<<
>>

2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права

Несмотря на то, что термин «инновационное право» прочно закрепился в юридической литературе, на сегодняшний день в юридической науке отсутствует единый подход к содержанию определяемого этим термином явления, иными словами - к определению понятия инновационного права.

В частности, дискуссионным является вопрос о выделении инновационного права в самостоятельную правовую отрасль, подотрасль. В этой связи следует констатировать, что в рамках современной юридической науки существует несколько подходов, концепций относительно определения места норм инновационного права в правовой системе РФ.

В соответствии с первой точкой зрения, нормы инновационного права не имеют самостоятельного значения, а включаются в отрасль гражданскоправового регулирования.

Данный взгляд на инновационное право возник одним из первых. В то же время не отрицалась возможность включения в инновационное право норм и других отраслей права. Так, в юридической науке постепенно сложилась и стала господствовать концепция комплексных отраслей права. Она распространилась не только на инновационное право, но и на иные, схожие с ним по правовой природе нормативные образования, к которым можно отнести банковское право , муниципальное , медицинское , [41] [42] [43]

инвестиционное[44], служебное[45], маркетинговое[46], потребительское[47] [48] [49],

судебное ,горное и ряд других.

Для того чтобы установить, что же из себя представляет современное инновационное право, какое место оно занимает в системе права России и можно ли вообще говорить, что инновационное право занимает в системе права какое-либо место, выявить его сущность и сформулировать определение его понятия, необходимо проанализировать как первоначальные концепции инновационного права, так и те, которые сформировались позднее, на современном этапе развития юридической науки, и, либо аргументированно согласиться с представителями одной из них, либо разработать и обосновать новый подход по данной проблематике.

Обобщая существующие в отечественной юридической науке взгляды, можно выделить для анализа четыре наиболее распространенных подхода к определению понятия и места инновационного права:

1) инновационное право - самостоятельная отрасль права;

2) инновационное право - институт гражданского права;

3) инновационное право - комплексная отрасль права;

4) инновационное право - комплексная отрасль законодательства без соответствующего места в системе права.

1. Инновационное право - самостоятельная отрасль права. Представляется, что эта точка зрения не выдерживает научной критики. С точки зрения правовой теории для закрепления за комплексом тех или иных правовых норм самостоятельного характера необходимо наличие их соответствия двум основным критериям: наличие самостоятельного предмета и метода правового регулирования. В этой связи представляется, что инновационное законодательство имеет комплексный характер (его образует совокупность разнородных общественных отношений, складывающихся в процессе инновационной деятельности) и метода инновационного права. Анализ рассматриваемой концепции с данных позиций не позволяет утверждать о существовании в системе права самостоятельной отрасли в виде инновационного права.

2. Инновационное право - институт гражданского права.

Новый термин «правовая инноватика», предложенный О.А. Г ородовым для обозначения «системы изучения общественных отношений, в основе которой лежит феномен продуцирования, освоения, распространения и коммерческой реализации нововведений с помощью юридического инструментария и методов, применяемых в юриспруденции, в основном совпадает с предметной сферой уже получившего прописку в юридической литературе тематического направления, носящего название правового регулирования инновационной деятельности»[50], то есть инновационного права. Поскольку этот автор отмечает, что «вопросы правового регулирования инновационной деятельности занимают в основном специалистов коммерческого (предпринимательского) права», которое он признает частью гражданского права, то, следовательно, и инновационное право - также часть гражданского права.

В рамках этой концепции инновационное право выражается в существовании двух взаимосвязанных между собой блоках правового регулирования. В состав первого из них включаются нормы, регламентирующие организацию и функционирование правоотношений в сфере инновационной деятельности, их развитие в соотношении с интересами участников инновационной деятельности. Второй блок включает нормы государственного регулирования в связи с чем регламентирует процесс создания специальных государственных органов и определяет их компетенцию. С учетом того, что нормы второго блока имеют публично - правовой характер регулирования, придание инновационному праву статуса института в рамках гражданско правовой отрасли представляется весьма спорной точкой зрения.

Действительно, на инновационное право оказывает существенное влияние гражданское право. Значительное количество норм инновационного права - это нормы гражданского права. Однако наряду с гражданскоправовыми нормами о субъектах, о правах на результаты интеллектуальной деятельности, о гражданско-правовых способах защиты указанных прав, инновационная деятельность регулируется большим числом административно-правовых и процессуальных норм, относящихся к оформлению и регистрации прав на результаты интеллектуальной деятельности, способам их использования и охраны.

Следовательно, только часть норм инновационного права сосредоточена в Гражданском кодексе РФ, а другая часть - в иных нормативных правовых актах, относящихся к административному, финансовому, налоговому и другим публичным отраслям права. В правовой регламентации общественных отношений, возникающих в сфере инновационной деятельности, рядом с ярко выраженными частноправовыми началами, как правило, всегда присутствует государственное регулирование инновационным процессом, выражающее публичный интерес.

3. Инновационное право - комплексная отрасль права[51].

Комплексный характер инновационной деятельности обусловливает необходимость рассмотрения наряду с источниками гражданского и предпринимательского права иных законодательных актов Российской Федерации, поскольку совершенствование российского законодательства предполагает внутреннюю согласованность между нормативными актами, исключающую возможность взаимных отсылок и противоречий.

Представляется, что этот подход на сегодняшний день порождает наибольшие дискуссии в рамках юридической науки. Данный факт обусловлен неоднозначностью представлений относительно самого понятия «комплексная отрасль права». В частности, в рамках современной юриспруденции окончательно не решен вопрос о том, следует ли рассматривать данный институт в качестве структурного элемента отрасли права, либо входит в систему законодательства.

В этой связи следует отметить, что отечественная научная традиция длительное время отрицала существование комплексных отраслей права. Впервые теоретическое обоснование этой дефиниции ввел В.К. Райхер, который рассматривал страховое право в качестве комплексного правового образования[52] [53].

На сегодняшний день в науке существуют две крайние позиции по данному вопросу. Так, например, Е.А. Киримова, рассматривая в качестве главной детерминанты выделения самостоятельной отрасли права существование собственного обособленного режима правового регулирования, делает вывод о том, что комплексных отраслей права не существует в принципе, поскольку с точки зрения правовой теории отрасли со схожими предметами регулирования должны не дублировать, а взаимно исключать друг друга . Схожего мнения придерживался О.А. Красавчиков, который отмечал, что попытки выделения комплексных отраслей права означают терминологическое смешение категорий «система права» и «система законодательства», что является грубейшей терминологической ошибкой[54]. По мнению В.П. Грибанова, выделение комплексных отраслей в системе отечественного права объективно нивелирует объективный характер данного института, что также недопустимо[55].

Сторонники мнения о существования отраслей комплексного правового регулирования рассматривают их в качестве системы, включающей в себя несколько отраслей права и, следовательно регулирующей более широкую сферу общественных отношений. При этом в качестве предметов комплексных отраслей права рассматривалась совокупность общественных отношений, регулируемых отраслями права, образующих комплексность[56] [57] [58].

Весьма четко вопрос о правовой комплексности решается у В.П. Мозолина: «Комплексные правовые образования нельзя относить к разряду ветвей права. Рассматривая проблему комплексных правовых образований, необходимо подчеркнуть, что входящие в их состав нормы и институты отдельных ветвей права не теряют своей принадлежности к

57

соответствующим ветвям права» .

В отношении системы права заметим, что вопрос о выделении так называемых комплексных отраслей права остается предметом дискуссии в отличие от системы законодательства, которая свидетельствует о наличии в ее составе комплексных формирований. Таковы, например, водное, лесное или таможенное законодательство, основные массивы которых представлены соответствующими кодексами . В этом смысле верно то, что «при объединении разнородного правового материала в научных и учебных целях нередко оправдано и выделение сфер правового регулирования. Но при этом нельзя забывать, что перед нами качественно иное явление: не подразделения в самом праве, не элементы системы, а построения, конструируемые путем внешней систематизации и существующие только в плоскости законодательной или научной систематики. Их, видимо, нужно называть «сферы», «зоны»[59]. Так, «жилищное право в традиционном понимании - одноотраслевое, составная часть гражданского права, а жилищное законодательство, в свою очередь, отражает как гражданский, так и административный компоненты»[60].

Представляется, что именно ввиду наличия в законодательстве комплексных образований выделение отраслевой конструкции в праве, несмотря на многочисленные недостатки таковой, по-прежнему востребовано с ориентирующих, направляющих позиций. И по этой же причине выделение самих комплексных отраслей права не носит конструктивного характера. Таким образом, нет оснований признавать инновационное право комплексной отраслью права, претендующей на определенное самостоятельное место в системе российского права.

3. Инновационное право - комплексная отрасль законодательства без соответствующего места в системе права.

Определение инновационного права (права о науке и технике или права о научно-техническом прогрессе) в советский период получило интересное развитие. Ряд авторов признавали инновационное право не отраслью права, не системой правовых норм, а отраслью законодательства - комплексом различных по своей природе нормативно-правовых актов (гражданско-правовых, административноправовых и т.д.).

Однако, представляется, что рассмотрение инновационного права в качестве комплексной отрасли законодательства без констатации существенных особенностей правовых норм данной группы некорректно, поскольку при этом рассматривается лишь одна сторона метода правового регулирования инновационного права.

Инновационное право как комплексная отрасль законодательства объективно существует. В настоящее время развитие законодательства осуществляется в условиях всеобъемлющего перехода к комплексному законодательству в правовом регулировании хозяйственных отношений в стране. Правовая сущность комплексности каждого закона, входящего в состав такого законодательства, определяется сферой его применения. Поэтому доминирующее положение в комплексном законе занимают нормы, отражающие специфику тех отношений, которые призван регулировать такой закон. Комплексное законодательство, регулирующее экономические отношения, постепенно становится господствующим и, как правило, единственным в законодательной деятельности государства. Комплексное законодательство может приниматься в форме комплекса из нескольких законов, например, серии законов, регулирующих сферу инновационных отношений. Но оно может существовать и в виде отдельного закона, как это имело место при принятии Земельного, Водного, Лесного кодексов, Закона РФ «О недрах», Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции».

В этой связи возникает вполне закономерный вопрос о составных элементах (нормах различных отраслей законодательства), включаемых в законодательный комплекс, их соотношении и юридической совместимости в составе соответствующего комплексного закона. В качестве ответа на этот вопрос хотелось бы акцентировать внимание на важном свойстве гражданско-правовых норм. В частности, они выполняют важную роль коррелирования с нормами других правовых отраслей, которые являются элементами комплексного законодательства. Это необходимо в контексте обеспечения связи между различными правовыми отраслями и образования комплексного законодательства.

Причем возможность корреляции гражданско-правовых норм с нормами других отраслей права предусмотрена самим Гражданским кодексом РФ. В качестве примера корреляции с нормами трудового права можно сослаться на статью 1085 ГК РФ об объеме и характере возмещения вреда, причиненного здоровью. Не приходится уже говорить о так называемой внутренней корреляции общих и специальных норм в разделе IV

ГК РФ об отдельных видах обязательств, посвященных общим положениям о договорах купли-продажи, аренды, подряда, хранения и их отдельным видам.

В комплексных законах, помимо правовых норм, относящихся к отдельным отраслям права, имеется блок норм, отражающих специфику каждого закона применительно к той сфере общественных отношений, которые он призван регулировать. Так, в Жилищном кодексе РФ - это нормы об основных началах жилищного законодательства, о компетенции органов государственной власти РФ, субъекта РФ и органов местного самоуправления в области жилищных отношений, об объектах жилищных прав, об управлении многоквартирными домами и т.д.; в Земельном кодексе РФ - это нормы об основных принципах земельного законодательства, об отношениях, регулируемых земельным законодательством, о составе земель в Российской Федерации, о полномочиях РФ, субъектов РФ и органов местного самоуправления в области земельных отношений, о мониторинге земель, землеустройстве и государственном земельном кадастре, о контроле за соблюдением земельного законодательства, охраной и использованием земель и т.д. В числе указанных законодательных комплексов, прежде всего, хотелось бы назвать законодательство, регулирующее инновационную деятельность.

Целевое назначение комплексных правовых образований состоит в том, что они призваны обеспечивать специфику правового регулирования отдельных сфер жизнедеятельности общества и государства. По юридическому составу они состоят из правовых норм основных отраслей права, а также специальных норм, придающих правовым образованиям целевой регулятивный характер. К числу рассматриваемых образований принадлежат общности, именуемые земельным правом, природоохранительным правом, энергетическим правом, таможенным правом, транспортным правом, банковским правом, торговым правом и др. В качестве наиболее яркого примера можно назвать предпринимательское право, состоящее из норм ряда основных отраслей права, а также из чисто предпринимательских норм, как частноправового, так и публичного характера.

Политические перемены, ориентация на западный государственный опыт, отказ от социалистического пути развития повлекли кардинальные изменения российской правовой системы. В процессе реформирования советского, а затем российского законодательства поднимались вопросы частного и публичного права, но они практически не оставляли следа в нормативных актах. Лишь доктрина отметила этот факт немногочисленными публикациями[61].

Само понятие публичного толкуется в доктрине различно, но в основном в русле принадлежности к государству: публичность подчинения, которая выражается в подчинении лица требованиям органа исполнительной власти[62]; публичность - это принцип уголовного процесса, в соответствии с которым должностные лица и государственные органы обязаны действовать от имени государства и в его интересах[63]; публично-правовые функции как один из признаков публично-правового субъекта[64].

В современных учебных изданиях по теории государства и права находят отражение вопросы разграничения публичного и частного права, при этом часто отмечается, что подразделение на публичное и частное выходит за отраслевые рамки. Поэтому к сфере публичного права относят не только отрасли права, но и отрасли законодательства и даже элементы публичного в частной сфере[65]. При этом особых расхождений относительно ансамбля публично-правовых и частноправовых отраслей нет. Так, типичным является отнесение к публичному праву конституционного, административного, муниципального, уголовного, уголовно-исполнительного, уголовнопроцессуального, финансового, международного публичного права, а к частному - гражданского, семейного, банковского, трудового, торгового, международного частного права[66]. В другом учебнике к публичному причисляют конституционное, муниципальное, административное, финансовое, уголовное и уголовно-процессуальное право, обеспечивающее общий, государственный интерес, а к частному - гражданское, семейное, гражданско-процессуальное, трудовое, торговое право, защищающее частные интересы[67].

Частные интересы А.Я. Курбатов определяет как охраняемые правом интересы, присущие конкретным лицам и социальным группам, а публичные - как охраняемые правом общественные и государственные интересы[68]. В российской и зарубежной правовой литературе сложилось общее мнение о необходимости соблюдения баланса публичных и частных интересов в праве[69] [70]. Впрочем, баланс интересов понимается по-разному: одни отдают преимущество частным интересам, другие - публичным . Выделяя публичные и частные интересы, российская правовая наука так и не выработала четких критериев их соотношения между собой.

Однако, по мнению Д.И. Дедова, так называемые общественные или публичные интересы в основе своей представляют собой совокупность интересов каждого человека. Общий интерес является производным от частного интереса. Это означает, что всегда при любых условиях должны учитываться интересы каждого члена общества. Таким образом, никакого разделения публичных и частных интересов не существует, поскольку публичный интерес растворяется в частном . Далее этот автор обоснованно заключает, что с точки зрения уважения основных прав и свобод, являющихся фундаментальным принципом права, деление права на частное и публичное не имеет под собой оснований и не является необходимым, поскольку не отвечает требованиям соблюдения основных прав и свобод. Частное и публичное перемешиваются и в жизни и в праве невероятным образом, создавая единую правовую среду, единое и неделимое право, объединенное уважением прав и свобод человека и гражданина. Примеры наиболее ярких смешений: уголовное право как часть частного, гражданско - правовые сделки с налоговыми органами, добровольные начала в уголовном праве . Следовательно, выделение частного права и публичного права в нынешних условиях не способствует совершенствованию российского правопорядка и, более того, тормозит развитие российской правовой науки на пути исследования системы права.

С учетом вышесказанного, представляется справедливым мнение, высказанное в литературе о том, что современное право постепенно возвращается к дифференциации на формы, соответствующие характеру общественных отношений, а именно социальной стратификации. При этом возникают разновидности правового регулирования, регулирующие деятельность отдельных социальных групп (например, страховое право, банковское право, предпринимательское право, инновационное право и т

д.)[71] [72] [73].

Об этом говорил еще М.М. Агарков в своей статье «Ценность частного права»: «Признаки, по которым мы объединяем отдельные права и соответствующие им обязанности, лежат в совершенно других плоскостях, чем деление права на публичное и частное. Эти признаки носят чисто практический характер и обычно вытекают из тех заданий, которые преследует правовое регулирование тех или иных социальных отношений. Конечно, есть институты, в состав которых входят только частные или же только публичные права. Но, кроме того, есть институты смешанные, которые являются причиной больших затруднений и вечных споров при попытках отнести их к тому или другому отделу права»[74] [75]. Именно такими смешанными правовыми образованиями, состоящими из норм частного и публичного права, являются как предпринимательское право в целом, так и его часть - инновационное право.

В этой связи следует отметить, что в юридической науке высказываются отдельные суждения о возможности отнесения совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие по поводу осуществления и организации инновационной деятельности, к сфере правового регулирования предпринимательского права . Несмотря на правильный подход, эти мнения представляются разрозненными, несистематизированными, неоформленными в единую стройную обоснованную научную концепцию.

Завершая рассмотрение различных точек зрения на характер и место инновационного права в рамках отечественной правовой системы следует констатировать следующее. Полемика по данному вопросу имеет важное практическое значение, поскольку от той или иной точки зрения зависит качество и направленность правовой регламентации общественных отношений, возникающих в связи с инновационной деятельностью. Однако, как было указано выше, ни одна из имеющихся точек зрения по данному вопросу не является полностью обоснованной.

Это побудило автора настоящей работы разработать новую концепцию инновационного права РФ, отвечающую реалиям современной действительности, сформированную на основе глубокого и всестороннего анализа норм инновационного права и фундаментальных основ теории государства и права.

Суть авторской концепции состоит в том, что инновационное право представляет собой подотрасль предпринимательского права России,

включающую в себя различные нормы, взаимодействующие в процессе регулирования специфических общественных отношений, возникающих в инновационной сфере деятельности. Нормы инновационного права находят свое внешнее выражение в инновационном законодательстве - составной части комплексного предпринимательского законодательства.

Данный подход имеет ряд преимуществ по сравнению с иными концепциями инновационного права. Эти преимущества выражаются в следующем. В нем, с одной стороны, отражается идея очевидного комплексного характера инновационно-правового регулирования

общественных отношений, возникающих в процессе создания и внедрения результатов интеллектуальной деятельности. С другой стороны, авторская концепция не вступает в противоречие с основами теории государства и права, в которой длительное время существует проблема комплексных отраслей и подотраслей права, которая до сих пор остается предметом острой полемики. Наконец, данный подход не является узким в том смысле, что он определяет не только место норм инновационного права в системе права, но также позволяет установить место их внешнего выражения в системе законодательства.

Обоснование предложенной концепции инновационного права будет проводиться, во-первых, исходя из определения места инновационного права в системе отраслей российского права и формы выражения его норм в системе российского законодательства, и, во-вторых, посредством раскрытия признаков инновационного права как подотрасли предпринимательского права России.

<< | >>
Источник: Ефимцева Татьяна Владимировна. МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме 2 Основные научные взгляды о сущности и месте инновационного права в системе отраслей российского права:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -