<<
>>

Предмет и метод инновационного права России

Система права, как определенная структура, складывается объективно и отражает реально существующие и развивающиеся общественные отношения. Формирование структурных элементов системы права, как совокупности однородных правовых норм, детерминировано наличием определенных, самостоятельных по отношению к другим, групп общественных отношений.

Выдвигая принцип построения системы российского права, следует указать тот критерий, то начало, которые следует положить в основу группировки соответствующих норм в отдельные отрасли, подотрасли и институты права, в основу отграничения одной отрасли права от другой, а затем и в основу подразделения нормативного материала внутри каждой отрасли в отдельности.

Несмотря на тот факт, что вопрос о критериях выделения отдельных правовых отраслей еще не получил своего окончательного разрешения в рамках правовой науки, большинство отечественных ученых рассматривают именно предмет и метод правового регулирования в качестве важнейших оснований дифференциации системы права на отдельные отрасли. Кроме того, в качестве дополнительного критерия может быть рассмотрен принцип правового регулирования. В этой связи совокупность указанных критериев определяет место инновационного права в отечественной правовой системе.

Предмет инновационного права России. С точки зрения правовой теории предмет правового регулирования представляет собой теоретическую дефиницию, которая отражает характеристики общественных отношений, подлежащих правовой регламентации.

В этой связи в зависимости от характера общественных отношений, подлежащих правовому регулированию, следует вести речь либо о наличии самостоятельного образования в правовой системе (о правовой отрасли), либо о его комплексном характере (комплексное нормативное образование).

Предмет регулирования правовой отрасли представляет собой четко определенный тип общественных отношений, имеющий качественные отличия от предметов регулирования других отраслей.

В рамках развития инновационной деятельности как раз такой комплекс отношений и регулируется. Они формируется в процессе создания инноваций, их производственного внедрения и государственного регулирования.

Помимо гражданско-правовых обязательств по созданию изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, по выполнению научноисследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, в целях достижения эффективности государственной научно-технической политики РФ большое значение имеет взаимодействие различных органов государственного управления, научно-исследовательских институтов и производственных организаций по поводу регистрации прав на результаты интеллектуальной деятельности и договоров, аттестации научных организаций и др. Все это предопределяет специфику предмета инновационного права.

Вместе с тем сложность определения ключевых параметров предмета инновационного права вызвана тем, что в юридической науке категория «инновационное правоотношения» практически не изучена, в связи с чем отсутствует однозначное понимание их природы и сущности.

Указанная проблема приобретает особую актуальность при постановке вопроса о сущности и характерных чертах инновационного права, поскольку от ее решения напрямую зависит необходимость создания специальных юридических конструкций, необходимых для адекватного правового регулирования.

К настоящему времени в науке имеет место несколько подходов к проблемам определения круга общественных отношений, составляющих предмет инновационного права.

Одни авторы полагают, что к ним следует относить только общественные отношения между научными и производственными организациями, между последними и потребителями инновационной продукции, возникающие в связи с созданием и внедрением результатов интеллектуальной деятельности, сводя предмет инновационного права главным образом к договорам выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

В этой связи следует согласиться с мнением советского исследователя Ч.Н.

Азимова о том, что определяющее значение в рамках инновационного права являются отношения, установленные между всеми участниками инновационного цикла[76].

Другие отмечают, что инновационными отношениями являются все общественные отношения, связанные с функционированием инновационных организаций, и рассматривают в качестве инновационных не только отношения из договора выполнения научно-исследовательских, опытноконструкторских и технологических работ и ряда других гражданско - правовых договоров, но также отношения, складывающиеся в процессе государственного регулирования инновационной деятельности.

В этой связи интересно мнение исследователя М.В. Волынкиной, которая констатирует, что общественные отношения, обусловленные инновационной деятельностью, включают несколько стадий и поэтому должны предполагать дифференцированной и комплексный характер правового регулирования. При этом роль норм отдельных правовых отраслей в процессе регулирования инновационной сферой различаются и определяются удельным весом общественных отношений, составляющих предмет инновационного права. В этой связи приоритетная роль принадлежит нормам гражданского права, ориентированным на

-77

регламентацию имущественных отношений .

Последний подход является наиболее распространенным в отечественной юридической науке ввиду того, что именно он, по мнению многих ученых, отражает комплексный характер инновационного права. Тем не менее он представляется достаточно спорным, поскольку возникающие в процессе инновационной деятельности имущественные отношения между субъектами такой деятельности и организационные отношения с участием государства входят в предмет регулирования предпринимательского права.

В этой связи наиболее точным представляется следующее определение понятия предмета инновационного права: предмет инновационного права образует специфический комплекс общественных отношений, возникающих в сфере инновационной деятельности, которая требует единого правового регулирования.

Выявив в общих чертах существо предмета инновационного права, необходимо раскрыть сформулированное выше определение посредством характеристики комплекса общественных отношений, образующих предмет инновационного права, который базируется на двух ключевых элементах: имущественном и организационном. Исходя из этого, можно выделить две группы общественных отношений, образующих предмет инновационного права:

1) отношения, связанные с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности, которые регулируются нормами частного права;

2) отношения по государственному воздействию на инновационную деятельность (финансирование научных исследований и разработок, создание необходимой инфраструктуры, подготовка кадров, [77] информационное обеспечение, налогообложение и т.д.). Эти отношения регулируются нормами публичного права.

Несмотря на составной и комплексный характер предмета регулирования инновационного права, в рамках современной правовой науки выделяют следующие его признаки:

Во-первых, приоритетное значение в системе правового регулирования инновационной отраслью имеют отношения, связанные с процессами создания и использования результатов интеллектуальной деятельности.

Во-вторых, в структуре комплекса инновационного права имеют существенное значение нормы, регламентирующие индивидуальные интересы субъектов и общества в целом.

В-третьих, в рамках инновационного права следует выделять различные по своим характеристикам отношения: частноправовые и публично-правовые.

В то же время в комплексе общественных отношений, составляющих предмет инновационного права, следует выделить отношения, так называемые основные (определяющие), вызывающие к жизни иные отношения в сфере инновационной деятельности, и отношения, производные от основных (вспомогательные).

К первой группе относятся имущественные, частноправовые по своей природе отношения, возникающие в процессе инновационной деятельности. Однородность имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, не исключает различий, определяемых характером самих отношений.

При перемещении устоявшихся экономических категорий, характеризующих инновационный процесс, в правовую плоскость выделяют следующие виды отношений:

а) по созданию результата интеллектуальной деятельности, в частности, научного результата;

б) по приданию результату интеллектуальной деятельности материально-вещественной формы;

в) по передаче прав на результат интеллектуальной деятельности.

При интеграции в сферу правового регулирования указанные отношения приобретают характер частноправовых, находящихся под государственной охраной. В этом смысле общественные отношения, возникающие в инновационной сфере имеют характер имущественных отношений, которые уже урегулированы нормами гражданского законодательства. В этой связи отношения в сфере интеллектуального права соотносятся с гражданскими как видовое понятие к родовому.

При этом оба вида отношений характеризуются схожими признаками: они являются имущественными, выраженными в стоимости, для них характерна имущественная обособленность, они регулируют отношения на принципах равенства. Кроме того, для них характерно возникновение вследствие действия разнообразных юридических фактов, таких как передача имущества, выполнение работ, оказание услуг. В связи с вышесказанным, инновационные правоотношения могут быть урегулированы нормами Гражданского кодекса РФ . «Поскольку экономический акт обмена, - справедливо отмечает А.Н. Романович, - совершается в гражданско-правовой форме, соответствующие отношения по своей значимости являются

79

определяющими» .

В производных отношениях находят свое выражение отдельные стороны инновационной деятельности. Они не несут на себе основной нагрузки. Они опосредуют наличие эффективного юридического инструментария, не только оформляющего отношения субъектов такой деятельности с экономически обособленными участниками рынка, в основе поведения которых лежит диспозитивная модель поведения (отношения юридического равенства), но и с государством в лице его органов, в компетенцию которых входят действия по разрешению, содействию, ресурсообеспечению и контролю (субординационные властеотношения).

Они [78] [79] создают благоприятные условия для развития инновационной деятельности, обеспечивают и поддерживают инновационную активность предпринимателей. Однако, несмотря на то, что указанные отношения являются вспомогательными по отношению к процессу создания и внедрения результатов интеллектуальной деятельности, их нельзя исключать из предмета инновационного права, ибо инновационная деятельность не может регулироваться исключительно нормами гражданского права.

Отдельного рассмотрения требует вопрос классификации общественных отношений, образующих предмет инновационного права.

Основным критерием при этом должна являться зависимость от субъектного состава общественных отношений. В этой связи следует выделять:

- во-первых, общественные отношения, которые формируются между субъектами инновационной деятельности (отношения между исполнителем и заказчиком, возникающие вследствие заключения договора о выполнении научно-исследовательской работы);

- во - вторых, общественные отношения, складывающиеся между субъектами инновационной деятельности и государством в лице его компетентных органов управления, контроля и надзора (например, отношения между научно-исследовательским институтом и государственным заказчиком по выполнению государственного контракта для обеспечения государственных нужд).

Поскольку в состав инновационного права входят нормы, регулирующие общественные отношения, составляющие предмет различных отраслей российского права, то по отраслевой принадлежности общественные отношения, образующие предмет инновационного права, можно классифицировать на:

а) отношения, связанные с созданием результатов интеллектуальной деятельности (договор на выполнение научно-исследовательских и опытноконструкторских работ), а также другие отношения по выполнению работ и оказанию услуг в данной сфере;

б) отношения по поводу использования результатов интеллектуальной деятельности в производственном процессе;

в) отношения по управлению в сфере инновационной деятельности, а также отношения по созданию условий для развития инновационной деятельности;

г) отношения между работником и работодателем в случае создания служебного изобретения;

д) иные общественные отношения, возникающие в процессе инновационной деятельности, направленные на создание и внедрение инноваций и нуждающиеся в силу своих особенностей в специальном правовом регулировании.

Рассматривая реальную ткань отношений, составляющих предмет инновационного права, по их конструкции, объектам и содержанию, можно выделить такие их виды:

1) абсолютные отношения по ведению инновационной деятельности;

2) относительные обязательственные отношения по ведению инновационной деятельности.

Для абсолютных отношений по ведению инновационной деятельности характерно то, что у субъекта, ведущего инновационную деятельность по установленным законом правилам, нет конкретных обязанных лиц. Так, научная организация, занимающаяся фундаментальными и прикладными исследованиями, выступает субъектом права на ведение собственной деятельности. Тем не менее в абсолютном правоотношении участники не вступают в отношения с кем-либо при условии, если нормальное течение их деятельности не прервется под влиянием третьих лиц или в результате нарушения установленного порядка ведения такой деятельности самим субъектом права. В этом случае абсолютное правоотношение превращается в относительное: субъект получает право устранить незаконное нарушение его права, либо, наоборот, обязан по требованию управомоченного лица прекратить нарушение закона или законных прав и интересов этого лица.

Примером могут послужить права на результаты интеллектуальной деятельности, которые по своей природе являются абсолютными. Это означает, что субъективному праву соответствует обязанность всех третьих лиц воздержаться от действий, не согласующихся с ним; обязанности пассивных субъектов имеют форму запрещения; нарушение права может последовать со стороны любого лица; иск для защиты может быть направлен против каждого лица, нарушившего право; право возникает независимо от воли пассивных субъектов.

Правоотношения, в которых два контрагента связаны между собой правами и обязанностями, представляют собой относительные отношения. Наиболее ярким примером относительного правоотношения является обязательство. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ). Обязательства могут возникать из договора. Договоры заключаются на различных этапах воспроизводственного процесса. Например, договор может быть направлен на передачу объекта в собственность или в пользование, относясь тем самым к сфере товарного обмена. Но договор может охватывать и процесс производства, когда он заключается в целях совместной деятельности. Договор может опосредовать одновременно процессы производства, обмена и распределения, когда он заключается органами местного самоуправления с организациями в целях обеспечения комплексного экономического и социального развития территории и повышения эффективности хозяйствования. Следовательно, хозяйственные обязательства в зависимости от того, какую сферу взаимодействия субъектов обслуживают, подразделяются на четыре основных вида: хозяйственно-управленческие, внутрихозяйственные, оперативно-хозяйственные, территориальнохозяйственные . В инновационной сфере, по общему правилу, используются два вида обязательств: хозяйственно-управленческие и оперативнохозяйственные.

Хозяйственно-управленческие обязательства возникают на основе актов государственных органов и договоров между государством, регионами и организациями, в сложных образованиях - между соподчиненными звеньями. Например, основанием возникновения такого обязательства может стать акт о выделении средств из бюджета на выполнение научноисследовательских и опытно-конструкторских работ для государственных нужд. В этом случае кредитором становится адресат финансирования, а обязанным субъектом - государство, а при финансировании из местного бюджета - регион. Хозяйственно-управленческие обязательства возникают в результате государственного регулирования инновационной деятельности.

Оперативно-хозяйственные обязательства между независимыми равноправными субъектами инновационной деятельности возникают в силу договора. Эта часть экономического оборота, опосредованная договорами и обязательствами, в наибольшей степени оснащена правовым регулированием и развитыми способами защиты прав. Большая часть правовых норм (общие положения об обязательствах, общие положения о договоре, отдельные виды обязательств, права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) находится в Гражданском кодексе РФ. Некоторые содержатся в различных положениях, правилах, инструкциях и иных подзаконных нормативных актах.

По функциональному критерию общественные отношения, образующие предмет инновационного права, можно классифицировать на три основные группы. [80]

1. Отношения, возникающие по поводу создания результатов интеллектуальной деятельности.

Именно создание результатов интеллектуальной деятельности является отправной точкой инновационной деятельности. Практически любые товары производятся в результате интеллектуальной деятельности человека. Вначале человек придумывает новую вещь, а затем ее делает он сам или кто-то другой. Следовательно, в любом товаре, произведенном промышленным, ремесленным или кустарным способом, воплощены результаты творческой и интеллектуальной деятельности человека.

Творческая деятельность человека обширна и многогранна. Одним из видов творчества является изобретательство или изобретательская деятельность. Творческий характер изобретательской деятельности проявляется в двух аспектах: во-первых, эта деятельность направлена на создание новых связей вещей и, во-вторых, ей присущи элементы познания. Техника не является даром природы, потому можно говорить, что она создана, а не познана человеком. Но создание техники основано на познании объективных возможностей ее создания. Человек не в себе, а в происходящих в природе процессах находит возможность создания новых связей вещей. Создание, как специфически изобретательский аспект деятельности, выражается в том, что без вмешательства человека природа не смогла бы построить такого рода сочетания, комбинации, а, следовательно, и в полной мере раскрыть свои возможности. Изобретательская деятельность имеет двоякую обусловленность: а) природную и б) общественную. Поскольку изобретательство основано на познании явлений природы, оно не свободно от законов природы. Поскольку техника - общественное явление, изобретательство не свободно от потребностей общества.

Исходя из этого, изобретательская деятельность может быть охарактеризована как творческая деятельность, в результате которой на основе познанной технической возможности создаются новые или видоизменяются существующие материальные предметы и способы их изготовления. Целью изобретательства является создание нового практического средства для удовлетворения потребностей человека. Отношения по созданию таких средств, являясь частью предмета инновационного права, одновременно составляют предмет патентного права, которое представляет собой институт гражданского права.

2. Отношения, возникающие по поводу внедрения (практического применения) результатов интеллектуальной деятельности в производство продукции.

Выше уже отмечался тот факт, что внедрение представляет собой важнейший этап инновационного процесса . Его сущностью является осуществление эмперических испытаний готового инновационного продукта, а также проведение подготовительного этапа осуществления производства. Целью внедрения является воплощение инновационного продукта в материальный носитель. При этом с практической точки зрения внедрения может быть осуществлено несколькими способами: путем создания готового образца новой продукции, подготовки технической документации, а также с помощью усовершенствования технологии изготовления уже известных продуктов, изделий или материалов.

Завершается стадия внедрения подготовкой запуска инновационного продукта в массовое производство. Этот аспект имеет принципиально важное значение в контексте превращения новации в инновацию (реальное нововведение на производстве). Внедрением в практическом смысле является появление на рынке опытно апробированной партии нового товара, предназначенного для массового потребления. [81]

В Российской Федерации внедренческая деятельность регламентирована нормами специального Федерального закона от 2 августа 2009 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности»[82] [83]. Его нормы направлены на создание благоприятных условий для внедрения продукции. В этой связи предполагается поддержка малых инновационных предприятий, учредителями которых являются учебные и научные учреждения, занимающихся разработкой и внедрением научных разработок на коммерческой основе и в рамках исполнения государственного заказа.

Следовательно, появился новый правовой механизм, стимулирующий научные учреждения создавать хозяйственные общества, продвигать полученные ими научные результаты на рынок, участвовать в распределении прибыли и в управлении делами хозяйственных обществ. Однако на практике высшие учебные заведения не спешат использовать предоставленную законодателем возможность создавать хозяйственные общества для продвижения на рынок результатов своей интеллектуальной деятельности. Так, в Оренбургской области работает пять бюджетных высших учебных заведений, из них хозяйственные общества созданы только двумя - Оренбургским государственным аграрным университетом и Оренбургским государственным университетом, но в базе данных хозяйственных обществ Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Центр исследований и статистики науки» как соответствующие Закону № 217-ФЗ зарегистрированы лишь два

хозяйственных общества: Общество с ограниченной ответственностью

«Центр трансфера технологий» и Общество с ограниченной ответственностью Малое инновационное предприятие

«ЭнергоАудитЭксперт-ОГАУ», созданные ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный аграрный университет».

В результате проведенного анкетирования руководителей высших учебных заведений Оренбургской области были выявлены следующие причины низкой активности вузов в процессе создания малых инновационных предприятий:

1) низкая осведомленность о возможности создания хозяйственных обществ, имеющих право на льготы. Например, созданное Оренбургским государственным университетом Общество с ограниченной ответственностью Малое инновационное предприятие «Биоматерия» зарегистрировано как обычное общество с ограниченной ответственностью, которое уплачивает налог на добавленную стоимость и не получает льгот, предусмотренных для инновационных хозяйственных обществ, создаваемых высшими учебными заведениями[84];

2) существуют ограничения по выбору вузами направлений расходования полученной прибыли. В Законе № 217-ФЗ прописано особое условие, в соответствии с которым полученная прибыль может направляться исключительно на правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности, выплату вознаграждения их авторам, а также на осуществление уставной деятельности данных высших учебных заведений. Подобное ограничение не стимулирует высшие учебные заведения Оренбургской области не только к увеличению объемов прибыли, но и к созданию инновационных хозяйственных обществ;

3) большая часть результатов интеллектуальной деятельности не стоит на балансе высших учебных заведений Оренбургской области, либо они отражены в учете по минимальной стоимости ;

4) проблема заключения договоров аренды имущества между созданными инновационными хозяйственными обществами и высшими учебными заведениями[85] [86].

Таким образом, анализ уже имеющейся практики применения Закона № 217-ФЗ высшими учебными заведениями Оренбургской области выявил ряд проблем в процессе создания инновационных хозяйственных обществ, которые требуют своего разрешения путем внесения изменений в законодательство. В частности, целесообразно создать региональные консультационные центры поддержки малых инновационных предприятий, закрепить механизм по передаче хозяйственному обществу прав на использование результатов интеллектуальной деятельности в качестве вклада в уставный капитал, определить порядок согласования с учредителем договора аренды имущества.

Высказанные предложения по совершенствованию законодательной базы позволят существенно улучшить правовое поле для создания малых инновационных предприятий высшими учебными заведениями и для внедрения научно-технических достижений в производство, что будет способствовать инновационному развитию экономики не только Оренбургской области, но и России.

Кроме того, отношения, возникающие по поводу внедрения результатов интеллектуальной деятельности в производство продукции, регулируются Гражданским кодексом РФ, который дает понятие единой технологии и прямо закрепляет норму о том, что обладатель права на технологию обязан обеспечить ее практическое применение (п. 1 ст. 1545 ГК РФ). Содержание данной обязанности в Гражданском кодексе РФ не раскрывается, однако обеспечению практического применения (внедрения) технологии служит указание Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 284-ФЗ «О передаче прав на единые технологии» о том, что единая технология должна быть отчуждена лицу, заинтересованному во внедрении технологии, а также обладающему реальными возможностями для ее внедрения.

3. Отношения по государственному воздействию на инновационную деятельность, которые возникают между государством и субъектами такой деятельности.

Важнейшие объекты интеллектуальной собственности создаются в результате творческой деятельности. Широкое развитие творчества немыслимо, если государство не создает соответствующих условий. В любой стране существует система образования, научных исследований и разработок. Однако без развития творческой инициативы у государства нет [87] [88] будущего. Одних уверений в сохранении, развитии и преумножении интеллектуального потенциала недостаточно. Необходимо повысить престиж творчества. Сейчас в списке приоритетных видов деятельности творческих профессий нет. В связи с этим следует отметить, что страны с переходной экономикой забыли опыт Советского Союза по развитию образования, науки и техники. За несколько десятилетий из почти безграмотной страны возникла великая держава, достигшая передовых позиций в науке и образовании, культуре и искусстве, технике и производстве. Немалую роль сыграло и отношение государства к ученым и преподавателям, инженерам и учителям. Г осударственная власть понимала, что только развитие науки и образования может обеспечить создание новой техники и производств. Существовала эффективная система подготовки к творческой деятельности, прежде всего, к научно-техническому и изобретательскому творчеству . К сожалению, многие методики развития творчества забыты. Поэтому первоочередное стимулирование научно-технической и изобретательской деятельности является важнейшей государственной задачей. Таким образом, государственная научно-техническая политика российского государства должна заключаться в создании благоприятных условий для всемерного развития научных исследований и разработок, соответствующих потребностям современного производства.

Отдавая должное предмету правового регулирования, необходимо отметить недостаточность этого критерия деления права на отрасли и институты. Поэтому необходимо рассматривать его вместе с методом правового регулирования как общее и даже единое основание деления права на отрасли. Вместе с тем важными предпосылками выделения отрасли и института права являются «наличие определенного единства» в комплексе общественных отношений, регулируемых правом, и «объективно [89]

обусловленный интерес государства в самостоятельном регулировании

- 90

данного комплекса отношений» .

Метод инновационного права. В юридической науке нет единогласия во мнениях о методе правового регулирования: должен ли метод вытекать из предмета, то есть определяться видом (типом) общественных отношений, или возможно применение различных методов в одной отрасли и одинаковых методов - в различных отраслях права. Основываясь на том, что метод - существенное отображение самого предмета, его основных черт и свойств, выступающее как бы во вне по отношению к предмету в целях его более глубокого познания, С.Н. Братусь полагал, что и практика, и теория правового регулирования доказывают необходимость исходить из единства предмета и метода правового регулирования. Такое единство является правильным классификационным критерием распределения норм по отраслям. Сторонники же признания комплексных отраслей права обращают внимание на то, что, например, метод автономии, то есть относительной самостоятельности субъектов права в выборе решений, имеющих юридическое значение, метод равенства сторон в гражданском правоотношении, метод подчинения в административном праве присущи не только этим отраслям, но присутствуют в той или иной степени в других отраслях права - предпринимательском, трудовом, аграрном, семейном и

91

т.д.

Действительно, своеобразие метода той или иной отрасли не сводится лишь к какому-либо одному абстрактно взятому свойству (равенству, автономии, подчиненности). Метод, то есть все приемы и способы воздействия на поведение субъектов, нельзя отрывать от содержания регулируемых отношений. Применение метода, не свойственного природе определенного типа отношений, не приведет к желательному результату. Более того, принесет лишь вред. Поэтому указанные методы выступают во [90] [91] всем их конкретном своеобразии, специфике лишь в единстве с опосредуемыми ими различными видами отношений. Одно дело имущественные отношения, связанные с использованием товарно-денежных отношений, другое - имущественный характер властной деятельности государства по аккумуляции и распределению денежных средств или имущественный элемент в трудовых отношениях, модифицированный вхождением работника в коллектив, подчинением его трудовому распорядку и т.д.

Таким образом, под методом правового регулирования отрасли, подотрасли или института права понимается набор способов и приемов регулирования отношений между субъектами, складывающийся вследствие особых свойств предмета правового воздействия.

Метод инновационного права можно определить как совокупность способов, приемов и средств, с помощью которых осуществляется правовое регулирование общественных отношений, составляющих предмет инновационного права. Как отмечает С.С. Алексеев, «представляя собой сложное многогранное явление, каждый метод есть специфический комплекс приемов и средств, который, выражая также соответствующие способы регулирования, существует только в данном конкретном нормативном материале, тесно связан с соответствующей группой общественных

92

отношений - предметом правового регулирования» .

В каждой отрасли права применяется не один, а несколько методов правового регулирования. Даже в такой отрасли права, как гражданское, по- видимому, применяется не один метод правового регулирования, а, по крайней мере, три: согласования, подчинения и рекомендаций. С другой стороны, все большее распространение получает взгляд, что отношения, регулируемые административным правом, могут строиться на началах не только власти и подчинения, но и равенства их участников. Но если даже по [92] отношению к таким отраслям права, как административное и гражданское, идея «универсальности» метода оказалась поколебленной, то что же можно сказать о трудовом, семейном, финансовом, земельном, экологическом, предпринимательском и многих других правовых образованиях, которые с момента своего возникновения пользовались различными методами и у которых специфического метода правового регулирования еще никому обнаружить не удалось. По-видимому, такой подход к выявлению методов правового регулирования, присущих различным отраслям права, перспективен.

На практическом уровне регулирования общественных отношений законодатель использует разнообразные методы, которые в зависимости от его воли и сложившейся правоприменительной практики могут быть

93

использованы как отдельно, так и в комплексе .

В этой связи, учитывая характер инновационных правоотношений, законодателем как правило используется сочетание императивного и диспозитивного методов в контексте обеспечения их регулирования.

Кроме того, различные характеристики общественных отношений предмета инновационного права, такие как, с одной стороны - юридическое равенство субъектов, а с другой - властно-управленческие признаки в вопросах государственного регулирования инновационной деятельности - с другой), предполагает необходимость применения в инновационном праве комплексного метода, сочетающего императивное и диспозитивное воздействие. Таким образом, комплексный характер предмета инновационного права определяет комплексность его метода.

1. Императивное регулирование общественных отношений, составляющих предмет инновационного права. Императивный метод правового регулирования по-другому называется в научной и учебнометодической литературе авторитарным, централизованным, методом [93] субординации, подчинения. Эти варианты наименования отражают различные стороны данного явления.

Представляется, что наиболее точным термином, отражающим сущность анализируемого предмета является дефиниция «императивный метод правового регулирования».

Ее сущность выражается в процессе регулирования общесоциального интереса, которое базируется на отношениях субординации между участниками правоотношения[94]. Этот инструмент используется, как правило, в процессе регулирования публичных отношений, входящих в структуру инновационного права (имеется в виду прежде всего государственное регулирование инновационной деятельности).

Структура императивного метода типовая - в ней следует выделять во- первых, обязывание в качестве позитивного предписания, а во-вторых, запрет в качестве юридического запрещения. Рассмотрим оба указанных элемента подробнее.

Сущность обязываний заключается в велении, то есть в вынужденном действии одного лица по указанию другого. Обязывание имеет активный характер, предусматривающий активное поведение со стороны субъекта. В этой связи на практике обе стороны - носитель бремени и субъект обязываний совершают активные действия[95] [96].

Исследователь В.Д. Сорокин конкретизирует сущность обязывания. По его мнению, она заключается в том, что предписание представляет собой адресное переложение юридической обязанности по совершению тех или

~ 96

иных действий в соответстветствии с предписаниями правовых норм.

Для примера практической реализации обязывания следует привести деятельность научно-технической организации, осуществляющую коммерческую деятельность. Так, в соответствии с нормой ст. 771 ГК РФ этот субъект инновационной деятельности обязан осуществлять охрану конфиденциальности результата научно-исследовательских (опытноконструкторских работ) посредством введения режима коммерческой тайны. Такие же требования вводятся и в отношении государственного заказчика. При этом он обязан в соответствии с Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 также вводить режим служебной тайны. Указанная норма порождает проблемный вопрос, связанный с необходимостью введения режима служебной тайны при действии режима государственной тайны.

Анализируя данный вопрос, следует согласиться с мнением Г.Д. Отнюковой, которая указывает в качестве основного критерия отнесения сведений к служебной тайны наличие, либо отсутствие патента на рассекреченное изобретение. При этом сведения о сущности проводимых научно-технических разработок, в отношении которых введен режим государственной тайны автоматически представляют собой служебную конфиденциальную информацию .

В этой связи упомянутый Федеральный Закон «О государственной тайне» направлен именно на предотвращение возможной утечки информации, отнесенной к государственной тайне путем регламентации режима доступа к ней со стороны должностных лиц.

Вместе с тем, очевидным пробелом указанного Закона является отсутствие в нем механизмов защиты прав на незапатентованные результаты интеллектуальной деятельности, а также критериев, в соответствии с которыми определялись бы полномочия собственности государства в отношении инноваций.

Таким образом, нормы законодательства обязывают государственных заказчиков вводить режим служебной тайны, что определяет исключительные права государства на охраняемую информацию. [97] [98]

По мнению Ю.В. Сорокиной, юридические запреты создают барьер для нежелательного, вредного социального поведения. Часто юридический запрет выражает собой облаченный в юридическую форму моральный запрет (с соблюдением требований юридической техники, с указанием юридической санкции). То есть мораль принимает юридическую личину и тем самым регулирует общественные отношения. Основное назначение запретов - «утвердить, возвести в ранг неприкосновенного, незыблемого существующие порядки и отношения»[99]. В качестве примера можно привести статью 1229 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой исключительное право на результат интеллектуальной деятельности отличается от остальных прав практически только наличием такого правомочия, как возможность запрета третьим лицам использовать тождественные объекты. Именно про эту особенность изобретений, защищенных патентами, упоминал А.А. Пиленко, отмечая, что «патентное право есть право запрещения, обращенное ко всем третьим лицам».

2. Диспозитивное регулирование общественных отношений, составляющих предмет инновационного права.

Сущность диспозитивного метода правового регулирования (от латинского dispositivus - распоряжающийся, усматривающий) неоднозначно определяется в современной юридической науке. Охарактеризуем основные точки зрения, существующие по данному вопросу.

По мнению одного из ведущих отечественных теоретиков права А.В. Малько, диспозитивный метод представляет собой метод, устанавливающий равноправие сторон, в основе которого находятся взаимные дозволения[100].

Другой исследователь В.В. Диаконов связывает сущность диспозитивного метода с предоставлением возможностей субъектам для самостоятельного урегулирования своего правового поведения с учетом требований современного законодательства[101].

С.Н. Ревина и В.М. Ведяхин понимают диспозитивный метод в качестве возможности поиска альтернатив для правового поведения[102] [103] [104].

Учитывая схожесть указанных позиций, следует отметить, что наиболее распространенной точкой зрения на сущность диспозитивного метода является отождествление его сущности с приемом дозволения. Однако, на наш взгляд, с этим согласиться нельзя, поскольку эта точка зрения не учитывает соотношение теоретических дефиниций метода и способа правового регулирования. В этой связи метод правового регулирования представляет собой более широкое понятие, включающее разнообразные способы правового регулирования. В этом смысле дозволение является лишь одним из многих приемов в рамках диспозитивного метода правового регулирования.

Наша позиция подтверждается и выводами теоретиков отечественного права. Так, например, А.М. Витченко выделял в структуре

- ~ 103

уполномачивающего метода поощрительный и рекомендательный приемы .

По мнению А.В. Малько, наличие льгот при организации правового воздействия на субъекта показывает расширение сферы приминения

104

диспозитивного метода правового регулирования .

Другими словами, диспозитивный метод обладает четкой структурой, в рамках которой следует выделять такие приемы как дозволение, рекомендации и поощрение.

Сущность приема дозволения заключается, как было сказано, в предоставлении субъекту правоотношения реальных альтернатив для совершения правовых действий. Он находит свое выражение в предоставлении субъекту права на активное действие, реализованное по собственному усмотрению[105]. Такой тезис справедлив, например, по отношению к реализации права на результат интеллектуальной деятельности,

Сущность приема дозволения формирует правовую конструкцию, сходную по своим основным характеристикам с правомочиями собственности в отношении вещи. Вместе с тем следует отметить, что в отличие от вещного права использование результата интеллектуальной деятельности представляет собой менее определенное правомочие и вследствие этого недостаточно урегулированное.

В связи с вышесказанным, следует согласиться с мнением Э. Г аврилова, который указывает на необходимость введения в ГК РФ правовой нормы, определяющей возможные критерии для использования охраняемого объекта.

Действующая редакция ГК исходит из другого подхода, предоставляя разработчикам самые широкие права на использование предметов разработки. При этом законодатель стремился максимально полно обеспечить и защитить интересы правообладателей. Но при этом нельзя забывать и общественные, публичные интересы. Ведь в подавляющем большинстве случаев это «безбрежное» право на использование перейдет к коммерческим организациям. Не способствуют решению этой важной проблемы - конфликта частных и публичных интересов - и относящиеся к различным видам объектов перечни отдельных видов и способов использования, помещенные в статьях ГК РФ: в отношении авторских произведений - п. 2 ст. 1270; исполнений - п. 2 ст. 1317; фонограмм - п.2 ст. 1324; изобретений, полезных моделей, промышленных образцов - п. 2 ст. 1358 и др. В Гражданском кодексе РФ следовало бы дать юридически точное определение того, что есть «использование» применительно к отдельным результатам интеллектуальной деятельности[106] [107] [108].

Прием поощрения. Содержание и параметры данного приема, на наш взгляд, очень точно определила В.М. Горшенева, которая указывала, что его сущность определяется возможностью реализовывать тот вариант поведения, который желателен для всего общества, но не является обязательным для субъекта. Для обеспечения такого развития событий законодатель обязан предоставить субъекту инновационной деятельности определенные преференции .

В качестве примера применения способа поощрения можно привести приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 4 апреля 2007 года об утверждении Порядка предоставления субсидий из федерального бюджета Федеральным агентством по образованию на внедрение инновационных образовательных программ для образовательных учреждений высшего профессионального образования (за исключением бюджетных учреждений) . Субсидии предоставляются победителям конкурсного отбора образовательных учреждений высшего профессионального образования, внедряющих инновационные образовательные программы, в пределах бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств, предусмотренных Федеральному агентству по образованию. Объем предоставляемой субсидии устанавливается Федеральным агентством по образованию в соответствии с заключенными им договорами с получателями субсидий. В указанных договорах должны быть предусмотрены размер субсидии, сроки, цели, условия предоставления субсидий, перечень мероприятий по внедрению инновационных образовательных программ; порядок и сроки предоставления отчетов об использовании субсидий по форме, утвержденной Министерством образования и науки Российской Федерации. Перечисление субсидий осуществляется Федеральным агентством по образованию на расчетные счета, открытые получателями субсидий в кредитных организациях. Получатели субсидий несут ответственность за своевременность, полноту и целевое использование средств, выделенных на внедрение инновационных образовательных программ для образовательных учреждений высшего профессионального образования. Получатели субсидий представляют отчетность об использовании субсидий Федеральному агентству по образованию, ежеквартально не позднее 15 числа месяца, следующего за отчетным кварталом. Контроль за целевым использованием субсидий осуществляет Федеральное агентство по образованию.

Другую поощрительную меру вводит 66 статья НК РФ. В соответствии с ней любая организация, занимающаяся инновационной деятельностью вправе получить инновационный кредит на льготных условиях (увеличение сроков выплаты при уменьшении процентной ставки). Возможность предоставления такого кредита напрямую определяется характером деятельности организации. Так, он может быть предоставлен в следующих случаях.

1. При осуществлении организацией научно-исследовательской (опытно-конструкторской деятельности), технического перевооружения собственного производства, создания рабочих мест для инвалидов, защиты окружающей среды;

2. Проведение внедренческой деятельности, создание, либо совершенствование технологий, материалов, выполнение государственного заказа, имеющего существенное значение для активизации экономического

109

развития региона .

Рекомендации. Метод рекомендаций выражается в осуществлении предписаний государственных органов относительно желаемого поведения [109] субъекта инновационной деятельности с целью достижения позитивного для общества, либо коллектива результата[110].

В качестве примера можно привести практику в соответствии с которой служащие-изобретатели получают от государства дополнительную компенсацию в случае отказа от прав на созданную инновацию в пользу работодателя.

При этом для повышения эффекта указанной практики возможно введение льготного режима налогообложения этих компенсаций, что и предполагает нормативно закрепить Правительство РФ.

Рассматривая сущность методов правового регулирования, следует отметить, что в качестве решающего критерия определения возможности его применения в конкретной ситуации оказывает влияние два основных фактора - природа регулируемых отношений, а также степень государственного регулирования. В частности, представляется, что с учетом указанных критериев для инновационного права характерны как диспозитивный, так и императивные методы правового регулирования. При этом их соотношение, как правило, является практически равным.

Как справедливо указывает М.И. Милушин, идея диалектики частноправовых и публично-правовых методов регулирования красной нитью проходит в процессе формирования любых комплексных образований, как в структуре законодательства, так и в структуре права[111]. Указанные процессы объективно обусловлены необходимостью государственного регулирования экономики в целях поддержания интересов общества и государства при сохранении общего принципа свободы

предпринимательской деятельности. «Правовое регулирование единого рынка в своей основе относится к сфере частноправового регулирования (гражданского законодательства), однако здесь применяется и будет развиваться взаимодействие гражданско-правовых норм с нормами административного права (основы ценовой политики, федеральные

112

экономические службы), банковского, финансового и таможенного права» , - подчеркивает М.И. Милушин. Именно, исходя из этих посылок, строится современное правовое регулирование общественных отношений, складывающихся в процессе предпринимательской и инновационной деятельности.

Иными словами, несмотря на то, что частноправовые (имущественные) отношения в комплексе общественных отношений, образующих предмет инновационного права, являются определяющими, и что диспозитивные начала на современном этапе развития российской экономики определяют общее направление правовой регламентации инновационной сферы деятельности, правовое регулирование этой специфической области объективно нуждается в императивных приемах, в особом контроле государства за этим процессом и, следовательно, в публично-правовом обеспечении.

Указанный комплексный характер метода правового регулирования инновационного права можно проиллюстрировать следующим примером. Так, процесс передачи прав на единые технологии вызывает целый ряд общественных отношений. При этом каждое из этих общественных отношений имеет свою специфику, выражающуюся в применении разных способов правового регулирования, за счет чего сам метод инновационно - правового регулирования носит комплексный характер, охватывающий все разнообразные способы правового регулирования.

Методологическими основаниями для передачи прав на созданные технологии в настоящее время следующие способы правового регулирования.

Во-первых, способ позитивного обязывания, который заключается в обязательстве обладателя инновационной технологии обеспечить ее [112] практическое применение. При этом важно отметить, что право на технологию может быть отчуждено лицу, обеспечивающему внедрение технологии. Главным критерием выбора таких лиц является проведение аукционов. Для передачи технологии в порядке выигранного аукциона устанавливается шестимесячный срок.

Во-вторых, способ дозволения, который предусматривает возможность для различных субъектов приобретения полных прав на инновацию. В случае, если они не пользуются таким правом, то представитель РФ, в собственности которого находится право на такую технологию совместно с указанным субъектом получает право распоряжения ею по собственному усмотрению с учетом интересов лиц - собственников этого права. Кроме того, этот способ также предполагает участие в аукционе с целью получения права на технологию, однако при этом победитель аукциона обязан заключить договор об отчуждении такого права представителю Российской Федерации. Кроме того, этот представитель может заключить договор с участником конкурса или аукциона, чьи предложения содержат лучшие условия после предложенных победителем или наиболее высокую цену после предложенной победителем; распоряжение правом на технологию осуществляется путем его отчуждения либо предоставления права использования технологии по лицензионному соглашению, при этом не исключается возможность заключения смешанных договоров, в которых содержатся положения о распоряжении правом на технологию).

Методу инновационного права присуща определенная специфика. В этой связи представляется необходимым выявить его характерные черты, к числу которых можно отнести следующие.

1. Сочетание государственного властного воздействия со свободой предпринимательской деятельности.

Осуществление предпринимательской и инновационной деятельности не представляется возможным без государственного воздействия, но необходимо четко определить степень и границы государственного вмешательства в рыночную среду.

До перехода к рыночной экономике крупномасштабные инвестиции в стране осуществлялись государством, внедрение новшеств обеспечивалось централизацией и концентрацией ресурсов на приоритетных направлениях развития науки и техники. Однако в связи с резким отходом государства от регулирования научно-технической деятельности в начале рыночных реформ, неподготовленностью инновационной сферы к коммерциализации результатов научно-исследовательского труда научно-технические разработки не всегда своевременно преобразуются в инновации, готовые для производства и эффективной рыночной реализации.

Рынок инноваций выступает своеобразным полем (экономическим пространством) для совершения действий субъектов инновационных отношений, отражая в целом то, как организована инновационная деятельность. Именно рынок характеризуется как наиболее изменчивый элемент экономической системы, на котором мгновенно сказываются все недостатки и достоинства законодательных актов. Это обусловлено тем, что рынок - сфера свободы и самостоятельности предпринимателей, и государственное регулирование должно учитывать состояние и динамику самого рынка, уровень его развития, и в зависимости от этого устанавливать степень жесткости правил. Как отмечала Р.О. Халфина, в начале становления в России рынка мера внешнего воздействия должна быть такова, чтобы не подрывать способность к саморегуляции .

В настоящее время основным средством регулирования общественных отношений в сфере предпринимательской, в том числе инновационной, деятельности является договор. Договоры, связанные с научно-техническими достижениями, имеют сложную правовую природу, обусловленную спецификой инновационной деятельности, и выделяются в отдельную видовую группу, существующую параллельно с договорами о передаче в [113] собственность и пользование материальных объектов. Соответственно, нормы Гражданского кодекса РФ о купле-продаже и других договорах о передаче права собственности, об аренде вещей не применяются к отношениям, возникающим в инновационной сфере деятельности. Однако общие положения гражданского законодательства об обязательственном праве, включая нормы о договоре, распространяют свое действие на результаты интеллектуальной деятельности, естественно, с учетом их особенностей.

В инновационной сфере, по общему правилу, используются следующие договорные формы: договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор. Данным договорам присущи две основные особенности. Во-первых, при передаче исключительного права его автором (создателем) правопреемникам оно продолжает сохранять связь с личными неотчуждаемыми от автора (издателя) неимущественными правами (правом авторства и т.п.), а в отдельных случаях и с некоторыми имущественными правами, продолжающими сохраняться (создаваться) за автором (создателем), например, правом на получение гонорара при использовании переданного результата интеллектуальной деятельности. Во-вторых, понятие исключительности права на нематериальный объект не исключает возможности третьих лиц, правомерно владеющими знаниями о содержании такого объекта в силу его публичного характера, использовать объект для удовлетворения личных потребностей, в том числе создавать на его основе новые результаты интеллектуальной деятельности.

Таким образом, только тщательно составленный договор может обеспечить защиту интересов участников инновационных отношений в процессе коммерческого использования инноваций и нейтрализовать негативное влияние пока еще несовершенной законодательной системы Российской Федерации.

2. Особенности объектов общественных отношений, составляющих предмет инновационного права.

К объектам общественных отношений, составляющих предмет инновационного права, относятся различные объекты. Объединяет эти объекты, прежде всего, то, что они создаются деятельным умом человека, в них проявляется человеческий интеллект. В отличие от объектов традиционной (вещественной) собственности они нематериальны, что не исключает их объективированного воплощения, к примеру, в научных отчетах, рукописях, компьютерных программах и описаниях изобретений. Более того, право на такой нематериальный объект возникает лишь с момента, когда творческий замысел получил внешнее выражение в той или иной материальной форме. Однако двуединство нематериального содержания и материальной формы не мешает рассматривать объекты, составляющие предмет инновационного права, как определенную совокупность идей, являющихся результатом интеллектуальной деятельности и представляющих общественную ценность, независимо от тех объектов, в которых они воплощены. Ведь изобретение нельзя отождествить с машиной, в которой оно воплощено, так же как и литературное произведение нельзя отождествить ни с рукописью, ни с книгой. Ибо они могут быть закреплены в других объектах того же характера (восстановленная рукопись) или другого рода (дискета вместо рукописи). Сгоревший чертеж или рукопись можно восстановить.

Еще одна особенность объектов, входящих в предмет инновационного права, состоит в том, что эти объекты удовлетворяют потребности человека и общества своей идеальной сущностью (содержанием). Так, научное произведение содержит новую информацию, которая может включать изложение концепции и методику расчетов; изобретения как технические решения прикладных задач становятся основой создания новых технологий и изделий. Объекты вещной собственности имеют иное назначение - они удовлетворяют в первую очередь материальные потребности. Кроме того, использование нового экономического ресурса - знаний - принципиально отличается от использования материальных объектов. Отличие заключается в неотчуждаемости знаний в процессе продажи или обмена.

Привычным объектом товарного оборота является материальная вещь, которая по своим натуральным свойствам прекрасно подходит для этой цели. Введение объекта в оборот возможно только при условии, что его владельцу принадлежит абсолютное (исключительное) право, то есть никто без разрешения правообладателя не может распоряжаться этим объектом. Следовательно, необходимой предпосылкой товарного обращения является обособление объекта, его отграничение от смежных. Для материальных объектов такая проблема не существует, поскольку они ограничены в пространстве, и их натуральные свойства уже выполняют разграничительную функцию. Особенность же нематериальных объектов состоит в том, что они не знают физических границ и в силу этого могут быть использованы повсеместно.

Приведем здесь классическую формулу, отображающую разницу материальных и нематериальных объектов: «Если у тебя есть яблоко и у меня есть яблоко и мы обменялись, то у каждого из нас будет по яблоку. А если у тебя есть идея и у меня есть идея и мы обменялись, то у каждого из нас будет по две идеи». Вещь можно продать лишь одному лицу, поскольку возможности владения ею ограничены. А идею может использовать одновременно неограниченный круг лиц, так как предпосылкой использования является не владение, а знание (информация). Использование материального объекта, как правило, связано с его физическим обладанием и с исчезновением его в результате. Использование нематериального объекта, наоборот, не предполагает физического обладания и утрату им своих натуральных свойств. Однажды созданный объект может использоваться как угодно много раз, притом как в первоначальном, так и в переработанном виде (усовершенствованная техническая идея, переведенное произведение и т.п.). На первый план выходит не физическое обладание объектом, а сам акт использования, за который производится расчет. Поэтому объектом оборота становится каждый отдельный акт использования нематериального объекта.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что объекты общественных отношений, составляющих предмет инновационного права, обладают рядом особенностей, которые заключаются в следующем: такие объекты не отчуждаются окончательно от своего создателя, не исчезают в процессе потребления и, в отличие от вещественных объектов, могут быть проданы неоднократно.

3. Особый правовой статус субъектов инновационного права.

Особый правовой статус субъектов инновационного права проявляется в том, что наряду с общими признаками субъекта правоотношения такими, как правоспособность и дееспособность[114], они обладают частным признаком, состоящим в возможности осуществлять инновационную деятельность, что означает обладание правами на использование результатов интеллектуальной деятельности и наличие необходимых финансовых средств.

Понятие субъекта инновационного права является неопределенным и весьма широким по своему содержанию. По мнению А.П. Бердашкевича, инновационная деятельность не имеет универсальных субъектов, поскольку она являет собой особый процесс, при реализации которого один вид деятельности, один этап цикла сменяется другим, меняя за собой и субъекта деятельности[115]. Безусловно, на сегодняшний день идеальной структуры субъектов не существует, однако это не означает, что в законодательстве и литературе отсутствует перечень таких субъектов. В связи с этим представляется важным установить субъектов инновационного права. Так, например, Н.М. Коршунов и Н.Д. Эриашвили считают, что субъектами инновационной деятельности могут быть физические и юридические лица, которые обладают правоспособностью и дееспособностью. В первую очередь это индивидуальные субъекты, занимающиеся предпринимательской деятельностью в научно-технической (инновационной) сфере[116] [117] [118].

По мнению И.В. Ершовой, субъектами инновационной деятельности могут быть любые субъекты предпринимательской деятельности . Как представляется, это высказывание нуждается в уточнении: не любые субъекты предпринимательской деятельности, а субъекты, занимающиеся хозяйственной (предпринимательской) деятельностью в научной и научнотехнической сфере. В настоящее время в Российской Федерации действует 150 технопарков и бизнес-инкубаторов, около 300 инновационнотехнических центров и центров трансфера технологий, около 100 финансовых компаний и венчурных фондов в сфере инноваций и более 160 центров научно-технической информации.

Субъекты инновационного права классифицируются на несколько групп: создатели, производители, распространители инноваций,

соответственно - заказчики, исполнители и потребители инноваций.

Кроме того, ряд ученых, определяющих совокупность мер поддержки организациям, осуществляющим инновационные проекты, предлагают ввести четкое разделение субъектов инновационной деятельности на основных и дополнительных.

Указанное стремление заложило основы целого ряда нормативно- правовых актов, например - проекта Федерального закона «Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике» , Закона г. Москвы «Об инновационной деятельности в городе Москве»[119] от 7 июля 2004 года № 45.

В этих актах присутствует разделение субъектов инновационной деятельности на две группы: собственно субъекты - инноваторы и субъекты, входящие в систему инфраструктуры инновационной деятельности.

Указанный законопроект Федерального Закона определяет понятие «субъект инновационной деятельности» в качестве организации любого вида, осуществляющей научно-исследовательские разработки, имеющей научные достижения либо осваивающей принципиально новый производственный процесс. Фактически тоже определение субъекта инновационной

деятельности, лишь слегка скорректированное, содержит указанный Закон г. Москвы.

Организация инновационной структуры, в соответствии с положениями указанных актов, осуществляет сопровождение, финансирование, продвижение и реализацию инновационных продуктов и проектов.

Отличие субъектов инновационной деятельности от субъектов инновационной инфраструктуры состоит в том, что если первые непосредственно участвуют в инновационной деятельности, то вторые создают необходимые условия и способствуют осуществлению

инновационной деятельности.

4. Инновационная деятельность представляет собой непрерывный процесс, складывающийся из ряда этапов, что свидетельствует о многостадийности этой деятельности.

Инновационная деятельность является наиболее широкой категорией, включающей в себя научную, научно-техническую, внедренческую и другие аналогичные виды деятельности. Получение и распространение новых научных и технических знаний начинается от зарождения идеи на стадии теоретических (в том числе фундаментальных) исследований, проходит через ее материализацию и овеществление в прикладных научных исследованиях, технических и технологических разработках и завершается практическим использованием. В сфере конечного потребления полностью реализуется совокупный экономический, социальный, технический, оборонный и другие эффекты применения достижений науки и техники. Происходит диффузия,

постепенное и органическое слияние науки с системой научно-технического прогресса и всей системой общественного производства.

Стадийность инновационной деятельности служит основой подразделения научных исследований на теоретические и прикладные, а технических разработок - на опытно-конструкторские и технологические. Указанная классификация, как и множество ее разновидностей, отличающихся друг от друга большей или меньшей степенью дробления категорий «исследования» и «разработки», отражает степень близости стадий духовного производства к другим областям общественного производства. Количество стадий в процессе производства и потребления тех или иных знаний неодинаково. Оно определяется отраслевой принадлежностью инновационной деятельности, методами получения знаний и особенностями сферы их применения. Жестко детерминированной во времени и последовательности связи между конкретными работами на отдельных стадиях не существует.

Отдавая отчет в условности и подвижности границ между стадиями, отмечая неизбежное взаимопроникновение в пограничных зонах, мы постоянно сталкиваемся с реально существующими экономическими и организационными особенностями стадийности инновационной деятельности, с производной отсюда спецификой ее продукции, со своеобразием выполняемых функций и т.д. Вот почему классификация инновационной деятельности по стадиям имеет не только теоретический интерес, но и важное практическое значение.

В правовом регулировании отношений, составляющих предмет инновационного права, стадийность инновационной деятельности нашла прямое отражение в обособлении управления академической наукой, вузовской наукой, отраслевой наукой, наукой на производстве, в своеобразии функций управления проведением и реализацией теоретических и прикладных исследований, технических и технологических разработок. Но независимо от того, к какой стадии принадлежат те либо иные работы, для дифференциации правового регулирования общественных отношений, опосредующих предмет инновационного права, первостепенное значение приобретают следующие выводы. Каждая последующая стадия должна быть заранее - до получения законченных результатов предыдущей стадии - подготовлена к использованию этих результатов. Таким путем обеспечивается непрерывность инновационной деятельности как одно из проявлений непрерывного прогресса науки и техники.

Механизм перехода научно-технических результатов от одной стадии к другой включает подготовку и приспособление результатов законченных работ на предшествующей стадии к условиям и особенностям последующей стадии, а на последующей стадии осуществляется подготовка условий для освоения полученных результатов. Иначе говоря, в сфере науки результаты законченных исследований и разработок приспосабливаются к передаче в практику, а в производственной сфере подготавливаются экономические, материально-технические, технологические, кадровые, организационные и другие условия к принятию и применению достижений науки и техники.

Для правового регулирования общественных отношений, возникающих в процессе инновационной деятельности, важное значение имеет не только разделение этой деятельности на укрупненные стадии, но также дальнейшее дробление стадий на отдельные этапы научных исследований и технических разработок. Целый ряд этапов имеет нормативный характер, поскольку они юридически обязательны при проведении тех или иных работ, при их планировании, организации, сдаче и приемке, оплате, стимулировании и

120

т.д.

Поэтапное выполнение работ означает, что инновационная деятельность осуществляется путем движения от этапа к этапу, «шаг за шагом». Эту особенность Л.Л. Вегер предлагал использовать для так называемого «пошагового» управления. Сущность его в том, что «каждое [120] решение выносится на основании информации, полученной на предыдущем этапе разработки. Тем самым окончательное решение выносится лишь после завершения предыдущей стадии, а все ранние решения теряют силу... Принцип «пошагового» управления в первую очередь должен быть применен к финансированию и стимулированию. Первая доза ресурсов, предназначенная для предварительных опытов, может быть незначительной. Выделение ресурсов для следующей стадии зависит от результатов, полученных из предварительных опытов. Последующее выделение все больших ресурсов определяется результатами, полученными из предыдущей стадии научно-исследовательских работ»[121].

5. Наличие профессионального риска на стадии научных исследований и предпринимательского риска на этапе практической апробации и внедрения новшества.

Наука в настоящее время - это непосредственная производительная сила, оказывающая влияние на развитие промышленности и сельского хозяйства. И роль права состоит в том, чтобы не только обеспечить развитие прикладных направлений науки, то есть отразить частные признаки отдельных наук, но и учитывать их общее свойство вне зависимости от того, идет ли речь о прикладных или фундаментальных исследованиях. Одним из таких общих явлений в науке является риск, присущий научному творчеству, которое в свою очередь связано как с этапом создания новшества, так и с его общественным признанием и последующим внедрением в практику.

Получение новых технических или биологических решений, имеющих большое хозяйственное значение, сопряжено со значительными материальными и трудовыми затратами, требует концентрации научных исследований. Например, работа над выведением сортов яровой пшеницы, пригодных к сибирским условиям хозяйствования, потребовала создания исходного материала с участием двенадцати научных центров страны.

Между тем исследовательские поиски, опирающиеся даже на крупную материальную и научную базу, не всегда приводят к искомому результату. Кроме того, достигнутые научные результаты в силу различных обстоятельств не получают подчас научного и практического признания, либо оно растягивается на многие десятилетия. Такое явление следует относить к нормальному научному риску.

В жизни риск проявляется по-разному и, естественно, влечет неодинаковые последствия в деятельности человека. Соответственно в юридической науке риск как фатальное явление понимается по-разному, с учетом характера порождаемых им последствий. Так, в уголовно-правовой литературе его наступление вне зависимости от вида (творческий, производственный и т.п.) рассматривается как обстоятельство, исключающее состав преступления . В литературе по гражданскому и трудовому праву риск понимается иначе: с одной стороны, с ним связывают наступление имущественного вреда или ущерба , с другой - наступление полной либо частичной неудачи в научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработках[122] [123] [124]. Таким образом, в праве с риском, прежде всего, связывается наступление материально осязаемых результатов, которые учитываются при установлении вины в уголовном праве или в целях уяснения причины несоблюдения договорных и трудовых обязательств в гражданском и трудовом праве[125].

Риск в предпринимательской деятельности - это вероятность неполучения запланированного или ожидаемого положительного результата, равно как возможность получения отрицательных последствий тех или иных действий, в чем бы они ни состояли. Разумеется, предприниматель несет риск неполучения прибыли, но, кроме того, он несет инновационные и инвестиционные риски в виде возможности неполучения заказанного проекта или объекта[126] [127]. Но одно дело риск в сфере хозяйственной и предпринимательской деятельности, и совсем другое - когда он проявляется качественно иначе, или когда его последствия не носят непосредственной материальной формы. Такой риск или, можно сказать, вид риска характерен для науки, особенно для ее фундаментальных и прикладных направлений. Природа существующего здесь риска выходит за пределы известных о нем представлений, а потому это явление нуждается в специальном изучении.

Мировая и отечественная наука располагает многочисленными примерами, когда крупнейшие ученые, целые научные институты наряду с достижением выдающихся успехов приходили к ошибочным выводам по ряду принципиальных вопросов своего исследования. Ученый и даже научный коллектив рискуют ошибиться в силу научного просчета и тем самым не достичь искомого результата, что является постоянным сопутствующим элементом научных исследований. Примеры неудач - запрет развития генетики и кибернетики в СССР; разработка супер-ЭВМ компанией IBM. Доля риска в отношении результата исследования существует во всех творческих и научно-исследовательских областях человеческой деятельности. В одних случаях это проявляется в итогах научных опытов, в качестве литературно-художественных, музыкальных и научных работ, включая правовые; в других - просто в творческой неудаче, когда выполненная работа страдает существенными недостатками, исключающими

127

ее целевое использование .

Объективный характер наступления творческой неудачи приводит к мысли о необходимости ее учета и соответствующей легализации. Эта негативная сторона научных исследований должна, на наш взгляд, не только приниматься во внимание самими учеными (например, на практике проводятся параллельные разработки, направленные на достижение одной и той же цели), но и учитываться общим и специальным законодательством об инновационной деятельности. Представляется целесообразным ввести общее понимание риска, уточняемое в каждом конкретном случае. Так, творческой неудачей, по мнению В.И. Левченко, является такое положение, когда научный коллектив или ученый при нормальном материальном и информационном обеспечении, а также при хорошей организации труда проявляют творческий подход, применяют строго научные методы, используют прогрессивные поисковые формы, но не достигают искомого результата. Здесь следует иметь в виду, что творческая неудача может быть следствием и субъективного фактора - отсутствия работоспособности, творческого мышления и т.д. Своевременное выявление этих моментов позволило бы установить объективные и субъективные причины наступления

творческой неудачи и внести соответствующие коррективы с целью их

128

устранения .

Вместе с тем в настоящий момент существует тесная связь между научной и производственной сферами. Это обусловлено тем, что в современных условиях устойчивый экономический рост достигается за счет ускорения процессов внедрения в хозяйственный механизм новых решений и обеспечения непрерывности инновационной деятельности. Процесс создания и внедрения инноваций ориентирован на получение положительного эффекта, который выражается в виде конкурентных преимуществ, приобретаемых предпринимателем. Однако положительный эффект в инновационной деятельности не всегда достижим, поскольку нововведения являются специфическим продуктом. Специфика заключается в неопределенности, возникающей при практическом использовании новшества, особенно при выводе на рынок продуктовых инноваций. Так, [128] около 90 процентов нововведений не воспринимаются рынком, потому что существует масса факторов, влияющих на эффективность продвижения инновации и затрудняющих прогнозирование масштабов ее распространения . Следовательно, инновационная деятельность является областью высоких рисков .

В связи с этим необходимо отметить, что в законодательстве, регулирующем отношения, составляющие предмет инновационного права, следовало бы установить специальные нормы, допускающие наступление научно-производственного риска, то есть творческой неудачи, вне зависимости от характера повлекших ее причин. Вместе с тем желательно проведение комплекса экономических и юридико-организационных мероприятий с целью уменьшения профессионального риска. Наиболее важными из них представляются улучшение научной организации труда ученых, проведение оценки результатов научных исследований, изменение способов государственного регулирования инновационной деятельности, распределение прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет бюджетных средств, широкое использование хозяйственно-договорной практики, особенно на этапе внедрения таких результатов. Еще одним способом минимизации риска, связанного с инновационной деятельностью, может стать механизм страховых гарантий. Только при помощи указанных мер можно уменьшить влияние [129] [130] профессионального риска в науке, более полно использовать имеющийся здесь потенциал и тем самым усилить социально-экономическую эффективность научно-технической деятельности.

6. Риск случайной невозможности под-учения результата

интеллектуальной деятельности и исполнения договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ несет заказчик.

Фактор неопределенности в научной деятельности обуславливает особенности договора на выполнение научно-исследовательских, опытноконструкторских и технологических работ (НИОКР) по сравнению с подрядными договорами. Если применительно к подрядным договорам строго применяется формула «нет результата - нет исполнения договора», то по договору на выполнение НИОКР допускается возможность недостижения результата. В этом договоре закреплено другое, чем в договорах подряда, распределение рисков: если иное не установлено договором или законом, риск случайной невозможности исполнения договоров на выполнение НИОКР несет заказчик. При этом по договору на выполнение научноисследовательских работ последствием невозможности достижения результата работ является обязанность заказчика оплатить стоимость работ, которые были проведены до обнаружения этой невозможности (ст. 775 ГК РФ), а в аналогичной ситуации при выполнении договора на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ заказчик обязан лишь оплатить исполнителю понесенные затраты (ст. 776 ГК РФ).

Следует также иметь в виду и то обстоятельство, что положениями Гражданского кодекса РФ не установлена обязанность заказчика оплачивать выполняемые работы поэтапно; заказчик оплачивает работы по их завершению[131]. В случае же невозможности завершения работ к отношениям исполнителя и заказчика применяются вышеприведенные нормы статей 775 и 776 ГК РФ. В качестве иллюстрации приведем пример из судебной практики.

Исполнитель обратился в суд с иском о взыскании с заказчика по договору на выполнение НИОКР стоимость работ, выполненных на первом этапе исследований. Ответчик с иском не согласился, так как, по его мнению, результат работ, предусмотренных договором, исполнителем достигнут не был. Суд иск удовлетворил, указав следующее. В ходе выполнения (а именно после начала второго этапа исследований) исполнитель установил, что один из пунктов технического задания, выданного заказчиком, по объективным причинам выполнен быть не может. Исполнитель направил заказчику соответствующее уведомление и приостановил выполнение работ. Арбитражный суд указал, что в соответствии со статьей 775 ГК РФ заказчик, уведомленный об объективной невозможности достижения желаемых результатов исследований, обязан уплатить исполнителю стоимость первого

~ 132

этапа исследований .

Невозможность достижения результатов НИОКР, ожидаемых заказчиком, должна быть связана с обстоятельствами, имевшими место во время исполнения договора, а также подтверждаться доказательствами, которые датируются числом, близким к срокам возникновения обстоятельств, свидетельствующих о невозможности достижения необходимых результатов. Так, по одному из дел суд взыскал с заказчика полную стоимость выполненных исполнителем работ, указав следующее. Ссылка ответчика на то, что истцом не выполнена обязанность информировать заказчика об обнаруженной невозможности получить ожидаемые результаты или о нецелесообразности продолжать работы, была признана судом необоснованной. В материалах дела отсутствовали доказательства, подтверждающие, что на момент сдачи-приемки второго этапа работ была обнаружена невозможность получить ожидаемые результаты или установлена нецелесообразность продолжать работы. [132]

Имевшееся в материалах дела экспертное заключение составлено спустя шесть месяцев после принятия работ .

Исполнитель не несет ответственности, если докажет, что не виноват, а невиновным он признается, если при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательств (ст. 777, п. 1 ст. 401 ГК РФ). Даже если выполнение НИОКР осуществляется в сфере предпринимательской деятельности, Гражданский кодекс РФ не распространяет на исполнителя по договору повышенную ответственность, которую несут за неисполнение или ненадлежащее исполнение предприниматели (п. 3 ст. 401 ГК РФ), но ограничивается общим принципом ответственности за вину. Обязанность представления доказательств, подтверждающих отсутствие вины исполнителя в невозможности получения результата НИОКР, ожидаемого заказчиком,

134

лежит на исполнителе .

В случае же если невозможность достижения результата исследований, установленных заказчиком в техническом задании, возникла по вине исполнителя, заказчик вправе не оплачивать выполненные исполнителем работы. Например, по одному из дел окружной арбитражный суд указал: истец не доказал, что невозможность продолжения работ возникла не по его вине, поэтому в иске к заказчику о взыскании стоимости выполненных работ

і л с

было отказано .

Исполнитель обязан возместить убытки, причиненные им заказчику, в пределах стоимости работ, в которых выявлены недостатки, если договором предусмотрено, что они подлежат возмещению в пределах общей стоимости работ по договору. Упущенная выгода подлежит возмещению в случаях, предусмотренных договором (п. 2 ст. 777 ГК РФ). Суды, рассматривая споры о возмещении убытков, причиненных нарушением обязательств по договору [133] [134] [135] на выполнение НИОКР, как правило, связывают наличие вины исполнителя в нарушении такого договора с принципиальной возможностью либо невозможностью выполнения работ, предусмотренных договором. Так, по одному из дел окружной арбитражный суд указал, что поскольку в материалах дела отсутствуют данные о принципиальной невозможности разработать оборудование для разделения отработанных тепловыделяющих сборок установок типа КЛТ-40 в соответствии с утвержденным техническим заданием, исполнитель, не выполнивший обязательства, предусмотренные договором на выполнение НИОКР, является виновным в неисполнении обязательств[136] [137].

Важное уточнение правил Гражданского кодекса РФ об ответственности исполнителя по договору на выполнение НИОКР было сделано судом в следующем деле. Рассматривая исковые требования заказчика об устранении недостатков в выполненных научных исследованиях, суд сослался на статью 720 ГК РФ, в соответствии с которой заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли бы быть установлены при обычном способе приемки работы. Приемка результатов НИОКР была осуществлена заказчиком в момент подписания им соответствующих актов, проверку результатов работ заказчик не осуществил, следовательно, у него не возникло право требовать от исполнителя устранения недостатков результатов работ .

Подобный подход представляется неверным. В соответствии со статьей 778 ГК РФ нормы главы 37 Кодекса о подряде применяются к договорам на выполнение НИОКР только к срокам выполнения и к цене работ, а также к последствиям неявки заказчика за получением результатов работ. Иные нормы о подряде к отношениям исполнителя и заказчика по договору на выполнение НИОКР применены быть не могут.

Таким образом, подводя итог анализу предмета и метода инновационного права России, нужно заметить, что и его предмет, и метод носят комплексный характер.

Предмет инновационного права образует специфический комплекс общественных отношений, возникающих в сфере инновационной деятельности, которая требует единого правового регулирования. В свою очередь для правовой регламентации общественных отношений, составляющих предмет инновационного права, необходимо применение различных способов правового регулирования и сочетание частноправовых и публично-правовых инструментов.

Вместе с тем представляется, что в связи с переходом к рыночной экономике императивный метод утратил свое былое лидирующее значение в сфере правового регулирования инновационной деятельности, и в настоящее время общее направление правовой регламентации инновационных отношений должно строиться на основе диспозитивности.

Предмет и метод как признаки, отграничивающие одну отрасль права от другой, хотя и продолжают работать, но уже недостаточны для построения стройной системы права. Недостаточность указанных факторов для идентификации отдельных отраслей и институтов права привела ученых (например, В.П. Мозолина) к выводу о необходимости расширения перечня признаков отрасли, подотрасли и института права. К их числу стали относить юридический режим, цели, принципы регулирования, функции права, механизм его действия и ряд иных характеристик. Однако названные субъективно понимаемые критерии вряд ли смогут стать объективным признаком отрасли, поскольку еще предстоит показать специфичность каждой из них . Думается, что подобный подход является правильным. [138]

2.2.

<< | >>
Источник: Ефимцева Татьяна Владимировна. МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме Предмет и метод инновационного права России:

  1. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  2. Раздел III Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари
  3. Раздел XIII Муниципальное избирательное право и процесс
  4. Понятие страхового права Европейского Союза
  5. 4.4. Проявление непротиворечиво согласованных и контрадиктор- ных функции права (на примере законов Российской Федерации, Рес- публики Таджикистан и КНР)
  6. Совершенствование правовых основ и организационных условий научно-методического обеспечения организации правоохранительной деятельности в территориальных органах МВД России на районном уровне
  7. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права
  9. Предмет и метод инновационного права России
  10. Принципы инновационного права
  11. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  12. 3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности
  13. Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации
  14. Право публичной собственности на автомобильные дороги
  15. § 2. Факторы организации в органах предварительного следствия и дознания системы МВД России взаимодействия со средствами массовой информации
  16. 4.4. Проявление непротиворечиво согласованных и контрадиктор- ных функции права (на примере законов Российской Федерации, Рес- публики Таджикистан и КНР)
  17. Совершенствование правовых основ и организационных условий научно-методического обеспечения организации правоохранительной деятельности в территориальных органах МВД России на районном уровне
  18. § 4. Права и свободы пациента как объект уголовно-правовой охраны
  19. § 2. Характеристика элементов, образующих уголовно-правовой ме- ханизм охраны прав и свобод пациента
  20. § 2. Реализация уголовно-правового механизма предупреждения пре- ступных посягательств на права и свободы пациента
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -