<<
>>

§ 2. Предпринимательская деятельность квазибанковских кредитных организации

Как следует из названия этого вида квазибанковских организаций они осуществляют свою деятельность в кредитном секторе. В литературе квазибанковские организации данного вида (к которым относят микрофинансовые организации, кредитные кооперативы, ломбарды, лизинговые, факторинговые компании) получили название микрофинансовых организаций, т.е.

организаций, специализирующихся на предоставлении займов и иных финансовых услуг незначительного размера определенным целевым группам клиентов (главным образом малым предприятиям и индивидуальным предпринимателям)[362] [363]. Не претендуя на то, чтобы критиковать этот, в общем-то, устоявшийся термин, в настоящей работе мы все же ограничим его использование по двум весомым соображениям. Во-первых, в соответствии с Федеральным законом от 2 июля 2010 года № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых

Л

организациях» (далее Закон о микрофинансовой деятельности)

микрофинансовой называется организация, зарегистрированная в форме фонда, автономной некоммерческой организации, учреждения (за исключением бюджетного учреждения), некоммерческого партнерства, хозяйственного общества или товарищества, осуществляющая

микрофинансовую деятельность и внесенная в государственный реестр микрофинансовых организаций в порядке, установленном данным законом. Таким образом, с точки зрения закона круг микрофинансовых организаций ограничен. Во-вторых, согласно ч. 3 ст. 3 названного закона, микрофинансированием могут заниматься и банки, и небанковские депозитно-кредитные организации, и другие юридические лица, поэтому, неверно связывать этот вид деятельности исключительно с

микрофинансовыми организациями. Микрофинансирование, как отдельное направление деятельности, проходит сквозной линией через различные виды субъектов банковской системы. В связи с этим, использование обобщающей категории «квазибанковские кредитные организации» видится нам предпочтительным.

Характеризуя деятельность квазибанковских кредитных организаций, прежде всего, необходимо сказать о легальной возможности, позволяющей им предоставлять своим клиентам денежные средства и ее отличии от аналогичной деятельности банков. Как указано в п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 5 Закона о банках размещение привлеченных во вклады и на банковские счета денежных средств физических и юридических лиц от своего имени и за свой счет является банковской операцией. Означает ли это, что подобную операцию запрещено осуществлять другим субъектам хозяйственного оборота? Российское законодательство не содержит четких критериев для разграничения кредитного договора и договора денежного займа за исключением субъектного состава. При этом деятельность по предоставлению кредитов может осуществляться только на основании лицензии и под контролем Банка России, а деятельность по предоставлению денежных займов таким ограничениям не подвергается. Банк России в своем

Письме от 02 февраля 2005 г. № 06-33-2/482[364] [365] [366] указывает, что

законодательство не относит деятельность по предоставлению займов исключительно к банковской деятельности и не ограничивает состав субъектов договора займа, поэтому организации, не являющиеся кредитными, вправе осуществлять указанную деятельность без банковской лицензии. Аналогичное мнение высказывается и судебными органами. Так, в 2009 году арбитражный суд в одном из дел указал, что «деятельность по предоставлению займов не является банковской операцией, требующей наличия специальной лицензии»1. Подобные трактовки позволяют предположить, что квазибанковские организации имеют возможность беспрепятственно предоставлять своим клиентам денежные средства на основании договора займа. Однако, этот вывод, несколько преждевременен, ибо в своем письме Банк России ничего не говорит об источнике происхождения денежных средств, могущих выступать предметом договора займа. Как полагают некоторые видные ученые, например, М.И.

Брагинский и В.В. Витрянский, видообразующим признаком кредитного договора как отдельного вида договора займа выступает то обстоятельство, что, по сути, имеет место сделка по распоряжению привлеченными

денежными средствами . Л.Г. Ефимова также считает, что право использовать в качестве займов привлеченные средства монопольно принадлежит банкам[367]. Оценивая высказанную позицию, мы полагаем, что она нуждается в некоторой корректировке. В соответствии с п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 5 Закона о банках, п. 2 ст. 845 ГК РФ кредитные организации имеют право размещать от своего имени и за свой счет не просто привлеченные денежные средства, но денежные средства, привлеченные во вклады и на банковские счета. Анализ данных норм, позволяет заключить, что именно это право и осуществляют исключительно банки. Остальная часть хозяйствующих субъектов строит свою деятельность в большей степени за счет собственных средств, которые вправе использоваться и в качестве займа. Вместе с тем, отдельные организации имеют возможность предоставлять займы и привлеченными денежными средствами, в виду чего мы причисляем их к квазибанковским кредитным организациям. Это убеждение зиждется на основе норм права: к примеру, основными источниками займов, которые предоставляются членам кредитного потребительского кооператива являются паевые и иные взносы членов кредитного кооператива (пайщиков), а также привлеченные средства, т.е. денежные средства, полученные кредитным кооперативом от членов кредитного кооператива (пайщиков) на основании договоров займа, иных договоров, предусмотренных Федеральным законом от 18 июля 2009 года № 190-ФЗ «О кредитной кооперации»[368] (далее - Закон о кредитной кооперации), а также денежные средства, полученные кредитным кооперативом от юридических лиц, не являющихся членами кредитного кооператива (пайщиками), на основании договора займа или кредита (п. 21 ч. 3 ст. 1, ч. 1 ст. 4, ст. 25). Пункт 4 ч. 1 ст. 9 Закона о микрофинансовой деятельности предоставляет микрофинансовым организациям право привлекать денежные средства в виде займов и (или) кредитов, добровольных благотворительных взносов и пожертвований, а также в иных не запрещенных федеральными законами формах с учетом ограничений, установленных п. 1 ст. 12 данного закона. Ограничений по привлечению микрофинансовыми организациями денежных средств от юридических лиц не предусматриваются. Также не предусматривается ограничений по распоряжению микрофинансовыми организациями привлеченными денежными средствами. Поэтому микрофинансовые организации вправе осуществлять микрофинансовую деятельность, используя для этой цели названные денежные средства. Таким образом, логично заключить, что банки для целей кредитования вправе использовать денежные средства, привлеченные во вклады и на банковские счета, а квазибанковские кредитные организации вправе передавать по договорам займа денежные средства, привлеченные по иным законным основаниям. Иные юридические лица использовать для целей предоставления денежных займов привлеченные денежные средства не могут, что подтверждается судебной практикой. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 04.08.2003г. № Ф09-2036/03-ГК сделан вывод, что деятельность общества по выпуску векселей не под конкретные хозяйственные сделки, а с целью привлечения денежных средств на условиях возвратности, платности и срочности неопределенного круга лиц, с целью их дальнейшего размещения по договорам займа от своего имени и за свой счет по своему содержанию и правовой природе соответствует отношениям, возникающим из договора банковского вклада, поэтому в обязательном порядке требуется ее лицензирование[369] [370] [371].

Суммируя вышеизложенное, мы можем заключить, что основной вид деятельности квазибанковских кредитных организаций заключается в систематическом предоставлении денежных займов за счет привлеченных и собственных средств. Опираясь на этот вывод, мы можем решить проблему отнесения работающих в кредитном секторе организаций к субъектам банковской системы. Как говорилось ранее, Л.Г. Ефимова к неформальным кредитным организациям причисляет микрофинансовые организации, разнообразные кооперативы, лизинговые компании и

л

ломбарды . С.В. Пыхтин включает в нижний уровень банковской системы микрофинансовые организации, кредитные потребительские кооперативы и

ломбарды . Д.Г. Алексеева считает необходимым включить в банковскую систему и факторинговые компании, деятельность которых «встроена» в рынок банковских услуг»[372] [373] [374]. О.М. Иванов к профессиональным кредиторам (займодавцам) помимо кредитных организаций относит микрофинансовые организации, кредитные кооперативы и ломбарды2.

Более того, Законом о потребительском кредите кредитные организации, микрофинансовые организации, кредитные и сельскохозяйственные кооперативы, а также ломбарды объедены в одну категорию субъектов, осуществляющих «профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов». При этом, под профессиональной деятельностью по предоставлению потребительских займов понимается - деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя по предоставлению потребительских займов в денежной форме, осуществляемая за счет систематически привлекаемых на возвратной и платной основе денежных средств и (или) осуществляемая не менее чем четыре раза в течение одного года (кроме займов, предоставляемых работодателем работнику, и иных случаев, предусмотренных федеральным законом).

Автор полагает, что не все названные организации, являются квазибанковскими. Микрофинансовые организации и кредитные кооперативы, как имеющие право привлекать на возвратной и платной основе денежные средства для их последующего размещения от своего имени и за свой счет, надлежит отнести к этой категории. Что же касается ломбардной, лизинговой и факторинговой деятельности, то, на наш взгляд, эти виды деятельности не являются квазибанковскими. В обоснование этой позиции, приведем следующие доводы.

В соответствии с п. 1 ст. 2 Федерального закона от 19 июля 2007 г. №

196-ФЗ «О ломбардах» ломбард - юридическое лицо - специализированная коммерческая организация, основными видами деятельности которой являются предоставление краткосрочных займов гражданам и хранение вещей. Заниматься какой-либо иной предпринимательской деятельностью, кроме представления краткосрочных займов гражданам, хранения вещей, а также оказания консультационных и информационных услуг ломбардам запрещено (п. 4 ст. 2). Цитируемые нормы показывают, что ломбард не вправе осуществлять кредитование граждан за счет привлеченных денежных средств, в связи с чем, его деятельность не носит характер квазибанковской. Данный вывод нашел поддержку в судебной практике. Так, в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05 июля 2010 г. № 15АП-5120/2010 указывается, что основным видом деятельности ломбарда является предоставление (а не получение) краткосрочных займов гражданам, поэтому получение ломбардом займов у физических лиц не может быть обусловлено характером его хозяйственной деятельности[375].

Стремление законодательных органов включить в правовое поле деятельность ломбардов по предоставлению потребительских займов, заслуживает поддержки. Вместе с тем, нормативное объединение отдельных кредиторов, не должно приводить к их механическому включению в число субъектов банковской системы. Ломбард, не имея возможности привлекать денежные средства, не осуществляет банковских операций и не принимает на себя традиционные риски кредитных организаций.

Что же касается лизинговой и факторинговой деятельности, то, на наш взгляд, эти виды деятельности тоже не являются квазибанковскими.

Деятельность финансовых агентов (факторов) заключается в передаче клиентам денежных средств в счет денежного требования клиента к третьему лицу, вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу. Финансовые агенты (за исключением кредитных организаций) не наделены специальным правом привлекать денежные средства физических и юридических лиц для осуществления факторинговой деятельности.

Лизинговая деятельность представляет собой вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг (ст. 2 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге))[376]. Руководствуясь п. 4 ст. 5 данного закона, лизинговые компании имеют право привлекать средства юридических и (или) физических лиц (резидентов Российской Федерации и нерезидентов Российской Федерации) для осуществления лизинговой деятельности. При этом предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование,

транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество. В отличие от предмета лизинга, предметом кредитного договора могут быть только денежные средства, в виду чего, мы также не находим у лизинговых компаний признаков квазибанковской деятельности.

Итак, по указанным причинам нельзя сделать вывод о том, что лизинговые, факторинговые компании и ломбарды осуществляют

квазибанковскую деятельность, и соответственно, о том, что они являются частью банковской системы России. Косвенными признаками, доказывающими отсутствие квазибанковской деятельности у названных субъектов является отсутствие необходимости формирования ими резервов на возможные потери по ссудам и передачи информации о заемщиках в бюро кредитных историй. В связи с чем, мы можем сосредоточить свое внимание на анализе деятельности микрофинансовых организаций и кредитных кооперативов.

Предпринимательская деятельность микрофинансовых организаций

Микрофинансовые организации в мире сейчас находятся в стадии быстрого роста, изменений в регулировании, жесткой конкуренции. Правовая регламентация их деятельности в России не осуществлялось, пока 2

июля 2010 г. не был принят Закон о микрофинансовой деятельности. С началом его работы в государственный реестр микрофинансовых организаций вошли различные коммерческие и некоммерческие организации, в своем большинстве осуществляющие программы поддержки

предпринимательства. По состоянию на 20 января 2014 г. в государственный реестр микрофинансовых организаций включено 4612 юридических лиц1.

Регулирование деятельности микрофинансовых организаций осуществляется Банком России и саморегулируемыми организациями микрофинансовых организаций.

Микрофинансовые организации имеют определенную целевую

аудиторию. Значительная часть их клиентов является действующими микропредприятиями, меньшая - стартапы, безработные и бедные слои населения. Это свидетельствует о том, что микрофинансирование в России открывает доступ к денежным ресурсам для предприятий и граждан, которые в силу разных причин не могут воспользоваться банковскими услугами.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 2 Закона о микрофинансовой деятельности для получения статуса микрофинансовой организации юридическому лицу необходимо соответствовать совокупности трех условий:

- иметь организационно-правовую форму фонда, автономной некоммерческой организации, учреждения (за исключением бюджетного учреждения), некоммерческого партнерства, хозяйственного общества или товарищества;

- быть внесенным в государственный реестр микрофинансовых организаций в установленном порядке;

-осуществлять микрофинансовую деятельность.

Государственная регистрация микрофинансовых организаций существует и в других государствах. Отметим, что единой концепции надзора и контроля за микрофинансовыми организациями, универсальной для всех стран нет; по-разному каждое государство решает и вопрос о выборе уполномоченного органа. Например, в Азербайджане уполномоченным органом по лицензированию, регулированию и контролю за всеми типами финансовых учреждений, включая банки, кредитные союзы и небанковские кредитные организации является Центральный банк, в Монголии деятельность всех финансовых учреждений, кроме банков контролирует Комиссия по финансовому регулированию, в Казахстане мониторинг микрокредитных организаций осуществляет Государственное агентство по статистике, а надзор - Министерство государственных доходов. Активно вовлекаться в решение данного вопроса стал также Базельский комитет по банковскому надзору. Сравнительно недавно комитет выпустил документ «Микрофинансовая деятельность и ключевые принципы банковского надзора», в котором говорится, что регулирование и надзор небанковских организаций, мобилизующих депозиты от населения, должны применяться соразмерно типам и масштабам этих организаций. В нем также указывается, что надзор со стороны официального органа может расширить доступ к финансовым услугам вследствие повышения доверия населения к микрофинансовым организациям, совершенствования их операционных стандартов и создания равных условий для банков и других финансовых организаций[377].

Ограничения на совмещение микрофинансовой деятельности с иной деятельностью установлены в ст. 12 Закона о микрофинансовой деятельности и состоят в запрете микрофинансовой организации осуществлять любые виды профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

В соответствии с Законом о микрофинансовой деятельности микрофинансовые организации осуществляют микрофинансирование, под

которым понимается деятельность по предоставлению микрозаймов. (п. 1 ч. 1 ст. 2). В свою очередь п. 3 ч. 1 ст. 2 содержит определение микрозайма, каковым является заем, предоставляемый заимодавцем заемщику на условиях, предусмотренных договором займа, в сумме, не превышающей один миллион рублей. Подобное определение представляет собой узкую трактовку микрофинансирования, т.к. в мировом масштабе

микрофинансирование вышло далеко за рамки микрозайма и включает в себя также прием депозитов и другие финансовые услуги, (как, например, денежные переводы, страхование) для предпринимателей и потребителей с низким уровнем доходов. В программном документе «Микрофинансирование в России» (ТАСИС, СМЕРУС, 90803, апрель 2001) приводится такое определение: «Микрофинансирование - вид деятельности, связанный с оказанием услуг микропредприятиям». Азиатский банк развития конкретизирует, что микрофинансирование представляет собой

предоставление широкого спектра финансовых услуг, таких как займы, депозиты, расчетно-кассовое обслуживание, страхование и др., для домохозяйств и предприятий с низким уровнем дохода[378]. Известный исследователь рынка микрофинансирования в России М. Мамута понимает под микрофинансированием деятельность юридических лиц и

индивидуальных предпринимателей по предоставлению займов, а также кредитов и иных финансовых услуг на сумму не более 1 млн. рублей субъектам малого бизнеса и физическим лицам[379]. Более широкий подход к понятию микрофинансирования можно встретить и в законодательных актах иностранных государств: в частности ч. 1 ст. 7 Закона Республики Молдова № 280-XV от 22 июля 2004 г. «О микрофинансовых организациях» закрепила, что микрофинансирование - постоянная экономическая деятельность микрофинансовой организации, заключающаяся в оказании следующих финансовых услуг: предоставление займов и управление ими, гарантирование займов и банковских кредитов, осуществление инвестиций, долевых вложений[380].

Акцентируем внимание на том, что, несмотря на узкое изложение понятия микрофинансирование, российский законодатель в то же время в п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 9 закона установил следующие права микрофинансовой организации:

- привлекать денежные средства виде займов и (или кредитов), добровольных благотворительных взносов и пожертвований, а также в иных не запрещенных законах формах, с учетом установленных ограничений;

- осуществлять наряду с микрофинансовой деятельностью иную деятельность с учетом установленных ограничений, в том числе выдавать иные займы и оказывать иные услуги.

Таким образом, нормы Закона о микрофинансовой деятельности позволяют таковым с учетом установленных ограничений предоставлять микрозаймы, привлекать депозиты и осуществлять иную деятельность. Более того, мы полагаем, что именно возможность привлечения денежных средств на определенных законом условиях, является тем ключевым признаком, который отличает микрофинансовых организаций от иных юридических лиц, занимающихся микрофинансированием и, если бы, они не имели подобного права, необходимость принятия специального закона, регламентирующего их статус, не была бы столь очевидна. Существует единодушное мнение западных специалистов, что деятельность занимающихся микрофинансированием юридических лиц, должна подвергаться регулированию и надзору с момента, когда такое лицо начинает привлекать депозиты[381].

Итак, предоставление микрозаймов - важнейшая, но не единственная составляющая микрофинансирования. Согласно законам логики деление понятий по объему предполагает родовидовые отношения между ними. Для понятия микрозайм родовым понятием является понятие микрофинансирование, объем которого включает в себя объем понятия микрозайм, причем признаки родового понятия микрофинансирования (определенная целевая аудитория, незначительность размера финансовой услуги) переходят ко всем его видам[382]. Трактуя нормы Закона о микрофинансовой деятельности в совокупности (а также принимая во внимание практику и мировые тенденции), мы полагаем, что предпринимательская деятельность юридических лиц, имеющих статус микрофинансовой организации, заключается в самостоятельном, осуществляемом на свой риск и направленном на получение прибыли предоставлении микрозаймов, а также привлечении денежных средств и оказании иных слуг с учетом установленных ограничений. Предпринимательская деятельность микрофинансовых организаций может осуществляться как с целью извлечения прибыли, так и с иными целями, установленными в уставах некоммерческих микрофинансовых организаций.

Опираясь на этот вывод, рассмотрим подробно направления деятельности микрофинансовых организаций.

Важнейший вид деятельности микрофинансовых организаций - предоставление микрозаймов, предельный размер которых не должен превышать 1 млн. руб. Установленный законодателем размер суммы микрозайма по сегодняшним меркам - оптимальная сумма для начала микро и малого бизнеса в России. Российский порог микрозайма соответствует мировой практике. Согласно рекомендации Организации объединенных наций (ООН) максимальная сумма микрозайма не должна превышать 300% ВВП на душу населения. Соответственно, в разных странах показатели микрозайма разные. В России в 2008 году ВВП на душу населения составлял примерно 12,5 тысячи долларов, 300 % - это приблизительно 37,5 тысяч долларов. В то время это было чуть меньше миллиона рублей, сейчас - чуть больше, но, тем не менее, с точки зрения международной практики, числовой порог российского микрозайма адекватный1.

Почти во всех странах, развивающих микрофинансирование, применяются определенные ограничения в отношении предоставления микрозаймов. Эти ограничения возникают в многообразных формах, и в первую очередь они являются средством ограничения концентрации риска. В России помимо ограничения по размеру микрозайма, которое также является средством стимулирования микрофинансовых организаций оказывать услуги своему целевому сегменту рынка, микрофинансовая организация также не вправе выдавать займы в иностранной валюте и в одностороннем порядке изменять процентные ставки и (или) порядок их определения. Микрофинансовая организация должна формировать резервы на возможные потери по займам. Кроме того, микрофинансовая организация обязана:

1) предоставить лицу, подавшему заявку на предоставление микрозайма, полную и достоверную информацию о порядке и об условиях предоставления микрозайма, о его правах и обязанностях, связанных с получением микрозайма;

2) разместить копию правил предоставления микрозаймов в месте, доступном для обозрения и ознакомления с ними любого заинтересованного лица, и в сети Интернет;

3) проинформировать лицо, подавшее заявку на предоставление микрозайма, до получения им микрозайма об условиях договора микрозайма, о возможности и порядке изменения его условий по инициативе микрофинансовой организации и заемщика, о перечне и размере всех платежей, связанных с получением, обслуживанием и возвратом микрозайма, а также с нарушением условий договора микрозайма;

1 Мамута М. Микрофинансирование следует спросу на кредиты, а не создает его // Микройпапсе+.2010. № 11. С. 11.

4) гарантировать соблюдение тайны об операциях своих заемщиков, а также об иных сведениях, устанавливаемых микрофинансовой организацией, за исключением случаев, установленных федеральными законами;

5) раскрывать неограниченному кругу лиц информацию о лицах, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления микрофинансовой организации, в порядке, установленном учредительными документами;

6) нести иные обязанности в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами, нормативными актами Банка России, учредительными документами и условиями заключенных договоров микрозайма.

Микрозаймы в зависимости от категорий заемщиков можно классифицировать на микрозаймы для малого и среднего предпринимательства и потребительские микрозаймы. Последние занимают в структуре микрофинансовой отрасли особое место. Несмотря на то, что оно составляет не более 40% от общего объема отечественного рынка, именно на микрофинансировании потребителей специализируется не менее половины микрофинансовых организаций, зарегистрированных в реестре[383]. В данном виде следует особо выделить «займы до зарплаты», отличительными чертами которых являются небольшая сумма займа (от 2 до 45 тыс. руб.), краткий срок (от 3 дней до 2 месяцев) и высокая процентная ставка (1-2% в день, что соответствует 365-730% годовых). Столь высокая процентная ставка «займов до зарплаты», объясняется, прежде всего, высоким риском, связанным с упрощенным порядком выдачи таких кредитов - отсутствием обеспечения и документов, подтверждающих доходы физического лица, что несет в себе угрозу невозврата займов, а также низким уровнем финансовой грамотности потребителей. При этом средневзвешенная ставка на рынке микрокредитования без учета «займов до зарплаты» составляет на 1 января 2012 г. 27,9% годовых. Изначально законодательство о микрофинансировании не предполагало его использование в отношении «займов до зарплаты», оно не учло в должной мере его специфику[384]. В связи с этим, Закон о потребительском кредите поможет снизить риски в секторе микрофинансирования и повысит степень информированности и защиты заемщиков.

Специальные возможности получения займов от физических лиц для

микрофинансовых организаций предусмотрены в п. 4 ч. 1 ст. 9 и п. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовой деятельности. В соответствии с ними микрофинансовые организации могут получать займы от своих учредителей, а также от любых граждан, если размер такого займа превышает 1,5 млн. рублей и более, при условии, что сумма основного долга микрофинансовой организации перед таким займодавцем не должна составлять менее одного миллиона пятисот тысяч рублей в течение всего срока действия указанного договора.

Ограничения по привлечению микрофинансовыми организациями денежных средств от юридических лиц не предусмотрены. Поэтому микрофинансовые организации вправе привлекать денежные средства от юридических лиц на основании и в формах, которые предусмотрены действующим законодательством Российской Федерации. Для микрофинансовых организаций, привлекающих денежные средства физических и юридических в виде займов, устанавливаются нормативы достаточности собственных средств и ликвидности[385].

Приведенные нормы демонстрируют, что деятельность микрофинансовых организаций по привлечению денежных средств физических лиц носит ограниченный характер. Фактически, в роли физического лица - займодавца может выступать только клиент с высоким уровнем дохода, не боящийся рискованных вложений, т.к. микрофинансовые организации не входят в систему обязательного страхования вкладов. Таким образом, микрофинансовые организации вынуждены осуществлять деятельность по представлению микрозаймов в большей степени за счет собственных средств. В целях снижения дефицита доступных источников финансирования микрофинансовых организаций законодатель пошел на некоторые послабления. Например, Федеральным законом от 21 декабря 2013 года[386] микрофинансовые организации наделены правом привлекать денежные средства физических лиц, приобретающих облигации микрофинансовой организации номинальной стоимостью более одного миллиона пятисот тысяч рублей каждая, а также физических лиц, являющихся квалифицированными инвесторами в соответствии с законодательством о рынке ценных бумаг и приобретающих облигации микрофинансовой организации, предназначенные для квалифицированных инвесторов.

В целом, оценивая новеллу положительно, мы полагаем, что она не сможет кардинально преломить ситуацию. На наш взгляд, к решению данной проблемы следует подходить комплексно и поэтапно. Прежде всего, привлечению потенциальных займодателей микрофинансовых организаций может способствовать гарантированность возврата суммы займа. На сегодняшний день микрофинансовые организации не включены подобно банкам в обязательную систему страхования вкладов. Однако потребность в страховании своих продуктов они, несомненно, имеют. Частично эта потребность покрывается за счет реализации микрофинансовыми организациями права страховать возникающие в их деятельности риски, в том числе риски ответственности за нарушение договора, в обществах взаимного страхования и страховых организациях, за исключением страховых организаций, в которых микрофинансовая организация является учредителем (участником, акционером) (п. 1 ст. 13 Закона). Взаимная форма страхования хорошо подходит для страхования новых, плохо изученных рисков, но низкий уровень осведомленности заемщиков об этом виде страхования, диспозитивный характер применения нормы п. 1 ст. 13 Закона о микрофинансовой деятельности снижает ее эффективность. Достаточность страховой защиты, по нашему мнению, возможно, достичь путем закрепления в Законе о микрофинансовой деятельности обязанности микрофинансовых организаций страховать ответственность за нарушение обязательств по договорам займа перед заемщиками - физическими лицами и размещать информацию о страховании в доступных для заемщиков помещениях микрофинансовой организации.

Нельзя не сказать и о том, что Закон о микрофинансовой деятельности фактически лишил займодавцев микрофинансовых организаций права на сохранение тайны об их операциях, т.к. согласно п. 4 ч. 2 ст. 9 микрофинансовая организация гарантирует лишь соблюдение тайны об операциях своих заемщиков. Конечно, микрофинансовая организация может соблюдать тайну об операциях своих займодавцев по собственной инициативе, однако, для упрочнения статуса займодавца целесообразно закрепить за микрофинансовыми организациями обязанность гарантировать соблюдение тайны об операциях своих заемщиков и займодавцев.

Прорывом в области микрофинансирования может стать либерализация условий привлечения микрофинансовыми организациями денежных средств от физических лиц. Речь идет о снижении или отмене количественного ограничения минимально возможной суммы займа от физического лица в полтора миллиона рублей. Ограниченные источники доходов микрофинансовых организаций при высокорисковом характере деятельности влекут за собой высокую финансовую уязвимость подобного рода организаций. Проводя параллели с легальным банковским сектором, нетрудно заметить, что объем компетенции микрофинансовых организаций

43-49.

2000. С. 28.

наиболее близок к небанковским депозитно-кредитным организациям. Однако разительные отличия между ними состоят в объеме пруденциального регулирования, что создает возможность стремительного развития микрофинансовых организаций, но приводит НДКО к вымиранию. Учитывая вектор изменений надзора за микрофинансовыми организациями, их дальнейший рост вызывает обоснованные сомнения. Вполне вероятно, что микрофинансовые организации в самом ближайшем будущем почувствуют бремя финансового надзора со стороны Банка России вкупе с новыми нормативами, в результате чего дефицит источников их финансирования станет ощутимей. Итак, вопрос заключается в следующем: продолжать ли работать по действующему законодательству или создать новое регуляторное «окно» с более высоким требованием к уставному капиталу, которые смогут соблюсти сильные микрофинансовые организации, что позволит им полноценно осуществлять деятельность по привлечению депозитов? Учитывая фактический провал развития рынка микрофинансирования посредством НДКО, России стоит рассмотреть возможность расширения депозитной деятельности микрофинансовых организаций. Здесь можно принять во внимание и опыт зарубежных стран, чьи аналитики отмечают, что включение в работу микрофинансовых организаций деятельности по приему депозитов не представляет собой внутреннего риска для банковской системы. В мире существует все возрастающая тенденция и консенсус в отношении дальнейшей оптимизации законодательства в сторону создания правовой оболочки для микрофинансовых организаций, осуществляющих депозитные операции. Некоторые страны уже приняли такой подход. Ключевым моментом для законодателей является наличие надлежащих требований по лицензированию и пруденциальному регулированию, включая требования к минимальному размеру уставного капитала, а также адекватный надзор1.

За рубежом наблюдается значительный «скачок» от требований по минимальному размеру уставного капитала микрофинансовых организаций,

осуществляющих исключительно предоставление займов, к требованиям в отношении микрофинансовых организаций, привлекающих депозиты. Например, в Таджикистане, минимальный размер уставного капитала для микрофинансовых организаций, принимающих депозиты, составляет 800 тыс. долларов, в Боливии 916 тыс. долларов, в Кыргызстане - приблизительно 2 млн. 100 тыс. долларов США. При этом требования к уставному капиталу микрофинансовых организаций, не претендующих на право привлечения вкладов значительно ниже, либо вовсе отсутствуют[387]. Приведенные аргументы позволяют заключить, что либерализация положений по привлечению микрофинансовыми организациями денежных средств физических лиц представляется перспективным вариантом их дальнейшей эволюции. Создавая новое регуляторное «окно» для депозитных микрофинансовых организаций, необходимо будет установить требования к минимальному объему их уставного капитала, максимальный размер микродепозита, а также процедурные особенности оформления нового статуса в надзорном органе.

Как отмечалось выше, микрофинансовые организации имеют право осуществлять с учетом установленных ограничений иную деятельность, в том числе выдавать иные займы и оказывать иные услуги. Спектр сопутствующих услуг определяется видом микрофинансовой организации. Наиболее востребованными на рынке микрофинансирования являются следующие дополнительные продукты: выдача гарантий и поручительств, денежные переводы и страхование (по агентской схеме), лизинг, консалтинг. Перечень иных видов деятельности не является закрытым.

Стремление российских микрофинансовых организаций к оказанию комплексных микрофинансовых услуг соответствует мировым тенденциям. При этом, когда речь заходит о предоставлении других микрофинансовых услуг, помимо кредитных и депозитных, иностранные государства следуют

следующей модели: чем больше страна позволяет микрофинансовым организациям привлекать депозиты, тем большей мере основы правового регулирования деятельности микрофинансовых организаций разрешают им осуществлять другие виды деятельности, как, например, операции с иностранной валютой и денежные переводы. Слишком ограничительная политика может существенно препятствовать конкурентоспособности микрофинансовых организаций и достижению их двойной задачи по расширению охвата населения более широким спектром финансовых услуг, а также сохранению их устойчивости. Расширение спектра деятельности микрофинансовых организаций приводит к повышению конкуренции в данном секторе, что является положительным моментом для потребителей услуг, а также предоставляет микрофинансовым организациям альтернативные источники доходов, тем самым, способствуя повышению их устойчивости в долгосрочной перспективе. Чрезмерные ограничения могут, в конечном итоге, препятствовать развитию инноваций в данной сфере деятельности1.

Вместе с тем, в практике деятельности микрофинансовых организаций возникают многочисленные вопросы относительно «иных услуг». Например, лизинговой компанией, которая в соответствии с п. 4 ст. 5 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» вправе привлекать денежные средства физических лиц для осуществления лизинговой деятельности без ограничений по суммам, принято решение осуществлять еще и микрофинансовую деятельность. Вправе ли она, после получения статуса микрофинансовой организации привлекать денежные средства по договору целевого займа на осуществление лизинговой (а не микрофинансовой деятельности) в размере менее чем 1, 5 млн. руб. от физического лица? Эксперты полагают, что такая возможность есть, но при условии ведения раздельного учета денежных средств, привлеченных для осуществления

микрофинансовой и лизинговой деятельности[388]. Данная ситуация повышает необходимость дальнейшей разработки правовой основы деятельности микрофинансовых организаций.

Подведем выводы. Микрофинасовый сектор все еще продолжает оставаться очень молодым, его правовые основы являются еще более новыми, и находятся в стадии развития. На сегодняшней день России удалось сформировать первичное специализированное законодательство. Однако с целью создания полной картины всех аспектов нормативной правовой базы для микрофинансовых организаций, обеспечивающей их дальнейшее динамичное развитие необходимо развитие и пересмотр всего вторичного законодательства, включая подзаконные нормативные акты, принимаемые мегарегулятором. Мы считаем, что существенным стимулом развития микрофинансовых организаций, повышения доверия к ним и снижению возможностей регулятивного арбитража может послужить:

- разработка стратегии развития микрофинансирования;

- включение микрофинансовых организаций в обширную

инфраструктуру (путем обязательности членства в саморегулируемых организациях);

-синхронизация пруденциальных требований микрофинансовых

организаций с требованиями, предъявляемыми к субъектам банковской системы (в отношении раскрытия эффективной ставки, гарантированности сохранения тайны по операциям клиентов, формированию резервов);

-либерализация условий привлечения денежных средств физических лиц путем включения в правовое поле депозитных микрофинансовых организаций;

-разработка условий совмещения микрофинансовой деятельности с иными видами деятельности;

-совершенствование правового статуса микрофинансовых организаций (вопросов их банкротства, ликвидации, трансформации в кредитные организации).

Деятельность кредитных кооперативов

Кредитные кооперативы по характеру своей деятельности являются наиболее близкими к банкам институтами. Мощным толчком для их развития стало принятие Закона о кредитной кооперации, где была учтена специфика всех видов кредитных кооперативов (за исключением сельскохозяйственных потребительских кооперативов)[389], что позволило снять необходимость дальнейшего регулирования каждого вида кредитных кооперативов отдельным финансовым законом.

В соответствии с Законом о кредитной кооперации кредитный потребительский кооператив - добровольное объединение физических и (или) юридических лиц на основе членства и по территориальному, профессиональному и (или) иному принципу в целях удовлетворения финансовых потребностей членов кредитного кооператива (пайщиков). Кредитный кооператив является некоммерческой организацией. Он создается в организационно-правовой форме потребительского кооператива. Объединение в кредитный кооператив возможно по разным признакам. По территориальному - в гаражно-строительные кооперативы для постройки гаража недалеко от дома. По профессиональному - в жилищно-строительные кооперативы в целях удовлетворения потребностей членов кооператива в жилых помещениях путем объединения паевых взносов. Особо законодатель выделяет такой вид кредитного кооператива, как кредитный кооператив граждан, членами которого могут являться исключительно физические лица.

Регулирование отношений в сфере кредитной кооперации децентрализовано, его осуществляют саморегулируемые организации кредитных кооперативов и Банк России.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 Закона о кредитной кооперации кредитные кооперативы, за исключением кредитных кооперативов второго уровня, в течение трех месяцев со дня создания обязаны вступить в саморегулируемую организацию (СРО). До вступления в СРО кредитные кооперативы не имеют права привлекать денежные средства членов кредитного кооператива и принимать в кредитный кооператив новых членов кредитного кооператива. В то же время до вступления в СРО кредитные кооперативы вправе выдавать свои членам займы. Надо сказать, что Федеральным законом 99-ФЗ ст. 49 ГК РФ дополнена нормой о том, что право юридического лица осуществлять деятельность, для занятия которой необходимо членство в саморегулируемой организации, возникает с момента вступления в СРО и прекращается при прекращении членства в СРО. Эта новелла значительно жестче, чем существующее требование Закона о кредитной кооперации, в чем видится ее преимущество, т.к. она направлена на защиту интересов пайщиков, хранящих сбережения в кредитном кооперативе.

Деятельность кредитного кооператива состоит в организации финансовой взаимопомощи пайщиков путем: 1) объединения

паенакоплений (паев) и привлечения денежных средств пайщиков и иных денежных средств в порядке, установленном Законом о кредитной кооперации и уставом кредитного кооператива; 2) размещения указанных выше денежных средств путем предоставления займов пайщикам для удовлетворения их финансовых потребностей; 3) осуществления иной деятельности, при условии, если она служит достижению целей, ради которых создан кредитный кооператив, соответствует этим целям и предусмотрена уставом кредитного кооператива.

Из адекватного толкования процитированной нормы следует, что цель деятельности кредитного кооператива состоит в удовлетворении финансовых потребностей пайщиков. Для ее достижения кредитные кооперативы осуществляют деятельность, направленную на получение прибыли - предпринимательскую квазибанковскую деятельность. В виду того, что квазибанковской является именно основная деятельность кредитного кооператива, мы полагаем целесообразным осветить ее подробно в настоящей работе.

Итак, кредитный кооператив вправе привлекать денежные средства, как от физических, и юридических лиц, являющихся членами кредитного кооператива, так и юридических лиц, не являющихся членами кредитного кооператива. В зависимости от этого различаются виды заключаемых договоров. Поскольку российское законодательство исходит из правовой незащищенности физического лица, Закон о кредитной кооперации устанавливает специальный вид договора для привлечения от них денежных средств. Таким договором является договор привлечения личных сбережений, в соответствии с которым физическое лицо, являющееся членом кредитного кооператива (пайщиком), передает кредитному кооперативу денежные средства на условиях возвратности, платности, срочности. Условия договора передачи личных сбережений определяются положением о порядке и об условиях привлечения денежных средств членов кредитного кооператива (пайщиков), принятым общим собранием членов кредитного кооператива (пайщиков). Это положение должно содержать единые для всех пайщиков условия о размере и порядке платы за использования денежных средств пайщиков, привлеченных на основании договоров передачи личных сбережений. Несмотря на экономическое сходство банковской операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и привлечение кредитным кооперативам денежных средств пайщиков, последние не вправе позиционировать такую деятельность как «привлечение денежных средств во вклады». В противном случае, кредитные кооперативы могут быть привлечены к ответственности за нарушение законодательства о рекламе[390] [391] [392].

Объем накоплений граждан, аккумулированных в кредитных

кооперативах, не повергается точной оценке, но, по некоторым данным не превышает 1,7 млрд. долларов. Средний доход, выплачиваемый

кооперативами на сбережения пайщиков приблизительно в 1,5-2 раза превышает проценты по банковским вкладам, что объясняется существенным превышением стоимости предоставляемых кредитными кооперативами займов по отношению к банковским кредитам. Вместе с тем, сбережения в кредитных кооперативах не подвергаются обязательному страхованию. Защита интересов сберегателей в кредитных кооперативах предусматривается, во - первых, нормами Федерального Закона от 26 октября

Л

2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» , согласно которым каждый сберегатель может рассчитывать на первоочередную компенсацию в 700 тыс. руб. при банкротстве кооператива, входящего в саморегулируемую организацию (СРО). Создание СРО, членами которых являются кооперативы, предусматривается Законом о кредитной кооперации. СРО вправе предъявлять к кредитным кооперативам, привлекающим денежные средства пайщиков, требования о страховании риска ответственности кредитных кооперативов за нарушение договоров передачи личных сбережений, а также формировать компенсационные фонды. Выплаты из данных фондов осуществляются саморегулируемой организацией при недостаточности собственного имущества члена саморегулируемой организации для выполнения его обязательств перед пайщиками. В настоящее время

компенсационные фонды СРО находятся в стадии формирования . Производимые специалистами расчеты, позволяют констатировать тот факт, что в течение ближайших лет нельзя будет говорить о достаточном механизме защиты средств пайщиков кредитных кооперативов посредством компенсационного фонда СРО[393]. Безусловно, в отсутствие действенных механизмов обеспечения защиты интересов пайщиков, необходимо сконцентрировать внимание на повышении эффективности законодательства. В этой связи, представляется полезным закрепить за кредитными кооперативами обязанность страховать имущественные интересы своих пайщиков в страховых организациях и (или) или обществах взаимного страхования.

Размещение паевых взносов, переданных в собственность кредитного кооператива и привлеченных денежных средств осуществляется путем предоставления денежных средств своим членам для удовлетворения их финансовых потребностей. Финансовые потребности по своей сути - потребности членов кооператива в денежных средствах. Поскольку основной целью деятельности кредитного кооператива является оказание финансовой взаимопомощи, то размещать денежные средства кооператив вправе только среди своих членов. На примере Апелляционного определения Краснодарского краевого суда от 17 апреля 2012 г. по делу № 33-5280-12 можно проиллюстрировать, что деятельность кредитного кооператива по предоставлению денежных средств с фиксированной ставкой физическим лицам, не являющимся членами кредитного кооператива по существу является осуществлением предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, что нарушает Закон о кредитной кооперации, согласно которому деятельность кооператива, направленная на извлечение прибыли за счет физических лиц, являющихся членами кооператива не допускается, а такая же деятельность по отношению к физическим лицам, не являющимися членами кооператива, прямо запрещена[394] [395].

Размещение денежных средств осуществляется путем предоставления денежных средств своим членам на основании договора займа, который в обязательном порядке заключается в письменной форме. Особенностью процентной политики кредитных кооперативов является максимальная приближенность номинальной процентной ставки по займам к эффективной.

Кредитный кооператив также вправе заниматься иной деятельностью, которая не противоречит его уставным целям. В частности, кооператив вправе оказывать своим членам юридическую, консультационную и иную помощь, а также другие соответствующие целям деятельности кооператива и не противоречащие законодательству РФ услуги.

При осуществлении иных видов деятельности кооператив не вправе: выступать поручителем по обязательствам своих членов и третьих лиц, а также иным способом обеспечивать исполнение ими своих обязательств;

участвовать своим имуществом в формировании имущества иных юридических лиц, за исключением кредитных кооперативов второго уровня, ассоциаций и союзов кредитных кооперативов, а также саморегулируемых организаций кредитных кооперативов;

выпускать эмиссионные ценные бумаги;

осуществлять операции с ценными бумагами (кроме государственных и муниципальных ценных бумаг);

осуществлять торговую и производственную деятельность.

Обратим внимание на некоторые проблемы, возникающие в деятельности кредитных кооперативов. Продолжительное время п. 5 ст. 116 ГК РФ позволял кредитным кооперативам распределять доходы, полученные от осуществления предпринимательской деятельности, между его членами. Очевидно, что получение доходов не является первостепенной целью членов кооператива, однако возможность получения таковых, может изменить социальную функцию такого кооператива. В результате кооператив может de facto превратиться в организацию, целью которой служит извлечение прибыли в результате осуществления предпринимательской деятельности. Многие кооперативы фактически являются предпринимательскими организациями, и законодатели некоторых стран идут по пути принятия данной практики. В результате основной целью кооператива становится извлечение прибыли, которая легализуется законодательством. В то же время, основная цель кооператива императивно закреплена в Законе о кредитной кооперации и заключается в удовлетворении финансовых потребностей членов кооператива.

Анализируя данный вопрос, представляется целесообразным учесть имеющийся зарубежный опыт. Например, когда в Германии произошел раскол кооперации на кооперативы - некоммерческие организации и кооперативы - коммерческие организации, последние потеряли свои позиции на рынке. Напротив, кооперативы, которые оставались действительно некоммерческими, продолжали процветать. Тенденция выделения кооперативов, осуществляющих свою деятельность по подобию коммерческих организаций, существует во многих других странах. Результат везде один: деятельность кооперативов, изменивших свое основное предназначение, существенно снижается[396]. В этом свете норма п. 30 Закона № 99-ФЗ, не предусматривающая для потребительских кооперативов возможность распределять прибыль от приносящей доход деятельности между участниками расценивается нами положительно. Эта новелла вынудит кредитные кооперативы отказаться от распределения годовой прибыли по паям, что позволит направлять ее только на общие цели организации (например, на снижение процентов по выдаваемым займам).

Таким образом, действующее в России правовое поле позволяет кредитным кооперативам самостоятельно, на свой риск осуществлять направленную на получение прибыли деятельность в статусе некоммерческих организаций, являющихся членами саморегулируемых организаций, что накладывает на нее определенные ограничения в отношении цели, предмета, а также круга участников. Квазибанковская деятельность кредитных кооперативов по привлечению и размещению денежных средств имеет своей целью в первую очередь не извлечение прибыли, а удовлетворение финансовых потребностей членов кооператива. Кроме того, применительно к предоставлению денежных займов она ограничена по кругу субъектов, поскольку осуществляется только в отношении членов кредитного кооператива.

Для устранения незавершенности институционального построения системы кредитной кооперации, полагаем целесообразным:

1. Рассмотреть возможность упрощенной трансформации кредитных кооперативов второго уровня в кредитные банки с установлением дифференцированного минимального размера уставного капитала кооперативного банка. В настоящее время вложения кредитных кооперативов в уставный капитал кредитных организаций запрещены, поэтому институциональные аспекты формирования кооперативных банков требуют проработки.

2. Предпринять меры по синхронизации пруденциального регулирования деятельности кредитных кооперативов и кредитных организаций;

3. Гармонизировать законодательство о деятельности кредитных и сельскохозяйственных кооперативов, которое продолжает формироваться разнонаправленно, несмотря на сходство деятельности и общие проблемы;

4. Интегрировать кредитные кооперативы в существующие организации инфраструктуры, закрепив за ним обязанность страхования имущественных интересов пайщиков и сберегателей в обществах взаимного страхования.

<< | >>
Источник: Тарасенко Ольга Александровна. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСЬ СУБЪЕКТОВ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ (ПРАВОВОЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме § 2. Предпринимательская деятельность квазибанковских кредитных организации:

  1. Понятие и структура кредитной системы
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. § 1. Понятие, структура и признаки банковской системы России
  5. § 2. Субъекты банковской системы как субъекты предпринимательской деятельности
  6. § 3. Субъекты предпринимательской деятельности в банковских системах зарубежных стран
  7. ГЛАВА 3. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КВАЗИБАНКОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  8. § 2. Предпринимательская деятельность квазибанковских кредитных организации
  9. § 3. Предпринимательская деятельность квазибанковских платежных организации
  10. § 1. Понятие банковской инфраструктуры. Классификациясубъектов банковскои инфраструктуры
  11. § 3. Предпринимательская деятельность субъектов банковской инфраструктуры, обеспечивающих эффективное осуществление банковских операции
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. § 1. Понятие, структура и признаки банковскои системы России
  14. § 2. Субъекты банковскои системы как субъекты предпринимательскои деятельности
  15. § 3. Субъекты предпринимательскои деятельности в банковских системах зарубежных стран
  16. ГЛАВА 3. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КВАЗИБАНКОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  17. § 2. Предпринимательская деятельность квазибанковских кредитных организации
  18. § 3. Предпринимательская деятельность квазибанковских платежных организации
  19. § 1. Понятие банковскои инфраструктуры. Классификация субъектов банковскои инфраструктуры
  20. § 3. Предпринимательская деятельность субъектов банковскои инфраструктуры, обеспечивающих эффективное осуществление банковских операции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -