<<
>>

Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права

Рассматривая понятие трансграничной несостоятельности, необходимо кратко обозначить, что понимается под категорией «несостоятельность» в рамках данного исследования[20].

Под несостоятельностью[21] [22] в самом общем виде мы понимаем признанную судом (или иным компетентным органом)’’ неспособность должника в полном обьсме удовлетворить требования кредиторов. Состояние несостоятельности характеризуется определенными видовыми признаками, к которым в юриспруденции можно выделить несколько подходов. Два из них являются магистральными, и они определяют дискуссию о понятии несостоятельности в праве уже долгое время. Речь идет об определении данной категории на основе критерия неоплатности (превышение суммы (совокупности) неисполненных обязательств должника над стоимостью принадлежащего ему имущества[23]) и критерия неплатежеспособности (неисполнение должником требований по денежным

обязательствам в течение определенного законом времени[24]). Еще одним подходом можно считать позицию, согласно которой понятие несостоятельности должно определяться на основе сочетания данных критериев. Кроме того, в литературе высказаны предложения «перейти от «дуалистической» концепции понимания несостоятельности к ее «плюралистической» трактовке. Признаки несостоятельности в таком случае должны быть ситуационными (дискреционными), т.е. во многом обуславливаться судейским усмотрением: суд в каждой конкретной ситуации будет определять возможность восстановления платежеспособности лица и в зависимости от этого признавать или не признавать лицо несостоятельным[25].

Не вдаваясь в подробности дискуссии о преимуществах и недостатках данных критериев, отметим, что справедливо, па наш взгляд, утверждение о том, что ист изначальной эффективности критериев неоплатности и неплатежеспособности, т.к. выбор критерия несостоятельности зависит от складывающихся социально-экономических отношений[26] [27] [28].

Ряд государств (Франция, например1) успешно используют критерий неоплатности (отвергаемый во многих случаях российскими правоведами), по, по меткому замечанию специалистов, «коллапса экономической системы не происходит»3, что свидетельствует о необходимости учета социально­политических, экономических, исторических факторов развития конкретною государства, предопределяющих возможность и эффективность

использования того или иного критерия несостоятельности.

Необходимо также отметить, что конкретизация признаков несостоятельности (состав, характер и размер требований кредиторов, срок, в течение которого неисполнение требований кредиторов рассматривается в

качестве признака несостоятельности, и другие условия) устанавливается в источниках права каждого отдельно взятого государства. На сегодняшний день универсального определения несостоятельности, справедливого для всех или большинства государств, не существует.

Так, в и. s ст. 12 раздела 2 Законодательного Гида ЮНСИТРАЛ по вопросам правового регулирования несостоятельности (UNCITRAL Legislative Guide on Insolvency Law) термин «несостоя телыюсть» определяется как «ситуация, при которой должник в целом не может оплатить свои долги, срок исполнения по которым наступил, или когда его обязательства превышают стоимость его активов»[29], что опять же свидетельствует о признании мировым сообществом альтернативности критериев неплатежеспособности и неоплатности при конструировании дефиниции несостоятельности и о детерминированности определения несостоятельности волеизъявлением законодателя.

Итак, под несостоятельностью мы понимаем признанную арбитражным судом (или иным компетентным органом) неспособность должника в полном объеме удовлетворить 'требования кредиторов. В качестве исследовательской гипотезы можно предположить, что трансграничная несостоятельность представляет собой несостоятельность, отличающуюся некоторыми специфичными признаками, которые условно можно обозначить как признаки «трансгран ичности».

Как уже отмечалось, понятию 'трансграничной несостоятельности в российской доктрине уделялось крайне мало внимания. В работах западных специалистов, несмотря па развитие теорий правового регулирования трансграничной несостоятельности, вопросы категориального аппарата, в том числе и понятие трансграничной несостоятельности, также почти не рассматриваются. Тем не менее, анализируя работы российских и

зарубежных специалистов, можно выделить несколько подходов к понятию трансграничной несостоятельности.

В рамках первого подхода в качестве отличительных признаков трансграничной несостоятельности указывается осложненное™ правоотношений, возникающих в данном случае в связи с несостоятельностью лица, «иностранным элементом»1. Второй подход к понятию трансграничной несостоятельности основывается па отождествлении данной категории с понятием «трансграничное производство» или «производство по делу о несостоятельности». В соответствии с третьим подходом трансграничная несостоятельность понимается как несостоятельность транснациональных корпораций. Далее последовательно проанализируем каждый из подходов. Последний подход требует особого рассмотрения, в связи с чем будет изучен в рамках отдельного параграфа данной главы.

Сторонниками первого являются профессор Л.П. Ануфриева2, А.В. Летин1, Анализируя данную позицию, необходимо отметить, что, па наш [30] [31]

взгляд, несостоятельность как неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов не може г быть трансграничной, поскольку данная неспособность, характеризуемая зафиксированными в национальном праве признаками неоплатности или неплатежеспособности, касается именно субъекта правоотношения, принадлежащего какому-либо правопорядку и являющегося субъектом национального права, а не его правоотношений, могущих иметь связь с правопорядком двух и более государств.

Признаки несостоя ісльносги, как уже было отмечено, закрепляются в национальном праве каждого конкретного государства, следовательно, тог или иной субъект может быть признан несостоятельным в рамках какого- либо правопорядка, по он не может быть несостоятельным вообще, в принципе, безотносительно какой-либо правовой системы.

Только в случае создания универсального международно-правового регулирования, содержащего унифицированное определение несостоятельности и предусматривающего автоматическое признание решений национальных судов (или иных компетентных органов) о признании лица несостоятельным на территориях всех государств - участников такого между народного договора, можно будем говорить об универсальности состояния несостоятельности, но на сегодняшний день такого акта нс существует. Таким образом, несостоятельность субъекта всегда национальна, не трансгранична. Именно поэтому и возникают проблемы признания и приведения в исполнение решений иностранных судов о признании лица

песостоятел ЫI ы м.

На данный аспект обращает внимание в своих работах и А.В. Летин, утверждая, что «ни один из терминов, пи «трансграничная

’ А.В. Летин отмечает, что отношения, возникающие в связи с несостоятельностью участника гражданско-правовых отношений, в которых появляется хотя бы один из возможных «иностранных элементов», принято относить к случаям «трансграничной несостоятельности» {Летал А.В. Трансграничная несостоятельность как объект науки МЧП //Государство и право. 2003. № 8.С. 80-81).

несостоятельность», ни «трансграничная неплатежеспособность», нс отражает сущности явления, поскольку «говорить о «трансграничном» характере іакого состояния можно юлько втом смысле, что всем остальным участникам имущественных отношений, в том числе и иностранным, следует считаться с особым положением (состоянием несостоятельности), в котором находится их контрагент, и строить взаимоотношения с ним, принимая во внимание этот факт»[32].

Таким образом, категория «трансграничный» может характеризовать не саму несостоятельность, а правоотношения, возникающие по поводу несостоятельности. Из этого можно сделать вывод, что термин «трансграничная несостоятельность» используется в достаточной степени условно, поскольку, по сути, «трансграничная несостоятельность» означает «трансграничные правоотношения, связанные с несостоятельностью лица».

Не вдаваясь с дискуссию о природе, сущности правоотношений несостоятельности[33], отмстим, что в рамках данного исследования мы, вслед за рядом специалистов[34], полагаем уместным выделить правоотношения, регулируемые законодательством о несостоятельности (момент их возникновения - момент принятия арбитражным судом заявления о признании лира несостоятельным), и как их вид - правоотношения несостоятельности (момент их возникновения — судебный акт о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, до этого момента несостоятельность должника не установлена судом, следовательно, правоотношение по ее поводу не возникает). При этом иностранный элемент

может присутствовать и в общей группе (правоотношения, регулируемые законодательством о несостоятельности), и в специальной (правоотношения несостоятельное! и). Как представляется, категории «правоотношения, регулируемые законодательством о несостоятельности», синонимична категория «правоотношения, связанные с несостоятельностью», или «правоотношения, возникающие по поводу несостоятельности»[35]. Характеризуя природу указанных правоотношений, отметим, что мы, вслед за многими учеными, рассматриваем правоотношения, регулируемые

законодательством о несостоятельности, как комплексные частно- публичные[36], материально-процессуальные отношения.

Итак, понятие 'трансграничной несостоятельности коррелирует е правоотношениями, возникающими в связи е несостоятельностью лица и осложненными при этом иностранным элементом. Наличие иностранного элемента, осложняющего правоотношения, связанные с несостоятельностью, различными специалистами рассматривается в разных вариантах. Так, большинством указываются следующие: во-первых, это участие в данных правоотношениях иностранных по отношению к компании-должнику кредиторов, а во-вторых, нахождение имущества несостоятельного должника, на которое обращается взыскание кредиторов, в нескольких государствах

(в двух и более).

Так, дайной позиции придерживается Н.Ю. Ерпылсва, полагающая, что под трансграничной несостоятельностью «понимаются отношения по банкротству юридических лиц, осложненные иностранным элементом в виде размещения па территории нескольких государств активов должника или вовлечения иностранных кредиторов»[37]. Профессор Л.П. Ануфриева

как

определяет трансграничную несостоятельность и банкротства «несостоятельность и банкротства, в которых участвуют иностранные кредиторы либо если имущество несостоятельного лица, па которое обращается взыскание кредиторов, находится в нескольких государствах»[38] [39].

Данный подход поддерживается и Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), в соответствии с которым понятие трансграничной несостоятельности истолковано как «ситуация, когда активы должника размещены более чем в одном государстве или когда в производство о несостоятельности вовлечены иностранные кредиторы

должпика»\

В.В. Степанов, которому принадлежит одно из наиболее развернутых исследований, посвященных сравнительному изучению систем банкротства Англии, Франции, Германии и России, а также трансграничной песостоятелыюс'1 и, отмечает: «Следствием развития внешнеэкономических связей является увеличение количества субъектов, размещающих свои активы и, соответственно, взаимодействующих с кредиторами в разных странах. Объективным фактором рыночной модели развития является то, что некоторые из вышеперечисленных субъектов, в том числе транснациональные корпорации и банки, становятся неплатежеспособными (ситуация, называемая трансграничной несостоятельностью)»[40].

Необходимо отмстить, что достаточно одного из указанных признаков для признания банкротства трансграничным, хотя, как правило, встречаются эти признаки в совокупности. Гем нс менее абсолютизировать один из них не вполне оправданно. Между тем авторитетные немецкие ученые X. Кох, У. Магнус, П. Винклер фон Морепфельс в известном труде «Международное частное право и сравнительное правоведение» указывают, что «вопрос о применимом праве при банкротствах ставится, прежде всего, в

тех случаях, когда имущество должника расположено в иной стране, чем та, в которой имеет место производство по делу о несостоятельности. На практике наиболее остро этот вопрос стоит в двух ситуациях, а именно в рамках национального конкурсного производства какой-либо страны (юрисдикция суда по банкротствам, полномочия управляющего конкурсной массой (ликвидатора) в отношении имущества, расположенного за границей), а также когда-необходимо оценить последствия производства по делам о банкротстве за границей для местного имущества (например, процесс одного кредитора против несостоятельного должника нескольких кредиторов)»[41].

Действительно, вопрос о применимом праве в случаях трансграничной несостоятельности, как правило, встает в случае нахождения активов должника па территории иностранного государства. Связано эго нередко с тем, что удовлетворение требований кредиторов осуществляется за счет имущества несостоятельного должника. Если все имущество расположено па территории того государства, где ведется производство но делу о несостоятельности, то удовлетворение интересов кредиторов такого должника не зависит от признания судебного решения о признании лица несостоятельным на территории какого-либо другого иностранного государства или от норм соответствующего иностранного права. Между тем если имущество расположено за рубежом, то все эти вопросы с неизбежностью возникают.

Но даже в том случае, когда активы должника расположены на территории отечественного і оеударетва, вопрос о применимом праве может быть поднят, если у этого должника есть иностранные кредиторы. Это возможно, например, в тех случаях, когда право государства национальности кредитора предполагает возможность возбуждения конкурсного процесса в отношении иностранного должника - при отсутствии специального

правового регулирования неизбежно возникновение параллельных производств.

При конструировании определения трансграничной несосгоягельносги через указанные признаки осуществляется привязка к иностранному государству именно кредиторов должника либо его имущества, что соответственно подразумевает принадлежность самого должника некоему национальному правопорядку, в рамках которого и встает вопрос его несостоятельности. 11ри этом неурегулированной остается обратная ситуация - должник-иностранец и его отечественные кредиторы и имущество, находящееся на территории отечественного государства. Как справедливо отмечает профессор Т.Н. Нешатаева, «в области трансграничной несостоятельности ключевым вопросом является возможность открытия процедур объявления должника-иностранца банкротом в национальном суде»[42]. Профессор Л.П. Ануфриева и В.В. Степанов считают, что положения российского законодательства, не позволяющие возбудить в российском суде дело о банкротстве иностранного юридического лица, квалифицируются как односторонняя и архаичная конструкция[43], в связи с чем требуется внесение изменений в процессуальное законодательство[44]. С учетом этого справедливым представляется уточнение, сформулированное в работах Д. Дотча (D.A. Doetsch) и А. Хаммера (A.L.Hammer), полагающих, что

иностранный элемент в делах о несостоятельности (банкротстве) видится в трех возможных вариантах - «должник, кредиторы, активы должника»[45].

Но как представляется, триадой «иностранные должник, кредиторы, активы должника» не исчерпывается перечень возможных иностранных элементов. Па наш взгляд, необходимо согласиться с замечанием С.С. Трушникова по поводу з ого, ч то в качес тве иностранного элемента помимо должника и кредиторов могут выступать учредители, участники несостоятельного юридического лица, в том числе акционеры[46].

Известно, что наличие у участников (учредителей) юридического лица определенных правомочий, направленных на защиту их интересов в деле о банкротстве, крайне необходимо, так как они в процедурах банкротства не только ограничены в реализации обязательственных прав, но и в определенных случаях могут нести гражданскую ответственность по обязательствам несостоятельного общества[47]. Так, положения российского законодательства предусматривают следующее: при несостоятельности (банкротстве) юридического лица субсидиарная ответственность по его обязательствам может быть возложена на его учредителей (участников), собственника его имущества или лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, но только при недостаточности имущества самого юридического лица и если банкротство было вызвано названными лицами (абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ). Аналогичный институт,

именуемый снятием «корпоративной вуали» или «корпоративных покровов»[48], известен и другим правовым системам.

Еще одну вариацию в трактовке видов иностранных элементов высказывает А.В. Летин. Он предлагает считать иностранным элементом возбуждение в отношении одного субъекта процедуры несостоятельности в нескольких государствах[49]. Такую ситуацию можно рассматривать как наличие иностранного элемента в юридическом факте.

С одной стороны, возбуждение производства по делу в отношении лица на территории двух и более государств является следствием наличия иностранных кредиторов, нахождения имущества за рубежом либо наличия другого иностранного элемента, позволяющего возбудить производство по делу в иностранном государстве. Но, с другой стороны, эти иностранные элементы до возбуждения производства по делу в отечественном государстве остаются за рамками соответствующих правоотношений по поводу несостоятельности. Например, иностранный гражданско-правовой кредитор

г

лица может никогда не стать его кредитором в смысле законодательства о

несостоятельности в рамках производства по делу в отечественном суде, но он может инициировать производство по делу о признании данного лица несостоятельным в другом государстве (при условии, что иностранное право иностранного государства допускает такую возможность). В таком случае для отечественного производства иностранным элементом может стать именно возбуждение в отношении одного субъекта процедуры

несостоятельности в иностранном государстве и в отечественном государстве, т.с. наличие так называемого иное і рапного производства (ниже об этом будет сказано подробнее).

Итак, теория рассматривает в качестве признаков «трансграничпости» несостоятельности следующие иностранные элементы: наличие у отечественного должника иностранных кредиторов, иностранную принадлежность должника по отношению к отечественным кредиторам, принадлежность иностранному государству участников (учредителей) должника, нахождение имущества должника за рубежом; возбуждение в отношении должника производства по делу о несостоятельности в иностранном государстве при параллельном возбуждении производства в отечественном государстве.

Анализируя данные иностранные элементы, важно отмети ть следующее. Во-первых, принципиальным вопросом будет являться установление государственной принадлежности лиц для идентификации их в качестве иностранных. Здесь можно отметить, что проблема разграничения отечественных и иностранных лиц определяемся национальным правом каждого конкретного государства, где и рассматривается вопрос об определении государственной принадлежности лица. Для физических лиц используются признаки гражданства или домицилия. Для юридических лиц используются привязки к месту инкорпорации, к месту нахождения центрального органа управления, к месту основного ведения бизнеса[50].

Во-вторых, спектр иностранных элементов, могущих осложнять правоотношения, связанные с несостоятельностью лица, многообразен и может варьироваться в зависимости от правовой системы.

В-третьих, в рамках национальной правовой системы рассматриваемый иностранный элемент должен иметь юридическое значение. Эго означает, что если национальное право не связывает с наличием данного иностранного элемента никаких правовых последствий, то, следовательно, он не осложняет

правоотношения по поводу несостоятельности лица. Иначе говоря, если национальное законодательство не придает юридического значения возбуждению производства по делу о несостоятельности за рубежом, нс предполагает корреляции иностранного и отечественных производств (в случае их параллельного возбуждения), то такое производство в данной правовой системе не может рассматриваться в качестве иностранного элемента, осложняющего правоотношения, связанные с несостоятельностью лица. Аналогично, если отечественное право не рассматривает возможность возбуждения производства по делу о несостоятельности в отношении иностранного должника, то в такой ситуации указанный иностранный элемент перестает быть таковым для данной правовой системы.

С учетом многообразия возможных иностранных элементов, а также возможных различий между правовыми системами в том, каким факторам придается значение иностранных элементов, актуальной представляется позиция Донны МакКензи (Donna McKenzie), отмечающей, что дела по несостоятельности, в которых законодательства о несостоятельности более чем одного государства претендуют на применение, как раз и представляют собой случаи международной несостоятельности[51]. Полагаем, что данный критерий весьма универсален и, с одной стороны, может охватить собой большинство иностранных элементов, возникающих в подобных правоотношениях, нс являясь исчерпывающим перечнем последних; е другой стороны, определяет специфику «трансграничное™» (международного характера) независимо от того, как будет определяться иностранный элемент в праве каждого конкретного государства. Иными словами, если законодательство не дает возможности возбудить производство по делу в отношении иностранного должника (т.е. не рассматривает иностранного должника в качестве «иностранного элемента» правоотношения), то для него вышеприведенное понятие не утрачивает

своей актуальности, т.к. предполагает неисчерпывающее и неопределимое заранее количество ситуаций, в которых отношение, связанное с несостоятельностью должника, будет характеризоваться как трансграничная (международная, по терминологии Донны МакКензи (Donna McKenzie[52])) несостоятельность.

Недостатками данного определения можно считая ь слишком общий характер и необходимость конкретизации вопроса о том, что считать законодательством о несостоятельности, где его пределы и в чем они заключаются. Но данная проблема, на наш взгляд, разрешима следующим образом. Во-первых, категория «законодательство о несостоятельности» конкретизируется в рамках правовой системы каждого государства, а во- вторых, возможна детализация в источниках права вариантов иностранного элемента в трансграничной несостоятельности в виде пеисчерпывающего перечня.

Таким образом, можно отметить, что в соответствии с первым подходом случаи трансграничной несостоятельности возникают в самом общем виде там и тогда, где и когда законодательства о несостоятельности двух и более государств претендуют па применение в отношении одного и того же субъекта (т.е. происходит столкновение правопорядков в отношении регулирования одного и того же вопроса). При этом «законодательство о несостоятельности» (что в пего входит, каковы его пределы) определяется национальным правом каждого конкретного государства (термин «законодательство» является условным и необязательно означает существование нормы права в такой форме, как законодательный акт, в зависимости от правовой системы это может быть и прецедент, и обычай и т.д). При этом законодательства о несостоятельности двух и более государств претендуют па применение к тем или иным правоотношениям в том случае, если в данных правоотношениях присутствует иностранный элемент, могущий проявляться, в частности, в виде: 1) участия в

правоотношении иностранных по отношению друг к другу кредиторов и должника; 2) участия в правоотношении иностранных по отношению друг к другу участников (учредителей) должника - юридического лица и самого должника; 3) имущества должника, находящегося за рубежом; 4) в виде возбуждения в отношении одного и того же должника производств по делу о несостоятельности в двух и более государствах.

Второй подход к понятию трансграничной несостоятельности основывается па отождествлении данной категории с понятием «трансграничное производство» или «производство по делу о несостоятельности». Так, А.В. Летин полагает, что термин «трансграничное производство» наиболее точно характеризует отношения, возникающие в связи с пссосюятслыюстыо, осложненные «иностранным элементом»[53]. Аналогичное суждение содержится в работе С.С. Трушникова[54] [55]. Данный аспект подчеркивается также в ряде работ зарубежных специалистов. С. Баффорд (S.L. Bufford), Л. Адлер ДелКар (L. Adler DelCar), С. Брукс (S. Brooks), М. Кригер (M.S. Krieger) дают такое определение трансграничной несостоятельности: «в простейшей форме трансграничная несостоятельность может включать в себя производство по делу о несостоятельности (выделено мной. - ЕМ.) в одном государстве в отношении должника, кредиторы которого расположены как минимум в одном другом государстве. В более сложных случаях трансграничная несостоятельность может касаться филиалов компании, акіивов, операций и кредиторов, расположенных в десятках государств»’. Данный подход также основывается на условности термина «трансграничная несостоятельность» и несовпадении содержания и

наименования категории.

Рассматриваемая позиция небезосновательна. Как уже отмечалось, на сегодняшний день ни российское право, ни международно-правовые акты, касающиеся правового регулирования несостоятельности, ни акты наднационального права (нормативно-правовые акты Европейского союза), посвященные регулированию указанной проблемы, не содержат дефиниции термина «ірансграпичпая несостоятельность» (сам термин в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» используется в п. 4 ст. 29). Проблема определения сферы применения соответствующих документов решается не посредством ссылки на применимость к правоотношениям, связанным с трансграничной несостоятельностью, а либо путем указания на необходимость взаимодействия с иностранным производством по делу о несостоятельности (т.е. используется категория «иностранное производство»), либо путем перечисления процедур, производимых в рамках дела о несостоятельности (в которых может наличествовать иностранный элемент), известных национальному праву каждого конкретного государства, являющегося участником международно-правового документа. Именно такой способ определения сферы применения нормативно-правовых актов - использование в их тексте категорий «иностранное производство» - и сформировал подход, согласно которому трансграничная несостоятельноегь сводится к трансграничному производству.

По первому нуги идет Типовой закон ЮНСИТРАЛ, где в ст. 1 устанавливается сфера его применения и указывается, что настоящий Закон применяется в следующих случаях:

- во-первых, когда на территории отечественного государства иностранным судом или иностранным представителем запрашивается содействие в связи с иностранным производством (пп.а, ст. 1);

- во-вторых, в иностранном государстве запрашивается содействие в связи с производством на основании отечественного законодательства о несостоятельности (пп. Ь, ст. 1);

- в-третьих, иностранное производство и производство па основании

отечественного законодательства о несостоятельности в отношении одного и

того же должника осуществляются параллельно;

' - в-четвертых, кредиторы или другие заинтересованные лица в

иностранном государстве заинтересованы в подаче просьбы о возбуждении производства в настоящем государстве на основании отечественного законодательства о несостоятельности или в участии в таком производстве[56].

При этом под иностранным производством понимается коллективное судебное или административное производство, включая временное производство, которое проводится в иностранном государстве в

соответствии с законодательным актом, касающимся несостоятельности, и в

рамках которого активы и деловые операции должника подлежат контролю или надзору со стороны иностранного суда в целях реорганизации или ликвидации (л. я, ст. 2 Типового закона).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Типовой закон не содержит понятия трансграничной несостоятельности. В нем лишь перечислены случаи, при которых он подлежит применению, при этом

анализ этих случаев позволяет сделать вывод о том, что речь идет не о трансграничной несостоятельности в буквальном смысле этого термина, а о трансграничном производстве, т.е. производстве по делу о несостоятельности, предполагающем наличие определенных иностранных

элементов.

По второму ну ги идет Европейская конвенция Совеїа Европы 1980 г. «О некоторых международных аспектах банкротства» (Стамбульская конвенция), нс вступившая в силу на сегодняшний день, а также Регламент ЕС № 1346/2000 от 29 мая 2000 г. о производстве по делам о

несостоятельности. Они также не содержат термина «трансграничная несостоятельность». Статьи 1, 16 и Приложение «А» к Стамбульской конвенции, а также п. 9 преамбулы Регламента и Приложение к Регламенту определяют перечень процедур по делу о несостоятельности, известных национальным государствам, к которым данные акты должны применяться[57]. Из контекста актов следуют и ситуации, в которых они подлежат применению.

Таким образом, международно-правовые документы, используя сам термин «трансграничная несостоятельность», не раскрывают понятия трансграничной несостоятельности и определяют сферу своего действия через категории «иностранное производство» и «процедуры по делу о

несостоятельности».

Между тем, как представляется, термин «производство по делу о несостоятельности» акцеп тирует процессуальную сторону правоотношений, связанных с несостоятельностью, или процессуальную форму материально­правового отношения несостоятельности (по терминологии Р. Г. Смирнова[58]). Производство по делу представляет собой разновидность судебного производства. Многие исследователи несостоятельности последних лет рассматриваю!' систему норм, определяющих порядок рассмотрения дел о несостоятельности, в качестве самостоятельного вида судебного

производства арбитражного процесса[59] в связи с тем, что правила рассмотрения этих дел имеют существенную степень целостности, внутреннего единства, позволившего обособить их от других категорий дел[60].

В то же время выше указывалось, что правоотношения, связанные с несостоятельностью, охватывают не только процессуальные, по и материальные правоотношения. На наш взгляд, не вполне оправданно сводить категорию «трансграничная несостоятельность» к категории «трансграничное производство» и говорить о том, что иностранные

элементы могут отличать только процессуальные правоотношения, связанные с несостоятельностью лица, не рассматривая блок осложненных иностранным элементом материально-правовых отношений. При таком подходе потребуется специальная дефиниция и для обозначения материально-правовых отношений, возникающих в связи с несостоятельностью лица и осложненных иностранным элементом.

Категория «трансграничное производство по делу о несостоятельности» имеет, таким образом, самостоятельное значение. Она не тождественна трансграничной несостоятельности и охватывается последней, под которой должна пониматься вся совокупность правоотношений, связанных с несостоятельностью, осложненных иностранным элементом. Как представляется, насколько различаются в национальном праве такие феномены и категории, их обозначающие, как «производство по делу о несостоятельности» и «правоотношения, возникающие в связи с несостоятельностью», настолько же различаются и данные феномены, и категории в случае осложнения их иностранным элементом[61].

Таким образом, можно отмстить, что в отношении понимания категории «трансграничная несостоятельность» наиболее обоснованным является первый подход. С учетом анализа позиций специалистов в отношении того, что может представлять собой иностранный элемент в рассматриваемых правоотношениях, можно предложить следующее доктринальное определение исследуемой категории: под трансграничной

несостоятельностью понимается совокупность правоотношений, возникающих ио поводу несостоятельности лица и осложненных при этом иностранным элементом, проявляющимся, но не исчерпывающимся: 1) участием в правоотношении иностранных по отношению друг к другу кредиторов и должника; 2) участием в правоотношении иностранных по отношению друг к другу участников (учредителей) должника - юридического лица и самого должника; 3) наличием имущества должника за рубежом; 4) возбуждением в отношении одного и того же должника производств по делу о несостоятельности в двух и более государствах.

Данное понятие трансграничной несостоятельности может быть выделено в общетеоретическом смысле, без привязки к какой-либо правовой системе. В таком его значении оно нс может быть прямым образом заимствовано в национальный или нормативно-правовой акт. Легальная же дефиниция данной категории служит целью определения круга правоотношений, подвергающихся специальному правовому регулированию, и будет во многом зависеть от направленности нормативно-правового акта для решения тех или иных проблем регулирования трансграничной несостоятельности, от избранной теории правового регулирования данного

явления, реализуемой в нормативно-правовом акте, и от ряда других факторов.

Понятие трансграничной несостоятельности не содержится в действующих нормативно-правовых актах международного уровня. Полагаем, что необходимости в формулировании данного термина в нормативно-правовых актах и во включении его в соответствующие акты пег. Это связано с отмеченным выше несовпадением термина «трансграничная несостоятельность» с его содержанием, а также с принципиально широким охватом правоотношений рассматриваемой категорией. Между тем нормативно-правовые акты, как правило, имеют направленность па регулирование лишь некоторого определенного круга правоотношений, охватываемых понятием «трансграничная

несостоятельность». Как уже упоминалось, затрагиваются в основном некоторые процессуальные аспекты трансграничной несостоятельности, в связи с чем наибольшее распространение получила категория «трансграничное производство по делу о несостоятельности».

Необходимо отметить, что с точки зрения терминологии в данном случае термин «несостоятельность» используется достаточно условно'. В то же время термин «трансграничная», на наш взгляд, адекватно отражает суть рассматриваемого явления. Дело в том, что в литературе рассматриваемое

явление именуется и «международная несостоятельность», и

«мультинациональная несостоятельность», что представляется не вполне

корректным.

В словаре С.И. Ожегова слово «трансграничный» не встречается, по указывается, что «транс» как первая часть сложных слов означает: 1) движение через какое-либо пространство; 2) расположение за пределами чего-либо[62]. Таким образом, лексическое значение слова «трансграничный» предполагает выход за пределы чего-либо. В данном случае речь идет о «выходе» правоотношений, возникающих в связи с несостоятельностью, за пределы одного государства. Указанные правоотношения приобретают свойства трансграничпости по отношению к данному конкретному государству.

Термин «международный» в лексическом его значении означает «относящийся к внешней политике, к отношениям между пародами, государствами» или «существующий между пародами, распространяющийся на многие пароды»[63]. Безусловно, правоотношения, возникающие в связи с несостоятельностью лица и осложненные иностранным элементом, не являются отношениями «международными» в прямом смысле этого слова. По своей сути, это не межгосударственные отношения, а внутригосударственные отношения, выходящие за пределы одного государства. Таким образом, 'термин «трансграничный» представляется нам более предпочтительным.

1.2.

<< | >>
Источник: Мохова Елена Викторовна. ДОКТРИНА ОСНОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПРИ ТРАНСГРАНИЧНОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2009. 2009

Еще по теме Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права:

  1. § 2. Избежание двойного налогообложения в структуре международного экономического права.
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  4. Трансграничная несостоятельность и несостоятельность транснациональных корпорации:соотношение понятии
  5. Разграничение компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: проблемы эффективности
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  8. Трансграничная несостоятельность и несостоятельность транснациональных корпорации:соотношение понятии
  9. Разграничение компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: проблемы эффективности
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  12. Трансграничная несостоятельность и несостоятельность транснациональных корпорации:соотношение понятии
  13. Разграничение компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: проблемы эффективности
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Подходы к понятию трансграничной несостоятельности в теории и их отражение в нормах права
  16. Трансграничная несостоятельность и несостоятельность транснациональных корпорации:соотношение понятии
  17. Разграничение компетенции судов различных государств но возбуждению основного производства при трансграничной несостоятельности: проблемы эффективности
  18. Ответственность государств в международном праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -