<<
>>

Общая и специальная правоспособность акционерного общества: за­конодательное и уставное регулирование.

Согласно п. 2 ст. 49 ГК РФ коммерческие организации, за исключением унитар­ных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом.

Акционерные общества, таким образом, являясь разновидностью негосударственных коммерческих организаций, в силу закона наделены возможностью обладать общей правоспособностью. Они могут осуществлять любые виды деятельности и совершать любые сделки, за исключением тех, содержание которых противоречит закону. Это общий предел, который распро­страняется на всех субъектов гражданско-правовых отношений. Акционерное общест­во также не может совершать сделки, которые в силу природы юридического лица ему недоступны (например, завещание имущества).

Впервые общая правоспособность акционерных обществ была закреплена в По­становлениях Правительства3 ιs, предусматривающих, что общество вправе совершать все действия, предусмотренные законом, деятельность общества не ограничивается

318 Постановление СМ СССР от 19 июня 1990 г. N 590 «Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах» // СП СССР, 1990 г., N 15, ст. 82. (утратило силу) и Постановление СМ РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 «Об утверждении «Положения об акционер­ных обществах» // Собрание постановлений Правительства РСФСР, 1991 г., N 6, ст. 92. (утратило силу).

оговоренной в уставе. Сделки, выходящие за пределы уставной деятельности, но не противоречащие действующему законодательству, признавались действительными. Практически, однако, эта норма не действовала, так как противоречила не только со­ветскому законодательству - ГК РСФСР (1964 г.) и Основам гражданского законода­тельства (1991 г.), но и Закону РСФСР «О предприятиях и предпринимательской дея­тельности»[318], которые устанавливали принцип специальной правоспособности в от­ношении всех юридических лиц.

С принятием ГК РФ (1994 г.) акционерные общества получили реальную возможность осуществлять любые виды деятельности.

Являясь коммерческой организацией, акционерное общество стремится к получе­нию наибольшего дохода, и для этого всегда будет искать новые источники денежных поступлений, обеспечивающие максимально возможную прибыль. Наилучшим обра­зом такая цель может быть достигнута при наличии возможности осуществлять абсо­лютно любые виды деятельности. Следовательно, участники общества постараются закрепить за ним как можно более широкий объем правоспособности, если даже зако­нодательство будет устанавливать принцип специальной правоспособности, общество попытается изменить предмет своей деятельности для того, чтобы начать заниматься более выгодным делом. «Принцип неограниченной правоспособности, - подчеркивал С.Н. Братусь, - продукт развитого капиталистического оборота, вполне соответствую­щий стремлению монополий подчинить своему влиянию самые разнообразные отрас­ли народного хозяйства и обеспечить себе возможность переброски капиталов из од­ной области хозяйства в другую»[319].

Законодательства практически всех зарубежных стран наделяют акционерное об­щество общей (универсальной) правоспособностью. Даже те государства, которые традиционно требовали указания предмета деятельности в уставе юридического лица, постепенно смягчали свои позиции, разрешая изменять предмет деятельности в упро­щенном порядке, либо вовсе отказываясь от признания недействительными сделок, выходящих за пределы уставной деятельности, и предоставляя участникам корпорации самим решать вопрос о возмещении убытков, причиненных действиями органов орга­низации, вышедших за пределы полномочий. Так, положения английского и американ­ского законодательства, закреплявшие принцип специальной правоспособности ком­

паний, фактически было заменены на прямо противоположные?21

Под воздействием взаимного влияния акционерное право отдельных государств сближается по своему содержанию.

Наиболее удачные нормативные положения зако­нодательства той или иной страны воспринимаются законодательством иных стран. Более того, акционерное право стран Европейского Союза подверглось значительной унификации в рамках Общего рынка. Первая Директива Совета ЕЭС от 9 марта 1968 года фактически легализовала принцип общей правоспособности акционерных об­ществ, предусматривая ответственность компании перед третьими лицами и за такие

действия органов компании, которые выходят за рамки предусмотренной в уставе це-

322

ЛИ.

В литературе высказывается мнение, что коммерческие негосударственные орга­низации и по действующему законодательству не обладают универсальной правоспо­собностью. По словам В.Н. Цирульникова, ч. 2 ст. 49 ГК РФ носит декларативный ха­рактер, поскольку закон запрещает совмещать некоторые виды деятельности. То есть, коммерческие организации не обладают универсальной правоспособностью ни в мо­мент государственной регистрации, поскольку большое количество их потенциальных возможностей подлежит лицензированию, ни в дальнейшем, так как организация, по­лучившая, например, лицензию на занятие страховой деятельностью, тем самым лиша­ет себя права заниматься производственной, торгово-посреднической и банковской деятельностью (аналогичное положение сложилось с другими видами деятельности). То есть, правоспособность всех юридических лиц по-прежнему носит специальный ха­рактер, хотя возможности негосударственных коммерческих организаций существенно

323

расширены.

Представляется, что положения законодательства, регулирующие исключитель­ные виды деятельности, должны рассматриваться не как всеобщее установление прин­ципа специальности, а как запрещение осуществлять различные виды деятельности одновременно, то есть совмещать их. Ст. 2 Закона об АО закрепляет: если условиями [320] [321] [322]

предоставления лицензии на занятие определенным видом деятельности предусмотре­но требование о занятии такой деятельностью как исключительной, то общество в те­чение срока действия лицензии не вправе осуществлять иные виды деятельности, за исключением видов деятельности, предусмотренных лицензией и им сопутствующих.

То есть, по истечении срока лицензии, общество вправе заниматься иным видом дея­тельности. Запрет совмещения иногда рассматривается как ограничение правоспособ­ности.[323] Большинство авторов считает, что акционерное общество обладает общей правоспособностью.[324] Не подвергается сомнению данное положение и в судебной практике - при возникновении вопроса о правоспособности акционерных обществ су­дебные органы неизменно подчеркивают, что она носит универсальный (общий) ха­рактер, следовательно общества вправе заключать любые сделки и осуществлять лю­бые виды деятельности, не запрещенные законом.[325]

На акционерное общество, как одну из организационно-правовых форм юридиче­ских лиц распространяются специальные нормы, регламентирующие деятельность коммерческих юридических лиц. В частности, акционерные общества не вправе за­ключать договоры дарения с другими коммерческими организациями, выступать в ка­честве получателей по договору постоянной ренты, а также совершать некоторые дру­гие, вполне допустимые для иных субъектов гражданского права сделки. Это обуслов­лено сущностью коммерческой организации, которая может быть обозначена как на­правленность деятельности на извлечение прибыли (ст. 50 ГК РФ). При этом прибыль понимается как «обобщающий показатель финансовых результатов хозяйственной деятельности, определяемый как разница между выручкой от хозяйственной деятель­ности и суммой затрат на эту деятельность»[326]. «Убыточная деятельность, а равно дея­тельность, в результате которой акционерное общество не способно выполнять свои обязательства перед акционерами и третьими лицами, а также налоговые обязанности и реально нести имущественную ответственность в случае их невыполнения, не соот­ветствует его предназначению как коммерческой организации, преследующей в каче­стве основной цели извлечение прибыли»[327]. Основная цель коммерческой организа­ции (в нашем случае акционерного общества) - извлечение прибыли и распределение ее между своими участниками, в отличие от некоммерческих, которые создаются для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической куль­туры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граж­дан, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.[328]

Следовательно, акционерное общество осуществляет виды деятельности, которые способствуют достижению цели получения прибыли, или, по крайней мере, не проти­

воречат ей.

Выбор организационно-правовой формы юридического лица предопреде­ляет направленность деятельности создаваемой учредителями организации.

Надо отметить, что высказывается мнение о нецелесообразности такого «суже­ния» возможности использования акционерной формы хозяйствования. Так, И.П. Грешников считает, что «этот конструкт по своей сути, вовсе не предполагает в качестве основной цели извлечение прибыли. Суть акционерного общества - в объе­динении капитала для достижения определенной его участниками цели (целей) или осуществления деятельности, причем не обязательно сопряженной с извлечением при­были. Пример тому - гражданские (некоммерческие) акционерные общества».[329] В ча­стности, он предлагает использовать форму акционерного общества для осуществле­ния образовательной деятельности (платные частные учебные заведения).

Дореволюционное российское законодательство допускало существование торго­вых и неторговых акционерных компаний (ст. 2191, п. к ч. 1 т. X Св. Зак. и ст. 17 По­ложения о пошлинах). В ст. 2140 1 ч. X т. Св. Зак. закреплялось: «компании на акциях могут иметь предметом приведение в действие всякого, не составляющего ничьей ис­ключительной собственности, общеполезного изобретения или предприятия в области наук, искусств, художеств, ремесел, мореплавания, торговли и промышленности во­обще»[330]. И.Т. Тарасов, характеризуя акционерные компании, так определяет предмет их деятельности: «акционерными компаниями мы называем соединства, состоящие из нескольких лиц, внесших известный, для одной определенной постоянной или конеч­ной, дозволенной хозяйственной или культурной, или культурно-хозяйственной цели предназначенный капитал, разделенный на равные доли, называемые акциями...»[331]. Далее он добавляет, что «в России акционерная форма не была до сих пор применена к целой массе предприятий, для которых эта форма вполне применима, каковы, напри­мер, театры, музеи, библиотеки, выставки, учебные заведения, больницы и т.п.»[332].

Участие в такого рода компаниях, естественно, не предполагает получение участника­ми дивидендов, так как у акционерной компании нет цели получения прибыли.

Г.Ф. Шершеневич также указывал, что русское законодательство различает ак­ционерные товарищества и акционерные общества, предполагая, что последние могут

создаваться и как некоммерческие организации. Это различие устанавливалось ст. 56

Устава Торгового. «Цель соединения (акционерного товарищества) - производство

торгового промысла. По этому признаку акционерные товарищества следует отличать

от акционерных обществ, преследующих цели научные, художественные, благотвори- 334

тельные» .

Надо отметить, что Положение об акционерных общества 1990 года[333] [334] допускало, по всей видимости, существование «некоммерческих акционерных обществ». В соот­ветствии с п. 1 Положения, акционерным обществом признавалась организация, соз­данная на основе добровольного соглашения юридических и физических лиц, объеди­нивших свои средства путем выпуска акций, и имеющая целью удовлетворение обще­ственных потребностей и извлечение прибыли. То есть, предполагалось не только из­влечение прибыли, но и иные цели.

Зарубежное право также допускает существование гражданских и торговых об­ществ, однако независимо от предмета деятельности, на такие общества распростра­няются нормы торгового (предпринимательского) права. «Акционерное общество мо­жет решать любые, не противоречащие закону, задачи, и не только хозяйственные, од­нако в любом случае его деятельность регулируется нормами торгового права, даже если оно не занимается предпринимательством; иными словами, акционерное общест­во всегда является торговым обществом, т.е. «коммерсантом по форме» (пар. 3 Акцио­нерного Закона ФРГ и пар. 6 ГТУ)»[335]. В силу ст. 1 французского Закона о торговых товариществах от 24 июля 1966 года, считаются торговыми по форме, независимо от предмета деятельности, полные коммандитные товарищества, товарищества с ограни­ченной ответственностью и акционерные общества.[336]

Однако, по ныне действующему российскому законодательству акционерное об­щество является разновидностью коммерческих организаций. То есть, организацион­но-правовая форма акционерного общества предназначена для осуществления таких

видов деятельности, которые приносят прибыль. ГК РФ не допускает возможности существования некоммерческих акционерных обществ. Система юридических лиц, закрепленная в ГК РФ, предполагающая деление всех организаций на коммерческие и некоммерческие отвечает потребностям гражданского оборота. Таким образом, можно сказать, что акционерное общество обладает в силу закона общей правоспособностью, предполагающей извлечение прибыли. Это означает, что все, что способно приносить доход, либо, по крайней мере, не уменьшать стоимость имущества, доступно общест­ву. Виды деятельности, не приносящие прибыль, могут осуществляться акционерным обществом в качестве сопутствующих (дополнительных), но не должны быть основ­ным предметом деятельности общества.

Специальная правоспособность акционерного общества. И, тем не менее, ак­ционерное общество может иметь специальную правоспособность. Рассмотрим две си­туации, в которых это происходит.

Во-первых, это случаи, когда в качестве условия предоставления лицензии на за­нятие определенным видом деятельности предъявляется требование осуществления этой деятельности как исключительной (банковская, страховая и т.п.). Так, ст. 3 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле»[337] устанавливает, что биржа не может осуществлять торговую, торгово-посредническую и иную деятельность, непосредст­венно не связанную с организацией биржевой торговли, а также не вправе осуществ­лять вклады, приобретать доли (паи), акции предприятий, учреждений и организаций, если последние не ставят целью осуществление биржевой торговли. В силу указания п. 3 ч. 1 ст. 49 ГК РФ, акционерное общество, намеревающееся заниматься такой дея­тельностью, будет обладать специальной правоспособностью.

Г. Тосунян и А. Викулин обосновывают положение, что осуществление исключи­тельного вида деятельности не исчерпывается принципом специальной правоспособ­ности, и, следовательно, необходимо ввести понятие исключительной правоспособно­сти, которую можно обозначить как правоспособность «специальнее специальной»[338]. Существование исключительной правоспособности как самостоятельного вида граж­данской правоспособности юридического лица, причем как коммерческого, так и не­

коммерческого, аргументирует А. Слугин.[339]

Необходимо отметить, что законодательные акты действительно неодинаково оп­ределяют возможный объем специальной правоспособности. Статья 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности»[340]’ запрещает кредитной организации заниматься производ­ственной, торговой и страховой деятельностью[341]. То есть закон определенно указыва­ет конкретные виды деятельности, которые не может осуществлять кредитная органи­зация. Следовательно, банки и небанковские кредитные организации могут заниматься иными, не запрещенными к совмещению видами деятельности, например, в сфере об­ращения ценных бумаг, о чем прямо говорит ст. 6 названного закона, а также совер­шать иные не запрещенные сделки (ст. 5),

Напротив, Положение о лицензировании различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг РФ[342] содержит общее предписание, что не до­пускается совмещение профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг с иными видами предпринимательской деятельности, если такая возможность не преду­смотрена законодательством Российской Федерации. Пункт 5 Положения устанавли­вает, что допускается совмещение следующих видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг:

а) брокерской деятельности, дилерской деятельности, деятельности по управле­нию ценными бумагами и депозитарной деятельности;

б) клиринговой деятельности и депозитарной деятельности;

в) деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг и клиринговой деятельности.

Деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестицион­

ными фондами и негосударственными пенсионными фондами разрешено совмещать только с деятельностью по доверительному управлению ценными бумагами и деятель­ностью по управлению страховыми резервами страховых компаний.[343]

То есть, данные нормативные акты прямо устанавливают какие виды деятельно­сти можно совмещать с уставной деятельностью. Если же такое совмещение не преду­смотрено законодательством, значит оно запрещено.

Даже в рамках одного общего вида деятельности возможен запрет совмещения. Закон РФ «Об организации страхового дела в РФ»[344] в ст. 6 устанавливает, что стра­ховщики вправе осуществлять или только страхование объектов личного страхования, или только страхование объектов имущественного и личного страхования, предусмот­ренного подпунктом 2 пункта 1 статьи 4 - интересы, связанные с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчаст­ных случаев и болезней, медицинское страхование). Страховые брокеры вправе осу­ществлять иную не запрещенную законом деятельность, связанную со страхованием, за исключением деятельности в качестве страхового агента, страховщика, перестра­ховщика (ст. 8).

В некоторых случаях законодатель устанавливает действительно «исключитель­ную» правоспособность. В этих случаях акционерное общество со специальной право­способностью может осуществлять только один вид предпринимательской деятельно­сти и никакой другой. Так, акционерный инвестиционный фонд в соответствии с ФЗ «Об инвестиционных фондах»[345] не вправе осуществлять иные виды предпринима­тельской деятельности (ст. 2), что означает запрет вообще какого-либо совмещения. ФЗ «Об аудиторской деятельности»[346] также устанавливает, что аудиторским органи­зациям и индивидуальным аудиторам запрещается заниматься какой-либо иной пред­

принимательской деятельностью, кроме проведения аудита и оказания сопутствующих ему услуг (п. 7 ст. 1). Ипотечный агент осуществляет свою деятельность как исключи­тельную.[347]

Следовательно, характер полной правоспособности юридического лица мо­жет быть общим либо специальным, то есть определяет качество полной право­способности (общая и специальная правоспособность). Объем правоспособности - это количественный показатель, отражающий число осуществляемых видов дея­тельности (один вид, несколько видов деятельности). Поскольку общая правоспособ­ность позволяет осуществлять любые виды деятельности, категория «объем правоспо­собности» применима только к специальной правоспособности.

Таким образом, специальная правоспособность акционерного общества, пре­дусмотренная законом, во-первых, может быть разного объема - разрешается осуществление одного, либо нескольких видов деятельности. Во-вторых, объем такой правоспособности может определяться в законодательстве различными способами:

а) путем указания на то, что уставная деятельность не может совмещаться с иными определенными, поименованными в законе, видами предприниматель­ской деятельности.

б) напротив, разрешением совмещать уставную деятельность только с теми видами предпринимательской деятельности, которые прямо указаны в норма­тивных актах.

в) посредством полного запрещения какое-либо совмещения уставной дея­тельности с любой иной.

Данное положение закона, как уже указывалось выше, позволило некоторым авто­рам прийти к выводу, что юридическое лицо в принципе не может обладать универ­сальной правоспособностью. Поскольку совмещать некоторые виды деятельности не­возможно, следовательно, правоспособность всегда будет являться специальной.[348]

Ю.В. Филатов предлагает определять правоспособность юридических лиц по функциональным признакам, например: банковская правоспособность, биржевая, пра­воспособность страховых организаций и τ,π., в соответствии с принципами общей и

специальной правоспособности.[349]

Нельзя не отметить, что при создании акционерного общества (как и общества с ограниченной ответственностью или общества с дополнительной ответственностью) имеется более широкий «выбор» видов деятельности, нежели при создании хозяйст­венных товариществ и кооператива. Законодательные акты, регулирующие отдельные виды деятельности, предъявляют особые требования к организационно-правовой фор­ме юридического лица, желающего осуществлять такую деятельность. Например, на­званный ФЗ «О банках и банковской деятельности» устанавливает в ст. 1, что кредит­ная организация «образуется как хозяйственное общество». По Положению о лицензи­ровании различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации лицензия на осуществление брокерской, дилерской, деятельно­сти по управлению ценными бумагами «может быть выдана коммерческой организа­ции, созданной в форме акционерного общества или общества с ограниченной ответ­ственностью» (п. 6.1).[350] Депозитарную деятельность вправе осуществлять только юридические лица созданные в форме акционерного общества, общества с ограничен­ной ответственностью, некоммерческой организации, а также федеральные государст­венные унитарные предприятия.[351] ФЗ «О финансово-промышленных группах» допус­кает создание центральной компании финансово-промышленной группы в форме хо­зяйственного общества, а также ассоциации, союза.[352] ФЗ «О рынке ценных бумаг»[353] устанавливает, что юридическое лицо может осуществлять деятельность фондовой биржи, если оно является некоммерческим партнерством или акционерным обществом (ст. 11).

Такие преимущества в пользу хозяйственных обществ обусловлены тем, что ак­ционерные компании и общества с ограниченной ответственностью (их аналоги) во

всех странах признаются юридическими лицами, в отличие от других форм предпри­нимательства, таких как товарищества (например, как правило, не признается юриди­ческим лицом негласное товарищество). По словам М.И. Кулагина, «именно эти орга­низационно-правовые формы ведения предпринимательской деятельности выступают как самое законченное, последовательное воплощение института юридического лица. Некоторые буржуазные авторы доходят даже до отождествления юридического лица и акционерного общества»[354].

Однако в законодательстве присутствуют и обратные примеры. Объем правоспо­собности юридического лица ограничивается в связи с выбором его учредителями ор­ганизационно-правовой формы акционерного общества. ФЗ «Об аудиторской деятель­ности»[355] запрещает создавать аудиторские организации в форме открытого акционер­ного общества (ч. 3 ст. 4 Закона). Лицензия расчетного депозитария вправе выполнять только некоммерческая организация, функции клирингового центра вправе выполнять только организация, созданная в форме некоммерческого партнерства.[356]

Нельзя не отметить, что форма именно акционерного общества (либо его аналога) была избрана для создания наднационального юридического лица в рамках Европей­ского Сообщества. В 1970 году Европейская Комиссия предложила принять статут Ев­ропейского акционерного общества. 8 октября 2001 года Совет Европейского Союза утвердил Регламент № 2157/2001 об Уставе Европейской Компании. Регламент всту­пил в силу с 8 октября 2004 года.[357]

В представленной таблице № 5 указывается какие виды предпринимательской деятельности может осуществлять юридической лицо той или иной организационно­правовой формы.

Табл. 5. Организационно-правовые формы юридического и виды осуществляемой деятельности.

\ Форма

\ ЮЛ

Вид \ деятель-\ ности \

Полное товарищество *

н

ООО §

о

ЗАО i ОАО Я

μα

Я

Унитарное предпр Общественные и рели­

гиозные организ. 1

Фонд Учреждение Ассоциации и союзы Некоммерческое парт­нерство
Акционер- ный инвести­ционный фонд339 +
Аудитор­ская орга­

низация369

+ + + ÷ +
Банк и иная кредитная организа­ция36 + + + +
Деятельность по управле­нию инвести­ционными фондами, паевыми ин­вестицион­ными фон­дами и него­судар­ственными

пенсионны­ми фонда­ми362

+ + + +
Дилерская,

брокерская

деятель-

+ + +

ностъ, дея­тельность по

управле-нию

цен-ными

бумагами[358] [359]

Ипотечный

364

агент

- - - - + - - - - - -
Страховые агенты и

страховые

брокеры[360]

+ + + + + ÷ +
Фондовая

биржа[361]

+ + +

Как очевидно следует из таблицы № 5, российское законодательство предоставля­ет акционерному обществу значительно больше возможностей для осуществления предпринимательской деятельности, чем иным организационно-правовым формам.

Второе основание возникновения специальной правоспособности акционерного общества - - ее добровольное сужение учредителями при создании общества. Если в ус­таве общества закреплен исчерпывающий (закрытый) перечень видов деятельности, которыми оно может заниматься, то сделки, не соответствующие достижению устав­ных целей, могут быть признаны недействительными (абз. 1 п. 1 ст. 49 и ст. 173 ГК РФ). Поскольку основная цель деятельности всех коммерческих организаций, в том числе акционерных обществ, как уже указывалось, заключается в получении прибыли, наделение общества специальной правоспособностью заключается в закреплении ис­черпывающего перечня видов деятельности, то есть сужении предмета деятельности.

В связи с этим целесообразно было бы учесть в формулировке ст. 173 ГК РФ то,

что сделки юридического лица, являющегося коммерческой организацией, могут быть признаны выходящими за пределы его правоспособности не только в случае противо­речия их целям деятельности (поскольку это всегда извлечение прибыли), но и в слу­чае противоречия их предмету деятельности, как совокупности отдельных видов дея­тельности.

Соответственно, ст. 173 ГК РФ может быть изложена в следующей редакции: «Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями и/или предме­том деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельно­стью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического ли­ца, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего кон­троль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сто­рона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.»

В п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбит­ражного суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 г.[362] определено, что коммерческие организа­ции, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью (ст. 49 ГК РФ) и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в уч­редительных документах таких коммерческих организаций не содержится исчерпы­вающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая ор­ганизация вправе заниматься.

По мнению Д.И. Дедова[363] такое толкование ГК РФ является достаточно спорным. По его словам, даже если в уставе акционерного общества содержится исчерпываю­щий (законченный) перечень видов деятельности, которыми данное АО вправе зани­маться, это ни в коей мере не должно привести к сужению правоспособности общест­ва, основанной на законе. «Абзац 2 п. 1 ст. 49 Кодекса разрешает коммерческим орга­низациям, включая АО, иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для выполнения любых видов деятельности, не запрещенных законом.

Из смысла абз. 2 п. 1 ст. 49 Кодекса вытекает, что общество не может само ограничить свою правоспособность на основании решения акционеров, так как указанная норма Кодекса является императивной. Следовательно, право на включение каких-либо ви­дов деятельности в устав общества не должно повлечь за собой никаких юридических последствий».[364]

Таким образом, он обосновывает свою точку зрения о том, что только за счет по­ложений устава наделить общество специальной правоспособностью невозможно (это противоречит п. 2 ст. 49 ГК РФ), а нормы Закона не содержат каких-либо случаев (ус­ловий) сужения правоспособности акционерного общества. Косвенное подтверждение своего вывода он находит и в п. 2 ст. 52 ГК РФ, регулирующее содержание учреди­тельных документов юридических лиц. Данная норма указывает, что предмет и опре­деленные цели деятельности коммерческих организаций могут быть предусмотрены учредительными документами и в случаях, когда по закону это не является обязатель­ным. То есть, по мнению Д.И. Дедова, ГК РФ «как бы приветствует включение поло­жений о целях деятельности в устав общества для прояснения интересов учредителей, связанных с созданием общества и дальнейшей деятельностью общества (это особенно важно в открытом АО, где ожидается большой приток дополнительных акционеров посредством выпуска обществом акций и размещения среди неограниченного круга лиц), но было бы неразумно всякое упоминание о видах деятельности коммерческой организации прямо и безусловно связывать с ограничением правоспособности ком­мерческой организации».[365]

Нельзя не отметить, что в этом же издании содержится и прямо противополож­ный вывод о том, что «в уставе могут содержаться нормы, определяющие предмет и цели деятельности конкретного акционерного общества, устанавливающие границы гражданской правосубъектности акционерного общества как юридического лица. Та­ким образом, следует признать правомерной возможность акционерного общества ог­раничить свою правоспособность, хотя и ГК РФ, и Закон об АО предусматривает для

коммерческой организации общую правоспособность»[366].

Необходимо согласиться с последним утверждением, с одной поправкой. Закреп­ление исчерпывающего перечня видов деятельности в уставе влечет установление спе­циальной правоспособности, а не ограничение правоспособности общества. Возмож­ности ограничить правоспособность действиями участников законом действительно не предусмотрено. Большинство ученых признают правомерность наделения акционерно­го общества (как и любого другого негосударственного коммерческого юридического лица) специальной правоспособностью путем закрепления в его уставе исчерпываю­щего перечня видов деятельности, которые оно может осуществлять.[367] Следует под­держать такой взгляд на правоспособность акционерного общества.

При этом, закрепить более узкий перечень видов деятельности, сделок, чем это предусмотрено в законе, можно не только в сравнении с общей (универсальной) пра­воспособностью, но в сравнении со специальной правоспособностью, основанной на законе.[368] В последнем случае специальный характер правоспособности основан на за­коне, но объем правоспособности является результатом закрепления в уставе воли уч­редителей общества. Например, банк осуществляет не все возможные по ФЗ «О банках и банковской деятельности» виды банковских операций, а только некоторые из них, или страховая организация осуществляет лишь страхование имущества.

В случае закрепления исчерпывающего перечня видов деятельности в уставе, правоспособность является специальной в силу волеизъявления участников юридиче­ского лица, пожелавших обозначить границы правоспособности учреждаемого ими субъекта. При создании общества данное решение должно быть принято учредителями единогласно (ст. 9 Закона об АО).

Очевидно, что такого рода решения участники утверждают исходя из своих инте­ресов, как любое лицо, стремящееся к удовлетворению собственных потребностей. При создании акционерного общества эти потребности носят в абсолютном большин­

стве случаев имущественный характер. Ограничивая сферу деятельности общества, учредители стремятся к тому, чтобы их средства, вложенные в его уставный капитал, работали наиболее эффективно. Иначе, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «в соединении лиц меньшинство может быть увлечено большинством далеко за предел цели, ввиду которой они предоставили в общее распоряжение свои средства»[369] [370].

В связи с этим, во избежание неопределенности, в уставе целесообразно было бы указывать на возможность (или невозможность) совершения обществом сделок, кото­рые неочевидно служат достижению уставных целей. Такой обычай сложился в Вели­кобритании. Его вызывала практическая необходимость, поскольку зачастую наличие только перечня целей не давало ясного ответа - является ли данная сделка выходящей

за рамки ее правоспособности (ultra-vires) или нет. В Меморандум, в статью о целях 375

компании включаются положения о правомочиях, которые она может осуществлять/

Конкретизация возможности совершения сделок (действий) способствует пони­манию предмета деятельности и целей создания данного юридического лица, следова­тельно, четкому определению границ его правоспособности. Законы, регулирующие отдельные виды деятельности зачастую содержат нормы, определяющие что понима­ется под конкретной деятельностью, перечисляя сделки (операции), доступные для данной организации. Называются как сделки, составляющие непосредственно содер­жание данного вида деятельности, так и дополнительно разрешенные «сопутствую­щие» сделки.[371]

Юридическая доктрина, и практика признают, что организация со специальной правоспособностью, установленной в законе или же в учредительных документах, фактически всегда может осуществить «сопутствующую сделку». М.М. Агарков, ана­лизируя уставные сделки кредитных учреждений, делает заключение, что «устав бан­ка, называя какую-либо банковскую операцию, обычно имеет ввиду не одну какую- либо сделку, а ряд возможных сделок, объединяемых в одно целое с точки зрения хо­зяйственной природы операции... несмотря на то, что с юридической точки зрения эти

операции различны»[372].

Д.В. Ломакин, исследуя содержание «обычной хозяйственной деятельности» ак­ционерных обществ (для целей выявления крупных сделок), приходит к выводу, что существует два вида сделок: «а) сделки, являющиеся неотъемлемым элементом содер­жания такой деятельности, б) иные сделки, сопутствующие им. Само осуществление того или иного вида хозяйственной деятельности предполагает необходимость заклю­чения сделок первой группы. Что касается сделок второй группы, то их главное назна­чение состоит в создании необходимых предпосылок для заключения и исполнения сделок первой группы, посредством которых осуществляется их связь с обычной хо­зяйственно деятельностью общества, например, кредитный договор для привлечения денег на покупку сырья для производства продукции. Сопутствующая сделка предо­пределяется видом осуществляемой деятельности»[373].

Такой взгляд подтверждают ученые, исследовавшие недействительные сделки, совершенные за пределами правоспособности юридического лица. Д. Генкин подчер­кивал: «круг сделок, которые вправе совершать организация, не определяется каким- либо исчерпывающим перечнем и не ограничивается лишь теми сделками, которые являются основным содержанием деятельности этой организации. Организация может совершать самые разнообразные единичные сделки, но при условии, если эти сделки, сопутствующие основной деятельности организации, диктуются целью этой организа­ции установленной в ее уставе или в положении о ней»[374]. «Запрещение внеу ставных сделок, - подчеркивал С.Н. Братусь, - не должно стеснять деятельность юридического лица, направленную на достижение целей, поставленных перед ним. Сделки, совер­шаемые в соответствии с целями юридического лица, должны признаваться действи­тельными, хотя бы в уставе и не содержалось прямых указаний на возможность со­вершения таких сделок. В этих случаях правильнее всего руководствоваться следую­щим правилом: не все то, что не запрещено, дозволено, но и дозволено не только то, что прямо разрешено законом»[375].

Анализируя правоспособность юридического лица, И.А. Покровский приходит к

выводу, что государство не должно контролировать отдельные акты юридического ли­ца, даже и несвойственные его цели (например, благотворительность для акционерного общества), до тех пор, пока не меняется существо данного юридического лица (про­мышленное учреждение превратится в благотворительное), «...именно на этот случай полного и систематического изменения своих целей государство имеет право контроля и прекращения»[376].

Таким образом, установление в законе или уставе исчерпывающего перечня воз­можных сделок невозможно и ненужно, однако примерный их перечень позволяет лучше определить цели и задачи деятельности юридического лица, а следовательно, объема его специальной правоспособности.

3.1.3.

<< | >>
Источник: Полызалова Наталья Алексеевна. Правоспособность акционерного общества по законодательству Российской Федерации: характер, объем и динамика [Электронный ресурс] : Дис. . . . канд. юрид. наук 12.00.03 .—М. РГБ, 2005. 2005

Еще по теме Общая и специальная правоспособность акционерного общества: за­конодательное и уставное регулирование.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -