<<
>>

§ 3. Уведомление об уступке доли в уставном капитале (трансфертное объявление)

Как было указано в главе 2 нашей работы, вторым фактом в юридическом составе передачи прав участия является трансфертное объявление — извещение компании и (или) иного уполномоченного лица, ведущего реестр участников (регистратора), об уступке права участия.

Согласно действующему законодательству об обществах с ограниченной

ответственностью (до 01 июля 2009 года) трансфертное объявление осуществляется путем извещения общества об уступке доли (п. 6 ст. 21 Закона об ООО). Новая редакция Закона об ООО предусматривает направление трансфертного объявления в адрес государственного органа, ведущего реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ), а также в адрес общества (п.п. 14, 15 Закона об ООО в новой редакции).

Однако и действующая, и новая редакции имеют серьезные недостатки в регулировании трансфертного объявления, поскольку не учитывают особый (трансфертный) порядок передачи прав участия.

Напомним, что юридический состав передачи права участия включает три факта — сделку, трансфертное объявление и трансферт. При этом отсутствие хотя бы одного из этих элементов означает, что право участия не переходит к приобретателю. Согласно действующей редакции Закона об ООО приобретатель доли осуществляет права и несет обязанности участника общества с момента уведомления общества об уступке доли (п. 6 ст. 21 Закона). Как следует из нормы, для перехода доли достаточно двух фактов - сделки уступки доли и трансфертного объявления (уведомления общества)[372]. Данный подход обусловлен, вероятно, сложностью совершения трансферта в связи с уступкой доли. В соответствии с действующей редакцией абз. 6 п. 2 ст. 12 Закона об ООО сведения о долях участников отражаются в уставе общества. Соответственно для внесения сведений об уступке доли необходимо изменить устав общества. Однако это может занять довольно продолжительное время, поскольку изменение устава общества является исключительной компетенцией общего собрания участников (подп.

2 п. 2 ст. 33 Закона об ООО), и следовательно, потребуется созыв общего собрания участников и принятие соответствующего решения. В связи с этим законодатель установил, что переход доли происходит не с момента внесения

сведений в устав общества, а с момента уведомления общества об уступке доли.

Вместе с тем такое регулирование вызывает серьезные разногласия в литературе и правоприменительной практике относительно момента перехода доли, поскольку, с одной стороны, сведения о долях отражаются в уставе общества, а с другой стороны, в силу прямого указания закона доля переходит к приобретателю с момента уведомления общества об уступке доли. Одни авторы считают, что для третьих лиц приобретатель доли становится участником с момента государственной регистрации изменений в учредительных документах (В.А. Горлов, Н.Н. Пахомова, Л.А. Новоселова, Д.В. Мурзин)1. Данный подход основан, главным образом, на п. 3 ст. 52 ГК РФ, в соответствии с которым изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента государственной регистрации. Соответственно до регистрации изменений в уставе общества (т.е. до совершения трансферта) приобретатель доли не является обладателем доли.

Другие авторы подчеркивают, что применительно к обществам с ограниченной ответственностью значение государственной регистрации не следует преувеличивать. Так, А.В. Валуйский отмечает, что учредительные документы общества с ограниченной ответственностью не являются абсолютным и бесспорным подтверждением права лица на долю в уставном капитале общества[373] [374]. Д. Степанов указывает, что лицо, приобретающее долю, может быть некоторое время участником общества и без внесения соответствующих изменений в устав и учредительный договор общества[375].

В.И. Добровольский занял промежуточную, однако, противоречивую позицию. С одной стороны, автор говорит: для того чтобы третьи лица рассматривали нового участника общества в качестве надлежащего, необходима государственная регистрация изменений в устав общества'.

С другой стороны, встречаем противоположное мнение автора: при взаимоотношениях с третьими лицами участник вправе ссылаться на факт уведомления общества о состоявшейся уступке доли[376] [377]. При этом далее В.И. Добровольский указывает, что третьи лица вправе не признавать лицо, не указанное в уставе, участником общества[378]. В итоге, не понятно, с какого момента происходит переход доли, и приобретатель доли становится участником общества.

Разночтения встречаются и в судебной практике. С одной стороны, суды указывают, что доля переходит к приобретателю с момента уведомления общества, при этом ссылка на п. 3 ст. 53 ГК РФ признается ошибочной[379]. Суд отметил, что переход права на долю произошел в момент уведомления общества об уступке доли, одновременно у участника возникло право отчуждения доли иным участникам общества[380].

С другой стороны, встречаются дела, в которых суды игнорируют значение уведомления при решении вопроса о переходе доли. Так, в одном деле суд указал, что уведомление общества об уступке доли не может подтверждать тот факт, что участник действительно намеревался передать свою долю, о наличии такой воли достоверно свидетельствует государственная регистрация изменений в учредительные документы[381]. В другом деле суд не исследовал вопрос о факте уведомления общества по первой сделке уступки доли, установив переход доли на основании данных

государственной регистрации в ЕГРЮЛ1. В третьем деле суд отметил, что лицо не имело права отчуждать кому-либо долю до регистрации его в качестве участника[382] [383].

Таким образом, действующая редакция Закона об ООО в части регулирования уведомления общества об уступке доли вызывает серьезные разногласия в литературе и судебной практике, что не может не сказываться на защищенности участников общества и приобретателей долей.

Новая редакция Закона об ООО предусматривает еще более серьезное отступление от общего правила перехода прав участия.

В соответствии с п. 12 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции доля в уставном капитале переходит с момента нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли. Таким образом, из юридического состава перехода доли исключен не только трансферт, как в действующей редакции, но и трансфертное объявление.

Нужно отметить, что достаточность сделки для перехода доли находит серьезную поддержку в литературе и правоприменительной практике. Так, Л.А. Новоселова указывает, что между сторонами уступки переход доли определяется моментом совершения соглашения о передаче доли[384]. Применительно к переходу акций такую позицию поддерживал Г.Ф. Шершеневич, который указывал, что переход прав, соединенных с акцией, происходит с момента передачи документа. Заявление товариществу о переходе акции имеет только то значение, что само товарищество с этого момента признает приобретателя акционером. В отношении третьих лиц заявление не имеет никакого значения[385].

Данная позиция подтверждается действующей правоприменительной практикой. Так, истцы, оспаривая действительность доверенности ответчика,

ссылались на то, что к моменту выдачи доли ответчик еще не являлся владельцем доли и соответственно, не мог передавать несуществующие полномочия поверенному. Однако суд отверг указанный довод и отметил, что в день выдачи доверенности была заключена сделка, в соответствии с которой ответчик стал владельцем доли1. Таким образом, суд по рассмотренному делу исходил из того, что достаточным доказательством перехода доли является договор купли-продажи доли; уведомления общества о заключении договора не требуется.

Аналогичными доводами руководствовался Президиум ВАС РФ в Постановлении № 9688/05 от 06.12.2005 г.[386] [387] Президиум указал, что истец не имел право оспаривать действительность крупной сделки, поскольку материалами дела установлен факт отчуждения им доли в обществе, что подтверждается имеющейся в материалах дела копией договора дарения доли. Суд, таким образом, не указывает на уведомление общества как на факт, подтверждающий переход доли. По мнению суда, достаточным доказательством перехода доли считается сделка по отчуждению доли (договор дарения).

Министерство финансов России также указывает, что началом участия в коммерческой организации считается момент уступки доли[388]. Исходя из формулировки ответа, уведомление общества об уступке не требуется для перехода доли.

Вероятно, что указанная позиция базируется на аналогии с порядком перехода прав требования в цессии, тем более что мнение о регулировании уступки доли по правилам цессии довольно сильно распространено в научных и судебных кругах. Как известно, для перехода обязательственного права (требования) извещение должника не имеет значения правотворящего факта[389]. Цессия действительна с того момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям данного типа договора

безотносительно к обращению за содействием к третьему лицу1. При этом значение извещения в цессии заключается в риске неблагоприятных последствий, который ложится на нового кредитора в случае неуведомления должника о состоявшейся уступке[390] [391].

Однако применение данного подхода к передаче прав участия вообще и доли в уставном капитале в частности является неприемлемым. Как мы уже отмечали, для перехода прав участия решающее значение имеет внесение сведений о новом участнике в книги товарищества (трансферт). Поскольку принадлежность доли подтверждается записью в книгах товарищества, то совершения одной лишь сделки недостаточно для перехода доли. В противном случае теряется юридическое значение книговой (реестровой) записи. Так, согласно новой редакции Закона об ООО принадлежность доли устанавливается на основании сведений ЕГРЮЛ[392]. Следовательно, до внесения записи о новом участнике в реестр (трансферт) доля не может считаться принадлежащей и перешедшей к приобретателю.

Здесь можно провести аналогию с порядком перехода прав на недвижимое имущество. Поскольку эти права также регистрируются в государственном реестре, совершение сделки по отчуждению недвижимого имущества само по себе не способно перенести права на отчуждаемое недвижимое имущество к приобретателю. Для перехода этих прав необходимо совершение соответствующей записи в государственном реестре (см. и. 2 ст. 223 ГК РФ). В отличие от этого, сделка уступки права требования (цессия) является достаточным основанием для перехода требования, поскольку в обязательственных отношениях книговая запись по общему правилу не имеет решающего значения для подтверждения принадлежности требования.

Нужно также отметить, что положение новой редакции Закона об ООО о переходе доли с даты совершения сделки уступки (п. 12 ст. 21 Закона) противоречит другим нормам закона. Переход доли с момента совершения сделки должен означать, что приобретатель доли становится участником общества и пользуется соответствующими правами, в том числе правом на уступку доли. Однако согласно п. 13 ст. 21 Закона об ООО полномочие лица на отчуждение доли подтверждается нотариально удостоверенным договором, а также выпиской из государственного реестра. Следовательно, до внесения записи о принадлежности доли (трансферт) в реестр лицо не сможет уступить долю, поскольку его полномочия не будут подтверждены. Получается, что пункты 12 и 13 ст. 21 Закона об ООО противоречат друг другу в части момента перехода доли. Полагаем, что правильным является подход п. 13 ст. 21 Закона об ООО, подразумевающим переход доли с момента совершения трансферта. Пункт 12 ст. 21 Закона об ООО не учитывает особый (трансфертный) порядок перехода прав участия.

Таким образом, трансфертное объявление (уведомление регистрирующего органа и общества об уступке доли) является юридическим фактом, необходимым для перехода доли к приобретателю. Следовательно, совершения сделки уступки доли не достаточно для перехода доли к приобретателю, требуется также трансфертное объявление и совершение трансферта.

Вместе с тем нельзя игнорировать юридический эффект, который имеет место после сделки уступки доли до трансфертного объявления и трансферта. В этом смысле следует только поддержать попытки И.М. Тютрюмова и Л.А. Новоселовой связать сторон сделки до момента уведомления общества о состоявшейся уступке и совершения трансферта.

Поскольку между совершением сделки и возникновением статуса участника имеется временной разрыв, сделка по уступке доли должна влечь правовые последствия для сторон такой сделки уже до уведомления общества об уступке. Как обоснованно подчеркивал И.М. Тютрюмов, в

отношении продавца именной акции покупщик приобретает имущественные права с момента совершения сделки, в отношении товарищества, для приобретения личного участия, покупщик вступает в права с момента произведенного трансферта1. То же самое находим у В. Максимова[393] [394]. Эта точка зрения, таким образом, разграничивает правовые последствия передачи доли для сторон договора и для третьих лиц, включая общество: моментом перехода прав является уведомление об уступке, однако до этого момента права отчуждателя в отношении доли ограничены.

Указанный юридический эффект выражается в том, что участник общества, уступивший долю, до уведомления общества не вправе осуществлять права и обязанности участника против интересов приобретателя доли или распоряжаться долей. Следует согласиться с Л.А. Новоселовой в том, что, осуществляя права на управление обществом, первоначальный участник должен действовать в интересах лица, которому доля отчуждена[395].

Продавец доли не может после заключения договора купли-продажи доли направить в общество заявление о выходе из общества и, соответственно, получить действительную стоимость доли. В данном случае заявление участника о выходе будет являться недействительной сделкой, а все полученное — неосновательным обогащением[396].

Представляется, что в данном случае действует правило, аналогичное норме п. 2 ст. 551 ГК РФ о том, что исполнение договора купли-продажи недвижимого имущества до государственной регистрации перехода права собственности не является основанием для изменения их отношений с третьими лицами. Как отметил Пленум ВАС РФ, до регистрации перехода права собственности продавец, оставаясь собственником вещи, не вправе

распоряжаться этой вещью, поскольку последняя служит предметом исполненного продавцом обязательства1.

Представляется весьма справедливым подход германского законодательства, в соответствии с которым приобретатель доли обязан признать юридические действия, которые совершены обществом по отношению к отчуждателю или отчуждателем по отношению к обществу до подачи заявления (уведомления) об уступке доли (п. 2 ст. 16 Закона «О товариществах с ограниченной ответственностью»).

Как было указано выше, новая редакция Закона об ООО отличается от действующей в части порядка совершения трансфертного объявления. Прежде всего, согласно новой редакции трансфертное объявление делается в адрес регистрирующего органа, ведущего государственный реестр (ЕГРЮЛ), поскольку сведения о долях отражаются в данном реестре. Такое трансфертное объявление осуществляется нотариусом, удостоверившим сделку уступки доли. Кроме того, нотариус совершает трансфертное объявление и в адрес самого общества путем направления соответствующего заявления и подтверждающих документов. По соглашению сторон сделки уведомление общества может совершаться одной из сторон[397] [398]. Трансфертное объявление (и в адрес регистрирующего органа, и в адрес общества) должно быть совершено в течение трех дней с момента нотариального удостоверения сделки.

Таким образом, трансфертное объявление является одним из обязательных элементов юридического состава перехода доли в уставном капитале. В связи с этим положение п. 12 ст. 21 Закона об ООО в новой редакции о том, что доля переходит с момента совершения сделки уступки доли, является необоснованным и требует изменения.

<< | >>
Источник: Фатхутдинов Расул Сайдашевич. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ УСТУПКИ ДОЛИ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2009. 2009

Еще по теме § 3. Уведомление об уступке доли в уставном капитале (трансфертное объявление):

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. § 3. Уступка доли как переход субъективного права особого рода (sui generis)
  4. § 3. Уведомление об уступке доли в уставном капитале (трансфертное объявление)
  5. § 5. Уступка доли в уставном капитале в пользу общества
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -