<<
>>

Принципы инновационного права

Категория «принципы права» является одним из самых важных элементов теоретического описания института права. Это обусловлено тем, что принципы права определяют руководящие основы правового регулирования.

В настоящее время вопрос о сущности принципов правового регулирования как универсального характера, так и применительно к отдельной отрасли порождает многочисленные дискуссии в рамках правовой теории.

Например, исследователь С.С. Алексеев рассматривает сущность принципов права в качестве описания базовых закономерностей общественной жизни, выступающих для той или иной отрасли в качестве предмета регулирования . К.П. Уржинский указывает, что правовой принцип представляет собой основную идею регулирования однородных общественных отношений, закрепленную юридическими нормами[139] [140] [141]. Сходной позиции придерживается Р.З. Лившиц, понимая под принципами права базовые

141

отношения, идеи и нормы .

Как видим, в рамках отечественной правовой теории в понятие «принципы права» включаются разнообразные идеи, положения, качественные особенности правового регулирования. Представляется, что онтологически все указанные определения принципов права имеют один и тот же смысл. При этом каждый из теоретиков права делает акцент на каком-либо одном качестве, характеристике принципа.

Рассматривая понятие «правовой принцип» следует, в первую очередь, отметить, что оно представляет собой философскую категорию, обладающую «специфическими» характеристиками, определяемыми сущностью правового

регулирования. В исходном философском смысле «принцип» означает

142

исходный пункт, самое первое, первооснову .

Применение понятия «принцип» в контексте научного знания означает, в первую очередь, абстрагирование от конкретной реальности, «извлечение» из объективной реальности общих исходных положений.

В этом смысле принцип отражает наиболее типичные закономерности объективного содержания, формирующиеся в рамках конкретной области научного знания. Другими словами, принцип представляет собой обобщенное объективное выражение сущности соответствующего явления общественной жизни, выступающего предметом исследования для той или иной науки. В этом смысле принцип права выражает органически присущие праву качества.

Принципы инновационного права представляют собой систему координат, в рамках которой развивается соответствующее нормативное образование и одновременно вектор, определяющий направление его дальнейшего развития. В этой связи разработка общих руководящих начал инновационного права видится актуальной и востребованной.

Следует подчеркнуть, что принципы инновационного права составляют не простой набор, а складываются в систему, которая предполагает их взаимосвязь и согласованность. Данная система складывается из общеотраслевых[142] [143], межотраслевых[144], отраслевых принципов и некоторых собственных принципов инновационного права. Вместе с тем спецификой данной системы является то, что инновационное право испытывает на себе сильное влияние принципов некоторых отраслей права и в первую очередь предпринимательского права вследствие того, что предмет инновационного права образуют общественные отношения, возникающие по поводу инновационной деятельности предпринимателей. В частности, инновационное право использует следующие основные начала предпринимательского права: 1) принцип свободы предпринимательской деятельности; 2) принцип свободы конкуренции и ограничения монополистической деятельности; 3) принцип свободы договора (стороны предпринимательского договора свободны в заключении договора, в выборе модели договора, контрагентов и условий договора); 4) принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела субъектов (органы государственной и муниципальной власти не могут вмешиваться в частные дела субъектов предпринимательской деятельности, если только этого не требуют интересы общественной безопасности); 5) принцип беспрепятственного осуществления права, восстановления и защиты нарушенных прав (субъекты предпринимательской деятельности имеют равное право на защиту и свободны в выборе конкретной возможности защиты).

Принимая во внимание, что инновационное право призвано регламентировать определенную, обладающую своей спецификой сферу деятельности, выявление принципов инновационного права позволяет выяснить многие недостатки правового регулирования сложившихся на практике общественных отношений. Представляется, что к таким исходным общим руководящим положениям можно отнести следующие собственные принципы инновационного права России.

1. Принцип гармоничного сочетания публичного и частного в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в инновационной сфере деятельности, - один из важнейших принципов инновационного права.

Сейчас много говорится о поиске оптимального соотношения методов регулирования частного и публичного права. Немало было споров о том, в какой мере нормы публичного права могут регламентировать отношения в сфере имущественных отношений, и должны ли они быть включены в Гражданский кодекс РФ. Наличие административно-правового регулирования в ГК РФ неизбежно, и касается оно не только имущественных отношений. Публичное и частное право в некоторых институтах неразрывны, образуют единую конструкцию, в которой публичные акты (регистрация) являются юридическими фактами, порождающими право. Без публичного акта не может появиться частное право (например, право изобретателя).

При этом можно отметить, что публично-правовые элементы присутствуют в ГК РФ в весьма ограниченном виде - в той мере, в какой это необходимо для полноценного функционирования частноправовых институтов. Например, система государственных органов, обладающих компетенцией в инновационной сфере, находится вне частного права, а то, что связано с ним напрямую, должно в дозированном виде присутствовать в Гражданском кодексе РФ. Статья 1246 «Государственное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности» обозначает способы, пределы вмешательства государства в сферу частного права, не допускает противоречия Гражданскому кодексу РФ принимаемых федеральными органами исполнительной власти актов, ограничивает роль нормативных

~ 145

правовых актов в регулировании конкретных правоотношений .

Гармоничное сочетание публичных и частных начал в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в инновационной сфере, находит проявление в том, что начавшиеся несколько лет назад реформы в сфере науки и образования позволили активизировать интеграционные процессы. В частности, сотрудничество государства и бизнеса получает все большее распространение в различных сферах предпринимательской деятельности, а пришедший в Россию из иностранных

146

юрисдикций термин «государственно-частное партнерство» уже активно [145] [146]

89

131

используется в российских нормативных правовых актах . Отдельные аспекты партнерских отношений между публичным и частным секторами все чаще освещаются в литературе, в том числе и юридической. Так, по мнению А.В. Белицкой, государственно-частное партнерство - это юридически оформленное на определенный срок взаимовыгодное сотрудничество органов и организаций публичной власти и субъектов частного предпринимательства в отношении объектов, находящихся в сфере непосредственного государственного интереса и контроля, предполагающее распределение рисков между партнерами, осуществляемое в целях наиболее эффективной реализации проектов, имеющих важное государственное и общественное значение.

Кроме того, государственно-частное партнерство рассматривается как в качестве принципа взаимодействия государства и бизнеса, так и в качестве правовой формы такого взаимодействия. При этом отмечается, что перечень форм государственно-частного партнерства не является исчерпывающим . Выбор конкретной формы зависит от экономической эффективности реализации проекта[147] [148] [149]. В сфере науки можно выделить внебюджетные отраслевые и межотраслевые фонды поддержки научной и научно - технической деятельности. В инновационной сфере государственно-частное партнерство обретает формы крупных инновационных проектов, наукоградов, кластеров, особых экономических зон, технопарков и бизнес

центров.

Некоторые отечественные специалисты считают, что перспективной формой государственно-частного партнерства в России могут стать венчурные фонды[150]. Однако в настоящее время правовое положение таких фондов все еще остается неопределенным, что возможно будет преодолеть в результате принятия Федерального закона «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности».

Таким образом, принцип гармоничного сочетания частных и публичных начал в правовом регулировании общественных отношений, составляющих предмет инновационного права, должен найти закрепление в инновационном законодательстве.

2. Принцип государственной поддержки инновационной деятельности.

Государство оказывает поддержку инновационной деятельности в целях модернизации российской экономики, обеспечения конкурентоспособности отечественных товаров, работ и услуг на российском и мировом рынках, улучшения качества жизни населения. Государственная поддержка инновационной деятельности - совокупность мер, принимаемых органами государственной власти Российской Федерации в соответствии с законодательством РФ в целях создания необходимых правовых, экономических и организационных условий, а также стимулов для юридических и физических лиц, осуществляющих инновационную деятельность.

Согласно статье 16.1. Закона о науке государственная поддержка инновационной деятельности осуществляется на основе следующих принципов: программный подход и измеримость целей при планировании и реализации мер; доступность государственной поддержки на всех стадиях инновационной деятельности, в том числе для субъектов малого и среднего предпринимательства; публичность оказания государственной поддержки; приоритетность дальнейшего развития результатов инновационной деятельности; защита частных интересов и поощрение частной инициативы; приоритетное использование рыночных инструментов и инструментов государственно-частного партнерства; обеспечение эффективности государственной поддержки инновационной деятельности для целей социально-экономического развития Российской Федерации и субъектов РФ; целевой характер использования бюджетных средств.

Механизм государственного стимулирования инновационной деятельности включает следующие элементы:

- правовая основа для инвестирования в инновации (базовый элемент);

- цели и принципы государственного стимулирования инновационной деятельности;

- способы и источники государственной поддержки инновационной деятельности;

- независимая система отбора лучших инвестиционных проектов в сфере инноваций;

- порядок инвестирования в инновационную деятельность;

- система контроля за эффективностью вложения средств в инновационную деятельность, включающая экспертную оценку полученных результатов.

Коротко охарактеризуем перечисленные элементы.

Во-первых, представляется необходимым сформировать нормативную правовую основу для инвестирования в инновационную деятельность. Полагаем, что главным звеном в данной сфере должен стать специальный федеральный закон, хотя в настоящее время нормы о государственной поддержке инновационной деятельности включены в Закон о науке.

Во-вторых, государственная поддержка инновационной деятельности осуществляется на основе следующих принципов:

- наличие программного перспективного подхода, в рамках которого осуществляется измеримость целей при осуществлении мер государственной поддержки;

- доступность мер поддержки на всех стадиях деятельности субъекта и вне зависимости от его организационной формы;

- стимулирование опережающего развития структуры инновационной деятельности;

- открытость информации об оказываемой поддержке, что достигается путем размещения детальной информации в сети Интернет;

- обеспечение непрерывного развития результатов инновационной деятельности;

- одновременное использование в качестве практических механизмов поддержки государственно-частного партнерства и поддержки частной инициативы;

- обеспечение эффективности мерам государственной поддержки, что достигается, в первую очередь, с помощью организации эффективного целевого планирования распределения бюджетных средств.

В-третьих, крайне важны эффективные способы и нормативно определенные источники государственной поддержки инновационной деятельности. Основу государственного финансирования инноваций в условиях кризиса составляют бюджетные средства, выделяемые через федеральные целевые программы, которые направлены на поддержку в первую очередь практических разработок в сфере новых технологий. Так, в Законе о науке перечислены следующие формы государственной поддержки инновационной деятельности:

- использование режима различных льгот субъектам инновационной деятельности;

- предоставление в особом порядке информационной поддержки, образовательных услуг, консультативной помощи;

- стимулирование спроса на инновационную продукцию путем активизации финансирования, реализации целевых программ поддержки, поддержки инфраструктуры.

В-четвертых, для эффективной реализации механизма государственной инвестиционной поддержки инновационной деятельности нужна независимая система отбора лучших инвестиционных проектов в сфере инноваций. Для инновационного сектора экономики характерен высокий уровень риска, что создает большие проблемы и для инноваторов, и для инвесторов. Одним из главных способов уменьшения риска является тщательная научно-техническая экспертиза выдвигаемых проектов. В этой связи существует объективная необходимость создания системы независимых экспертных советов для анализа и отбора инновационных проектов, заключения которых устанавливали бы барьеры на пути реализации неэффективных предложений.

В-пятых, важным организационным элементом механизма государственной поддержки инновационной деятельности является порядок инвестирования средств, основанный на проведении строгой бюджетной политики, обеспечивающей полноценное финансирование инновационной сферы. Представляется необходимым в целях защиты государственных расходов, направляемых на финансирование инновационной деятельности, в классификации расходной части федерального бюджета предусмотреть статью «Инновации и инновационная деятельность», а Федеральное Собрание РФ в соответствии с предложениями Правительства РФ при утверждении федерального бюджета должно определять годовые объемы средств, выделяемых по данной статье.

Кроме этого, в целях финансовой поддержки инноваций федеральными органами, органами исполнительной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления могут создаваться федеральные, региональные и муниципальные инновационные (инновационно-венчурные) фонды, которые призваны выполнять функции поручителей и гарантов по обязательствам субъектов инновационной деятельности. Эти фонды должны действовать в соответствии с правовым режимом, установленным для специализированных фондов поддержки малого предпринимательства. Они ориентированы на осуществление прямых инвестиций в эффективные инновационные проекты малых предприятий, на участие в реализации этих проектов, а также на принятие других мер поддержки малых инновационных компаний.

И, наконец, в-шестых, в структуре механизма государственной поддержки инновационной деятельности должна присутствовать система контроля за эффективностью вложения средств в инновационную деятельность, основу которой могут составить независимые экспертные оценки полученных результатов. При этом круг экспертов, осуществляющих оценку полученных результатов инновационной деятельности, не должен пересекаться с кругом экспертов, осуществляющих отбор лучших инвестиционных проектов в сфере инноваций на предыдущем этапе.

Таким образом, в настоящее время механизм государственной инвестиционной поддержки инновационной деятельности в нашей стране включает лишь отдельные, не связанные между собой элементы, использование которых не приводит к созданию единой системы государственного стимулирования развития инновационной среды. В связи с этим высказанные выше положения, раскрывающие один из принципов инновационного права, могут быть востребованы для формирования указанного государственного механизма, что позволит эффективно поддерживать инновационные разработки и способствовать их внедрению в различные сферы жизнедеятельности российского общества.

3. Принцип разграничения предметов ведения между федеральными и региональными органами власти в области правового регулирования общественных отношений, составляющих предмет инновационного права.

Для правового обеспечения инновационной деятельности определяющее значение имеет федеральное законодательство. Анализируя правовые условия развития инновационной деятельности в России, следует отметить, что на федеральном уровне принят целый ряд важных стратегических документов, а также специальных законов и подзаконных актов. Это Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации

на период до 2015 года[151] [152] [153]; Стратегия инновационного развития Российской

152

Федерации на период до 2020 года ; часть четвертая Г ражданского кодекса РФ (права на интеллектуальную собственность) ; Налоговый кодекс РФ (в части, регулирующей налогообложение результатов научной и инновационной деятельности)[154]; законы «О науке и государственной научно-технической политике»[155], «Об особых экономических зонах в Российской Федерации»[156] [157].

Это законодательство дополняется и развивается. Например, в июле 2011 года в Закон о науке был включен раздел о государственной поддержке инновационной деятельности, определяющий основные принципы государственной поддержки инновационной деятельности, субъекты и формы предоставления такой поддержки, полномочия в этих вопросах органов государственной власти Федерации и регионов, а также условия и порядок финансирования.

В Законе о науке определены формы государственной поддержки инновационной деятельности, которые вправе осуществлять, помимо федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления. В частности, к таким формам относятся следующие: предоставление льгот по уплате налогов, сборов, таможенных платежей; предоставление образовательных услуг, информационной и консультационной поддержки; финансовое обеспечение (субсидии, гранты, кредиты, займы, гарантии, взносы в уставный капитал);

содействие в формировании спроса на инновационную продукцию; реализация целевых программ, подпрограмм и проведение мероприятий в рамках государственных программ; поддержка экспорта; обеспечение инфраструктуры и др.

К сожалению, приходится констатировать, что Закон о науке не устанавливает порядок взаимодействия различных органов власти, в связи с чем в нем предлагается предусмотреть координирующий механизм и организационное единство органов власти всех уровней - Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований , поскольку инновационная деятельность осуществляется одновременно и на территории всей России и в пределах отдельных территорий, например, в кластерах[158] [159].

Одной из проблем правового обеспечения инновационной деятельности является отсутствие на федеральном уровне комплексного пакета нормативных правовых актов в области управления и регулирования инновационной сферы. Существующие же законы часто носят декларативный характер, не содержат конкретных механизмов их реализации. В решении данных проблем важную роль должны играть регионы. Однако, к сожалению, у них не всегда есть на то полномочия.

В последнее время существенно возрастает количество нормативноправовых актов, регулирующих развитие инновационной деятельности в субъектах РФ. Так, в период с 1997 по 2005 гг. на местном уровне было принято более тридцати законов, регламентирующих данный вопрос. Такая интенсификация местной законотворческой деятельности была вызвана фактической остановкой нормотворческого процесса относительно инновационного права на федеральном уровне.

Примером одного из наиболее продвинутых регионов в вопросах детализации и развития федерального законодательства может служить

Республика Татарстан[160]. В республике принят ряд специальных законов, оказывающих существенное влияние на развитие инновационной сферы. Это законы «Об инвестиционной деятельности», «Об инновационной деятельности», «О государственно-частном партнерстве». В их развитие приняты подзаконные нормативные акты, направленные на создание механизмов коммерциализации результатов научно-исследовательской деятельности, определяющие механизмы предоставления льгот по налогам и платежам, формирующие мероприятия по развитию малого и среднего предпринимательства. Например, в республиканском законе «Об инновационной деятельности» определены принципы инновационной политики, а также урегулированы отношения, возникающие в связи с установлением и реализацией мер государственной поддержки инновационной деятельности. Для получения льгот по налогу на прибыль - 13,5 % (вместо 20 %) в части, поступающей в республиканский бюджет, а также на имущество - 0,1 % (вместо 2,2 %) появилась возможность заключить соответствующий инвестиционный договор.

В республике утверждена Концепция долгосрочной целевой программы «Развитие рынка интеллектуальной собственности в Республике Татарстан на 2012-2020 годы», разработан Инновационный меморандум республики на 2011 -2013 годы, положения которого носят обязательный характер для органов исполнительной власти республики и рекомендательный - для органов местного самоуправления и других субъектов инновационной деятельности. Результаты исполнения Меморандума освещаются в ежегодно публикуемом государственном докладе «Об итогах инновационной деятельности в Республике Татарстан».

В Оренбургской области принят Закон «О государственной поддержке инновационной деятельности в Оренбургской области»[161], который регулирует организационные, правовые и финансовые отношения между органами государственной власти области и субъектами инновационной деятельности, определяет направления и формы поддержки субъектов инновационной деятельности. Государственная поддержка инновационной деятельности на территории Оренбургской области осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормами международного права и соглашениями РФ, Законами Оренбургской области «О промышленной политике в Оренбургской области», «О технопарках в Оренбургской области», «О государственной поддержке инновационной деятельности в Оренбургской области» и иными нормативными правовыми актами Оренбургской области.

Вместе с тем многие законы субъектов РФ просто дублируют нормы, содержащиеся в федеральном законодательстве. Это объясняется тем, что отношения, возникающие при осуществлении инновационной деятельности, очень близки к гражданскому праву, регулирование которого относится к федеральному уровню и не входит в компетенцию субъектов Федерации.

С нашей точки зрения, такое положение дел представляет собой очевидную теоретическую проблему. При ее рассмотрении большинство ученых исходят из того факта, что необходимо исключить не повторение норм федерального законодательства в региональных актах, а допущение противоречий в системе законодательства, регулирующего инновационную деятельность на всех уровнях[162].

В этой связи следует отметить, что субъекты Федерации, будучи государственными образованиями, вправе осуществлять нормотворческую деятельность. Правовой основой разделения полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в области нормотворчества является, как известно, Конституция РФ (ст. 71, 72, 73, 76), нормы которой призваны обеспечить внутреннее единство российской правовой системы и верховенство федеральных законов над законами субъектов Федерации. Это положение объясняется тем, что интересы единого экономического пространства могут быть реализованы только через государственную власть Российской Федерации.

Собственная государственная власть субъектов Федерации проявляется в сфере совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ) и в сфере самостоятельного правового регулирования (ст. 73, 76 Конституции РФ). Применительно к сфере регулирования инноваций формируются вертикальные отношения, которые связаны с управлением инновационной деятельностью на местном уровне, определением концепции ее развития, созданием системы инфраструктуры и стимулов ее развития. При этом юридическое оформление такого рода отношений должна соответствовать запросам и потребностям каждого отдельного региона в сфере развития инновационной деятельности.

Представляются, что указанные полномочия относятся в большей степени к области административного, финансового и иных отраслей публичного права. Исходя из этого, и должен формироваться предмет инновационного законодательства на региональном уровне.

В настоящее время предмет правового регулирования в большинстве принятых актов субъектов РФ оказывается недостаточно ясен, не всегда учитываются смежные сферы регулирования, нередко присутствует дублирование норм. Так, например, Закон «Об инновационной деятельности в городе Москве»[163] в главе 1 «Общие положения» содержит всего три статьи, в числе которых нормы о сфере действия закона, основных понятиях, используемых в законе, а также статья о правовых основах инновационной деятельности, содержащая абстрактный набор правового обеспечения без привязки к конкретному законодательству. Размежевание с нормами гражданско-правовой принадлежности, несмотря на то, что «действие настоящего закона распространяется на отношения, возникающие при осуществлении инновационной деятельности», совсем не проводится.

Аналогично сформулирован и предмет регулирования Закона Вологодской области «Об осуществлении научной, научно-технической и инновационной деятельности на территории Вологодской области». Согласно преамбуле Закон обеспечивает реализацию Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» на территории области, регулирует общие вопросы осуществления научной, научнотехнической и инновационной деятельности, взаимоотношений между субъектами научной, научно-технической и инновационной деятельности, органами государственной власти и потребителями научной и научнотехнической продукции (работ и услуг). Закон от 2 октября 2000 года № 145 «О научно-технической и инновационной деятельности в Новгородской области» и Закон от 11 марта 2004 года № 13 «Об инновационной деятельности в Ставропольском крае» вообще не содержат определения предмета правового регулирования.

Еще одна проблема заключается в том, что в законах Федерации, посвященных инновационной деятельности, по-разному определяется содержание основных понятий. Анализ регионального инновационного законодательства, проведенный М.В. Волынкиной, выявил, что ровно половина законов, регулирующих инновационную деятельность, не содержит определения термина «инновация», а в других региональных актах можно

164

увидеть различные подходы к раскрытию данного понятия .

Таким образом, в отсутствие единого консолидирующего закона на федеральном уровне правовое регулирование инновационной деятельности более комплексно осуществляется на региональном уровне. В то же время [164] важно отметить, что законы субъектов Российской Федерации характеризуются низким уровнем юридической техники, в ряде случаев не определяют с достаточной степенью ясности предмет правового регулирования, не устанавливают четкого понятийного аппарата. Вследствие этого на региональном уровне не обеспечивается единообразное применение норм права при регулировании сходных общественных отношений.

4. Принцип свободного коммерческого использования результатов интеллектуальной (творческой) деятельности.

В соответствии со статьей 1229 Гражданского кодекса РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности (правообладатель), вправе использовать такой результат по своему усмотрению в рамках определенных законом способов. По общему правилу именно правообладатель изначально обладает исключительным правом на распоряжение результатом интеллектуальной деятельности по своему усмотрению[165]. Причем в этом случае речь идет о распоряжении именно правом (например, правообладатель передает другим лицам право на использование топологии интегральной микросхемы).

Использование результата интеллектуальной деятельности, являющегося по своей природе объектом идеальным, практически тождественно реализации идеи в виде готового товара. Данное утверждение опирается на господствующую среди специалистов точку зрения, в соответствии с которой результаты творчества можно и даже нужно рассматривать в качестве товара[166]. Однако, в отличие от обычных товаров, продукты творческой деятельности, если они не обеспечиваются правовой охраной со стороны государства, не в состоянии приносить их владельцам сколько-нибудь гарантируемые прибыли. После того, как они становятся

известными обществу, они перестают быть объектами обладания одного или нескольких лиц. При отсутствии специальной правовой охраны каждый член общества, имеющий необходимые экономические ресурсы, может использовать их для извлечения прибыли, поэтому средством

предотвращения такой ситуации служит институт исключительного права на результаты творческой деятельности.

Исключительное право - это абсолютное право на нематериальные блага, выраженные в какой-либо материальной форме. Поскольку невозможно воздействовать непосредственно на нематериальный объект, невозможно его изъять, а можно оказать влияние лишь на действия, которые должно или не должно совершить третье лицо, то специфичны и способы защиты исключительного права. Это может быть предписание произвести оповещение о допущенном нарушении, или изъятие материальных носителей нематериального объекта (контрафактных вещей), или, наконец, возмещение убытков.

Приведем пример из судебной практики. Федеральное агентство геодезии и картографии обратилось в Арбитражный суд Камчатской области с иском к ОАО «Камчатский печатный двор» о защите авторских прав путем запрета распространения ответчику буклета «Экскурсии на лососевые рыболоводные заводы Камчатки», обязания изъятия всех экземпляров этого буклета и взыскания компенсации. В обоснование исковых требований истец сослался на незаконное использование ОАО «Камчатский печатный двор» картографических материалов при издании вышеназванного буклета, повлекшее нарушение исключительных прав государства на картографические объекты интеллектуальной собственности. Поскольку решением суда исковые требования полностью удовлетворены, то ответчику - ОАО «Камчатский печатный двор» - запрещено распространение буклета «Экскурсии на лососевые рыболоводные заводы Камчатки». Кроме того, ответчик обязан изъять все экземпляры буклета из торговой сети, и с него взыскана в доход федерального бюджета компенсация за нарушение авторских прав[167].

Поскольку право на результаты интеллектуальной деятельности имеет абсолютный характер, исчерпывающий перечень охраняемых объектов должен устанавливаться в законе, равно как и содержание закрепляемых на них прав. Установление абсолютного права - необходимая предпосылка хозяйственного оборота. Следовательно, исключительное право выполняет в отношении результатов творчества ту же функцию, что и право собственности в отношении материальных вещей. В этой связи важно подчеркнуть, что исключительные права могут возникать по отношению не ко всякому результату интеллектуальной деятельности. В частности, изобретение, охраняемое с помощью введения режима государственной тайны, не предполагает обязательное патентирование.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности в данном случае не возникает.

Российская концепция прав на результаты интеллектуальной деятельности представляется несовершенной не только с точки зрения практического использования таких результатов, но и с позиции международных соглашений. Так, например, определение интеллектуальной собственности, содержащееся в статье 2 Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности[168], и заключающееся во «всех других правах, являющихся результатом интеллектуальной деятельности», позволяет трактовать ее как наличие любых прав на любой результат интеллектуальной деятельности. Исходя из этого, можно утверждать, что на любой вновь созданный результат интеллектуальной деятельности его автор или иной правообладатель сразу же получает права пользования и распоряжения, хотя эти права и не носят исключительного характера. На это указывал в свое время один из основоположников российского патентного права А.А. Пиленко, говоря, что «изобретатель даже и до заявки может продавать свое право»[169] [170] [171].

Результат интеллектуальной деятельности, на который возникают исключительные права, будет отличаться от остальных результатов только наличием у его субъекта такого правомочия, как возможность запрета третьим лицам использовать тождественные объекты. Про эту особенность изобретений, защищенных патентами, также упоминал А.А. Пиленко, отмечая, что «патентное право есть право запрещения, обращенное ко всем

170

третьим лицам» .

Однако нерешенными остаются несколько очень важных вопросов. Во- первых, сводится ли исключительное право только к праву на использование указанных объектов, или оно включает и некоторые другие правомочия (например, право на распоряжение). Во-вторых, что такое использование того или иного объекта, на который признано исключительное право. Так, например, Э.П. Гаврилов высказал мнение, что использование для каждого отдельного вида результатов интеллектуальной деятельности - это своеобразное понятие: «использование» запатентованного изобретения отличается от «использования» товарного знака и т.д. Это мнение не вызвало возражений. А это означает, что содержащееся в статье 1229 ГК РФ общее «право на использование» не имеет реальной сферы применения. В- третьих, из этого следует, что право на использование, входящее в состав исключительного права (а может быть, составляющее все его содержание), так же, как и вообще исключительное право, признается лишь в случаях и в порядке, установленных Гражданским кодексом РФ и другими законами. Таким образом, в нормах, относящихся к результатам интеллектуальной

деятельности, могут содержаться исключения из права на использование (случаи «свободного использования»).

Следовательно, исключительное право правообладателя на использование результата интеллектуальной деятельности означает, что только правообладатель может использовать принадлежащий ему объект. Все третьи лица не вправе этого делать, они могут осуществлять использование объекта лишь с разрешения правообладателя, иначе их действия неправомерны. Такое разрешение дается, как правило, путем заключения договора, предусматривающего предоставление лицензии на условиях выплаты вознаграждения. Правообладатель может выдать лицензию одновременно нескольким лицам либо может вообще уступить свое право на использование результата творчества другому лицу.

В этой связи в настоящее время чрезвычайную актуальность приобретает вопрос о приобретении прав на результаты инновационной деятельности, полученные за счет средств государственного бюджета. В этой связи нормы действующего законодательства обеспечивают возможности для закрепления прав за уполномоченными государственными органами на все результаты такой деятельности, полученные с помощью

172

государственного финансирования .

В тоже время коммерческая ценность результатов инновационной деятельности определяется перспективами их внедрения. В этой связи представляется, что законодательство должно гарантировать государству не только исключительные права в отношении инновационных разработок, но и возможности для их активного освоения в рамках перехода к инновационной экономики. Таким образом, возникает настоятельная необходимость в создании правил введения результатов инновационной деятельности в хозяйственный оборот. При этом должны быть решены следующие задачи: [172]

1. Обеспечен особый порядок снятия режима государственной тайны в отношении результатов разработок;

2. Определены критерии отнесения сведений о научных разработках к общедоступным;

3. Регламентирован вопрос о распоряжении правами на результаты

- 173

интеллектуальной деятельности путем их уступки .

Однако именно игнорирование интересов разработчиков стало одной из главных причин стагнации процесса коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. В настоящее время в некоторых случаях права закрепляются за исполнителем, поскольку государство не всегда имеет возможность обеспечить внедрение полученных результатов в производство. Согласно статье 1547 Гражданского кодекса РФ преимущественное право на заключение с Российской Федерацией или субъектом РФ договора о приобретении права на технологию имеет при прочих равных условиях исполнитель, которым было организовано создание результатов интеллектуальной деятельности, входящих в состав единой технологии. Это положение находит свое развитие в Федеральном законе от 25 декабря 2008 года № 284-ФЗ «О передаче прав на единые технологии» , в соответствии с которым также исполнителю предоставлено преимущественное право на приобретение прав на единые технологии при проведении конкурсов или аукционов на право заключения договоров о передаче прав на единые технологии.

Следовательно, в действующем российском законодательстве провозглашается возможность договорного метода урегулирования отношений между государством и исполнителем научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по поводу охраноспособных объектов. Вместе с тем следует согласиться с мнением О.А. Г ородова о том, что «вводя институт использования результатов интеллектуальной деятельности в [173] [174] составе единой технологии в гражданско-правовой обиход, законодатель стремился, по всей вероятности, сконструировать цивилистический инструментарий, позволяющий избежать необоснованного использования бюджетных средств, выделяемых на научные разработки и их внедрение в производственные процессы. Целесообразность такого конструирования весьма сомнительна, поскольку публично-правовые по своей природе проблемы невозможно корректно и в полной мере разрешить посредством

175

использования механизмов гражданско-правового регулирования» .

Изложенное позволяет сделать вывод, что в целях предупреждения споров, обеспечения определенности в отношении субъекта прав на результаты научно-технической деятельности, а также реализации воли государства необходимо предоставить авторам свободу коммерческого использования созданных ими результатов интеллектуальной деятельности при безусловном выполнении требований государства, в частности, в сфере обороны и национальной безопасности, тем более что сегодня в хозяйственном обороте России находится менее одного процента результатов научно-технической деятельности[175] [176].

Таким образом, в инновационном законодательстве РФ следует не только закрепить принцип свободного коммерческого использования результатов интеллектуальной деятельности, но и обеспечить его исполнение путем принятия взвешенной и экономически обоснованной государственной научно-технической политики.

5. Принцип взаимодействия и взаимосвязи творческих и предпринимательских начал в процессе осуществления инновационной деятельности.

Инновационная деятельность на первых этапах имеет характер творческой деятельности и только потом - предпринимательской. В этой связи можно привести высказывание известного исследователя Питера Бергера: «Индустриальный капитализм создал величайшие за всю историю человечества производительные силы как следствие естественного соединения двух разновидностей человеческой изобретательности: предпринимательской и инженерной». Развивать эти две разновидности человеческой изобретательности может только общество, опирающееся на креативную энергию конкретных людей. Активное сотрудничество государства и предпринимателей, а не торможение и сдерживание предпринимательских усилий, позволят на основе человеческой изобретательности достичь реального успеха. Для процветания общества необходимы деловая экономическая среда, экономическое равенство и свобода творчества людей.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому свободу творчества и охрану законом интеллектуальной собственности (ст. 44). Творчество как составная часть духовной деятельности человека представляет собой открытие и созидание чего-то нового, оригинального. Творение есть процесс и результат духовно-волевой, разумной работы личности, благодаря которым удовлетворяются ее запросы и потребности.

Однако в действующем законодательстве не дается легального определения понятия «творчество». В литературе творчество [177] рассматривается в двух аспектах: как процесс творческой деятельности и как ее результат, облеченный в конкретную объективную форму.

Представляется, что в общем виде творчество следует характеризовать в качестве деятельности, результатом которой становится появление нечто нового, ранее не существовавшего . В этом смысле творчество как вид деятельности отличается оригинальностью, уникальностью и

179

неповторимостью .

Специфика творчества как особого вида деятельности выражается в том, что оно построено на основе использования возможностей человеческого интеллекта. В этом смысле творчество изначально целесообразно и должна служить удовлетворению общественных потребностей. Эти характеристики предполагают особые требования к

творческой личности, главным из которых является повышенная

180

ответственность за результаты деятельности .

Еще одной особенностью творческой деятельности является наличие диалектической связи между различными его видами. В частности, можно констатировать очевидную связь между научным и литературнохудожественным творчеством, поскольку грамотное изложение получаемых результатов требует обладания творческими способностями .

В условиях современного развития существенно возрастает роль и значение научного и технического творчества. Это обусловлено темпами внедрения новшеств в производство. [178] [179] [180] [181]

Научно-техническое творчество заслуживает особого внимания, так как этот вид творчества представляет собой процесс получения новых результатов в научно-производственном цикле.

Творчество в инновационной сфере тесно связано с отношениями общественного воспроизводства. Отсюда вытекает, что создание какого-либо изобретения посредством творческой деятельности возможно, если в этом изобретении назрела экономическая или общественная необходимость, а наряду с социальными и юридическими предпосылками имеются соответствующие технические условия.

Однако существуют причины, препятствующие творческой активности, - это политические, социальные, правовые и экономические факторы. Правовая составляющая проявляется в следующем. Свобода творчества означает, что государство должно осуществлять минимум вмешательства в творческую деятельность, одновременно обеспечивая правовые гарантии охраны данной свободы. Вместе с тем свобода творчества не может быть абсолютной, поскольку возможно злоупотребление этой свободой. Творческий человек живет в обществе, и ради обеспечения публичных интересов и прав других лиц законодательство содержит некоторые ограничения этой свободы (ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Между тем, воспроизведя в Конституции Российской Федерации 1993 года ряд норм Декларации прав и свобод человека и гражданина РФ о свободе научного творчества и охране интеллектуальной собственности, что является фактом, безусловно, положительным, но, не закрепив в ней обязательств государства по отношению к научному сообществу, законодатель как бы освободил государство от ответственности за судьбу своих ученых и науки в целом. По сравнению с прежней Конституцией СССР [182]

1977 года наши граждане формально утратили конституционное право претендовать на государственную поддержку и фактически лишились правового фундамента, который придавал устойчивость всему научнотехническому потенциалу и его развитию. Отсутствие четкого

конституционного базиса научно-технического развития сопровождается неопределенностью инновационной политики и неразработанностью концептуально выдержанного, систематического, планомерного правового регулирования сферы науки.

К социальным факторам следует отнести то, что в результате научнотехнического прогресса научное творчество становится более

коллективизированным, поскольку для внедрения инноваций необходима инновационная компания, в которой возможно разделение труда на пути от достижения творческого результата до его практической реализации. Кроме того, современные инновационные процессы достаточно сложны и требуют проведения анализа закономерностей их развития. Для этого нужны специалисты, которые должны обладать качествами традиционного менеджера и ученого-исследователя, а также быть квалифицированными экономистами, способными оценить эффективность инноваций. Такие инновационные менеджеры выполняют функции создания творческих коллективов, поиска и распространения новшеств, формирования заказов на научные исследования и разработки. Они способствуют инновационному процессу, прогнозируют возможные риски и пути их преодоления. Конечно, творческую деятельность трудно спланировать, но инновационный менеджер должен обеспечить максимально возможное соответствие задач и необходимых для их решения специалистов.

Среди вышеперечисленных причин снижения творческой активности в обществе именно экономическая представляется наиболее значимой. Творческому подходу противостоит риск автора потерять свое изобретение и [183]

оказаться без вознаграждения в случае его коммерциализации. В связи с этим представляется возможным передать права на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет бюджетных средств, в заявительном порядке организациям-разработчикам или самим авторам. В том случае, если организация-разработчик получила в соответствии со своей заявкой права на результаты интеллектуальной деятельности, эта организация обязана заключить договор с авторами, в котором оговариваются размер авторского вознаграждения, условия и порядок его выплаты. Кроме того, в договоре следует определить сроки начала коммерциализации, то есть выдачи лицензий заинтересованным лицам. Договор также должен содержать условие о неустойке, которую организация обязана выплатить авторам в случае, если к определенному сроку не выдана ни одна лицензия, или выдано меньше лицензий или на меньшую сумму, чем предусмотрено в договоре. Размер неустойки может определяться в зависимости от неполученного авторского вознаграждения. В этом случае авторы могут обратиться с заявкой в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и переоформить на себя права на результаты интеллектуальной деятельности.

Важным стимулом для инноваторов в условиях современного экономического развития являются возможности выхода на международный рынок. В этой связи сегодня чрезвычайно быстрыми темпами происходит расширение объемов рынка патентов. В этой связи доля интеллектуального капитала в структуре капитализации высокотехнологического предприятия достигает сегодня 85 % уровня. В этой связи приоритетной задачей экономического развития развитых стран является организация процесса непрерывного освоения новых технологий, что предполагает отслеживание будущих инноваций еще на этапе их появления.

Российская экономика значительно менее восприимчива к использованию новейших технологий из-за нехватки долгосрочных инвестиций и оборотного капитала, что является необходимым условием для коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. Практика внедрения изобретений, охраняемых патентами, показывает, что даже, несмотря на возможность их бесплатного использования, частные инвесторы неохотно вкладывают свои средства в реализацию подобных проектов. Как правило, используются те изобретения, внедрение которых не требует значительных и долгосрочных инвестиций, но имеет короткие сроки окупаемости. В связи с этим необходимо создание привлекательных условий для негосударственных инвестиций в процесс коммерциализации результатов творчества.

Одним из способов повышения инновационной активности частного бизнеса может стать расширительная трактовка исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности в Гражданском кодексе РФ. В рамках современного законодательства ведущим актором интеллектуальной деятельности признается гражданин, осуществляющий творческую деятельность.

В то же время в двусторонних международных соглашениях, заключаемых ранее СССР, а теперь - Российской Федерацией, устанавливаются иные правила. На международном уровне принято исходить из критериев творческого и материального вклада в создание результата интеллектуальной деятельности. Лицо, вложившее средства в процесс разработки новшества, также приобретает права на этот результат. Ведь очевидно, что многие важные для государства работы не были бы произведены без финансового участия заинтересованных частных лиц. Закрепленная в нашем законодательстве формулировка в части творческого вклада в создание результата интеллектуальной деятельности не способствует развитию инновационной деятельности. В этой связи желательно предоставить возможность инвестору благодаря своему материальному вкладу стать совладельцем патента наряду с лицом, внесшим творческий вклад в разработку научной проблемы. Такой подход поможет предпринимателям вернуть вложенные средства посредством продажи патентов, в том числе и на международных рынках интеллектуальной собственности, и, в конечном итоге, приведет к росту числа запатентованных изобретений.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что в процессе инновационной деятельности находят проявление и творческие и предпринимательские начала, которые тесно между собой взаимосвязаны. Закрепление в инновационном законодательстве соответствующего принципа будет способствовать тому, что патентообладателями станут квалифицированные, знающие сферу применения своих изобретений и, самое главное, экономически заинтересованные лица. Все это может дать новый импульс оживлению инновационных процессов в нашей стране.

6. Принцип минимизации инновационного риска, возникающего в процессе инновационной деятельности.

В современных условиях развития рыночных отношений в России инновации являются одним из главных способов выживания субъектов предпринимательства. Тем не менее инновационная деятельность предпринимателя в большей степени, чем другие направления его деятельности, сопряжена с риском.

Риск инновационной деятельности определяется как возможность неблагоприятного осуществления процесса и/или результата внедрения новшества. Такие риски могут возникнуть:

- при внедрении более дешевого метода производства (риск неправильной оценки спроса на производимый товар или услугу);

- при создании нового товара или услуги на старом оборудовании (риск несоответствия качества продукции в связи с использованием старого оборудования);

- при производстве нового товара или услуги при помощи новой техники или технологии (все перечисленные выше риски и риск невозможности продажи созданного оборудования в случае неудачи).

Важнейшим методом снижения инновационных рисков является их страхование . Отношения страхования юридически оформляются договором страхования инновационной деятельности, сторонами которого выступают страховая организация (страховщик) и организация, осуществляющая инновационную деятельность (страхователь). Страховой случай по такому договору специфичен - им является наступление одного из перечисленных выше рисков.

При этом следует отметить, что из всех способов передачи риска страхование наиболее привлекательно, так как ресурсы для покрытия своих потерь инновационные фирмы получают от страховых организаций быстрее, чем из любого другого источника.

Однако страхование как метод минимизации риска имеет ряд ограничений. В первую очередь это высокий размер страхового взноса, устанавливаемого при заключении договора страхования . Другим ограничением использования страхования является то, что некоторые инновационные риски не принимаются к страхованию (например, не страхуются риски венчурных инвестиций и риски, вероятность наступления которых велика). Эти и другие причины в значительной степени снижают интерес страховых компаний к разработке программ страхования инновационной деятельности, которые к тому же представляются достаточно нестандартными для России, но в которых российский страховой рынок заинтересован с точки зрения дальнейших перспектив его развития. Так, ряд крупных российских страховых компаний, занимающих первые места в рейтингах, в настоящее время разрабатывают подобные проекты.

7. Принцип информационной безопасности инновационной деятельности. [184] [185]

Инновационная деятельность самым тесным образом связана с информацией. Информация является ценнейшим интеллектуальным ресурсом в системе жизнеобеспечения общества, важнейшей частью его интеллектуальной собственности, доля которой постоянно возрастает. В этой связи можно сказать, что информатизация - это инфраструктура интеллектуальной собственности, ибо интеллектуальная деятельность берет свое начало с информации как фундаментальной базы.

Согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[186] информация - это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Информация способна выступать объектом любых правовых отношений, в том числе гражданских, трудовых, хозяйственных, административных, уголовных и др. Информация имеет идеальную природу, является разновидностью нематериальных объектов, а потому непотребляема и подвержена только моральному, а не физическому износу. Будучи нематериальным благом, информация не существует без материального носителя, каковым может служить любой предмет материального мира. В то же время информация независима от материального носителя, ибо легко преобразуется из одной формы в другую, переносится с одного материального объекта на другой. Информация нелинейна по своему характеру, то есть ее количественные и качественные характеристики не зависят друг от друга, а последствия передачи информации или сохранения ее в тайне не зависят от затрат на ее передачу или обеспечение конфиденциальности.

Информация неисчерпаема, фактически неотчуждаема, так как способна копироваться, тиражироваться, поддаваясь неограниченному распространению, в том числе среди неопределенного круга лиц, сохраняясь на прежних объектах; субъект, передающий информацию другому лицу, остается обладателем этой информации. Одной и той же информацией одновременно и повсеместно может обладать неограниченное количество субъектов, получивших эту информацию самостоятельно или посредством третьих лиц.

Перечисленные особенности информации подтверждают тезис о том, что права обладателя информации могут легко нарушаться, тем более что информация не поддается правовой охране посредством установления исключительных прав, кроме такой специфической разновидности информации, как секрет производства (ноу-хау), обладателю которого принадлежит исключительное право его использования любым способом, не противоречащим закону. Однако лицо, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства (ст. 1466 ГК РФ).

Кроме того, исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание, которая, по сути, и представляет собой режим коммерческой тайны. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей (ст. 1467 ГК РФ). Таким образом, право на секрет производства (ноу-хау) есть своеобразное исключительное право, которое носит абсолютный характер и является по своей природе имущественным правом. Права на секреты производства (ноу-хау) могут охраняться посредством установления в отношении такой информации режима коммерческой тайны.

Отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау), регулируются Федеральным законом от 29

1 Я7

июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» . Спорным представляется положение пункта 1 статьи 6 этого Закона, согласно которому обладатель коммерческой тайны по мотивированному требованию (с указанием цели и основания затребования информации) органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставляет им на безвозмездной основе информацию, составляющую коммерческую тайну. Пункт 2 статьи 6 Закона о коммерческой тайне наделяет упомянутые органы правом, в случае отказа обладателя коммерческой тайны предоставить соответствующую информацию, затребовать ее в судебном порядке.

Более того, в статье 15 указанного Закона предусмотрена ответственность обладателя коммерческой тайны за ее непредставление органам государственной власти и местного самоуправления, а также за воспрепятствование ее получению должностными лицами этих органов . Не совсем понятно, с какой целью и на каком основании произошло существенное расширение полномочий ряда органов. Но вполне очевидно, что наделение любых органов (кроме суда и прокуратуры) правом затребования коммерческой тайны, в том числе ноу-хау, - это грубое вмешательство государства в частнопредпринимательскую деятельность хозяйствующих субъектов.

Сложившуюся ситуацию не спасают и нормы статьи 13 Закона о коммерческой тайне об охране конфиденциальности информации при ее предоставлении. В этой статье декларируется обязанность органов власти создать условия, обеспечивающие охрану конфиденциальности предоставляемой им информации. Устанавливается, что должностные лица этих органов не вправе передавать другим лицам коммерческую тайну, а [187] [188]

также не вправе использовать ее в корыстных или иных личных целях. Провозглашается также ответственность (без указания на ее вид) должностных лиц этих органов в случае нарушения ими

конфиденциальности информации. Нетрудно догадаться, к каким последствиям приведет практика применения нормы о предоставлении

189

коммерческой тайны (особенно ноу-хау) ее обладателем в любые органы.

Важно отметить, что в соответствии с действующим

законодательством защите подлежат лишь результаты интеллектуальной деятельности, отнесенные к коммерческой или служебной тайне. Во всех остальных случаях режим конфиденциальности информации о сущности новшества не гарантируется.

В этой связи согласимся с мнением Г.Д. Отнюковой о необходимости введения в гражданское законодательство нормы о защите незапатентового результата интеллектуальной деятельности, которое должно быть основано на обязательном оповещении об имеющихся правах третьих лиц. Примером в законодательстве уже есть - им можно считать Федеральный Закон от 26 июля 2006 г. «О защите конкуренции»[189] [190], в соответствии с которым запрещается недобросовестная конкуренция, осуществляемая на основе получения незаконного доступа к той или иной информации[191]. Кроме того, в контексте обеспечения права на защиту информации представляется необходимым обеспечить расширение его правомочий, которые должны выражаться в праве получения объективной информации, праве на опровержение, запрете принуждения передачи информации, а также в введении ответственности за информационные преступления.

Рассмотренный перечень принципов информационного права не является исчерпывающим. Представляется, что регламентация данного вопроса имеет устойчивую тенденцию к развитию. Базой для него должна являться согласованность правовых норм в контексте обеспечения эффективности механизма практической реализации принципов правового регулирования.

Установление и обоснование принципов инновационного права имеет большое практическое, методологическое и научное значение, поскольку лишь на основе руководящих начал возможно обеспечивать внутренне непротиворечивую трактовку и применение правовых норм, а значит эффективное правовое регулирование сферы инновационного права.

Принципы инновационного права действуют в системе, обеспечивая целенаправленное регулирование общественных отношений, образующих его предмет. Система принципов инновационного права складывается из общеправовых, межотраслевых, отраслевых принципов и некоторых собственных принципов. При этом тот факт, что инновационное право обладает собственными принципами, свидетельствует о его юридическом своеобразии и возможности быть обособленным в системе российского права в качестве подотрасли предпринимательского права.

На основании изложенного инновационное право как подотрасль предпринимательского права представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в процессе создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, а также в результате государственного воздействия на этот процесс посредством императивно-диспозитивного метода правового регулирования. Приведенное определение раскрывает понятие инновационного права именно как подотрасли права. Следует иметь в виду, что термин «инновационное право» используется также в значениях подотрасли законодательства, научной дисциплины и учебного курса.

<< | >>
Источник: Ефимцева Татьяна Владимировна. МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме Принципы инновационного права:

  1. 11.3.1. Инновационная деятельность на предприятии и трудности при освоении нововведений
  2. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  3. Раздел III Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари
  4. Раздел XIII Муниципальное избирательное право и процесс
  5. Право, применимое Международным уголовным судом при осуществлении его деятельности
  6. Общая характеристика прав потребителей.
  7. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
  8. 3.2. Особенности правового регулирования организации и деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: современное состояние и динамика развития
  9. 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права
  10. Предмет и метод инновационного права России
  11. Принципы инновационного права
  12. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  13. 3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности
  14. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность
  15. Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации
  16. §1. Роль общих принципов права для проектируемой конфигурации латиноамериканской системы договорного права
  17. §2.1. Развитие защиты прав инвалидов на международном уровне (на примере документов ООН)
  18. § 1. Сравнительно-правовой анализ статуса органов по содействию правам человека и их защите (западноевропейский вариант)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -