<<
>>

§ 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров

В теории право, в частности, рассматривается в объективном и субъективном смысле. В связи с этим используются такие понятия, как «объективное право» и «субъективное право». В юридической литературе вопрос об объективном и субъективном праве как сущностных аспектах права является дискуссионным1.

Нс вдаваясь глубоко в развернувшуюся полемику, постараемся уяснить содержание данных понятий.

Под субъективным правом в литературе понимается «мера возможного поведения»[3] [4] или «вид и мера возможного поведения»[5] управомоченного лица, юридические признанные возможности конкретної о субъекта - участника общественных отношений, которыми он может воспользоваться или нс воспользоваться но своему усмотрению.

Анализируя права акционеров, все исследователи исходят из упомянутых выше подходов к понятию субъективного права[6]. При изучении содержания прав акционеров, по нашему мнению, не усматриваются какие-либо основания, указывающие, что

общетеоретические подходы к определению субъективного права не могут быть использованы в отношении субъективных прав акционеров. Существующее в литературе понятие субъективного права вполне применимо и к понятию «субъективное право акционера» как одной из его разновидностей. В связи с этим под субъективным правом акционера следует понимать вид и меру его возможного поведения. Вид - это то, что дозволено, т. е. допустимое поведение акционера; а мера - это определяемая законом іраница возможного поведения акционера.

Вопрос о природе субъективных прав акционеров и акционерных правоотношений активно обсуждается в юридической науке. В результате сформировалось три концепции: вещная, обязательственная и корпоративная. Согласно вешной концепции права акционера определяются как право собственности на акционерный капитал (полностью или в части) и связанное с этим право на доходы от использования акционерного капитала.

Данная концепция получила распространение во второй половине XIX века1.

Кроме того, нормативные правовые акты, принятые в 1990 г. и регулирующие деятельность акционерных обществ, были основаны на вещной концепции. Так, в ч. 3 ст. 11 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» указывалось, что имущество акционерного общества закрытого типа «принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности»[7] [8]. В Положении об акционерных обществах, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 601, под акцией акционерного общества понималась ценная бумага, «удостоверяющая право собственности на долю в уставном капитале общества» (и. 43)\

После принятия части первой Гражданского кодекса РФ от 30 ноября 1994 г. К» 51‘ФЗ, закрепившего, что акционерное общество относится к группе юридических лиц, в отношении которых его участники имеют обязательственные права (абзац второй п. 2 ст. 48)’, широкое распространение получила концепция обязательственной природы субъективных прав акционеров2. Учредитель, внеся имущество в оплату акций общества, утрачивает право собственности на это имущество, а взамен приобретает обязательственные права по отношению к созданному обществу3.

По данному вопросу весьма примечательна позиция Европейского Суда по правам человека, который полагает, что понятием собственности охватываются не только вещи, но и права требования. Например, в п. 40 Постановления от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов против России» Европейский Суд по правам человека указал, что «требование» может пониматься как «собственность» по смыслу статьи 1 Протокола № I к Конвенции (о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. - Р.И.) в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано»'1.

Несмотря на нормативное закрепление изложенного выше подхода, некоторые ученые указывают на смешанный характер субъективных прав акционеров, что, по нашему мнению, вполне обоснованно.

В этой связи учеными помимо обязательственных прав выделяются и корпоративные

’ Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.

’ См., напр.: Лаптев B.R Акционерное право. М., 1999. С. 48; Правовое регулирование деятельности акционерных обществ (Акционерное право): Учеб. нос.! Под рсд. к. ю. и., доц. Е.П. Губина. М-, 1998. С. 42.

Исключение составляют лишь случаи, когда в учредительных документах акционерного обшесгва содержатся положения, свидетельствующие о том, чго в уставный капитал учредителем передавалось нс имущество в натуре, а лишь права владения и (иди) пользования соответствующим имуществом (абзац третий п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 Х“ 6'S «О іюкогорих вопросах, связанных с применением части перзой Гражданского кодекса Российской Федерации» /' Российская газета. >996. 13 августа). Подробнее по атому вопросу см.: Оттоком Г. Внесение в уставный (складочный) капитал права пользования имуществом 6' Законность. 2003. № 1 (с. 10-15), 2 (с. 4-7).

■* Российская газета. 2002. 4 июля. Подробнее по данному вопросу см.: Уржумоа И.П. Европейские стандарты зашиты имущественных прав и их применение в России // Судебно-арбитражная практика московского региона. Вопроси правоприменения. 2006. № I. С. 69-76.

права акционеров. Так, В.П. Мозолин и А.П. Юденков пишут, что «характеристика прав акционеров по отношению к обществу как обязательственных не является точной. Данное положение находится в противоречии с понятием обязательства (ст. 307 ГК), в котором стороны выступают в качестве независимых друг от друга участников правоотношений. Внутренние отношения между акционерами, с одной стороны, и обществом, с другой стороны, неразрывной частью которых являются и отношения, связанные с имуществом последнего, строятся по совершенно иной модели. Это отношения участия (членства) в делах данного общества, в том числе и в решении вопросов по управлению и распоряжению его имуществом.

Соответственно, данные отношения касательно прав и обязанностей акционеров регулируются нормами акционерного права. Акционеры общества находятся в положении его хозяев, а не посторонних лиц. Обязательственные отношения между акционерами и обществом могут возникать лишь по требованиям об уплате объявленных дивидендов, получения имущества в случае ликвидации общества и другим общегражданским требованиям... то есть тогда, когда акционеры изменяют свой правовой статус, переходя на положение обычных внешних кредиторов или должников по отношению к обществу»1.

Аналогичной точки зрения придерживаются, в частности, В.С. Ем[9] [10], Д.В. Ломакин[11], В.А. Белов и Е.В-. Псстерева[12].

Е.Б. Сердюк, развивая тезис В.П. Мозолина и А.П. Юдеикова, указывает, какие правоотношения между акционерным обществом и акционером являются обязательственными, а какие - корпоративными. К обязательственным, по ее мнению, относятся отношения, складывающиеся

при формировании акционерами имущества общества (уставного капитала) и при его распределении между ними в процессе деятельности общества в виде дивиденда после объявления о его выплате, при ликвидации общества в виде ликвидационной квоты после принятия решения о ликвидации и утверждения ликвидационного баланса. К обязательственным отношениям Е.Б. Сердюк также относит правоотношения, в структуру которых входят преимущественное право приобретения и право на выкуп акций и правоотношения, связанные с внесением записей в реестр акционеров общества.

К корпоративным отношениям указанный автор относит правоотношения, возникающие по поводу участия акционеров в управлении акционерным обществом. Это отношения, связанные с участием акционеров в работе общего собрания акционеров, контролем акционеров за деятельностью общества и получением информации о деятельности общества, а также с защитой прав акционеров на участие в управлении обществом’.

В литературе отмечается, что субъективное право представляет собой единство трех возможностей:

1) вид и мера возможного поведения обладателя субъективного

права;

2) возможность требовать соответствующего поведения от других (обязанных) лиц;

3) возможность прибегнуть в случае необходимости к мерам принуждения для осуществления второй возможности (в частности, к мерам защиты)[13] [14].

Вместе с тем необходимо сказать, что в науке нет единого мнения относительно того, является ли возможность прибегнуть к мерам защиты

нарушенного субъективного права элементом субъективного права или же указанная возможность представляет собой самостоятельное субъективное право. Одни авторы полагают, что право на защиту входит в содержание всякого субъективного права1, другие - что это самостоятельное субъективное право[15] [16]. Однако следует согласиться с мнением М.А. Рожковой, что, если «исходить из того, что в гражданском правоотношении каждому субъективному праву участника правоотношения должна корреспондировать соответствующая обязанность другого участника, то право на защиту' не может рассматриваться в качестве разновидности субъективного права, поскольку ему не корреспондирует соответствующая обязанность другого участника правоотношения»[17]. Таким образом, по нашему мнению, право на защиту не является самостоятельным правом, - это один из элементов субъективного права.

Под объективным правом подразумевают правовые нормы, установленные или санкционированные государством. Однако правовые нормы без воплощения их предписаний на практике представляли бы собой лишь совокупность абстрактных правил. Соответственно, нормы права - это нереализованная возможность, для превращения которой в действительность необходима реализация правовых норм конкретным субъектом в правоотношениях[18].

В этой связи нужно согласиться с точкой зрения Н.И. Матузова, полагающего, что субъективное право нс может находиться вне правоотношений, за их пределами[19] [20]. Субъективное право возникает на основе норм объективного права, которые определяют пределы возможного поведения управомоченного субъекта. Значит, юридические нормы есть лишь «возможность по отношению к требуемому поведению, а каждая норма становится собственно правом лишь в единстве с реальными правами субъектов, закрепленными нормой, - тогда в этом плане право есть процесс превращения возможности в действительность»2.

После того как объективное право (возможность) трансформируется в субъективное (действительность), уже субъективное право становится потенциальной возможностью, а реализация права (например, путем осуществления) превращает эту возможность в действительность.

Традиционно в юридической науке выделяют четыре формы реализации права: соблюдение, исполнение, осуществление

(использование) и применение. Последнюю форму еще называют особой формой реализации права, так как применение права связано с властной организующей деятельностью уполномоченных органов и (или) лиц, направленной на воплощение в действительность правовых норм. Применение выражается в рассмотрении или разрешении уполномоченными органами и (или) лицами различных жизненных ситуаций, вынесении актов индивидуального характера.

Соблюдение права выражается в воздержании субъекта от совершения действий, запрещенных нормами права. В этой форме реализуются запрещающие нормы права.

При исполнении права субъект, наоборот, должен совершить действия, предусмотренными нормами права (происходит реализация обязывающих норм права).

Под осуществлением (использованием) права традиционно понимается реализация возможностей, которые предоставлены субъект)' нормами права.

Понятие «осуществление субъективного права» более тщательно разработано в науке іражданекого права, где выработаны его научные дефиниции. В основном в имеющихся определениях делается акцент на реализацию возможностей, которые предоставлены субъекту нормами права1. Подобное представление об осуществлении субъективного права во многом проистекает из римского частного права. Так, Д.Д. Гримм в «Лекциях по догме римского права» отмечал, что «всякое субъективное право даст возможность совершения известных действий, известных актов пользования или распоряжения. Осуществление права заключается в совершении тех действий, из которых складывается данное право»[21] [22] [23]. И.Л. Дювернуа также указывал, что «основы понятия субъективного права составляет именно полномочие лица»1.

В современной лнтсразуре наиболее полное определение понятия «осуществление гражданских прав» сформулировано С.Т. Максименко. «Осуществление гражданских прав - это обусловленное волеизъявлением управомоченного лица (или его представителя) и обеспеченное системой гарантий превращение в действительность конкретной возможности,

составляющей содержание субъективного гражданского права»[24]. Вместе с тем согласимся с точкой зрения Н.А. Дмитрика, что процесс осуществления права без соответствующих гарантий лишь затрудняется, но не превращается в нечто иное2.

Несмотря на это замечание, определение, предложенное С.Т. Максименко, можно использовать и при рассмотрении вопроса об осуществлении прав акционеров:. Итак, осуществление акционером права - это обусловленный волеизъявлением акционера процесс превращения в действительность конкретной возможности, составляющей содержание соответствующего права акционера. Чтобы стать реальностью, правовая возможность должна выразиться в активной, целенаправленной деятельности акционера. Через категории «возможность» и «действительность» формулирует понятие «осуществление права акционера» и А.Н. Толкачев. «Под осуществлением права акционера, - пишет А.П. Толкачев, - понимается процесс, в результате которого управомоченный субъект на основе имеющихся у пего юридических возможностей, определяемых типом акционерного общества, видом, категорией и количеством акций, воплощает в действительность права, преследуя имущественные цели и руководствуясь гражданско-правовыми принципами»3.

Для превращения правовой возможности в действительность акционер выбирает такой вариант поведения, который по его представлению полнее всего обеспечивает нужные ему результаты. Возможность, таким образом, заключается в выборе предусмотренных законом вариантов поведения, которые позволяют акционеру достичь поставленных целей, превратить желаемое в действительное. В рамках

конкретной правовой возможности акционер всегда обладает определенной мерой свободы в определении своего поведения для трансформации поставленных целей в конкретные результаты. Возможность для акционеров в пределах закона самостоятельно определять свое поведение, избрать его вид и меру является тем главным свойством, которое характеризует процесс осуществления их прав.

Способы осуществления субъективных прав, в том числе и прав акционеров, зависят от вида правоотношений, содержанием которых они являются, а также от возможностей, составляющих содержание самого конкретного права.

По мнению Н.Л. Дмитрика, в абсолютных правоотношениях субъективное право осуществляется, «как правило, «статическими» способами (фактическим владением и пользованием имуществом), собственными действиями управомоченного субъекта», а в относительных правоотношениях - «путем обращения требований к обязанной стороне»1.

Аналогичную позицию занимает Е.Л. Баринова, которая отмечает, что собственник удовлетворяет свой интерес «в первую очередь путем реализации принадлежащих ему правомочий - владения, пользования, распоряжения; только его непосредственное воздействие на принадлежащую ему вещь к служит удовлетворением его интереса, все третьи лица лишь нс препятствуют ему в этом, обеспечивая возможность такой реализации»[25] [26]. В случае наличия у лица обязательственного права (права требования) интерес управомоченного лица достигается совершением известных действий обязанными лицами. В этой связи О.С. Иоффе очень точно подметил, что субъективное право «обеспечивает его носителю такое поведение на стороне других лиц, в котором нуждается

управомоченный и которое при данных обстоятельствах государство признает обязательным»[27] [28].

По мнению Е.В. Вавилина, «осуществление субъективного гражданского права складывается из двух форм выражения, базовых составляющих, не только процесса (динамики): действия или совокупности действий, направленных на достижение заложенного в праве желаемого, необходимого для субъекта результата (реализация гражданского права лица в его узком значении), но и состояния (статики) отношений»2 (право собственности на акции).

Полагаем, что из указанных точек зрения можно сделать вывод, что в зависимости от того, в какие правоотношения (абсолютные или относительные) вступает носитель субъективного права, различаются способы осуществления соответствующего права.

Нужно отметить, что обязательственные и корпоративные отношения, складывающиеся между акционерным обществом и акционером, - это всегда относительные правоотношения, поскольку они складываются между конкретными субъектами3.

Исходя из возможностей, составляющих содержание субъективного права акционера, следует, что определенные права акционер может осуществить как при помощи своих действий, так и путем требования определенного поведения, обращенного к обязанным лицам. Например, реализуя свое право на информацию, акционер может осуществить его самостоятельно путем ознакомления с общедоступной информацией или посредством предъявления обществу соответствующего требования (п. 2 ст. 91 Закона об акционерных обществах).

В.С. Ем делит способы осуществления субъективных іражданских прав на фактические и юридические. Фактические способы - это «действие или система действий, совершая которые управомоченное лицо не преследует юридических целей». Юридические способы - это «действия, обладающие признаками сделок, а также иных юридически значимых действий, не являющихся сделками»1.

Полагаем, что, исходя из классификации, предложенной В.С. Емом, осуществить право своими действиями акционер может, используя как фактические, рак и юридические способы. Требование акционера к обязанным лицам - это всегда юридический способ осуществления права.

Осуществление акционером некоторых прав исчерпывается одним действием, вследствие чего происходит прекращение таких прав; осуществление же других прав проявляется в длящихся, многократно повторяющихся действиях. Например, при осуществлении акционером права на часть имущества ликвидируемого общества, оставшегося после расчетов с кредиторами2, указан ное право прекращается. Л при реализации схожего с ним права на дивиденд последнее не прекращается. Общество выплачивает дивиденды за определенный период. В будущем в случае принятия решения о выплате дивидендов акционер вновь может осуществить данное право.

Субъективные права могут быть осуществлены как лично акционером, так и через представителей. Поскольку акционерное общество - это прежде всего объединение капиталов, а не их собственников, личность акционера не имеет особого значения для общества. На данное обстоятельство обращал внимание еще К.П. Победоносцев, который писал, что «выгода и ущерб соединяются не с личной деятельностью, но

соразмеряются исключительно с долей, внесенной в общий фонд капитала. ... Каждый член общества не имеет, в личности своей, никакого значения, и все члены не имеют между собой никакой личной связи»'.

Законодательство РФ не содержит указаний, что те или иные права акционер должен осуществить лично. Однако, по мнению Д.В. Ломакина, личность акционера «может иметь особое значение как для общества, так и для динамики акционерного правоотношения. Нормальное функционирование общества во многом будет зависеть от деловых качеств лиц, обладающих контрольным пакетом акций»2.

В соответствии со ст. 57 Закона об акционерных обществах право на участие в общем собрании акционеров осуществляется акционером как лично, так и через своего представителя. Вместе с тем акционер вправе в любое время заменить своего представителя на общем собрании акционеров или лично принять участие в общем собрании акционеров.

В свете сказанного представляется интересным вопрос об осуществлении прав акционеров, приобретенных после составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров. В соответствии с п. 2 ст. 57 Закона об акционерных обществах в случае передачи акции после даты составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и до даты проведения общего собрания акционеров лицо, включенное в этот список, обязано 1) выдать приобретателю доверенность на голосование или 2) голосовать на общем собрании в соответствии с указаниями приобретателя акций. Данное правило применяется и к каждому последующему случаю передачи акции.

Согласно первому варианту осуществления прав новый акционер участвует в общем собрании по доверенности, выданной бывшим акционером. Но такой вариант противоречит теории представительств;!. Исходя из смысла п. I ст. 182 Гражданское кодекса РФ, доверенность

вправе выдавать лицо, обладающее определенными субъективными правами, которое в силу каких-либо причин не может самостоятельно их осуществлять и поэтому реализует их через представителя, действующего в интересах представляемого и от его имени. Пункт 2 ст. 57 Закона об акционерных обществах предусматривает иное: доверенность выдается липом, не обладающим правами (лицом, уже не являющимся акционером), лицу, этими правами обладающим (новому акционеру)1.

Реализация второго варианта всецело зависит от воли и желания бывшего акционера. Каких-либо мер принуждения или ответственности законодательство РФ на этот счет не содержит. Кроме того, бывший акционер может нс участвовать в общем собрании акционеров по объективным причинам. Подобный вариант осуществления прав акционеров также критикуется в научной литературе2.

Законодательство РФ не предъявляет специальных требований к статусу представителя. Представителем может быть практически любое лицо. Весьма интересно по данному вопросу законодательство Швейцарской Конфедерации. Согласно ст. 689 Швейцарского обязательственного закона «акционер может представлять свои акции на общем собрании акционеров самостоятельно или через третьих лиц, не обязательно являющихся акционерами, если уставом не оговорено иное». Комментируя эту норму, А.Б. Агеев пишет, что устав может содержать положение о том, что представитель акционера обязательно должен быть также акционером общества3.

Вместе с тем полагаем, что в приведенной статье есть неясность в вопросе о том, что именно может предусмотреть устав общества: что представителем акционера может выступать только акционер общества

' Подробнее об ЭТОМ см.: Белов В.А. Содержание и осуществление прав акционеров, приобретенных после так называемого закрытия реестра (( Законодательство. 2004. X» 12. С. 6—13; Целое ГВ. Акционерные общества: теория и практика: Учебное пособие. M., 2006. С. 151-152.

:См.. напр.: [ЛевченкоГ.И. Эмиссионные ценные бумаги: понятие. эмиссия, обращение. М., 2006. С. 188. 5 Агеев А.Б. Акционерное законодательство Швейцарии: Постатейный комментарий. М.. 2005. С. 89.

или что акционер должен осуществлять свои правої на общем собрании акционеров только самостоятельно.

Нередко для осуществления некоторых своих прав акционеры привлекают иных лиц - профессиональных участников рынка ценных бумаг. Например, для управления ценными бумагами акционер может привлечь доверительного управляющего, передав ему свои акции (ст. 5 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», ст. 1012 Гражданского кодекса РФ1). Для представления интересов акционеров такие лица должны быть зарегистрированы в реестре владельцев именных ценных бумаг в качестве держателей акций. В системе ведения реестра именных ценных бумаг такие лица именуются «номинальными держателями», т. е. лицами, которые держат ценные бумаги от своего имени по поручению другою лица, не будучи при этом собственником этих ценных бумаг (п. 2 ст. 8 Федерального закона «О рынке ценных бумаг»[29] [30] [31]).

Как уже говорилось выше, субъективное право есть мера возможного поведения. Следовательно, оно является и мерой возможных способов, при помощи которых данное поведение реализуется. Таким образом, выбор способа осуществления права зависит не только от усмотрения субъекта, ио и от конкретного содержания субъективного права. Все возможные способы осуществления того или иного субъективного права должны полностью охватывать его содержание. На это обстоятельство обращается внимание и в литературе[32].

Статьей 91 Закона об акционерных обществах предусмотрены способы ознакомления акционеров с документами, перечисленными в п. 1 ст. 89 настоящего закона. К ним относятся, во-первых, обеспечение доступа к данным документам для ознакомления в помещении

исполнительного органа общества, во-вторых, предоставление копий документов за плату, не превышающую затрат на их изготовление.

Из содержания ст. 91 Закона об акционерных обществах следует, что право выбора конкретного способа предоставления документов принадлежит акционеру.

Вместе с тем субъективное право может предоставлять субъекту только один вариант возможного поведения. Например, акционер, имеющий преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, вправе полностью или частично осуществить свое преимущественное право только путем подачи в общество соответствующего письменного заявления (и. 3 ст. 41 Закона об акционерных обществах).

С учетом изложенного встает вопрос о соотношении понятий субъективного права и осуществления субъективного нрава. Этот вопрос был подробно исследован В.П. Грибановым. По его мнению, общей чертой в содержании указанных понятий является «определенное поведение управомоченного лица». Однако соотношение между поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением при осуществлении субъективного права, определяется как соотношение между возможностью и действительностью, общего и конкретного (общего типа поведения и конкретных форм его проявления в условиях данного конкретного случая), статики и динамики1.

Следовательно, поведение акционера при осуществлении своего права может не совпадать с абстрактной моделью поведения, предусмотренной этим правом. Для недопущения подобных случаев законодательством РФ, в частности, предусмотрены определенные требования к процессу осуществления акционерами своих прав.

Таким образом, надлежащими действиями по осуществлению акционерами своих нрав нужно признавать действия, которые не только

основываются на содержании субъективных прав акционеров, но и соответствуют требованиям, предъявляемым к процессу их осуществления.

<< | >>
Источник: ИВЛИЕВ РОМАН ЮРЬЕВИЧ. ПРЕДЕЛЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРАВ АКЦИОНЕРОВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2007. 2007

Еще по теме § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров:

  1. § 4. Уголовно-правовой аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[206]
  2. § 2.1. Структура, классификация и общие положения об осуществлении корпоративных прав
  3. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  4. 2.2. Гражданско-правовые ограничения субъективного права юридического лица на управление внутренними делами
  5. Правовая характеристика права акционера на информацию^ его место в системе прав акционера.
  6. § 4. Общая характеристика правовой связи участника хозяйственного об­щества с обществом, возникающей в силу непосредственно факти участия в обществе.
  7. 1. Общий характеристика имущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  8. § 1. Общая характеристика неимущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  9. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  10. § 3. Гарантии осушесгвлення прав акционеров
  11. § 2. Виды пределов осуществления прав акционеров
  12. §2. Обоснование нрава юридического лица на управление внутренними делами как самостоятельного субъективного права
  13. 2.2. Гражданско-правовые ограничения субъективного права юридического лица на управление внутренними делами
  14. §1.2. Понятие «акционер» в науке и законодательстве.
  15. §2.1. Природа прав акционеров.
  16. §2.2. Виды прав акционеров.
  17. §3.1. Осуществление субъективных прав акционеров.
  18. § 3. Общая характеристика и особенности правовых режимов приобретения крупных пакетов акций
  19. §1. Конституционные основания выработки и применения права арбитражными судами в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -