<<
>>

§ 1. Значение принципов добросовестности, разумности, справедливости как правовых механизмов борьбы с недобросовестной конкуренцией в Российской Федерации

Проведенный в предыдущих главах диссертационного исследования анализ предпосылок и основных этапов формирования антимонопольного законодательства в России и зарубежных государствах (Г лава 1 работы), а также современных тенденций его развития (Глава 2 работы), позволяет выявить стремление отдельных государств и международного правового сообщества выработать эффективные единообразные методы регулирования недобросовестной конкуренции.

В научной литературе исследованию вопросов понятия и правовой сущности недобросовестной конкуренции посвящены труды Д.А. Гаврилова, О.А. Городова, Л.Е. Гукасяна, А.В. Залесова, С.А. Паращука, Д.И. Серегина и др.

Как было отмечено в параграфе 1 Главы 1 диссертации, конкурентные отношения зародились достаточно давно. Так же давно проявляется и закрепляется в терминологии понятие «конкуренция». Термин «конкуренция» происходит от латинского «con-curro» - «сталкиваться, соперничать,

177

конкурировать, и означает соперничество, соревнование, состязание». Конкуренция традиционно рассматривается как соперничество, борьба между субъектами рынка за наиболее выгодные с экономической точки зрения результаты производства и реализации товаров, за качество обмениваемых благ и [175]

обслуживания потребителей, за лучшую конкурентную позицию на товарном рынке.

В предпринимательской деятельности под конкуренцией принято понимать «состязательность хозяйствующих субъектов, когда их самостоятельные действия эффективно ограничивают возможность каждого из них односторонне

178

воздействовать на общие условия обращения товаров».

Легальное определение конкуренции дано в ст. 4 ФЗ О защите конкуренции: «конкуренция - это соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается их возможность в одностороннем порядке воздействовать на

179

общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке».

Анализ норм Закона о защите конкуренции позволяет огласиться с выводом, что «термин «добросовестная конкуренция» (в отличие от недобросовестной) в Законе о защите конкуренции не употребляется. Тем не менее именно добросовестная конкуренция подразумевается в приведенном

понятии [конкуренция]. И поддержка именно добросовестной конкуренции

180

гарантируется ст. 8 Конституции РФ.»

Таким образом, термин «недобросовестная конкуренция» является антагонистом приведенному в законе понятию «конкуренция», под которым фактически понимается конкурентное поведение хозяйствующих субъектов, основанное на принципах добросовестности, разумности, справедливости, с обязательным соблюдением пределов осуществления гражданских прав, указанных в ст. 10 ГК РФ. Важно отметить при этом, что в указанной статье презюмируется добросовестность и разумность действий участников гражданского правоотношения, пока не будет доказано обратное.

Нельзя не согласиться с утверждением Т.Е. Абовой, которая указывает, что «помещение этого правила в ст. 10 означает, что в соответствующих случаях [176] [177] [178]

недобросовестность и неразумность действий участников гражданских правоотношений приравнены к злоупотреблению правом».[179] [180] [181] [182] [183]

Важно отметить, что практически нет международный актов,

регулирующих защиту от недобросовестной конкуренции. В большинстве из имеющихся источников лишь провозглашается принцип свободы конкуренции

как таковой, но нет единого определения термина «недобросовестная

182

конкуренция».

Как верно отмечает О. А. Городов, «вопрос о том, что такое

недобросовестная конкуренция, оставался и продолжает оставаться весьма

183

спорным, несмотря на то, что впервые был поставлен в XIX в.».

Первым нормативным актом в области правового регулирования недобросовестной конкуренции стала Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года (в редакции 1967 г.).

К данной конвенции присоединились более двухсот стран, и вплоть до сегодняшнего дня она считается одним из основополагающих международных соглашений, регулирующих конкурентные отношения.

Согласно п. 2 ст. 1 Конвенции объектом охраны промышленной

собственности, наряду с другими видами промышленной собственности, является также «пресечение недобросовестной конкуренции». Следует заметить, что нормы Парижской конвенции о недобросовестной конкуренции применимы только к промышленной собственности (патенты, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки и знаки обслуживания, фирменные наименования, указания происхождения или наименования места происхождения товара).

В Парижской конвенции содержится декларативная норма предписывающая странам-участницам противодействовать недобросовестной конкуренции. Данное положение было позднее уточнено, и в Парижской конвенции после Гаагской конференции 1925 года появились п. 2 ст. 10-bis, дающий определение недобросовестной конкуренции, а также п. 3 ст. 10-bis, в котором приводится перечень актов недобросовестной конкуренции. С данной статьей корреспондирует ст. 10-ter Конвенции, в которой содержатся положения о том, что страны Союза обязаны обеспечить в отношении всех его участников законные средства для эффективного пресечения действий, относящихся к недобросовестной конкуренции.[184]

Важно отметить, что Конвенция не обязует участников принимать специальные законы в сфере недобросовестной конкуренции. Каждое государство вольно определить для себя самостоятельно механизм закрепления норм о недобросовестной конкуренции в национальном законодательстве: путем издания специального нормативного акта, либо включения указанных норм в акты гражданского или торгового права.

Как было отмечено выше, в международной практике нет общего, единого понятия недобросовестной конкуренции. Впервые определение термина «недобросовестная конкуренция» дается в ст. 10-bis Парижской конвенции. В соответствии с п. 2 ст. 10-bis данной конвенции «актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах».[185]

Более широкая, обобщенная трактовка приводится в ст.

1 Договора о проведении согласованной антимонопольной политики от 25 января 2000 года, заключенного в рамках СНГ. Под недобросовестной конкуренцией понимаются «любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия (бездействие) хозяйствующих субъектов, которые противоречат национальному антимонопольному законодательству, обычаям делового оборота и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам либо нанести ущерб их деловой репутации».[186]

Некоторые другие международные правовые акты содержат косвенные определения недобросовестной конкуренции. Так, например, п. 2 Приложения I к статье VII Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) от 30 октября 1947 года гласит, что «вполне соответствовало бы статье VII, параграфу 2 «Ь», если бы Договаривающаяся Сторона толковала выражение «при обычном течении торговли... в условиях полной конкуренции», как исключающее любую сделку, при которой покупатель и продавец не являются независимыми друг от друга, и при которой цена не является единственным фактором». [187] Таким образом, косвенно можно вывести, что понятие недобросовестной конкуренции в контексте ГАТТ подразумевает некую взаимозависимость продавца и покупателя, и то, что определяющим фактором при выборе продавца является не только или не столько цена товара.

Следует оговориться, что Парижская конвенция относит недобросовестную конкуренцию к промышленной собственности. В связи с этим, дополнительные нормы, регулирующие некоторые аспекты защиты конкуренции, содержатся в Соглашении о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) 1994 года. Кроме того, ст. 10-bis Парижской конвенции была точнее раскрыта в рамках Модельного кодекса Всемирной организации по интеллектуальной собственности (ВОИС).

В отличие от Российской Федерации, в праве Евросоюза принята и законодательно закреплена позиция, согласно которой недобросовестная конкуренция относится к интеллектуальной собственности, в связи с чем подпадает под правовое регулирование не только антимонопольного

законодательства, но и законодательства об интеллектуальной собственности.

Таким образом, для европейского антимонопольного законодательства характерна проблема его взаимодействия с законодательством в области

промышленной собственности. Речь идет о конфликте антимонопольного права с патентной монополией (исключительным правом на изобретение и другие объекты промышленной собственности). В праве большинства государств это противоречие преодолевается путем узаконивания так называемых легальных монополий, в число которых входит и патентная.

На практике указанная проблема возникает при включении

ограничительных условий в патентные лицензионные договоры и в договоры об уступке (продаже) различных объектов промышленной собственности, ноу-хау. Зачастую ограничительная торговая практика регламентируется отдельными подзаконными нормативными актами. в которых определяется характер (законный или противоправный) тех или иных ограничительных условий.

Заметим, что в патентных законах подавляющего большинства промышленно развитых стран предусмотрена регламентация злоупотреблений патентной монополией со стороны патентообладателей. Самым

распространенным из злоупотреблений является неиспользование запатентованных изобретений, что в определенных случаях тормозит развитие научно-технического прогресса и препятствует доступу на соответствующие рынки потенциальных конкурентов. Для предотвращения подобного рода по сути монополистической практики предусмотрен институт принудительного лицензирования: предоставление заинтересованным лицам принудительной лицензии на использование запатентованного изобретения, которое без уважительных причин не использовалось патентообладателем или

190

управомоченным им лицом в течение установленного законом срока.

Представляется важным оценить связь между правом на защиту от недобросовестной конкуренции и исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности.

Перечень прав, относимых к сфере интеллектуальной собственности, содержится в Стокгольмской Конвенции об учреждении Всемирной организации [188] интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г.

[189] [190] [191], ратифицированной СССР в 1968 г. При этом данное в ст. 2 Конвенции определение интеллектуальной собственности включает, в том числе и «права, относящиеся к защите против недобросовестной конкуренции».

Аналогично, ст. 1 (2) Парижской конвенции по охране промышленной собственности относит пресечение недобросовестной конкуренции к объектам охраны промышленной собственности.

Анализируя сформулированные в конвенциях положения, многие исследователи приравнивают пресечение недобросовестной конкуренции к объектам интеллектуальной (промышленной) собственности. Подобной позиции придерживается и В.И. Еременко, который относит право на защиту от недобросовестной конкуренции и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности к объектам интеллектуальной (промышленной) собственности, отмечая, тем не менее, существенные различия в режимах их правовой охраны.

Существует и иная позиция относительно соотношения права на защиту от недобросовестной конкуренции и охраны интеллектуальной собственности. В частности, С.В. Усольцева считает, что указанные нормы не дают основания для отнесения права на защиту от недобросовестной конкуренции к объектам интеллектуальной собственности. В обоснование своей позиции автор утверждает, что «с точки зрения теории права невозможно относить действие (совокупность действий) к объектам права собственности, в том числе интеллектуальной собственности, и предлагает рассматривать пресечение недобросовестной конкуренции как совокупность действий, направленных на защиту объектов интеллектуальной собственности, или, иначе говоря, один из механизмов защиты интеллектуальной собственности». [192] Подобная позиция отражена и в материалах Международного Бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Действительно, право на защиту от недобросовестной конкуренции и исключительное право имеют различную природу. Право на результат интеллектуальной деятельности является по своей сути легальной монополией, зафиксированной и охраняемой государством. Право же на защиту от недобросовестной конкуренции представляет субъективное гражданское право, имеющее абсолютный характер, и так же обеспеченное охраной государства. Однако сходства с легальной монополией такое право не имеет.

Таким образом, пресечение недобросовестной конкуренции, очевидно, не должно сводиться к пониманию его как объекта интеллектуальной собственности, и должно рассматриваться как одно из правовых средств защиты исключительных прав.

Неоспорима, тем не менее, прочная связь защиты от недобросовестной конкуренции и охраны интеллектуальной собственности. Не зря в международной практике право на защиту от недобросовестной конкуренции и охрана исключительных прав регулируются зачастую общими нормативно-правовыми актами. Примерами могут быть как названные выше Стокгольмская и Парижская конвенции, так и национальные акты зарубежных государств, такие как, скажем, Закон о товарных знаках и недобросовестной конкуренции, принятый в Канаде в 1952 г.

Вопрос о соотношении защиты от недобросовестной конкуренции и охраны интеллектуальной собственности поднимается учеными-правоведами и

практиками уже достаточно давно, и часто становится предметом дискуссий. Несмотря на разность позиций, большинство специалистов сходятся во мнении о необходимости поиска баланса между защитой прав интеллектуальной собственности и сферой антимонопольного регулирования.

Как верно отмечают А.Е. Шаститко и А.А. Курдин, «проблема поиска баланса между защитой прав интеллектуальной собственности и антимонопольной политикой является совсем не абстрактной теоретической задачей, а важной прикладной проблемой, которая к тому же накладывается на особенности национальной экономики».[193] Это объясняет особенности подходов к решению данной проблемы в законодательстве различных государств.

В некоторых странах, в частности, были приняты специальные нормы, регулирующие основные аспекты взаимодействия механизмов антимонопольного регулирования и правил защиты интеллектуальной собственности. Так, в США В 1995 г. было принято «Антимонопольное руководство по лицензированию интеллектуальной собственности», разработанное Министерством юстиции США и Федеральной торговой комиссией США.

В Европейском союзе вопросы баланса защиты конкуренции и охраны прав интеллектуальной собственности регулирует Регламент в сфере антимонопольной политики интеллектуальной собственности, принятый в 2004 г.

В России некоторые положения, определяющие особенности

антимонопольного регулирования в сфере интеллектуальной собственности, содержатся в ст. 10 и ст. 11 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ. Нормы данных статей предусматривают специальные исключения из антимонопольных правил в отношении результатов интеллектуальной деятельности.

Как уже было отмечено выше, нельзя безосновательно объединять право на защиту от недобросовестной конкуренции и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, имеющие, очевидно, разную правовую природу, но и рассматривать их как явления-антагонисты тоже не следует. Неоправданно было бы считать систему защиты прав интеллектуальной собственности и политику свободной конкуренции противоречащими друг другу механизмами правового регулирования, требующими постоянных взаимных уступок. Тем не менее, стоит обмолвиться, что определенный конфликт между интересами обладателей исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности и принципом свободной конкуренции в некоторых случаях возможен. Наиболее часто примеры подобных конфликтов можно увидеть в развивающихся государствах, где связано это, прежде всего, со слабым развитием правового регулирования как в сфере защиты конкуренции, так и в области охраны интеллектуальной собственности. Однако и развитые страны периодически сталкиваются с противостоянием механизмов защиты исключительных прав и обеспечения конкуренции. Примерами могут послужить участившиеся в последнее время «патентные войны» с участием крупнейших компаний, таких как: Google, Apple, HTC, Samsung и других. В связи с этим особенно важным представляется установление и сохранение оптимального баланса между защитой прав интеллектуальной собственности и антимонопольной политикой. Два этих механизма обеспечения устойчивого инновационного развития экономики должны действовать согласованно, не вытесняя друг друга, способствуя эффективному развитию государства в целом.

В Российской Федерации вопросы конкуренции регулируются Федеральным законом от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции». Согласно ст. 4 данного Закона, «недобросовестная конкуренция - это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации».[194]

Анализ приведенных нормативных актов позволяет выделить следующие признаки недобросовестной конкуренции:

1) Во-первых, актом недобросовестной конкуренции могут быть только

действия; недобросовестная конкуренция в форме бездействия российским законодательством не урегулирована, что вызывает ряд дискуссионных вопросов.

2) Во-вторых, действия будут считаться недобросовестной

конкуренцией, если они противоречат не только нормам действующего законодательства, но и обычаям делового оборота, а также требованиям добропорядочности, разумности, справедливости.

3) В-третьих, целью действий, относимых к акту недобросовестной конкуренции, всегда является приобретение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности.

4) В-четвертых, в результате таких действий конкурентам могут быть причинены убытки или нанесен ущерб их деловой репутации. При этом достаточно лишь потенциальной угрозы причинения убытков или нанесения ущерба деловой репутации.

Обращаясь к первому признаку, стоит отметить, что отсутствие в российском законодательстве норм, запрещающих недобросовестную конкуренцию в форме бездействия, является не вполне обоснованным. Недобросовестная конкуренция в форме бездействия признана в законодательстве ряда зарубежных государств (например, Законом Г ермании «Против недобросовестной конкуренции» ), а также находит отражение в

правоприменительной практике (см., например: Постановление ФАС Уральского округа от 25.06.2012 г. № Ф09-4230/12 по делу № А50-17997/2011[195] [196] [197]).

Еще одной проблемой является то, что в различных государствах существуют разные подходы к регулированию недобросовестной конкуренции. В связи с этим, действия, признаваемые в одной стране недобросовестной конкуренцией, в другой могут таковой не считаться, и, соответственно,

199

признаваться правомерными.

Недобросовестная конкуренция может проявляться в различных формах. Наиболее характерными проявлениями недобросовестной конкуренции на мировых рынках могут быть: действия, связанные с распространением дискредитирующей информации о хозяйствующем субъекте - конкуренте (например, распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации); действия, связанные с дезорганизацией хозяйственного процесса конкурента (например, получение, использование, разглашение научно-технической, производственной или торговой информации, в том числе коммерческой, служебной тайны и охраняемой законом тайны, без согласия ее владельца); действия, целенаправленно вводящие в заблуждение третьих лиц (например, введение в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара); действия, носящие характер паразитирования (например, продажа, обмен или иное введение в оборот товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, продукции, работ, услуг); действия с применением сравнений (например, некорректное сравнение, в том числе в рекламе, хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов).[198]

Сегодня в российском антимонопольном законодательстве наблюдается тенденция сближения с зарубежной практикой правового регулирования недобросовестной конкуренции. Необходимость выработки единообразных подходов правового регулирования недобросовестной конкуренции не раз отмечалась и представителями ФАС. Весной 2014 года в рамках Юридического форума России ФАС был представлен проект изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции», посвященных защите от недобросовестной конкуренции. Основными целями предлагаемых изменений представитель ФАС Я.В. Склярова назвала:

- Необходимость уточнения перечня форм недобросовестной конкуренции с учетом сложившейся судебной и административной практики.

- Закрепление надлежащей квалификации отдельных действий

хозяйствующих субъектов как акта недобросовестной конкуренции.

- Сближение положений российского законодательства о

недобросовестной конкуренции с европейской практикой применения положений антимонопольного законодательства.

Суть разработанных поправок нашла отражение в недавно принятом «четвертом антимонопольном пакете» и сводится к трансформации ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции», регулирующей недобросовестную конкуренцию, в отдельную главу, провозглашающую общий запрет недобросовестной конкуренции и раскрывающую в последующих статьях отдельные составы актов недобросовестной конкуренции. Стоит заметить, что среди предложенных авторами изменений составов есть как уже известные российскому законодательству, которые можно выделить из перечня ныне действующих составов ст. 14 Закона о защите конкуренции, так и абсолютно новые для российского законодательства о защите конкуренции составы, заимствованные из зарубежной практики.

Нельзя сказать, что «четвертый антимонопольный пакет» был бесспорным и не вызвал дискуссий. Так, к примеру, уже в ходе обсуждения проекта были исключены некоторые дискуссионные положения:

- Недобросовестные действия на торгах.

- Недобросовестные действия в отношении потребителя.

- Недобросовестная и сравнительная реклама.

Обоснованием исключения указанных положений авторы называют нецелесообразность включения в перечень форм недобросовестной конкуренции при наличии возможности пресечения нарушения на основании норм специального законодательства (о государственных закупках, о защите прав потребителей, о рекламе).

В итоге после изменений, внесенных в Закон о защите конкуренции «четвертым антимонопольным пакетом» и вступления в силу главы 2.1 названного закона, посвященной правовому регулированию недобросовестной

конкуренции, российская практика рассматривает в качестве форм

недобросовестной конкуренции следующие действия:

- Дискредитация (ст. 14.1);

- Введение в заблуждение (ст. 14.2);

- Некорректное сравнение (ст. 14.3);

- Незаконное приобретение и использование прав на средства индивидуализации (ст. 14.4);

- Незаконное использование результатов интеллект. деятельности (ст. 14.5);

- Создание смешения (ст. 14.6);

- Недобросовестная конкуренция с использованием информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну (ст. 14.7).

Данный перечень запрещенных действий конкретизирует общее определение недобросовестной конкуренции. Подобные перечни можно встретить как в российском, так и в зарубежном законодательстве. Так, к примеру, п.3 CT.10bis Парижской Конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года гласит, что «в частности, подлежат запрету:

1) Все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

2) Ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

3) Указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение

относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к

201

применению или количества товаров».

Изменения, внесенные «четвертым антимонопольным пакетом»,

представляются позитивными и отвечают общемировым тенденциям интеграции [199] в экономике и сближения правовых систем, выработке единообразных подходов к регулированию недобросовестной конкуренции на международном транснациональном пространстве.

Таким образом, обобщая все формы недобросовестной конкуренции, можно выделить следующие наиболее характерные ее проявления:

1. Демпинг. При этом под демпингом следует понимать продажу своих товаров ниже среднерыночной стоимости в целях противодействия или подавления конкуренции.

2. Установление дискриминационных цен. Ценовая дискриминация имеет место тогда, когда в один и тот же момент один и тот же продукт, работа или услуга продаются разным покупателям по разным ценам, причем разница в ценах не оправдана различиями в издержках производства этого продукта, работы или услуги.

3. Установление контроля над деятельностью конкурента с целью прекращения этой деятельности. Как правило, установление контроля над деятельностью конкурента осуществляется при помощи покупки контрольного пакета акций этого предприятия.

4. Промышленный или экономический шпионаж - это одна из форм недобросовестной конкуренции, применяемая на всех уровнях экономики, начиная с небольших предприятий и заканчивая государствами. Основное предназначение промышленного шпионажа - экономия средств и времени на создание новых технологий, которые уже используются или внедряются предприятиями-конкурентами.

5. Тайный сговор на торгах. Под тайным сговором следует понимать согласованные действия компаний с целью установить цену и объем производимого каждой из них продукта или определить географический регион, в котором каждая фирма может продавать свою продукцию.

6. Создание тайных картелей - это наиболее простая форма монополистического объединения. В отличие от других, более устойчивых форм монополистических структур (синдикаты, тресты, концерны), картель сохраняет финансовую и производственную самостоятельность. Объектами соглашения могут быть: ценообразование, сферы влияния, условия продаж, использование патентов и т.п.. Тайная картель действует, как правило, в рамках одной отрасли и затрудняет функционирование рыночных механизмов.

7. Подделка продукции конкурентов. Эта форма недобросовестной конкуренции позволяет компании, подделывающей продукцию своего более успешного конкурента, экономить на продвижении и рекламе своей продукции, на издержках, связанных с разработкой, и т.п. При этом продукция-подделка, как правило, гораздо более низкого качества, продается по более низким ценам, тем самым не только вытесняя продукцию фирмы, производящей оригинальную продукцию, но и нанося урон репутации этой фирмы.

8. Ненадлежащая реклама занимает одно из лидирующих мест среди форм проявления недобросовестной конкуренции, и включает в себя недобросовестную, недостоверную, неэтичную, заведомо ложную и иную рекламу, не соответствующую нормам этики данного бизнеса.

9. Ограничительная торговая практика - это одна из форм недобросовестной конкуренции, направленная на сокращение и устранения конкуренции между производителями аналогичной продукции.

10. Деловая коррупция. Деловая коррупция является одной из разновидностей коррупции. Она возникает при взаимодействии власти и бизнеса.[200]

Исследование практики недобросовестной конкуренции в мировой экономике позволяет сделать вывод о том, что каждая форма проявления недобросовестной конкуренции индивидуальна и ее трактовка как таковой довольно субъективна не только в отношении отдельных людей, но и культур, которые имеют свои моральные ценности и, следовательно, свое отношение к различным проявлениям недобросовестной конкуренции. Для конкурирующих компаний и государств проблема регулирования недобросовестной конкуренции приобретает все большую остроту, так как в связи с ростом глобализации для

современной экономико-правовой системы характерно переплетение

национальных экономик и правовых систем, что приводит к необходимости разрабатывать общие подходы в регулировании конкуренции на мировом рынке.

Подводя итог, отметим, что явление недобросовестной конкуренции представляет собой искажение добропорядочного поведения конкурирующих субъектов, основанного на принципах добросовестности, разумности,

справедливости. Как уже было сказано, нормы российского законодательства о недобросовестной конкуренции в недавнем времени претерпели очередные изменения, целью которых является приведение российского законодательства и правоприменительной практики в соответствие с международными нормами и принципами права. Однако, как показывает анализ норм зарубежных государств, единства подходов к правовому регулированию недобросовестной конкуренции нет и на международном уровне. Решением проблемы пробелов правового регулирования недобросовестной конкуренции может стать применение базовых принципов добросовестности, разумности, справедливости, на основании которых недобросовестную конкуренцию можно толковать как конкурентное поведение хозяйствующих субъектов, противоречащее названным принципам и

нарушающее общие принципы добропорядочного предпринимательства.

В заключение по итогам проведенного в параграфе анализа развития понятия и форм недобросовестной конкуренции в России можно сделать следующие выводы:

1) Во-первых, тенденция превалирования внешних наднациональных механизмов правового регулирования над нормами национального права, о чем неоднократно упоминалось в предыдущих параграфах, наблюдается и в сфере регулирования недобросовестной конкуренции.

2) Во-вторых, как показывает практика применения норм, направленных на пресечение недобросовестной конкуренции, существующих общих запретов на недобросовестную конкуренцию зачастую недостаточно для правильного определения конкретных антиконкурентных действий, подлежащих запрету.

3) В-третьих, реализованные в рамках «Четвертого антимонопольного пакета» изменения норм российского законодательства о недобросовестной конкуренции, включающие расширение и конкретизацию составов нарушений конкуренции, соответствуют общемировой практике и отражают общую тенденцию сближения российских механизмов правовой защиты конкуренции с зарубежными.

4) В-четвертых, необходимость единообразного определения самого понятия недобросовестной конкуренции встает достаточно остро, в том числе и на международном уровне. В связи с чем в качестве единообразного определения недобросовестной конкуренции, которые могло бы лечь в основу единого международного акта, регулирующего недобросовестную конкуренцию мы предлагаем следующее:

Недобросовестная конкуренция - это акт конкуренции в форме действия или бездействия, направленный на приобретение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, позволяющих в одностороннем порядке оказывать влияние на конкуренцию, которые противоречат законодательству, обычаям, требованиям добропорядочности, разумности, справедливости, причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам, либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Подобное определение, на наш взгляд, дает наиболее четкое и в то же время емкое понятие недобросовестной конкуренции, выделяя основные черты и характерные признаки актов недобросовестной конкуренции, которые, в свою очередь, в виде отдельных составов должны быть раскрыть отдельно.

190

<< | >>
Источник: ТАТАРИНОВА СВЕТЛАНА СЕРГЕЕВНА. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЗАЩИТЫ КОНКУРЕНЦИИ В ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара - 2016. 2016

Еще по теме § 1. Значение принципов добросовестности, разумности, справедливости как правовых механизмов борьбы с недобросовестной конкуренцией в Российской Федерации:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. § 1. Экономическая э ФФ ективность как самостоятельная цель правовых норм, общие требования к ее достижению
  3. §2 Понятие, признаки и юридическая сущность должника
  4. § 3. Формирование системы гражданско-правовых договоров по направленности результата на современном этапе
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. § 3. Проблема определения понятия «товарный рынок» для целей антимонопольного законодательства Российской Федерации
  8. § 1. Этапы развития законодательства Российской Федерации о защите конкуренции
  9. § 1. Значение принципов добросовестности, разумности, справедливости как правовых механизмов борьбы с недобросовестной конкуренцией в Российской Федерации
  10. § 2. Вертикальные соглашения, как элементы договорного регулирования в сфере конкурентных правоотношений в Российской Федерации
  11. §1. Основания внедрения антимонопольного регулирования в частноправовую сферу хозяйствующих субъектов.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -