<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность гемы исследования. В современных условиях развития экономических отношений вес актуальнее становится проблема правового регулирования трансграничной несостоятельности (банкротства, далее - как синонимы) юридических лиц, что обусловлено, с одной стороны, интенсификацией внешнеэкономических связей хозяйствующих субъектов различных государств, интеграционными процессами мирового и регионального масштаба, а с другой стороны, - с проявившимся в последние годы мировым экономическим кризисом.

В таких условиях компании, выходящие на иностранные и международные рынки, вступают в правоотношения с иностранными контрагентами, приобретают имущество, находящееся на территории зарубежных государств. Однако предпринимательская деятельность по своей природе является рисковой, поэтому для хозяйствующего субъекта всегда существует вероятность наступления финансового кризиса, что в итоге может привести к несостоятельности (банкротству) компании.

Правоотношения, связанные с несостоятельностью компаний, имеющих широкий спектр внешнеэкономических связей и отношений, а следовательно, большое количество иностранных кредиторов, либо обладающих имуществом, находящимся за рубежом, отличаются существенной спецификой и, по признанию мирового сообщества[1], нуждаются в специальном правовом регулировании, отличающемся от регулирования отношений по несостоятельности компаний, чья деятельность не выходила за рамки одного государства. По меткому замечанию профессора Дж. Вестбрука (J.L. Westbrook), «природа института несостоятельности такова, что он должен соответствовать условиям рынка, и

если рынок становится глобальным, то и правовое регулирование несостоятельности также должно стать глобальным»[2].

В условиях связи правоотношений, возникающих в связи с несостоятельностью лица, с правопорядками двух и более государств зачастую возникают ситуации, когда существенно отличающиеся друг от друга законодательства о банкротстве этих стран предусматривают возбуждение производства но делу о несостоятельности одного и того же должника, каждое на своей территории.

В результате возбуждается несколько параллельных производств в отношении одного и того же лица, возникают сложности с определением применимого материального и процессуального права к данным правоотношениям, с признанием возбужденного производства по делу о несостоятельности па территории других государств, с исполнением судебных решений и иных актов, выносимых по делу о несостоятельности, на территории иностранных государств. Таким образом, возникают проблемные вопросы в сфере коллизионно-правового, материально-правового и процессуально-правового регулирования трансграничной несостоятельности.

С целью преодоления данных сложностей в настоящее время разработано несколько доктрин, дифференцирующихся в самом общем виде в зависимости от решения вопросов о применимом праве, компетентном возбудить производство по делу суде и признании экстерриториальности иностранных производств но делу о несостоятельности. Таковыми являются концепция 'территориальности, основанная на идее нескоординированиых территориальных производств, ограниченных территорией государства места возбуждения; концепция универсализма в различных вариациях, основанная на идее единого производства по делу о несостоятельности; концепция модифицированного универсализма, известная как доктрина основного производства, основанная па идее, в рамках которой предполагается

существование основного производства по делу о трансграничной несостоятельности (имеющего экстерриториальный эффект и признаваемого на территории всех иных государств), и территориальных вторичных или дополнительных производств; концепция свободного выбора (автономии воли) банкротного законодательства и суда, компетентного возбудить производство по делу о несостоятельности, и ряд других.

Доктрина основного производства (модифицированного универсализма, далее — как синонимы) занимает среди указанных концепций центральное место, поскольку вошла в сферу практической реализации, выступая в качестве основы ряда международных договоров и актов рекомендательного характера, разработанных международными организациями, в связи с чем, ее рассмотрение вызывает наибольший интерес и имеет большое теоретическое и практическое значение.

Главным же вопросом доктрины основного производства является разграничение компетенции судов различных государств по возбуждению данного производства. От решения указанной проблемы зависит применимое как процессуальное, так и материальное право (что обосновывается в работе) к рассматриваемым правоотношениям, а значит, определение компетентного в данном вопросе суда, по сути, детерминирует полностью применимую к должнику систему законодательства о несостоятельности и предусмотренные ею процедуры. Решение данного вопроса определяет саму возможность реализации доктрины основного производства па практике, а качество его решения детерминирует, соответственно, эффективность действия указанной концепции. В связи с изложенным, крайне актуальным па сегодняшний день видится изучение доктрины основного производства при трансграничной несостоятельности в целях решения вопроса о разграничении компетенции судов различных государств по возбуждению данного производства.

С 'точки зрения практической необходимости актуальность проблематики исследования обосновывается следующим. Во-первых, па сегодняшний день в РФ не разработано специального правового

регулирования трансграничной несостоятельности, и вакуум в указанной сфере порождает множество проблем в судебной практике, в связи с чем существует насущная поіребность разработки соответствующей регламентации. В-вторых, ввиду разработки модели регулирования трансграничной несостоятельности для стран-участников СНГ важным вопросом становится среди прочих и вопрос о теории, могущей быть положенной в основу данной модели. В-третьих, российским предпринимателям при работе с иностранными контрагентами, при открытии филиалов, представительств, а 'также при создании юридических лиц на территориях иностранных государств, в том числе государств- участников НС, для оценки правовых рисков крайне важно знать нормативно-правовое регулирование, действующее в данных государствах, а также практику применения разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства.

Степень научной разработанности проблематики исследования. Наибольший вклад в изучение регулирования трансграничной несостоятельности внесли ученые Л.П. Ануфриева[3], Т.Н. Нешатаева[4], В.Ф. Попондопуло[5] [6] [7], В.В. Степанов1, В.И. Ткачев3 в трудах которых освещены вопросы, касающиеся характеристики правового регулирования данных правоотношений в целом. Анализ унификационпых тенденций правового регулирования трансграничной несостоятельности в Европейском союзе

представлен в работах В.В. Кулепюва[8], А.А. ■ Хргиана[9]. Проблематика национально-правового регулирования трансграничной несостоятельности на примере Германии и общая характеристика подходов к регламентации данного института, в том числе в рамках ЕС, рассматриваются в работах С.С. Трушникова[10] [11] [12].

Некоторые аспекты правового регулирования рассматриваемых правоотношений освещаются в новейшей периодической печати такими авторами, как С.В. Бахин и Е.Л. Леонтьева'1, А.В. Летиіґ, А.А. Рягузов[13],В.В. Хайрюзов[14] и др. Рассмотрению истории формирования и общих черт европейской модели правового регулирования 'трансграничной несостоятельности в кратком виде посвящена работа А.П. Кузьминой[15].

В западной юриспруденции, значительно раньше столкнувшейся с проблемами трансграничной! несостоятельности, уже давно ведется активный научный поиск решения указанных проблем. Можно отметить, что региональные особенности, формируемые потребностями правового регулирования данного института в рамках конкретного региона, а также существующая в государствах региона нормативно-правовая база, обусловливают наличие различных школ теории правового регулирования трансграничной несостоятельности. Среди них можно выделить, прежде всего, американскую школу, известнейшими представителями которой,

внесшими колоссальный вклад в исследование проблем трансграничной несостоятельное ги, являются Дж.

Вестбрук (J.L. Westbrook)[16], Л. ЛоПаки (Lynn LoPucki)[17], Ф. Танг (F. Tung)[18] [19]. Можно также назвать европейскую школу, направления исследований в которой обусловлены принятием и практикой применения Регламента ЕС. Виднейшими представителями этой школы являются М. Виргос (М. Virgos), Ф. Гарсимартин (F. Garcimarlin), С. Исаакс (S. Isaacs), Г. Мосс (G. Moss)’, П. Омар (P.J. Omar), И. Флетчер (I.F. Fletcher)3

И др.

Между тем, многие вопросы в сфере регулирования трансграничной несостоятельности, в том числе, касающиеся доктрины основного производства и разграничения компетенции судов государств по возбуждению данного производства, остаются малоизученными и в российской, и зарубежной юриспруденции. Таким образом, актуальность и неразработанность данного направления явились основанием для выбора тематики исследования.

Объектом исследования являются правоотношения, связанные с ■трансграничной несостоятельностью. Предметом исследования выступает доктрина основного производства при трансграничной несостоятельности юридических лиц, ее реализация в нормах международного, европейского и российского права, а также практика применения соответствующих норм.

Цслыо дайной работы является решение вопроса о наиболее эффективном разграничении компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при реализации доктрины основного производства в нормах права. Для достижения указанной цели в научном исследовании поставлены следующие задачи:

- рассмотреть • различные подходы к пониманию термина «трансграничная несостоятельность» в теории и в нормах международного, европейского и российского права, сформулировать дефиницию категории «трансграничная несостоятельность», ограничить ее от понятия несостоятельности транснациональных корпораций (ТНК);

- проанализировать доктрину основного производства в соотношении с иными теориями правового регулирования трансграничной несостоятельности, выделить ее характерные черты, дать дефиниции производств по делу о трансграничной несостоятельности, изучить проблемы и перспективы реализации данной доктрины в нормативно­правовых актах;

- рассмотреть правовое регулирование разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства в известных нормативно-правовых моделях регулирования трансграничной несостоятельности;

- рассмотреть теоретические основы разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства и выявить характеристики наиболее эффективного критерия для такого разграничения;

- проанализировать материалы судебной практики по разграничению компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства на примере европейской модели регулирования трансграничной несостоятельности и изучить вопрос о возможности использования «центра основных интересов должника» в качестве критерия для такого разграничения;

- изучить нормы российского права в сфере регламентации трансграничной несостоятельности и практику их применения российскими судами для определения перспектив использования доктрины основного производства в данной сфере и решения вопроса об оптимальном разграничении компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства;

- выдвинуть предложения по совершенствованию правового регулирования трансграничной несостоятельности в РФ в части реализации доктрины основного производства и критерия разграничения компетенции судов различных государств в его возбуждении.

Методологические основы исследовании. В качестве основы при проведении исследования использовался диалектический метод научного познания, а также общенаучные методы познания: анализ и синтез, методы наблюдения и сравнения, индукции и дедукции. При достижении целей использовались частные научные методы: метод определения, метод классификации, системного анализа, правового моделирования; сравнительно-правовой метод.

Теоретическая основа исследования. Теоретическую базу исследования составляют- труды специалистов в сфере теории государства и права, таких как С.С. Алексеев, А.В. Малько, М.Н. Марченко, І І.И. Матузов и др. Также в качестве теоретической основы диссертационной работы использовались труды цивилистов, в особенности специалистов в области изучения проблем несостоятельности и банкротства, дореволюционных специалистов - В.Л. Исаченко, Д.В. Туткевича, А.Ф. Трайнипа, А.Д. Федорова, ГГ.ГІ. Цитовича, Г.Ф. Шсршепевича, а также современных авторов - С.С. Авдеева, А.Б. Агеева, В.С. Белых, П. Баренбойма, Б.С. Бруско, В.В. Витряпского, А.А. Дубинчина, А.В. Егорова, С.А. Карелиной, В.В. Кулешова, А.Г. Лордкипаиидзс, В.П. Мозолина, В.Ф. Попондопуло,

А.А. Пахарукова, МЛ. Скуратовского, Т.М. Сусловой, В.А. Суханова,

В.В. Степанова, М.В. Тслюкипой, В.I I. Ткачева, В.А. Химичсва, Л.В. Щсиниковой и др.

В качестве теоретического базиса использовались также труды ученых в области международної о публичного и международного частного права, таких как Л.П. Ануфриева, С.В. Бахин, Г.М. Вельяминов, В.П. Звсков, М.М. Богуславский, Г.К. Дмитриева, Н.Ю. Ерпылева, В.А. Канашевский, Л.А. Луин, Н.И. Марышева, Т.Н. Нешатаева, и др. Работа основывается на трудах авторов, исследовавших вопросы статуса юридических лиц, в том числе и в международном частном праве, дореволюционных - М.И. Бруна, а также современных, таких как А.В. Асосков, А.Я. Аухатов, А.М. Городисский, В.В. Гущин, О.В. Кадышева, ГІ.В. Козлова, А.Е. Королев, В.Г. Крылов, М.И. Кулагин, Р.А. Куликов, А.М. Ладыженский, Л.А. Ляликова, Д.Л. Лысенко, Б.И. Осминин, С.10. Псченкииа, Ж.И. Седова, И.С. IПиткина и др.

Основу исследования составляют и исследования авторов в области европейского права, в том числе и европейского корпоративного права, таких как Е. Дубовицкая, М.В. Кадлец, Л.М. Энтин и др. В качестве теоретической основы использовались работы специалистов в области процессуального права, в том числе и международного гражданского процесса, таких как Н.Г. Елисеев, А.А. Мамаев, II.М. Юрова, М.С. Шакарян,

B. В. Ярков и др.

Фундаментом данного исследования послужили также работы таких западных ученых, как Л. Ант (L. Uni), Х.Л. Баксбаум (H.L. Buxbaum),

C. Л. Баффорд (S.E. Bufford), Л.А. Бебчук (L.A. Bebchuk), М.Т. Бос (М.Т. Bos), Б. Везелс (В. Wessels), Дж.Л. Вестбрук (J.L. Westbrook), Дж. Вилкок (J. Willcock), Винклер фон Моренфельс П.А., М. Виргос (М. Virgos), Г.В. Даал (G.V. Daal), Р.В. Гален (R.V. Galen), Ф. Гарсимартин (F. Garsimartin), М. Гельтер (М. Geller), Дж. Грин (J. Greene), А.Т. Гузман (А.Т. Guzman),

С. Исаакс (S. Isaacs), Е. Клсмпка (Е. Klempka), Кох X., Л.М. ЛоПаки (Е.М. LoPucki), Я. ван дер Меер (Jaap van dcr Meer), У. Магнус, Д. МакКензи

(D. McKenzie), С. Мок (S. Mock), Г. Moe (G. Moss), П.Дж. Омар (P. J. Omar), С. Паулус (C. Paulus), P. Романо (R. Romano), П. Смарт (P. Smart), Ф. Танг (F. Tung), Д.С. Траумен (О.St. J. Trauman), P. Фишер (R. Fisher), И.Ф. Флетчер (I.F. Fletcher), C.M. Франкен (S.M. Franken), A.C. Хален (A.C. Halen), І І.Л. Чан (N.L. Chan), X. Эйденмюллер (H. Eidenmuller), Л. Энрикес (L. Enriques) и др. .

В качестве основы диссертационной работы выступили труды зарубежных специалистов в области европейского корпоративного права, таких как Дж. Армур (J. Armour), Е. Ваймерш (Е. Wymeersch), Е. Всрмюлеп (Е. Vermculcn), Дж. Даман (J. Damman), Дж. МасКаери (J. McCahcry), А. Фаррел (A. Farrell) и др.

Нормативную основу исследования составляют международные договоры, основанные на доктрине основного производства, такие как Кодекс международного частого права (кодекс Бустаманте 1928 г.) от 20 февраля 1928 г., Конвенция между Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией и Швецией, касающаяся банкротства, от 7 ноября 1933 г., заключенная в Копенгагене (Северная конвенция по вопросам банкротства) и др.; акты европейского права, в том числе — Регламент Европейского союза 1346/2000 от 29 мая 2000 г. о производстве по делам о несостоятельности (далее — Регламент ЕС, Регламент); акты рекомендательного характера, разработанные международными организациями, такие как типовой закон ЮНСИТРАЛ «О трансграничной несостоятельности» 1997 г. (далее - Типовой закон) и др.; нормативно-правовые акты РФ, в первую очередь, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и др.

Эмпирическую основу исследования составили судебная практика государств-участников ЕС по применению Регламента 1346/2000 и практика судов РФ по применению норм Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» к случаям трансграничной несостоятельности.

Научная новизна работы заключается в том, что в исследовании выявлены сущностные характеристики не анализировавшейся ранее в российской юриспруденции доктрины основного производства (модифицированного универсализма) и обоснована перепекгивность и возможность се практической реализации, в том числе и для Российской Федерации; впервые выявлены параметры эффективности разіраничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности; на основе изучения не рассматривавшейся ранее практики судов государств-участников ЕС опровергнута позиция в отношении использования «центра основных интересов должника» в качестве критерия разіраничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности; выдвинуто теоретическое обоснование использования критерия инкорпорации для такого рода разграничения компетенции судов. По результатам исследования сделаны следующие выводы, выносимые на защиту:

1. Под трансграничной несостоятельностью предлагается понимать

совокупность правоотношений, возникающих по поводу несостоятельности лица и осложненных при этом иностранным элементом, проявляющимся, в том числе, в виде: 1) участия в правоотношении иностранных по отношению друї к другу кредиторов и должника; 2) участия в правоотношении иностранных по отношению друг к другу участников (учредителей) должника - юридического лица и самого должника; 3) имущества должника, находящегося за рубежом; 4) возбуждения в отношении одного и того же должника производств по делу о несостоятельности в двух и более государствах. Установлено, что категория «трансграничная

несостоятельность» не юждественна несостоятельности ТНК и не тождественна трансграничному производству по делу о несостоятельности.

2. Сделан вывод о предпочтительности, максимальной эффективности и реальности практической реализации доктрины основного производства

(модифицированного универсализма) как основы для правового регулирования трансграничной несостоятельности.

3. Сформулированы основные характеристики доктрины основного

производства (модифицированного универсализма), а именно: 1)

существование скоординированной множественности производств по делу о трансграничной несостоятельности в виде основного производства, имеющего экоерриюриальный эффект и признаваемого на территории всех иных государств, и іерриториальньїх дополнительных и вторичных производств, ограниченных территорией государства места возбуждения и имеющих ликвидационную направленность; 2) возможность реализации только в актах унификациопного характера, универсальных или региональных; 3) определение применимого права для каждого из производств па основе унифицированной коллизионной нормы (как правило, lex Готі concursus - закон государства места возбуждения производства); 4) разграничение компсіенции судов различных государств по возбуждению каждого из видов производств па основе унифицированных критериев международной подсудности, различных для каждого из видов производств.

4. Выявлены сущностные признаки критерия разграничения

компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: во-первых,

установлено, что данный критерий является унифицированным; во-вторых, обосновано, что он должен указывать на единственную страну из множества тех, с которыми связана дсяіельпость должника; в-третьих, установлено единство процессуального и коллизионного начал в его определении, в- четвертых, установлено, что он детерминирует применение процессуального и материального законодательства о банкротстве государства суда.

5. Разработана классификация критериев разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: во-первых, выделены критерии, связанные с деятельностью должника, с местом нахождения его активов, а

также с местом его инкорпорации; во-вторых, критерии дифференцированы по признаку множественности и единичности мест, ими обозначаемых; в- третьих, выделены простые и сложные критерии, где первые основываются

на единственном признаке, вторые предполагают разграничение

компетенции па основе совокупности признаков; в-чсгвертых, выделены мобильные критерии, позволяющие должнику изменять государство, компетентное возбудить основное производство, в преддверии несостоятельности, и стабильные критерии, минимизирующие такую

возможность.

6. Установлены параметры эффективности критерия разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: 1) соответствие коллизионной привязке, определяющей личный закон должника для нивелирования эффекта «разрыва» применимого корпоративного права и законодательства о несостоятельности; 2) определенность, заключающаяся в однозначности толкования и применения признаков критерия; 3) стабильность, заключающаяся в минимизации возможности со стороны должника или кредиторов изменить условия, лежащие в основе разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства для смены применимого права и извлечения собственной выгоды. Доказано, что при разграничении компетенции судов по возбуждению основного производства таким параметром, как тесная связь должника и правопорядка, можно пренебречь, поскольку последний является возможным, но не обязательным в условиях существования территориальных вторичных и дополнительных производсів. Усыновлено, что во всех случаях смещение акцепта в сторону определения тесной связи должника и правопорядка уменьшает стабильность критерия, а стремление к обеспечению стабильности критерия приводит к уходу от принципа тесной связи должника и правопорядка.

7. Сделан вывод о несовершенстве центра основных интересов должника в принципе как критерия разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства. Обосновано, что центр основных интересов должника нс соответствует таким параметрам эффективности, как определенность, стабильность и соответствие коллизионной привязке, определяющей личный закон

компании.

8. Обосновываемся вывод о том, что в рамках доктрины основного производства (модифицированного универсализма) наиболее эффективным в целях разграничения компетенции судов различных государств из всех возможных критериев определения международной подсудности основного производства является критерий инкорпорации. Использование данного критерия должно быть сопряжено с унификацией коллизионной привязки для определения личного закона юридических лиц на основе теории инкорпорации. Такой подход обеспечим изначальную предсказуемость в регламентации правоотношений, минимизируем' forum shopping, а также нивелируем' разрыв между правом, применимым к регулированию несостоям'слыюсти компании, и правом, применимым к регулированию

личного закона компании.

9. Обоснована невозможность адекватного и надлежащего правового регулирования в актах национального права разграничения компетенции судов различных государств по возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности.

10. Обоснована необходимость разработки универсальной модели

регулирования трансграничной несостоятельности с участием РФ, в том числе для государств СНГ, основанной па концепции основного производства (модифицированного универсализма). Предложена

следующая редакция статьи международного договора РФ для определения международной подсудности основного производства по делу о

трансграничной несостоятельности в рамках модели правового регулирования данных правоотношений для СНГ:

«судом, компетентным возбудить основное производство по делу о несостоятельности юридического лица, является суд государства, в котором данное юридическое лицо учреждено».

Теоретическая и практическая значимость. Выводы диссертационной работы предлагают теоретическое обоснование наиболее эффективного разграничения компетенции судов различных государств при реализации доктрины основного производства в нормах права. Результаты исследования могут использоваться для дальнейших научных изысканий в области трансграничной несостоятельности, могут стать основой для нормотворчества, в 'том числе, для разработки международного договора с участием РФ, направленного па регулирование трансграничной

несостоятельности.

Кроме того, практическая значимость исследования заключается в возможности использования выводов работы российскими субъектами хозяйствующей деятельности, вступающими во взаимоотношения с иностранными контрагентами или открывающими филиалы или представительства за рубежом. Результаты данной диссертационной работы могут стать для них основой в оценке возможных правовых рисков, определении компетентного суда и применимого права на случай несостоятельности как их партнеров, так и собственной несостоятельности.

Выводы диссертационной работы могут использоваться для преподавания учебных курсов «Международное частное право», «Международный гражданский процесс», «Европейское право» спецкурса «Проблемы правового регулирования трансграничной несостоятельности», составления учебных и учебно-методических пособий.

Апробация результатов исследования. Положения и выводы, изложенные в диссертационной работе, обсуждались в рамках научно­практических конференций, проводимых в Пермском государственном

университете («Проблемы развития юридической науки и российского законодательства», г. Пермь, Пермский государственный университет, 11-12 октября 2006 г.; «Актуальные проблемы международного нрава»,

конференция, посвященная 5-летию кафедры международного и европейского права Пермского государственного университета, г. Пермь, 20-21 апреля, 2007 г.), и др.

Основные выводы диссертационной работы нашли отражение в 11 публикациях, в том числе в монографии. Материалы исследования используются соискателем для преподавания курсов «Международное частное право», «Основные проблемы международного частного права» и «Международный гражданский процесс» па юридическом факультете Пермского государственного университета.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, состоящих из восьми параграфов, приложений.

<< | >>
Источник: Мохова Елена Викторовна. ДОКТРИНА ОСНОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПРИ ТРАНСГРАНИЧНОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2009. 2009

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. Введение
  17. Введение
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. Обман и введение в заблуждение
  20. Причины введения делегированных актов, основные этапы развития и проблемы, возникающие в связи с их применением
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -