<<
>>

§3 Правовые проблемы реализации конкурсного контроля

Реализация конкурсного контроля в наиболее общем плане состоит в коллективном осуществлении влияния кредиторов на должника и конкурсную процедуру, что находит свое отражение в принятии и исполнении решений сообщества кредиторов (собрания и комитета кредиторов).

Как любой механизм юридического характера, реализация конкурсного контроля также состоит из совокупности правовых средств и режимов, которые обеспечивают возможность его использования.

Раскрытие механизма реализации конкурсного контроля необходимо начать с соответствующего описания природы собрания и комитета кредиторов. В научной юридической литературе нет единства мнений об их правовой природе. Так, М.В. Телюкина определяет собрание и комитет кредиторов в качестве субъектов конкурсного права, которые не представляют интересы кредиторов, а являются органами, наделенными определенной компетенцией в силу конкурсного законодательства, что служит цели защиты интересов кредиторов. При этом ни собрание, ни комитет кредиторов не могут быть названы органами должника - юридического лица[393] [394]. Е.А. Павлодский и О.Р. Зайцев, напротив, отказывают в признании за сообществами кредиторов качеств субъектов конкурсного права со ссылкой в том числе на п. 5 постановления Конституционного Суда РФ от 22 июля 2002 г. № 14-П . Наиболее распространенной среди исследователей является позиция о признании собрания и комитета кредиторов в качестве коллективного объединения, в рамках которого кредиторы как субъекты конкурсных отношений вырабатывают общую волю, находящую свое юридическое оформление в принимаемых решениях[395]. Последняя позиция представляется нам правильной, поскольку она учитывает сущность конкурсного контроля и его специфику, которые были выявлены нами ранее. Также эта позиция соответствует нормам главы 9.1. ГК РФ.

Анализ положений Закона о банкротстве позволяет сделать однозначный вывод, что собрание кредиторов и комитет кредиторов принимают наиболее важные решения, определяющие юридическую судьбу должника и его имущества, а также ход конкурсных процедур.

Так, в силу п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве к исключительной компетенции собрания кредиторов относится принятие решений, в том числе о выборе конкурсной процедуры, о выборе арбитражного управляющего или СРО, из числа членов которой арбитражным судом будет утверждаться арбитражный управляющий, об утверждении или изменении плана внешнего управления и т.д. Согласно п. 5 ст. 110, п. 1 ст. 140, п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве собрание кредиторов, в частности, устанавливает порядок продажи предприятия должника, порядок уступки прав требований, а также вправе принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника. Комитет кредиторов при его образовании в соответствии с решением собрания вправе, среди прочего, обжаловать в суд действия и бездействие арбитражного управляющего, требовать от арбитражного управляющего или от руководителя должника представить информацию о финансовом состоянии должника и т.д. Как собрание, так и комитет кредиторов выполняют существенные контрольные функции, к числу которых можно отнести, например, согласование совершения руководителем должника в ходе финансового оздоровления и внешним управляющим сделок (п. 3 ст. 82, п. п. 1 и 4 ст. 101 Закона о банкротстве), затребование отчета внешнего управляющего о ходе конкурсной процедуры (п. 4 ст. 106 Закона о банкротстве)[396]. Обращает на себя внимание еще и то, что в ст. 12 Закона о банкротстве не установлено исчерпывающего перечня вопросов, которые могут быть рассмотрены на собрании кредиторов. Указанными нормами определен лишь перечень решений, принятие которых отнесено к исключительной компетенции собрания кредиторов, однако запрета на принятие решения по другим вопросам, которые собрание кредиторов признает необходимым рассмотреть, ст. 12 Закона не содержит.

В соответствии с п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве конкурсный кредитор и уполномоченный орган обладают на собрании кредиторов числом голосов, пропорциональным размеру их требований к общей сумме требований по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов.

Нормы п. п. 1 и 2 ст. 15 Закона о банкротстве устанавливают принятие решений на собрании кредиторов по общему правилу большинством голосов от числа голосов кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов. Для принятия некоторых решений (к примеру, об образовании комитета кредиторов) необходимо большинство голосов от общего числа голосов лиц и органов, требования которых включены в реестр. Решения комитета кредиторов принимаются большинством голосов от общего количества членов комитета, каждый член комитета кредиторов обладает одним голосом (п. п. 5 и 6 ст. 17 Закона о банкротстве). Выборы членов комитета кредиторов осуществляются путем кумулятивного голосования (п. 2 ст. 18 Закона о банкротстве).

Широкая компетенция сообщества кредиторов (собрание и комитет) позволяет некоторым авторам сделать вывод о том, что собрание кредиторов можно, с рядом оговорок, квалифицировать как своеобразный орган управления должника или, точнее, как специальный орган, к которому переходят некоторые полномочия по управлению должником[397]. Такая позиция, на наш взгляд, представляется неверной, ибо ни собрание, ни комитет кредиторов не могут быть признаны органами управления должника в силу того, что, во-первых, они не имеют корпоративной природы, во-вторых, в конкурсных отношениях допускается параллельное существование корпоративных органов управления должника и сообществ кредиторов с разным объемом полномочий на различных этапах развития этих отношений[398]. И, наконец, в-третьих, в конкурсе исполнение должником решений сообщества кредиторов обусловлено тем, что такие решения как юридические факты влекут соответствующие правовые последствия для должника. Причиной для распространения правовых последствий таких решений на должника выступает то, что ранее кредиторы инвестировали денежные средства в заемный капитал должника и при его неплатежеспособности коллективно несут наибольший риск невозврата вложенных средств, который легально «уравновешивается» таким образом.

Как было указано ранее, к исключительной компетенции собрания кредиторов относится принятие решений о выборе арбитражного управляющего или СРО, из числа членов которой арбитражным судом будет утверждаться арбитражный управляющий. По этой причине описание механизма реализации конкурсного контроля было бы неполным без анализа правовой природы арбитражного управляющего в этом аспекте.

Проблема правового статуса арбитражного управляющего относится к числу наиболее давних и в некоторой степени «исторических» проблем конкурсного права[399]. Если суммировать различные подходы к определению статуса арбитражного управляющего, то можно выделить следующие точки зрения: представитель кредиторов, представитель должника, опекун, работник должника, доверительный управляющий, аналог судебного пристава, лицо, имеющее самостоятельный правовой статус и обязанное действовать в интересах должника, кредиторов и общества, лицо, имеющее двойственное правовое положение[400] [401]. По нашему мнению с учетом текущего развития российского гражданского и конкурсного законодательства, сложившейся судебной практики, наиболее корректным является определение арбитражного управляющего как лица, имеющего двойственное правовое положение. Эта двойственность арбитражного управляющего находит свое выражение в том, что он действует как от имени должника, так и от своего имени. Арбитражный управляющий выступает от имени должника как его законный представитель в конкурсных процедурах внешнего управления и конкурсного производства, когда осуществляет переходящие к нему полномочия руководителя и иных органов управления должника (ст. ст. 94, 129 Закона о банкротстве). Такой вывод подтверждается актуальной редакцией п. 2 ст. 182 ГК РФ, а также сложившейся судебной практикой на уровне ВАС РФ и окружных арбитражных судов . В ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления арбитражный управляющий действует только от своего имени как субъект, осуществляющий арбитражное управление[402].

В качестве основных правовых средств и режимов, которые обеспечивают механизм реализации конкурсного контроля можно назвать ограничение правоспособности и дееспособности должника, а также режим конкурсной массы.

Как обоснованно отмечает Е.С. Пирогова, вступление в конкурсные отношения арбитражного управляющего ограничивает правоспособность (в виде необходимости согласования с ним сделок сделок, правовых действий) и дееспособность должника (через передачу ему полномочий корпоративных органов юридического лица)[403] [404]. Ограничение правоспособности должника также происходит при реализации компетенции собрания кредиторов в форме принятия решений о юридической судьбе должника, его имущества, порядке осуществления им хозяйственной деятельности. При этом, как было отмечено нами ранее, чем ближе должник к признанию его несостоятельным, тем больше становится ограничений его правосубъектности и, следовательно, тем больше возрастает объем реализуемого в отношении него конкурсного контроля. Это в целом отвечает требованиям справедливости и баланса интересов в ситуации признания компании несостоятельным должником.

Открытие в отношении должника процедуры конкурсного производства влечет за собой распространение режима конкурсной массы на все имущество должника, которое имеется на дату открытия конкурсного производства и выявлено в ходе конкурсного производства (п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве). Как отмечает Е.Н. Матвеева, правовой режим конкурсной массы - это установленные законодательством особые правила использования и распоряжения активами должника при открытии в отношении него ликвидационной процедуры конкурсного производства . Анализ норм главы VII Закона о банкротстве позволяет прий- ти к выводам, что субъектами, осуществляющими определение юридической судьбы имущества должника, входящего в конкурсную массу, являются кредиторы, действующие в составе сообществ кредиторов, а также конкурсный управляющий. Вырученные от продажи имущества должника денежные средства поступают главным образом для расчета по требованиям кредиторов и лишь при наличии остатка распределяются между участниками (акционерами) в качестве ликвидационной квоты. Несмотря на то, что в процедуре внешнего управления режим конкурсной массы не распространяется на имущество должника, кредиторы в составе сообществ и внешний управляющий также определяют юридическую судьбу имущества должника (к примеру, ст. ст. 101, 107, 109), но с определенными ограничениями, которые обусловлены правами органов управления должника принимать ряд решений (к примеру, п. п. 2 и 3 ст. 94, п. 2 ст. 110 Закона о банкротстве)

Таким образом, изложенное позволяет сделать следующий вывод. Механизм реализации конкурсного контроля состоит в принятии управленческий решений сообществами кредиторов о юридической судьбе должника, его имущества и о ходе конкурсных процедур. Данные решения как юридические факты влекут определенные правовые последствия для должника. Арбитражный управляющий, который, как правило, выбирается в порядке реализации исключительной компетенции собрания кредиторов, в ходе процедур внешнего управления и конкурсного производства становится законным представителем должника и приобретает полномочия его органов управления. В ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления арбитражный управляющий, среди прочего, осуществляет текущий контроль за деятельностью должника, согласовывает и оспаривает сделки должника, в том числе по основаниям их заключения без такого согласования. Сообщества кредиторов также имеют дополнительные полномочия по контролю за деятельностью должника и арбитражного управляющего в ходе проведения конкурсных процедур. Правовой режим конкурсной массы, а также ограничения правоспособности и дееспособности должника обеспечивают механизм реализации конкурсного контроля.

Исследование механизма реализации конкурсного контроля позволило сформулировать следующие две ключевые правовые проблемы.

К числу первой мы отнесем проблему обеспечения надлежащего и справедливого соотношения между правом корпоративного контроля над должником, которое представлено его участникам (акционерам) и правом конкурсного контроля, которое реализуется кредиторами в конкурсных отношениях. Исследование в настоящем параграфе диссертационной работы категории конкурсного контроля позволяет заключить, что весь институт несостоятельности должника - юридического лица построен на диалектическом сочетании этих двух видов контроля. Наиболее рельефно продемонстрировать практическую актуальность и сложность описываемой проблемы можно на примере акционирования долга в конкурсных отношениях. Как отмечал в свое время еще В.В. Витрянский, «обмен долгов на акции признается одним из возможных условий мирового соглашения, которое, в частности, на стадии внешнего управления заключается внешним управляющим и конкурсными кредиторами»[405]. Иными словами, сфера применения акционирования долга, как правило, обусловлена реабилитационными процедурами, а само акционирование выступает в качестве одного из условий в широком смысле соглашения о реструктуризации (мировое соглашение, план внешнего управления).

Рассматривая акционирование долга в разрезе конкурсных отношений, интересно отметить, что разрешение акционирования долга как условие плана реструктуризации является непременной частью недавнего реформирования процедур реструктуризации в развитых западных правопорядках. К примеру, в Германии 01 марта 2012 года вступил в силу Закон «О дальнейшем облегчении реструктуризации компаний» (ESUG), который существенно увеличил возможности для конвертации прав требований в корпоративные права участия через план реструктуризации. В целом основой для таких изменений послужило регулирование акционирования долга в рамках главы 11 Кодекса о банкротстве США. Ранее по немецкому закону на акционирование долга в ходе конкурсных процедур требовалось согласие акционеров, которое часто не удавалось получить и в результате весь процесс реструктуризации срывался. Теперь реформа позволяет включить акционеров должника в план реструктуризации в качестве самостоятельного класса кредиторов, который будет голосовать за поддержку или отказ от предложенного плана реструктуризации. Если акционеры как класс не одобрят план, суд сможет пренебречь этим, если возражающие акционеры не будут поставлены в худшее положение, чем без утверждения плана с его последующей реализацией. Как отмечается в немецкой правовой доктрине, ESUG существенно снижает способность акционеров должника по блокировке процедуры реструктуризации и обеспечивает большую правовую определенность кредиторам, желающим акционировать свой долг. Это стимулирует кредиторов и инвесторов вкладывать денежные средства в неплатежеспособных должников, так как позволяет им участвовать в экономике таких компаний в качестве акционеров. Акционирование долга во внесудебной реструктуризации, нацеленное на избежание конкурсной процедуры, все еще требует в немецком правопорядке согласия акционеров[406].

Во Франции вступивший в силу 08 августа 2015 г. закон также позволяет суду допустить акционирование долга. Если должник находится в процессе судебной реорганизации (redressment judiciare) и если наступят определенные условия, суд может назначить mandataire, чья роль будет состоять в убеждении собрания акционеров голосовать за введение акционирования долга. На этом собрании mandataire осуществляет права голоса контролирующего акционера или акционера с блокирующим меньшинством и будет голосовать за план реорганизации. Суд также может приказать контролирующим акционерам или тем, у кого есть блокирующее меньшинство, продать часть или все их акции и иные права в акционерном капитале компании, находящейся в тяжелом финансовом положении, лицу, которое поддерживает план реорганизации. Основаниями для использования судом таких полномочий будет являться, в частности, то, что изменение акционерного капитала компании видится единственным серьезным решением для того, чтобы избежать причинения больших неприятностей и дать возможность продолжать должнику вести дела, а также то, что изменение в акционерном капитале, которое установлено в плане реорганизации, не одобрено на собрании акционе- ров[407] [408].

В отечественном конкурсном праве по общему правилу акционирование долга возможно в качестве условия реструктуризации при наличии соответствующего согласия участников (акционеров) должника как обладателей прав корпоративного контроля (к примеру, п. п. 2 и 3 ст. 94 Закона о банкротстве). Своеобразным исключением из правила о недопустимости изменения состава участников (акционеров) должника без их согласия выступают лишь нормы о банкротстве кредитных организациях, которые в ст. 189.50. Закона о банкротстве закрепляют возможность изменения размера уставного капитала банка и (или) состава его акционеров по решению Банка России . Помимо того, что приведенное правовое регулирование в отечественном Законе о банкротстве не учитывает опыта развитых правопорядков, оно может служить легальной основой для безосновательного и недобросовестного блокирования участниками должника возможности его реструктуризации, а, следовательно, сохранения бизнеса, рабочих мест и т.д. через акционирование долга, то есть по сути через справедливую трансформацию вкладов кредиторов в заемный капитал должника во вклады в уставный капитал.

В проекте федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части процедуры реструктуризации в делах о банкротстве юридических лиц» предложено следующее решение проблемы акционирования долга. По общему правилу предусмотрено, что условие об акционировании долга может включаться в план реструктуризации только с согласия должника, а также собрания участников (акционеров) должника - хозяйственного общества либо учредителя должника - унитарного предприятия (п. 4 ст. 84 проекта). В то же время необходимость в указанном согласии будет отсутствовать, если участники действовали недобросовестно, во вред кредиторам, в частности, если вступившим в законную силу судебным актом участники должника привлекались к субсидиарной ответственности по долга, в том числе в рамках другого (!) дела о банкротстве, участники должника имеют судимость за совершение преступления в сфере экономики (!!).

Полагаем, что предлагаемая в проекте модель регулирования акционирования долга вряд ли может быть названа удовлетворительной, ибо по существу не снимает проблему возможного недобросовестного воспрепятствования участниками (акционерами) процедуры реструктуризации. Кроме того, в основу принудительного акционирования долга вместо критерия не ухудшения положения, положен критерий недобросовестного поведения с перечислением ситуаций, которые вообще могут и не свидетельствовать о недобросовестном поведении участников должника в данном конкретном деле о банкротстве (к преступлениям в сфере экономики, к примеру, относятся такие составы как внесение заведомо ложных сведений в межевой план (ст. 170.2 УК РФ), ограничение конкуренции (ст. 178 УК РФ)).

По нашему мнению с политико-правовой точки зрения при установлении масштаба соотношения корпоративного и конкурсного контроля в ситуации правового регулирования акционирования долга необходимо учитывать, во-первых, цели правового регулирования участия должника в конкурсных отношениях, во- вторых, приоритетное решение вопроса об акционировании долга, его условиях путем достижения соответствующей свободной договоренности между кредиторами и участниками (акционерами), в-третьих, риск использования принудительного акционирования долга для недружественных корпоративных захватов, передела корпоративной собственности, а также возможность негативных последствий при недобросовестном отказе участников в использовании этого института для восстановления платежеспособности должника, расчета по кредиторским требованиям.

На основании сформулированных аспектов, считаем, что надлежащий масштаб соотношения корпоративного и конкурсного контроля при акционировании долга может найти выражение в позитивном установлении следующих правовых условий акционирования долга: во-первых, включение акционирования долга как части плана реструктуризации должно осуществляться при согласии на это со стороны класса участников должника, во-вторых, при отсутствии согласия с их стороны акционирование долга может быть осуществлено, если без него невозможно или крайне затруднительно восстановить платежеспособность должника, а также если участники получают не меньше, чем получили бы без плана, участники получают выгоду от прибавочной стоимости (кредиторы получают только в объеме их требований), к участникам установлено равное отношение[409], в-третьих, по требованию участников должника и по согласованию с кредиторами либо при невозможности такого согласования - на основании судебного акта в план реструктуризации могут быть включены положения о порядке и условиях обратного выкупа участниками должника полученных кредиторами акций и долей участия.

С учетом выявленной ранее сущности конкурсного контроля, можно указать, что конкурсный контроль должен осуществляться в интересах всех кредиторов, имеющих право на получение выплат в порядке и на условиях Закона о банкротстве по итогам проведения конкурсных процедур в отношении должника. При реализации конкурсного контроля также не должны допускаться действия (бездействие), которые могут заведомо ухудшить положение должника, затруднить восстановление его платежеспособности, нарушить право участников (акционеров) должника на ликвидационную квоту. При осуществлении конкурсного контроля публичный интерес находит свое удовлетворение за счет соблюдения правовых предписаний, устанавливающих легальный порядок установления и реализации конкурсного контроля. Следовательно, основным требованием, которое должно быть легально адресовано мажоритарным кредиторам (лицам, имеющим фактическую возможность определять решения сообщества кредиторов), членам комитета кредиторов состоит в использовании имеющегося у них конкурсного контроля в соответствии с его назначением, то есть правомерно и добросовестно. Иное использование конкурсного контроля будет означать его использование не в соответствии с правомерным предназначением, а для достижения противоправной цели (п. п. 3 и 4 ст. 1, ст. 10 ГК РФ). Это должно составлять основание для признания недействительными в судебном порядке соответствующих управленческих решений сообществ кредиторов применительно к п. 1 ст. 181.4. ГК РФ и п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве, а также основание ответственности мажоритарного кредитора (лица, имеющего фактическую возможность определять решения сообщества кредиторов), членов комитета кредиторов. Изучение законодательства о банкротстве показывает, что позитивное регулирование ответственности лиц, обладающих правом конкурсного контроля, в настоящее время отсутствует. Юридическая неуравновешенность права конкурсного контроля в какой-то степени фидуциарными по характеру обязанностями, а также юридической ответственностью составляет вторую проблему реализации конкурсного контроля[410].

Легальное установление ответственности мажоритарного (контролирующего) кредитора, а также членов комитета кредиторов в общем плане должно основываться на нормах ст. 53.1. ГК РФ, ст. 10 Закона о банкротстве и практики их применения, включая позиции постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 32[411]. Формой ответственности должно стать возмещение убытков мажоритарным кредитором (лицом, имеющим фактическую возможность определять решения сообщества кредиторов), членами комитета кредиторов. Основанием ответственности в таком случае выступает причинение убытков в результате нарушения положений Закона о банкротстве, из смысла которых (в частности, ст. ст. 12, 15, 17 Закона о банкротстве) следует обязанность этих лиц использовать права по осуществлению конкурсного контроля в соответствии с его назначением, то есть правомерно и добросовестно. В случае если убытки были причинены кредиторам - возмещение должно осуществляться заявившим такие требования кредиторам, если должнику - то, соответственно, должнику[412].

Основные выводы:

1. конкурсный контроль как правовая основа участия должника в конкурсных отношениях представляет собой нормативную модель (совокупность правовых норм), которая устанавливает легальную возможность:

- для кредиторов навязывать свою волю должнику как субъекту конкурсных отношений, определять ход конкурсных процедур, юридическую судьбу должника и его имущества;

- для мажоритарного кредитора навязывать свою волю иным кредиторам при принятии управленческого решения сообществом кредиторов. При этом принятые сообществом кредиторов управленческие решения имеют юридические последствия для должника и арбитражного управляющего, выступающего в каче-

стве законного представителя должника и в качестве лица, осуществляющего функции арбитражного управления;

2. юридическая сущность конкурсного контроля состоит в том, что он выступает в качестве правового средства, имеющего следующую функциональную направленность:

- распределение в конкурсных отношениях последствий неплатежеспособности и несостоятельности должника между должником и кредиторами, между кредиторами;

- установление и обеспечение баланса интересов должника и кредиторов как субъектов конкурсных отношений;

- установление порядка согласования воль кредиторов в сообществах кредиторов для целей принятия управленческих решений в конкурсных процедурах с обоснованным и соразмерным учетом степени риска каждого из кредиторов;

3. юридической формой установления конкурсного контроля служит включение требований в реестр требований кредиторов, которые с учетом их правовой природы будут позволять определять таким образом принимаемые управленческие решения в рамках сообществ кредиторов (собрание и комитет кредиторов);

4. механизм реализации конкурсного контроля состоит в принятии управленческий решений сообществами кредиторов о юридической судьбе должника, его имущества и о ходе конкурсной процедуры. Механизм реализации конкурсного контроля обеспечивается за счет юридической обязательности решений сообщества кредиторов для должника и арбитражного управляющего, статуса арбитражного управляющего как законного представителя должника, а также лица, осуществляющего арбитражное управление, ограничения правоспособности и дееспособности должника в конкурсных процедурах, правового режима конкурсной массы;

5. в качестве стандарта правомерного и добросовестного использования конкурсного контроля следует признать его осуществление в конкурсных отношениях в интересах всех кредиторов, имеющих право на получение выплат с учетом очередности, пропорциональности и соразмерности по итогам проведения конкурс-

223

ных процедур в отношении должника. При реализации конкурсного контроля также не должны допускаться действия (бездействие), которые могут заведомо ухудшить положение должника, затруднить восстановление его платежеспособности, нарушить право участников (акционеров) должника на ликвидационную квоту. Использование конкурсного контроля с нарушением указанного стандарта свидетельствует об его использовании не в соответствии с установленным правовым предназначением, а для достижения противоправных целей. Это выступает юридическим основания для признания в судебном порядке решений сообщества кредиторов недействительными применительно к п. 1 ст. 181.4. ГК РФ и п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве, а также для возложения ответственности в форме возмещения убытков на лиц, злоупотребивших правом конкурсного контроля. С помощью указанных правовых средств должник как участник конкурсных отношений получает защиту от незаконного и (или) недобросовестного использования конкурсного контроля.

<< | >>
Источник: Галкин Сергей Сергеевич. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЛЖНИКА - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О БАНКРОТСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме §3 Правовые проблемы реализации конкурсного контроля:

  1. Раздел XI Правовые аспекты избирательного процесса
  2. § 2.1. Структура гражданского общества и ее правовая регламентация
  3. Оглавление
  4. §1 Правовое регулирование участия должника в конкурсных отношениях в историко-сравнительном аспекте
  5. §2 Субъективные права, обязанности и законные интересы должника как участника конкурсных отношений. Система средств судебной защиты субъективных прав и законных интересов должника в конкурсном процессе
  6. ГЛАВА III. КОНКУРСНЫЙ КОНТРОЛЬ КАК ПРАВОВАЯ ОСНОВА УЧАСТИЯ ДОЛЖНИКА - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В КОНКУРСНЫХ ОТНОШЕНИЯХ
  7. §1 Понятие и юридическая сущность конкурсного контроля
  8. §3 Правовые проблемы реализации конкурсного контроля
  9. § 3. Современное состояние правового регулирования предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов в отношениях предпринимательства
  10. § 2. Гражданско-правовые механизмы формирования акционерной формы корпоративного контроля
  11. СПИСОК использованных нормативных правовых актов и литература
  12. § 1. Организационно-правовые основы механизма кадрового обеспечения как инструмента современной кадровой политики субъектов контрольнонадзорной деятельности
  13. § 2. Совершенствование административно-правового регулирования механизма кадрового обеспечения федеральных контрольно-надзорных органов исполнительной власти на основе разработки рекомендаций по повышению профессионального уровня государственных гражданских служащих
  14. § 5. Правовые акты Центрального банка Российской Федерации как источники финансового права
  15. § 3. Правовые проблемы и перспективы развития взаимодействия городской администрации с уполномоченными банками Правительства Москвы.
  16. § 3. Проблемы принудительного исполнения требований отдельных видов судебных исполнительных документов [202]
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -