<<
>>

§1 Правовое положение должника как юридическая категория: понятие, составные элементы, принципы

В научной литературе методологический подход к исследованию такой категории как правовое положение субъекта является в целом устоявшимся. В первую очередь определению подлежат общее понятие правового положения, соотношение правового положения с правовым статусом, видовая характеристика правового положения субъекта.

Далее, соответственно, устанавливается перечень элементов, входящих в состав правового положения, их соотношение между собой и между правовым положением как собирательной правовой категорией[257] [258] [259] и на основе проведенного исследования выделяются принципы правового положения. Указанный подход методологически предопределил дальнейший ход исследования в этом параграфе диссертационной работы.

Сформулируем понятие и определим видовую характеристику и составные элементы правового положения должника.

Как справедливо отмечает профессор В.В. Долинская, правовой статус (положение) является стержнем статутных (организационно-имущественных отношений) . Само понятие «статус» в переводе с латинского означает положение, состояние кого-либо или чего-либо . С учетом этого, Р.О. Халфина обоснованно указывает, что «правовой статус (положение) охватывает все виды связей. Это общее понятие, включающее в себя различные элементы, объединенные тем, что они характеризуют положение человека в обществе»[260]. Аналогичное в сущности мнение высказывается С. С. Алексеевым, который характеризовал правовой статус как позицию лица по отношению к другим субъектам[261]. Таким образом, можно заключить, что правовое положение (статус) является комплексной, интеграционной, собирательной категорией, отражающей весь комплекс социальных связей субъекта.

В научной литературе понятия правого статуса и правового положения, как правило, признаются равнозначными, употребляемыми в одном и том же смысле. Исходя из контекста, стилистической предпочтительности используется то или другое выражение[262].

По этой причине в диссертационной работе термины правовой статус и правовое положение изначально были обозначены как равнозначные, синонимичные категории[263].

Правовое положение (статус) субъекта имеет различные виды. В теории права выделяют общий, или конституционной статус, специальный, индивидуальный, профессиональный, должностной и так далее. Как правильно отмечает В.В. Долинская, наиболее существенное значение имеет общий правовой статус (установленный Конституцией РФ), так и существующие на его основе и реализуемые в конкретных правоотношениях отраслевой правовой статус (определяемый нормами конкретной отрасли права), межотраслевой правовой статус (определяемый комплексными правовыми институтами), специальный правовой статус (связанный с реализацией норм ответственности)[264] и, добавим мы, индивидуальный (персонифицированный) статус. Между указанными видами правового положения имеется диалектическая связь, которая выражается в соотношении данных положений как общего, особенного и единичного[265].

Таким образом, на данном этапе исследования можно заключить, что правовое положение должника как субъекта конкурсных отношений является обобщающей, собирательной категорией. С точки зрения видовой принадлежности правовое положение должника является комплексным в силу комплексного характера самих конкурсных отношений, сочетающих в себе частноправовые и публично-правовые элементы[266]. Оно может быть также специальным (в смысле отражения особенностей статуса должников отдельных категорий) и всегда является индивидуальным, поскольку должником может быть признан только конкретный субъект, в любом случае имеющий какие-то свои, присущие только ему характерные черты.

Как отмечает Н.В. Витрук, состав правового положения - это не просто понятие, а модель, отражающая сложное структурное строение правового положения. Отношение между правовым положением и его составом есть отношение между явлением и его идеальной моделью[267] [268].

По вопросу элементного состава правового положения субъекта можно увидеть плюрализм мнений и научных позиций, которые в большинстве случаев, как отметил Н.В. Витрук, отличаются друг от друга различной комбинацией одних и тех же элементов . Так, Н.И. Матузов, А.С. Мордовец исходят из того, что в структуру понятия правового положения личности входят следующие элементы: а) правовые нормы, устанавливающие данное положение (статус); б) правосубъектность; в) основные права и обязанности; г) законные интересы; д) гражданство; е) юридическая ответственность; ж) правовые принципы; з) правоотношения общего (статусного) типа[269]. По мнению В. А. Патюлина правовое положение личности охватывает гражданство, общую правоспособность, основные права и обязанности (включая конституционные), конституционно закрепленный принцип равноправия. М.С. Строгович отмечает, что структурными компонентами правового статуса, помимо прав и обязанностей, выступают правовые гарантии прав, а также правовая ответственность за выполнение обязанностей[270] [271]. Н.В. Витрук в понятие правового статуса включает определенную часть правовых средств, легально определяющих и закрепляющих положение лица в обществе . В.В. Долинская указывает, что в целях познавательной деятельности, раскрывая правовой статус субъекта, следует рассматривать: 1) правовые основы его деятельности; 2) при каких условиях лицо становится субъектом (в первую очередь, речь должна идти о вопросах создания данного субъекта); 3) правосубъектность данного лица; 4) условия прекращения его деятельности[272].

По нашему мнению критерием для определения элементного состава правового положения должника может выступить выявленная нами юридическая сущность должника, а также цель правового регулирования участия должника в конкурсных отношениях. Такой критерий представляется наиболее предпочтительным как с точки зрения теоретико-познавательной, так и с позиции практики правового регулирования конкурсных отношений. С учетом изложенного, в качестве элементов правового положения должника как субъекта конкурсных отношений мы будем понимать: 1) легально установленные условия для признания юридического лица в качестве должника - субъекта конкурсных отношений 2) конкурсоспособность должника 3) субъективные права, юридические обязанности и законные интересы должника 4) юридическую ответственность должника в качестве участника конкурсных отношений 5) правовую основу участия должника в конкурсных отношениях.

Легально установленные условия для признания юридического лица в качестве должника - субъекта конкурсных отношений, а также конкурсоспособность должника были детально проанализированы нами во втором параграфе первой главы диссертационной работы.

Субъективные права, юридические обязанности и законные интересы должника в качестве элементов его правового положения исследуются во втором параграфе второй главы диссертационной работы.

Юридическая ответственность должника в качестве участника конкурсных отношений исследуется нами в третьем параграфе второй главы диссертационной работы.

Понятие правовой основы деятельности субъекта, его участия в общественных отношениях является широко используемым не только в юридической доктрине , но и непосредственно в нормативно-правовых актах . В наиболее общем плане под этим понятием понимается совокупность правовых норм, регулирующих место субъекта в системе отношений, порядок его деятельности и взаимодействия с иными субъектами. В качестве элемента положения должника как субъекта конкурсных отношений мы будем использовать понятие правовой основы участия должника в конкурсных отношениях. Под правовой основой участия должника в конкурсных отношениях мы понимаем совокупность правовых норм, которые устанавливают базовые правила взаимодействия должника с иными субъектами конкурсных отношений, а также закрепляют специальный режим осуществления и управления деятельностью и имуществом неплатежеспособного или несостоятельного должника. Такое понимание правовой основы соответствует выявленной юридической сущности должника как правового средства, а также цели правового регулирования участия должника в конкурсных отношениях. В диссертационной работе правовая основа участия должника в конкурсных отношениях раскрывается при исследовании в настоящем параграфе принципов правового положения должника, а также при анализе конкурсного контроля как правовой категории в третьей главе диссертации. [273] [274]

Далее определим и исследуем принципы правового положения должника как субъекта конкурсных отношений.

Как указывает С.С. Алексеев, принципы - это то, что пронизывает право, выявляет его содержание. В принципах как бы кристаллизуются характерные черты как для права вообще, так и для конкретной отрасли. Принципы права четко выражены в конкретных правовых предписаниях1. Принципы правового положения субъекта являются разновидностью правовых принципов. В юридической науке при характеристике принципов правового положения субъекта обоснованно, на наш взгляд, закрепилась позиция о том, что по ним можно судить о положении субъекта в целом. Следовательно, принципы правового положения должника отражают его коренные отношения с иными субъектами конкурсных отношений в связи с местом должника в системе этих отношений и его сущностью как правового средства2.

Перед описанием юридического назначения принципов правового положения должника отметим их характерные черты. К таковым, по нашему мнению, необходимо отнести следующее. Во-первых, принципы правового положения должника основаны на общих принципах права и развивают их в конкурсных отношениях. Во-вторых, комплексный характер конкурсных отношений, а также специфика цели правового регулирования участия должника в конкурсных отношениях определяют не только содержание этих принципов, но и их специальное юридическое назначение. Юридическое назначение принципов положения должника состоит в следующем. В первую очередь необходимо отметить, что принципы положения должника, как и правовые принципы в целом, устанавливают и раскрывают юридико-смысловые начала его статуса и института несостоятельно- сти[275] [276] [277]. Другими словами, они указывают, каким должно быть регулирование или правоприменение в конкретной ситуации для того, чтобы оно соответствовало целям регламентации конкурсных отношений и участия в них должника, назначению института несостоятельности. Во-вторых, принципы положения должника определяют характер толкования и применения правовых норм, регулирующих конкурсные отношения с его участием. В-третьих, принципы положения должника, при отсутствии прямой нормы, обеспечивают разрешение споров с участием должника[278]. Эти три назначения принципов правового положения должника носят общий характер, ибо основаны на производности принципов его положения от общих правовых принципов.

Специальное юридическое назначение принципов положения должника обусловлено комплексным характером конкурсных отношений, а также спецификой цели правового регулирования его участия в этих отношениях. Специальное назначение принципов проявляется в том, что они, во-первых, обеспечивают адекватное отражение элементами правового положения должника экономической ситуации неплатежеспособности и несостоятельности юридического лица. Такое их назначение основывается на взаимосвязи экономики и конкурсного права, которая выражается, в частности, в том, что степень разработанности норм и характер механизма конкурсноправового регулирования определяются уровнем развития экономики, при этом оказывая в свою очередь влияние на экономические отношения[279]. Во-вторых, специальное назначение принципов положения должника заключается также в том, что эти принципы выступают юридическим основанием для сбалансированного и согласованного применения различных (частных и публичных, материальных и процессуальных) правовых средств при осуществлении регулирующего воздействия на должника[280].

Сформулируем содержание принципов правового положения должника как субъекта конкурсных отношений и проанализируем практические примеры их применения.

1. Принцип получения должником положительного правового эффекта и выгоды от возникновения, изменения или прекращения конкурсных отношений при отсутствии с его стороны неправомерных и (или) заведомо недобросовестных действий. Содержание данного принципа прямо следует из его названия, а именно получение должником положительного правового эффекта и выгоды от возникновения, изменения или прекращения конкурсных отношений поставлено по общему правилу в прямую зависимость от его правомерного и (или) добросовестного поведения.

Приведенный принцип имеет в своей основе базовую юридическую обязанность субъекта правоотношений действовать правомерно и добросовестно (для горизонтальных отношений она сформулирована в п. 3 ст. 1 ГК РФ), а также положение о том, что никто из субъектов правоотношений не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1, ст. 10 ГК РФ, п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации»). Раскрывая понятия добросовестного и недобросовестного поведения, Верховный Суд в п. 1 Постановления Пленума № 25 указывает, что судам при оценке действий сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующей ей, в том числе в получении необходимой информации, учитывая при этом, что добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагается, пока не доказано иное. Правовые последствия установления недобросовестного поведения субъекта различны. В указанном разъяснении применительно к этому вопросу Верховный Суд РФ формулирует следующую позицию: «суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежа-

141

щего недобросовестному субъекту права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны».

В судебной практике применения норм, регулирующих участие должника в конкурсных отношениях, данный принцип находит свое отражение в следующих примерах.

В соответствии с позицией, сформулированной в абз. 3 п. 28 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей»[281], при банкротстве индивидуального предпринимателя по действовавшей в 2011 году редакции Закона о банкротстве суд был вправе не применять правила об освобождении предпринимателя от долгов по окончании процедуры банкротства в случае, если в ходе конкурсного процесса должник действовал заведомо недобросовестно в ущерб кредиторам. При этом прямой нормы, формулирующей такое правило, действовавшая в то время редакция Закона о банкротстве не предусматривала. Интересно отметить, что в настоящее время эта позиция сформулирована уже в качестве правовой нормы в положениях п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве в действующей его редакции. Правовая логика приведенного примера из практики несостоятельности индивидуальных предпринимателей очевидно основана на анализируемом принципе и полностью применима к участию в конкурсных отношениях должника - юридического лица. Разница в таком случае будет заключаться лишь в характере правовых последствий недобросовестного поведения, которые при несостоятельности юридического лица будут ложиться на лиц, контролирующих должника. Последствием недобросовестности таких лиц будет выступать привлечение их к субсидиарной ответственности по долгам должника применительно к основаниям, установленным в ст. 10 Закона о банкротстве.

Другим примером отражения действия этого принципа правового положения должника можно назвать позицию, сформулированную первоначально в п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 06 декабря 2013 г. № 88. В силу данных разъ- яснений суд мог прекратить дело о банкротстве в ходе любой процедуры банкротства, если установит, что должник либо аффилированный с ним кредитор обращались с заявлением о признании должника банкротом, зная об имеющей место на самом деле платежеспособности должника и преследуя цель необоснованного неправомерного получения должником выгод от введения процедур банкротства (например, снятие арестов, приостановление исполнительных производств, снижение процентной ставки и т.д.). В настоящее время такое правило получило нормативное закрепление в п. 6 ст. 63 Закона о банкротстве в действующей редакции[282].

В качестве примера из иностранного правопорядка здесь можно привести положения § 1129 Кодекса о банкротстве США, в соответствии с которыми суд утверждает план оздоровления должника только при условии, что план предложен добросовестно. Вводя реорганизационную процедуру, суд США устанавливает не использует ли должник процедуру банкротства со злоупотреблением, то есть для целей, для которых банкротные процедуры не предназначались. При этом создание затруднений (препятствий) кредиторам рассматривается в качестве одного из злоупотреблений[283].

2. Принцип обоснованного и справедливого (формально равного и соразмерного) распределения между должником и иными участниками конкурсных отношений последствий неплатежеспособности и несостоятельности должника. Содержание данного принципа состоит в том, что обеспечение баланса различных интересов как цель правового регулирования конкурсных отношений предусматривает необходимость юридически и фактически обоснованного и справедливого (формально равного и соразмерного поведению в конкретных конкурсных отношениях) распределения между должником и иными участниками конкурсных отношений последствий неплатежеспособности и несостоятельности должника.

Применительно к должнику - юридическому лицу данный принцип подразумевает в первую очередь появление у кредиторов возможности контролировать имущество и деятельность должника в ходе конкурсных процедур, оказывать непосредственное влияние на его дальнейшую юридическую судьбу, а также на движение конкурсных процедур (конкурсный контроль). При этом по нормам Закона о банкротстве нетрудно заметить, что, чем ближе должник к признанию его несостоятельным, тем больше возрастает объем конкурсного контроля. В конечном счете в конкурсном производстве, открытом в отношении должника - юридического лица, конкурсный контроль в сущности заменяет собой контроль его участников (акционеров) и органов управления (корпоративный контроль) над деятельностью и имуществом должника, что в целом отвечает требованиям справедливости[284] и баланса интересов в ситуации признания организации несостоятельной.

По смыслу ст. 3, 4, 7, 8, 9, 11, положений главы III Закона о банкротстве как появление у кредиторов возможности контролировать деятельность должника и его имущество, оказывать влияние на определение юридической судьбы должника, так и объем данного контроля должны быть обусловлены конкретными юридическими основаниями. Необходимость установления наличия этих оснований в каждом случае должна исключать не только возможность какого-то произвола в отношении или со стороны должника, кредиторов, но и неопределенность в этого рода правоотношениях, поскольку конкурсный контроль представляет собой прежде всего правовую категорию, а не только фактическое состояние по влиянию одного субъекта на другого. Последнее, в частности, особенно важно по той причине, что юридическим средством обеспечения такого контроля выступает ограничение правоспособности и дееспособности должника на разных стадиях развития конкурсных отношений.

Данный принцип также включает в себя положение о том, что восстановление и сохранение должника как субъекта конкурсных отношений не должны осуществляться полностью или в большей части за счет кредиторов, ограничения их прав и законных интересов, но должны выступать средствами как погашения долга, так и возможной компенсации иных затрат, возникающих в связи с неплатежеспособностью юридического лица. Те или иные исключения из приведенного положения могут быть продиктованы необходимостью приоритетной защиты публичного (общественного) интереса, понимаемого здесь в качестве такого правоохраняемого интереса, который отражает потребности всех без исключения субъектов правоотношений или большей их части[285].

Несмотря на простоту и очевидность своей формулировки, анализируемый принцип не всегда надлежаще соблюдается в юридической практике. Во многом это обусловлено изначальной тесной связью приведенного принципа с экономической политикой, которая подчас может заменять его в большей или меньшей степени соображениями целесообразности конкретного момента времени. В качестве актуального примера здесь можно привести сложившуюся на конец 2015 - начало 2016 г. ситуацию, связанную с реализацией дорожной карты «Совершенствование процедур несостоятельности (банкротства)» и разработкой законопроекта по внесению изменений в законодательство о банкротстве в части регулирования процедур наблюдения и финансового оздоровления.

Первоначально разработанный к октябрю - ноябрю 2015 г. проект в качестве основных изменений предлагал, в частности, следующее: введение правила, согласно которому под восстановлением платежеспособности должника понимается не полный расчет с кредиторами, а отсутствие по окончании финансового оздоровления неурегулированной в соответствии с планом задолженности (полного погашения всех обязательств в соответствии с планом финансового оздоровления не требуется) и угрозы возникновения признаков банкротства в среднесрочной перспективе; закрепление положения о том, что реализация плана финансового оздоровления не может превышать восьми лет, а утвержденного судом без согласия кредиторов - пяти лет; установление нормы, в соответствии с которой план финансового оздоровления разрабатывается должником, возможность рассмотрения собранием кредиторов плана иных лиц поставлена в зависимость от предварительного одобрения этого плана должником; также предусматривалось положение о невозможности перехода из реабилитационной процедуры в конкурсное производство в случае, если финансовое оздоровление было введено на основании добровольного заявления должника[286].

По результатам обсуждений в Правительстве России в ноябре 2015 г. и январе 2016 г. данный законопроект был практически полностью переработан. В настоящее время законопроект содержит положения о том, что процедуры реабилитации должника «сливаются» в единую процедуру реструктуризации с отменой процедуры наблюдения, кредиторы смогут блокировать не устраивающий их план оздоровления и взамен предоставлять свой, в плане оздоровления можно предусмотреть разделение кредиторов на классы, в план оздоровления может быть включена процедура акционирования долга, которая может быть осуществлена в определенных случаях без согласия должника и его участников (акционеров), управление должником в ходе процедуры реструктуризации предполагает возможность либо сохранения полномочий по выбору органов управления должника за участниками должника с условием их обязательного предварительного согласования с кредиторами либо возложение соответствующих полномочий на административного управляющего либо переход этих полномочий напрямую к кредиторам либо образование двух исполнительных органов, один из которых будет назначаться кредиторами и т.д.[287]

Не осуществляя в этом параграфе диссертации детальный анализ приведенных редакций законопроекта, принимая во внимание лишь исследуемый принцип, отметим, что приведенные редакции законопроекта вряд ли могут быть признаны отражающими этот принцип в требуемой мере. Парадоксальность этой констатации усиливается за счет полярности его редакций, а также небольшого промежутка времени между их появлением на свет.

Основываясь на содержании рассматриваемого принципа, полагаем, что при реформировании оздоровительных процедур должника - юридического лица необходимо в обязательном порядке учитывать следующие политико-правовые аспекты, которые основаны и соответствуют исследуемому принципу правового положения должника.

Во-первых, поддержка национального товаропроизводителя заключается в поддержке не только хозяйствующих субъектов - должников, но и кредиторов, которые также занимаются экономической деятельностью, имеют штат работников, являются плательщиками налогов и сборов. В качестве исходных координат для правового обеспечения баланса могут использоваться, в частности, выявляемые точки пересечения интересов различных субъектов конкурсных отношений, публичная значимость законного интереса конкретного субъекта, которая обуславливает необходимость его приоритетной защиты, необходимость защиты прав и законных интересов в конкретной правовой ситуации наиболее пострадавшего субъекта конкурсных правоотношений, базовое требование Закона о банкротстве о добросовестном сотрудничестве должника и кредиторов друг с другом, судом и арбитражным управляющим (п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан»[288]).

Во-вторых, все реабилитационные процедуры, предусмотренные в действующей редакции Закона о банкротстве, по существу имеют одинаковую цель - восстановление платежеспособности должника и урегулирование кредиторской задолженности в той или иной правовой форме. По этой причине представляется целесообразным установление по аналогии с нормами о потребительском банкротстве единой оздоровительной процедуры. Базовыми составляющими нормативной модели единой оздоровительной процедуры должника должно стать следующее: предоставление возможности входа в оздоровительную процедуру только работающим добросовестным юридическим лицам - должникам; по общему правилу сохранение за участниками и органами управления должника возможности руководить его деятельностью и использованием имущества в целях восстановления платежеспособности и урегулирования долга; решение ключевых вопросов процедуры на основании добросовестного сотрудничества должника и кредиторов (например, согласование плана реструктуризации), использование посредства суда, механизмов навязывания решения (cramdown) как исключения из общего правила при отсутствии возможности договориться.

В-третьих, установление надлежащего баланса между корпоративными правами участников должника по управлению его деятельностью и имуществом, с одной стороны, и правами кредиторов по контролю над должником и ходом конкурсной процедуры, с другой, - является важнейшим условием эффективности всякой нормативной модели реабилитационной процедуры должника. В этой связи разрабатываемый механизм регулирования оздоровления организации должен исключать возможность использования недобросовестным должником данной процедуры для неисполнения своих денежных обязательств, нарушения прав кредиторов, в том числе путем получения конкурсного контроля через включение в реестр неправомерных, в том числе и фиктивных, требований. Также должна исключаться возможность использования процедуры оздоровления недобросовестными кредиторами для получения корпоративного контроля над должником, перераспределения его активов. Иными словами, вхождение в процедуру реструктуризации должно быть прежде всего выгодно работающему добросовестному должнику, добросовестным кредиторам и юридически безопасно как для него, так и для кредиторов. В противном случае процедура реструктуризации рискует быть такой же невостребованной, как процедуры финансового оздоровления и внешнего управления в настоящее время. Помимо этого, ситуации сохранения контролирующими должника лицами контроля над должником через «перехват» конкурсного контроля с выводом имущества на параллельно созданное юридическое лицо и последующей ликвидацией должника через конкурсное производство рискуют остаться столь же распространенными, как и ситуации удовлетворения требований мажоритарных кредиторов через перераспределение активов должника только в их пользу[289].

В-четвертых, несмотря на свою неплатежеспособность, должник как субъект конкурсных правоотношений должен иметь безусловное право на юридическую защиту своих нарушенных прав и законных интересов. Отсутствие подчинения права на юридическую защиту должника и механизма его эффективной реализации соображениям целесообразности представляет собой обнаружение сущностных качеств права как такового.

3. Принцип добросовестного сотрудничества должника с кредиторами, арбитражным управляющим и судом, рассматривающим дело о банкротстве.

Принцип сотрудничества как общий принцип обязательственного права в настоящее время закреплен в п. 3 ст. 307 ГК РФ, который устанавливает, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию. Принцип сотрудничества не является новым для правового регулирования частных отношений, ибо ранее он содержался в п. 2 ст. 168 ГК РСФСР 1964 г.[290], а после принятия второй части ГК РФ в 1996 г. - в нормативных положениях об отдельных договорах - к примеру, применительно к подрядным отношениям содействие заказчика установлено ст. 718 ГК РФ.

Как точно отмечает С.Ю. Филиппова, «сотрудничество сторон в договорном обязательстве представляет собой взаимное отношение сторон друг к другу. Иными словами, совершение одной стороной действий по более эффективному исполнению обязательства предполагает встречное аналогичное действие контрагента, отличающееся по содержанию, но имеющее ту же направленность и зна- чение»[291]. Такая сущность принципа сотрудничества как общего принципа договорного права детально отражена и в актах международной частноправовой унификации. Согласно ст. 5.1.3. Принципов международных коммерческих договоров Международного института унификации частного права (УНИДРУА)[292] устанавливается, что каждая сторона должна сотрудничать с другой стороной, если такое сотрудничество можно разумно ожидать в связи с исполнением обязательств этой стороны. В Модельных правилах европейского частного права принцип сотрудничества обозначен следующим образом - должник и кредитор обязаны сотрудничать друг с другом в тех случаях и в том объеме, когда это можно разумно ожидать в связи с исполнением обязанности должника[293].

В сфере института несостоятельности принцип добросовестного сотрудничества должника с кредиторами, арбитражным управляющим и судом впервые был упомянут в п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» применительно к позициям о недопущении сокрытия должником каких-либо юридически и экономически значимых фактов или обстоятельств. Поддерживая важность представления должником исчерпывающей информации о своей деятельности и имуществе в ходе конкурсных процедур, отметим, что содержание принципа сотрудничества должника представляется более глубоким.

В качестве содержания принципа добросовестного сотрудничества должника с кредиторами, арбитражным управляющим и судом мы понимаем необходимость эффективного участия должника в конкурсных отношениях (конкурсных процедурах и конкурсном процессе) в пределах разумно ожидаемого от него поведения для достижения цели правового регулирования участия должника в этих отношениях и устранения (минимизации) негативных последствий его неплатежеспособности. Выявленное нами содержание этого принципа основано в первую очередь на понимании принципа сотрудничества в договорном праве, которое может быть вполне перенесено в сферу конкурсных отношений с учетом хотя бы встречающихся в конкурсе контрактных оснований у кредиторских требований.

Также здесь учитывается комплексный характер конкурсных отношений, который порождает необходимость сотрудничества должника не только с кредиторами, но и с арбитражным управляющим и судом. Свое влияние на формулирование содержания принципа оказывает и специфический характер самой фигуры должника как субъекта конкурсных отношений, для возникновения которых необходима его неплатежеспособность как юридический факт - состояние. По нашему мнению, сам факт неплатежеспособности должника, безотносительно к причинам, которые вызвали такое его состояние, юридически должен обусловливать необходимость его деятельного участия в устранении или хотя бы минимизации негативных последствий его финансового кризиса. Это будет являться соответствующим требованию справедливого баланса интересов.

Эффективное участие должника в конкурсных отношениях для целей соблюдения этого принципа может иметь различные формы проявления. Представляется, что эти формы обусловливаются характером конкретных конкурсных отношений, в которых участвует в определенный момент времени должник, и не ограничиваются только передачей должником необходимой информации суду и арбитражному управляющему. К их числу можно, к примеру, отнести обеспечение должником в лице его органов сохранности и надлежащего состояния своего имущества в ходе процедуры наблюдения, которое при признании его несостоятельным составит конкурсную массу, деятельное участие должника в лице его органов в процессе инвентаризации имущества арбитражным управляющим, участие представителя должника в собрании кредиторов при обсуждении решений, которые влияют на юридическую судьбу должника, обусловливают надлежащий ход конкурсной процедуры и т.д.

Поскольку в силу п. 1 Постановления Пленума ВС РФ № 25 одним из элементов добросовестного поведения выступает добросовестное сотрудничество, нарушение должником принципа его добросовестного сотрудничества с кредиторами, судом и арбитражным управляющим будет свидетельствовать об его недобросовестном поведении. В качестве мер защиты от нарушения здесь может выступать, к примеру, привлечение должника, контролирующих лиц должника или

152

его руководителя к ответственности в форме возмещения убытков применительно к положениям п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве, отстранение руководителя должника от должности в порядке ст. 69 Закона о банкротстве. В случае если недобросовестное сотрудничество имело место при исполнении должником своей прямой обязанности, это будет являться основанием для признания обязанности исполненной ненадлежащим образом. Аналогичные последствия закреплены и в актах международной частноправовой унификации[294].

Основные выводы:

1. правовое положение должника как субъекта конкурсных отношений является комплексным силу комплексного характера самих конкурсных отношений, сочетающих в себе частноправовые и публично-правовые элементы, может быть также специальным (в смысле отражения особенностей статуса должников отдельных категорий) и всегда является индивидуальным, поскольку должником может быть признан только конкретный субъект, в любом случае имеющий какие-то свои, присущие только ему, характерные черты;

2. с юридической и познавательной точек зрения элементами правового положения должника как субъекта конкурсных отношений являются: 1) легально установленные условия для признания юридического лица в качестве должника - субъекта конкурсных отношений 2) конкурсоспособность 3) субъективные права, юридические обязанности и законные интересы должника 4) юридическая ответственность должника в качестве участника конкурсных отношений 5) правовая основа участия должника в конкурсных отношениях, которая находит свое выражение в принципах его правового положения как субъекта конкурсных отношений и конкурсном контроле;

3. принципами правового положения должника выступают:

- принцип получения должником выгоды от конкурсных отношений как следствие его надлежащего поведения. В соответствии с данным принципом получение должником положительного правового эффекта и выгоды от возникновения, изменения или прекращения конкурсных отношений (например, замена процентов по кредиту мораторными процентами) обусловлено по общему правилу отсутствием с его стороны неправомерных и (или) заведомо недобросовестных действий;

- принцип распределения последствий неплатежеспособности и несостоятельности должника. В соответствии с данным принципом распределение последствий неплатежеспособности и несостоятельности должника между должником и иными субъектами конкурсных отношений должно осуществляться обоснованно (быть обусловлено конкретными юридическими и фактическими основаниями, исключать правовую неопределенность, а также возможность произвола в отношении или со стороны должника, кредиторов) и справедливо (формально равно и соразмерно характеру участия должника и иных субъектов в конкретных конкурсных отношениях);

- принцип добросовестного сотрудничества должника с кредиторами, арбитражным управляющим и судом. В соответствии с данным принципом устанавливается необходимость эффективного участия должника в конкурсных отношениях (конкурсных процедурах и конкурсном процессе) в пределах разумно ожидаемого от него поведения для достижения цели правового регулирования участия должника в этих отношениях и устранения (минимизации) негативных последствий его неплатежеспособности.

Специальное юридическое назначение сформулированных принципов состоит в том, что они в своей совокупности обеспечивают адекватное отражение элементами правового положения должника экономической ситуации его неплатежеспособности, а также в том, что они выступают юридическим основанием для сбалансированного и согласованного применения различных (частных и публичных, материальных и процессуальных) правовых средств при осуществлении регулирующего воздействия на должника.

<< | >>
Источник: Галкин Сергей Сергеевич. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДОЛЖНИКА - ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О БАНКРОТСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме §1 Правовое положение должника как юридическая категория: понятие, составные элементы, принципы:

  1. права и свободы человека как исходное правовое начало
  2. Понятие и виды структур исполнительной юридической практики
  3. Субъективные вещные права как разновидность абсолютных имущественных прав
  4. Понятие и элементы гражданско-правового статуса участников государственно-частного партнерства
  5. § 1. Юридическая ответственность: проблемы и основные концепции
  6. §1 Правовое положение должника как юридическая категория: понятие, составные элементы, принципы
  7. 1.1. Понятие, правовая природа и сущность семейно-правовой ответственности
  8. 2.1. Реализация и меры семейно-правовой ответственности
  9. § 2. Гражданско-правовая конструкция договора о сервитуте и его роль в возникновении и регулировании сервитутного права
  10. Глава 1. Юридический факт и юридический состав
  11. § 3. Институционально-правовой статус носителей собственнических интересов.
  12. § 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа
  13. § 2. Понятие и правовая природа незаключённости гражданско-правового договора
  14. 2.1. Правовое регулирование признания и исполнения иностранных судебных решений по семейным делам
  15. §1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права
  16. §3. Иные принципы обязательственного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -