<<
>>

§1.3. Правовая природа института коммерческой тайны.

В целях проведения всестороннего исследования содержания норм, определяющих правовую природу института коммерческой тайны, необходимо проанализировать нормативные акты российского законодательства и положения российской правовой доктрины о коммерческой тайне, в части относящейся к данному понятию.

Прежде всего, появлением в российском законодательстве целого ряда новых понятий, в том числе института коммерческой тайны, обусловленного переходом к рыночной экономике, осуществляемом в Российской Федерации. Таким образом, возможность появления и широкого использования такой информации, при осуществлении предпринимательской деятельности, появилась сравнительно недавно.

Следствием этого является определенная нестабильность

законодательства, регламентирующего правовое обеспечение прав и законных интересов собственников[49] коммерческой тайны, и, соответственно, отсутствие единой терминологии, как в нормативных актах, так и в юридической литературе.

Необходимо проанализировать законодательство в области защиты коммерческой тайны ^ выйти на тенденции в развитии этого правового института. Нас, прежде всего, будут интересовать в этой связи проблемы, связанные с соотношением общегражданского и специального законодательства, а также определения места и роли исследуемого правового института в системе гражданского права.

Основополагающими нормами о коммерческой тайне являлись нормы, содержащиеся в части первой ГК РФ, Завершил процесс создания института коммерческой тайны в российском законодательстве Федеральный закон «О коммерческой тайне»1. Принимая во внимание то, что коммерческая тайна является специфичным объектом права, а также очевидные тенденции приоритетного значения нематериальных ценностей среди прочих объектов гражданских прав, нам необходимо в связи с этим определить место этого правового института.

Впервые,, была сделана попытка*, регламентировать коммерческую тайну на законодательном уровне^ в Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25 декабря 1990 г.

(с 1 января 1995 г. утратил силу). В п.2 ст.28 этого Закона предприятию впервые было предоставлено право хранить в секрете информацию, содержащую коммерческую тайну. Причем перечень сведений, составляющих коммерческую тайну, устанавливался руководителем предприятия, а сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, должен был определяться постановлением Советом Министров РСФСР.

Действительно круг таких сведений вскоре был обозначен постановлением Правительства РФ от 05 декабря 1991 года № 35 «О перечне [50] [51] [52] сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»[53], где было установлено, что коммерческую тайну предприятия и предпринимателя не могут составлять: учредительные документы; документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью; сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей; документы о платежеспособности; сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда; документы об уплате налогов и обязательных платежах; сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законодательства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения.

Информацию, которая не может быть отнесена к коммерческой тайне, можно условно подразделить на:

информацию, открытую для всех желающих, например, годовой отчет, бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках открытого акционерного общества, обязанного публиковать их для всеобщего сведения (п.1 ст.97 ГК РФ);

информацию, которая в силу закона или иного нормативного акта не может составлять коммерческую тайну, поскольку обязанность собственника знакомить с ней всех желающих не предусмотрена законом. В силу постановления Правительства РФ от 05 декабря 1991 года № 35, в качестве сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, можно выделить:

документы о платежеспособности организации;

сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда;

документы об уплате налогов и обязательных платежей, сведения о загрязнении окружающей среды;

несоблюдение безопасных условий труда;

об участии руководителей в кооперативах, в иных организациях, занимающихся предпринимательской деятельностью.

Подобная информация может быть предоставлена желающим по договору об оказании платных услуг.

В преамбуле постановления говорится о целях, для достижения которых оно было принято, а именно для обеспечения деятельности органов федеральной службы безопасности, государственной налоговой службы, правоохранительных и контролирующих органов, а также предупреждения злоупотреблений в процессе приватизации. Это подтверждает сделанный вывод о том, что сведения, перечисленные в нем, являются открытыми, прежде всего, для указанных в преамбуле органов, но далеко не все они являются открытыми. Использование государственными органами

полученной информации должно осуществляться в порядке,

предусмотренном законом. Так, Министерство по антимонопольной политике, получив информацию о содержании заключенных предприятием - монополистом договоров (техническую информацию, связанную с изменением профиля производства, о снятии изделий с производства и пр.) использует ее при рассмотрении дела, возбужденного по факту нарушения предприятием - владельцем секретов производства антимонопольного законодательства. Но разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, влечет ответственность: для должностных лиц - административную, которая предусмотрена, например, статьей 25 Закона РФ от 22 марта 1991 года “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”[54]; или уголовную, которая предусмотрена ст.183 Уголовного Кодекса РФ, а для органов государственной власти - в виде возмещения убытков согласно статье 16 ГК РФ.

Обращает на себя внимание то, что к числу субъектов, имеющих право беспрепятственного доступа к названным в постановлении сведениям, отнесены трудовые коллективы предприятий, что должно было служить дополнительной гарантией соблюдения прав трудовых коллективов при приватизации предприятий.

Необходимо отметить, то обстоятельство, что состав сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, утвержден постановлением Правительства, анализ содержания которого проведен, продолжает пополняться различными федеральными законами.

В этой связи следует отметить положения статьи 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях» от 08 декабря 1995 года1, где особо оговаривается, что размеры и структура доходов некоммерческой организации, а также сведения о размерах и составе имущества некоммерческой организации, о ее расходах, численности и составе работников, об оплате их труда, об использовании безвозмездного труда граждан и деятельности некоммерческой организации не могут быть предметом коммерческой тайны.

Норма аналогичного содержания включена в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 07 июля 1995 года[55] [56].

За деятельностью общественных объединений устанавливается особого рода «контроль» со стороны общества. Несмотря на то, что общественным объединениям законом предоставляется возможность заниматься предпринимательской деятельностью (если такая деятельность служит достижению уставных целей, ради которых создано общественное объединение, и соответствует этим целям), одновременно, их возможности, при осуществлении такой деятельности весьма ограничены. Данное обстоятельство определяет объем сведений, которые общественное объединение может отнести к коммерческой тайне, а именно - деятельность общественных объединений должна быть гласной, а информация об их учредительных и программных документах открытой (ст.15 Федерального закона «Об общественных объединениях» от 14 апреля 1995 года)1. Кроме того, общественное объединение обязано ежегодно публиковать отчет об использовании своего имущества и обеспечить доступность ознакомления с указанным отчетом (ст.29 названного Федерального закона).

В целях предотвращения различного рода злоупотреблений при создании и осуществлении деятельности акционерных обществ (в особенности открытых) в Федеральном Законе «Об акционерных обществах» , в соответствии с п.1 ст.92 данного закона установлена обязанность открытого акционерного общества ежегодно опубликовать в средствах массовой информации, доступных для всех акционеров данного общества: годовой отчет общества, бухгалтерский баланс, счет прибылей и убытков; проспект эмиссии акций общества в случаях, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации; сообщение о проведении общего собрания акционеров в порядке, предусмотренном Законом; списки зафиксированных лиц общества с указанием количества и категории (типов) принадлежащих им акций; иные сведения, определяемые Федеральной комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве Российской Федерации.

Федеральная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве Российской Федерации 8 мая 1996 года постановила:

установить, что открытое акционерное общество в дополнение к сведениям, указанным в пункте 1 статьи 92, обязано публиковать:

соотношение стоимости чистых активов и размера уставного капитала; количество акционеров;

наименование, организационно-правовую форму, местонахождение, [57] [58]

почтовый адрес, номер контактного телефона, номер лицензии ФКЦБ России специализированного регистратора по каждому виду именных ценных бумаг, если в соответствии с законодательством Российской Федерации ведение реестра именных ценных бумаг акционерного общества должно осуществляться специализированным регистратором, имеющим лицензию ФКЦБ России;

наименование подразделения акционерного общества, осуществляющего ведение реестра, его местонахождение, почтовый адрес, номер контактного телефона, если акционерное общество в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляет самостоятельное ведение реестра именных ценных бумаг1.

Широкими правами законом наделены профсоюзные организации. Среди которых можно отметить право профсоюзов на информацию, закрепленное в ст. 17 Федерального закона «О профессиональных союзах, их

•У

правах и гарантиях деятельности» от 08 декабря 1995 года , а именно - для осуществления своей уставной деятельности профсоюзы вправе бесплатно и беспрепятственно получать от работодателей, их объединений (союзов, ассоциаций), органов государственной власти и органов местного самоуправления информацию по социально-трудовым вопросам. Круг сведений, касающихся социально-трудовых вопросов достаточно широк, и среди них могут оказаться сведения, составляющие коммерческую тайну. Однако данное обстоятельство не является препятствием для ознакомления членов профсоюзной организации с последними.

Как следует из приведенного перечня сведений, относимых к коммерческой тайне, может ограничиваться, и определяется правовым статусом предприятия, а также осуществляемой им деятельностью, то есть целями создания предприятия или организации.

Чаще всего, в нормативных актах указывается на сведения, которые не [59] [60] могут составлять коммерческую тайну, а иногда, наоборот - в самом законе содержится указание на сведения, составляющие непосредственно коммерческую тайну. Например, в ст.10 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 года1, прямо говорится, что содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, - государственной тайной.

Лица, получившие доступ к информации, содержащейся в регистрах бухгалтерского учета и во внутренней бухгалтерской отчетности, обязаны хранить коммерческую и государственную тайну. За ее разглашение они несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Поскольку сведения технического, экономического или организационного характера, обособленные собственником и хранимые им в тайне представляют определенную ценность, которая может подлежать оценке в денежном выражении, то они должны отражаться в балансе предприятия, и, соответственно, учитываться при налогообложении. К их числу относятся и патенты на изобретения, лицензии, ноу-хау, программные продукты, торговые марки, товарные знаки, которые согласно п.4 Положения “О составе затрат ...P[61] [62] [63] [64] [65] отнесены к нематериальным активам.

Кроме того, если организация приобретает различные сведения технического, экономического или организационного характера, составляющие коммерческую тайну, по договору, то она должна учитывать их в качестве нематериальных активов, но при двух условиях:

они используются более года;

приносят доход (п.48 Положения о бухгалтерском учете и отчетности), а затраты на их приобретение возмещаются через механизм

амортизационных отчислений.

Одновременно с использованием в нормативных актах термина коммерческая тайна, для обозначения сведений технического экономического или организационного содержания, сохраняемых их собственником в тайне, используется термин ноу-хау. Например, в многочисленных межправительственных конвенциях и соглашениях, посвященных вопросам избежания двойного налогообложения и предотвращения уклонения от налогообложения термин “доходы от авторских прав и лицензий” (при использовании в текстах таких конвенций) означает - платежи любого вида, получаемые в качестве возмещения за использование или за предоставление права пользования любого авторского права на произведение литературы, искусства или науки, включая кинематографические фильмы и телефильмы или видеозаписи для радио и телевидения, любые патенты, торговые марки, дизайн или модель, план, секретную формулу или процесс, или за информацию (ноу-хау), касающуюся промышленного, коммерческого или научного опыта1. Видимо именно данное определение было принято за основу при разработке Налогового Кодекса РФ (в части, касающейся сведений, составляющих коммерческую тайну). Однако оно представляется не вполне удачным, и это объясняется тем, что при разработке межправительственных документов приходится учитывать уровень развития законодательного регулирования в различных странах, поэтому в текстах таких документов для обозначения тех или иных категорий могут использоваться термины, которые во внутреннем законодательстве не имеют широкого распространения либо используются другие.

Тот факт, что в приведенных текстах Соглашений и Конвенций ноу-хау рассматривается как объект лицензионного договора, свидетельствует о возможности рассматривать его в качестве объекта исключительных прав.

Довольно часто в законодательных актах и правовой литературе помимо как о коммерческой говорится и о банковской тайне.

Законодатель не определил соотношений понятий “коммерческая тайна” и “банковская тайна”. Является ли вторая особым случаем первой либо самостоятельным правовым институтом?

Определение коммерческой тайны дано в ст.139 ГК РФ в разделе «Общие положения», а содержание банковской тайны раскрывается в разделе «Отдельные виды обязательств», в ст.857 ГК РФ, путем перечисления сведений, ее составляющих. Расположение данных статей в Кодексе и отсутствие определения банковской тайны дает основание предполагать, что коммерческая и банковская тайны соотносятся, как общее и особенное.

Банковской тайне посвящена ст.857 ГК РФ. Упоминание о ней содержится также в ряде законов, относящихся к налоговой системе, а также в подзаконных актах, принятых в развитие этих законов, в ^Указах Президента РФ по налоговым вопросам, по борьбе с преступностью и т.д.

Под банковской тайной понимается профессиональное обязательство банка держать в строжайшей тайне всю информацию, относящуюся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов и некоторых третьих лиц при условии, что такая информация почерпнута в результате нормального банковского обслуживания этих клиентов.

Вместе с тем, законодательством пока не установлено единое определение банковской тайны, то есть оно носит лишь казуальный характер, предусматривая случаи и основания отнесения определенных сведений к банковской тайне и ограничения в их распространении и получении. Так, согласно ч.1 ст. 26 Закона РСФСР от 02 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности» от 03 февраля 1996 года № 17-ФЗ[66], банковская тайна включает в себя тайну по операциям, счетам и вкладам клиентов и корреспондентов банка, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией.

По ст.857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операции по счету и сведений о клиенте. Это позволяет банкам расширить перечень сведений, хранимых в тайне. Однако такое расширение не должно противоречить федеральному законодательству.

Принципиальные различия между институтами банковской и коммерческой тайнами можно сформулировать в следующем:

в субъектном составе, устанавливающих содержание и объем соответствующего института тайны. Институт банковской тайны установлен законодателем на уровне федерального закона. Институт коммерческой тайны устанавливает руководитель коммерческой организации по своему усмотрению, но он имеет право и не устанавливать в руководимой им организации институт коммерческой тайны;

в субъектном составе лиц, являющихся собственниками сведений, составляющих соответствующую тайну. Собственником банковской тайны является клиент в отношении сведений о самом себе. Собственники же коммерческой тайны - учредители коммерческой организации, то есть лица, осуществляющие право собственности в отношении имущества коммерческой организации;

в том, что установление института банковской тайны, а значит и ее защита - это обязанность кредитной организации, за неисполнение которой служащие банка несут дисциплинарную, материальную и уголовную ответственность. Установление же института коммерческой тайны является не обязанностью, а правом руководителя организации, которым последний может и не воспользоваться.

Нормы, обеспечивающие защиту прав обладателей коммерческой тайны, являются частью законодательства, направленного на борьбу с недобросовестной конкуренцией, которое в Российской Федерации только начинает развиваться. Основным его актом является Закон РФ от 22 марта 1991 года «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»[67] с изменениями, внесенными Федеральным законом от 25 мая 1995 г.

В ст.4 этого Закона дается определение недобросовестной конкуренции, согласно которому недобросовестной конкуренцией признаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации. Столь широкое определение позволяет признать действие хозяйствующего субъекта по неправомерному получению и разглашению не принадлежащей ему коммерческой тайны, либо вопреки условиям договора о конфиденциальности, актом недобросовестной конкуренции.

Практика показывает, что организация располагает весьма ценной информацией, не входящей в перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, но не принимает мер к защите ее конфиденциальности. Например, технические разработки на уровне объектов промышленной собственности, на которые не оформлены документы зашиты, и которые не защищаются институтом коммерческой тайны.

Получение, использование, разглашение такой информации (не защищаемой самим собственником с помощью института коммерческой тайны) без согласия ее правомерного обладателя может рассматриваться в качестве формы недобросовестной конкуренции (п.1 ст.10 ГК РФ, ст.10 Закона РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»).

Как следует из названия ст.139 ГК РФ - она непосредственно посвящена «служебной и коммерческой тайне».

Использование терминов «коммерческая» и «служебная» как равнозначных может иногда ввести в заблуждение. Поскольку, когда говорится о «служебной» тайне (не упоминая одновременно

«коммерческую») в первую очередь имеются в виду те сведения, которые стали известны в связи с государственной службой. А отношения, возникающие в такой области, регулируются административным правом. Хотя, как следует из приведенного, законодатель пользуется

преимущественно термином «коммерческая тайна».

Для полноценного анализа правовой природы института коммерческой тайны необходимо обратиться к ст. 151 Основ гражданского законодательства Союза CCP[68] (далее - Основы). Ст.151 Основ предусматривала условия защиты секретов производства (ноу-хау). Под ними понималась техническая, организационная или коммерческая информация, которая:

имеет реальную ценность (действительную) или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам; к ней нет свободного доступа на законном основании; обладатель информации принимает меры к защите ее конфиденциальности.

Ст.139 ГК РФ говорит об условиях защиты информации, составляющей коммерческую (служебную) тайну. Они совпадают с условиями, указанными в статье 151 Основ. Но в отличие от Основ, статья 139 ГК РФ не оперирует термином «секреты производства» (ноу-хау) и не перечисляет виды информации (техническая, организационная, коммерческая), оставляя на усмотрение организации (индивидуального предпринимателя), какую именно информацию включать в состав сведений, защищаемых как коммерческая или служебная тайна.

Коммерческая тайна - это не раскрытая для третьих лиц информация о предпринимательской деятельности ее обладателя. Как указывалось, сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами. В то же время коммерческая тайна - это правовой режим информации ограниченного доступа, конфиденциальность которой устанавливается в порядке, предусмотренном статьей 139 ГК РФ.

Перечень соответствующей информации, относимой к коммерческой (служебной) тайне, статья 139 Гражданского Кодекса не приводит.

Необходимо отметить, что примерный перечень сведений, составляющих (могущих составлять) коммерческую тайну, равно как и перечень сведений, которые таковую тайну составлять не могут, должен быть предусмотрен законом, а не подзаконным актом, как это имеет место сейчас. Круг сведений, не могущих составлять коммерческую тайну,

предусмотренный постановлением правительства РСФСР от 05 декабря 1991 года, должен быть сокращен. Вместе с тем, следует всегда помнить, что институт коммерческой тайны не распространяется на доступ государственных органов, их должностных лиц, действующих в пределах их компетенции, получающих соответствующую информацию при выполнении ими контрольных, надзорных и иных функций. Использование государственными органами полученной информации осуществляется в порядке, предусмотренном законом.

Как показывает практика, часть сведений, защищаемых институтом коммерческой тайны, обычно не является предметом самостоятельных сделок, однако разглашение их может причинить имущественный ущерб организации и вред ее деловой репутации.

Так, ЗАО "Издательский дом "Экономическая газета" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО "Издательство "Дело и сервис" о взыскании за нарушение своих исключительных прав на статьи- консультации компенсации в сумме 10 минимальных размеров оплаты труда за каждое допущенное ответчиком нарушение - всего 33 тысячи рублей.

Определением от 18.04.02 производство по делу прекращено со ссылкой на статью 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской

Федерации 1995 года из-за неподведомственности спора арбитражному суду, поскольку рассмотрение спора может затронуть интересы авторов опубликованных произведений, которые являются физическими лицами.

Постановлениями апелляционной инстанции и кассационной инстанции определение оставлено без изменения.

Отменяя все вынесенные по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение. Президиум ВАС РФ указал следующее.

В соответствии со статьей 22 АПК РФ 1995 г. арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам, возникающим из гражданских правоотношений между юридическими лицами.

Иск о взыскании в соответствии со статьей 49 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" компенсации за нарушение исключительных прав издателя произведений печати относится к экономическому спору, вытекающему из гражданских правоотношений, который возник между двумя юридическими лицами.

Истцом в доказательство наличия у него исключительных прав на произведения, опубликованные ответчиком без санкции правообладателя, были представлены суду действующие авторские договоры, заключенные между ЗАО "Издательский дом "Экономическая газета" и авторами произведений, включенных в периодическое издание ответчика.

Авторы произведений не привлекались к участию в деле и не заявляли о необходимости своего участия. ЗАО "Издательство "Дело и сервис" не ссылалось на факт передачи прав на эти же произведения их авторами по авторскому договору с ним.

При таких обстоятельствах ссылка судов на необходимость рассмотрения спора с участием физических лиц - авторов произведений необоснованна и привела к лишению истца права на судебную защиту компетентным судом. Названный спор подведомствен арбитражному суду.[69]

Другая же часть таких сведений, напротив, может быть предметом

различных договоров: учредительного, инвестиционного, договора о

передаче научно-технической продукции, договора об оказании возмездных услуг.

Шорохов обратился в суд с иском к редакции газеты "Трибуна" и старшему помощнику прокурора г. Сыктывкара Ч. о компенсации морального вреда, причиненного ему публикацией статьи "Грязь на белых халатах" в газете за 27 марта 1993г.

Истец сослался на то, что изложенные в статье автором Ч. сведения не соответствуют действительности и порочат его честь и достоинство, в связи, C чем ему причинен моральный вред.

Представитель редакции газеты "Трибуна" иск не признала.

Решением Сыктывкарского городского народного суда от 29 сентября 1994 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Коми) в пользу Шорохова в возмещение причиненного морального вреда взыскано с редакции газеты "Трибуна" 5 млн. руб., с Ч. - 1 млн. руб. Президиум Верховного Суда РФ, оставляя решение в силе, указал, в частности следующее.

... C утверждениями в протесте о том, что Ч., выступая в газете с данной публикацией, действовала как работник прокуратуры и в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" (действовавшего на время возникновения спорных правоотношений) не может нести ответственность за опубликованные сведения, полученные в результате служебной деятельности, нельзя согласиться.

Согласно п. 3 ст. 40 названного Закона, отмена или изменение решения, принятого прокурором, сами по себе не влекут его ответственности, если они не явились результатом преднамеренного нарушения закона либо недобросовестности.

Названная норма к возникшим правоотношениям неприменима. В данном случае вопрос об ответственности не связан с отменой или изменением принятого Ч. решения, а вытекает из факта публикации в газете сведений, хотя и полученных в результате служебной деятельности, но не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство гражданина.

В таком случае ответственность по ст. 7 ГК РСФСР наступает независимо от того, каким образом эти сведения получены и в связи, с чем они распространены.

Поскольку сведения были облечены в форму литературной статьи, автор статьи Ч. наряду с редакцией газеты обоснованно, с учетом разъяснения, данного в п. 6 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ, привлечена по делу в качестве ответчика.

Ссылка в протесте на ст.ст. 1069, 1070 части второй Гражданского кодекса РФ в обоснование вывода о том, что ни Ч., ни органы прокуратуры Республики Коми не могут быть признаны надлежащими ответчиками, необоснованна.

Согласно ч. 2 ст. 1070 части второй Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 этой статьи, возмещается по основаниям и в порядке, установленном ст.1069 Кодекса.

Ст.1069 ГК РФ, предусматривая возмещение государственными органами вреда, причиненного в результате незаконных действий, возлагает эту ответственность на казну Российской Федерации (казну субъекта РФ или казну муниципального образования).

Однако публикацию Ч. своей статьи в средстве массовой информации нельзя признать вытекающей из характера деятельности органа государственной власти, в котором она работала. Поэтому судебные инстанции, не усматривая оснований для возложения в данном случае ответственности за моральный вред на прокуратуру г. Сыктывкара, правомерно возложили эту ответственность на автора публикации и редакцию соответствующего средства массовой информации. [70]

В соответствии со ст. 18 Закона «О СМИ», в тех случаях, когда то или иное сообщение было опубликовано по указанию учредителя, он

привлекается в качестве надлежащего ответчика по делу.

Организация обратилась в арбитражный суд с иском к редакции газеты о взыскании с нее убытков, вызванных публикацией порочащих ее деловую репутацию сведений.

Арбитражный суд иск удовлетворил.

Кассационная инстанция решение суда первой инстанции отменила по следующим основаниям.

В соответствии с материалами дела оспариваемые сведения опубликованы в газете по указанию ее учредителя и от его имени.

Согласно ст. 18 Закона РФ "О средствах массовой информации" в тех случаях, когда учредитель на основании предоставленных ему полномочий обязал редакцию опубликовать в газете от его имени соответствующее сообщение или материал, он несет ответственность по всем претензиям и искам, связанным с такой публикацией.

Поскольку редакция опубликовала оспариваемые сведения в порядке, установленном названной статьей, на нее не может быть возложена ответственность за их распространение.1

Анализ действующего законодательства и отдельных его положений, определяющих, в той или иной степени содержание института коммерческой тайны, можно было бы продолжить. Однако в этом нет необходимости, так как проведенный анализ уже позволяет сделать вывод о попытках законодателя добиться эффективного правового регулирования, которое позволит установить оптимальный баланс интересов

предпринимателей, государства и общества в данном вопросе.

Принятая третья часть Гражданского Кодекса Российской Федерации, не включила положения, посвященные исключительным правам, в том числе на информацию, составляющую коммерческую тайну. Принятый закон «О коммерческой тайне» не снял всех проблем, накопившихся в этой области. Такое утверждение можно сделать исходя из следующих причин.

Во-первых, Кодекс - это комплекс основополагающих для гражданского права норм. В нем не может быть в должной степени детализирован такой сложный правовой институт как коммерческая тайна. [71]

Во-вторых, область информационных отношений одна из самых динамичных областей, мы видим, что после принятия третьей части и закона о коммерческой тайне, возникнет необходимость внесения изменений, вызванных причинами объективного характера, а специальный закон является более «гибким» и приспособленным для этих целей, чем Кодекс. Поэтому, следует поддержать высказываемую некоторыми юристами точку зрения о важности принятия специального закона «О коммерческой тайне»1. Например, данную позицию выразил в статье «Проблемы законодательной защиты коммерческой тайны в России» Виктор Кравченко[72] [73]. По его мнению, институт коммерческой тайны был недостаточно разработан в гражданском законодательстве по следующим причинам: законы не раскрывали понятие коммерческой тайны и в них содержались такие противоречия, в которых подчас было невозможно разобраться даже опытным юристам. В отдельную проблему им было выделено ненадлежащее правовое регулирование секретов ,производства или ноу-хау. Принятие закона о коммерческой тайне должно было решить все указанные проблемы. Е.В.Ильиных также высказывалась в пользу принятия такого закона, выделяя следующие задачи будущего акта: вывести на законодательный уровень определение перечня сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, распространить на нее действие института интеллектуальной собственности, разработать четкий механизм охраны[74]. Еще одно предложение исследователей заключалось в создании особого режима правового регулирования информационных сообщений в сети Интернет и признании на уровне закона, что электронные

сообщения могут содержать коммерческую тайну[75].

В ГК РФ вполне достаточно установить основные положения, а именно:

четкое понятие сведений, составляющих коммерческую тайну (путем указания на характеризующие их признаки);

указание на основания возникновения таких прав на названный объект;

определение содержания прав ее обладателя;

установление специальных способов защиты обладателя коммерческой тайной, помимо предусмотренных в статье 12 ГК РФ.

В Федеральном законе «О коммерческой тайне» более детально, чем в Кодексе, следует установить следующие положения:

Обозначить, насколько это возможно, характер и состав сведений, которые могут составлять коммерческую тайну;

установить перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну, причем он не должен быть исчерпывающим;

более конкретно, чем в Кодексе, определить права на коммерческую тайну;

определить права собственника коммерческой тайны на установление режима информации, ее содержащей, а также порядок изменения или отмены этого режима.

Проведенный анализ действующего российского законодательства, в части определения правовой природы института коммерческой тайны, его содержания, с учетом закона «О коммерческой тайне», позволяет сделать определенные выводы.

I. В законодательном акте (Гражданском Кодексе или Федеральном Законе “О коммерческой тайне”) следует дать следующее развернутое определение:

Коммерческая тайна - совокупность не являющихся государственной тайной сведений, представляющих действительную или потенциальную ценность для субъекта предпринимательства, разглашение которых может нанести ему ущерб и, в отношении которых приняты надлежащие меры по сохранению конфиденциальности.

2. В законе «О коммерческой тайне» следует определить правовой статус института коммерческой тайны и ноу-хау, а также расширить права обладателя такой информации в возможности по своему усмотрению определять меры обеспечения такого режима. Например: «К сведениям, составляющим коммерческую тайну, и предназначенных для ограниченного круга лиц, могут быть отнесены:

первичные бухгалтерские документы и промежуточные финансовые отчеты;

сведения о наиболее выгодных формах использования денежных средств, ценных бумаг, акций;

деловая переписка; список клиентов; сведения о заключенных договорах (контрактах), их содержании, предложения по их заключению;

сведения о кредитоспособности организации;

планы развития и реорганизации производства; структуры и методы управления; связи внутри и вне фирмы; распределение обязанностей и их содержание; кадровый состав, его подбор, формирование;

состояние материально-технической базы данной организации; иная информация, при условии, если сведения ее составляющие не отнесены действующим законодательством к открытым».

К сведениям, составляющим коммерческую тайну и представленным в виде результатов интеллектуальной деятельности (ноу-хау) могут быть отнесены:

сведения о неопубликованных научно-технических результатах, технических решениях, методах, способах использования технологических процессов и устройств, которые не обеспечены патентной защитой по законодательству или по усмотрению лица, обладающего такой

информацией на законном основании;

базы данных и программы для ЭВМ, созданные работниками данной организации[76];

знания и опыт в области реализации продукции и услуг; сведения о конъюнктуре рынка, результаты маркетинговых исследований; коммерческие, методические или организационно-управленческие идеи и решения.

Такой перечень послужит хорошим ориентиром для практических работников, при определении сведений составляющих коммерческую тайну (ноу-хау), а также при установлении режима конфиденциальности в отношении этих сведений.

3. В законе “О коммерческой тайне” следует определить информацию, которая не может составлять коммерческую тайну, причем данный перечень не должен и не может быть исчерпывающим.

“К коммерческой тайне не может быть отнесена информация:

составляющая государственную тайну;

содержащаяся в учредительных документах;

содержащаяся в документах, дающих право заниматься предпринимательской деятельностью (регистрационные удостоверения, лицензии и т.д.);

в формах годовой бухгалтерской отчетности;

содержащая сведения об оплачиваемой деятельности государственных служащих;

о задолженности работодателей по выплате заработной платы и другим платежам социального характера;

о деятельности благотворительной организации;

о наличии свободных рабочих мест;

связанная с соблюдением экологического и антимонопольного законодательства, с не обеспечением безопасных условий труда, с реализацией продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также с другими нарушениями законодательства Российской Федерации, законодательства субъектов Российской Федерации, а также содержащая данные о размерах причиненных убытков;

о реализации государственной программы приватизации и условиях приватизации конкретных объектов;

для которой определены ограничения по установлению режима коммерческой тайны в соответствии с действующим законодательством.

Данный перечень может быть дополнен или Дизменен.

4. В законе следовало особо оговорить тот факт, что для установления режима коммерческой тайны не требуется официальной регистрации или выполнения иных формальностей.

5. В законе следует уточнить понятийный аппарат некоторых определений. Например, в тексте употребляются термины «документ» и «материальный носитель», смысл которых имеет существенное значение для решения вопроса о том, может ли информация, содержащаяся на том или ином носителе, расцениваться как защищаемая.

<< | >>
Источник: Крикун Лидия Александровна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2005. 2005

Еще по теме §1.3. Правовая природа института коммерческой тайны.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -