диагностическое отделение) для обследования. Из больницы девочка убежала, и решение Ленинского районного суда г. Оренбурга по существу осталось неисполненным.

При необходимости для разъяснения вопросов, которые могут возникнуть при исполнении судебного решения, по просьбе сторон или инициативе пристава-исполнителя может быть привлечен специалист или даже несколько специалистов в области детской психологии, педагогики. Пригласить его или нет - право пристава-исполнителя.

Участие специалиста в исполнительном производстве допускается в соответствии со ст. 41 Федерального закона «Об исполнительном производстве». В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Оно может представить свое заключение в письменной форме, а также вправе давать пояснения по поводу выполняемых в процессе исполнения решения действий.

При отобрании ребенка у родителей (одного из них) важно убедиться воочию, как ведет себя ответчик в столь нестандартной ситуации. Агрессия, грубость с его стороны, его нежелание прислушаться к мнению других, полное безразличие к состоянию здоровья ребенка - лишнее подтверждение правильности вынесенного судом решения. Но применять к ребенку любого возраста силу при отобрании его в такой ситуации судебный пристав-исполнитель не вправе. Но если исполнить решение суда не удается, составляется акт о его неисполнении, который направляется в суд. Семейный кодекс РФ (ч. 2 п. 2 ст. 79) позволяет суду при невозможности исполнения судебного решения вынести определение о временном устройстве ребенка в воспитательное, лечебное учреждение,

86 О реализации на территории г. Оренбурга Федерального закона от 24.06.1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних». Приказ администрации г. Оренбурга от 7 июня 2000 г. № 83-к.

либо учреждение социальной защиты населения, или другое аналогичное учреждение.

Как полагает A.M. Нечаева, такая мера промежуточного характера чаще всего позволяет разрядить атмосферу, успокоить ребенка, после чего

Я7

легче исполнить решение суда . Как отмечается в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», такая мера будет способствовать в данном случае отобранию ребенка с учетом его интересов.

Таковы основные положения, связанные с исполнением решения суда по делам об ограничении родительских прав. Возникающие при этом трудности свидетельствуют о принадлежности дел об ограничении родительских прав к категории особой сложности со всех точек зрения. Тем не менее все возникающие в процессе исполнения судебного решения проблемы следует решать с учетом интересов несовершеннолетнего.

87 Там же. С. 37.

<< | >>
Источник: СМИРНОВСКАЯ Светлана Ивановна. ОГРАНИЧЕНИЕ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ ПО СЕМЕЙНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2007. 2007

Еще по теме 4.3. Исполнение решений суда по делам об ограничении родительских прав:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -