<<
>>

3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности

Современное общество представляет собой сложную иерархичную структуру, в рамках которой развиваются разнообразные общественные отношения. На сегодняшний день большинство из них упорядочено юридическими нормами, в связи с чем формируются правоотношения,

242

которые составляют предмет исследования юридической науки .

В общей теории государства и права понятие правоотношений определяется по-разному. Так, одни авторы под правоотношениями понимают общественные отношения, урегулированные нормами права[242] [243]. Другие авторы дают более широкое понятие, определяя правоотношения как урегулированные правом и находящиеся под охраной государства общественные отношения, участники которых выступают в качестве носителей взаимно корреспондирующих друг другу юридических прав и обязанностей.

В соответствии и с указанными определениями следует выделять следующие универсальные признаки правоотношений:

1. Основанием возникновения, изменения и прекращения

правоотношений являются правовые нормы;

2. На практическом уровне правоотношения проявляются

установлением между их субъектами устойчивых правовых связей на основе существования юридических прав и обязанностей;

3. Важнейшими характеристиками правоотношений является их волевой характер, а также персонализация субъектного состава[244].

Взяв за основу самое общее понятие правоотношения, инновационное правоотношение можно определить как возникающую на основе норм подотрасли инновационного права правовую связь субъектов, взятую в единстве с их фактическим поведением.

Поскольку все инновационные правоотношения складываются на стадиях воспроизводственных процессов или при воздействии на них государства, смысл любого из них, их экономическая сущность может быть понята и оценена по месту в воспроизводстве (производство, обмен, распределение, потребление) и в зависимости от характера применяемого государством регулирования.

К примеру, обязательственное правоотношение связано со стадией обмена, правовой режим нематериальных активов в большей степени относится к стадии производства, финансовые отношения во многом выражают отношения распределения и т.д.

Однако в системе сложных связей воспроизводства правовые формы могут носить и относительно самостоятельный характер, отражать одновременно несколько его стадий, находиться на их стыке. Все это имеет значение при изучении смысла конкретных правоотношений, их юридических и экономических целей. Например, договор может быть направлен на передачу объекта в собственность или в пользование, относясь тем самым к сфере товарного обмена. Но договор может охватывать и процесс производства, когда он заключается в целях совместной деятельности. Договор может опосредовать одновременно процессы производства, обмена и распределения, когда он заключается органами местной администрации с организациями в целях обеспечения комплексного экономического и социального развития территории и повышения эффективности хозяйствования. В каком правоотношении и с кем находится научная организация, занимающаяся фундаментальными и прикладными

исследованиями? Если не принять здесь конструкции абсолютного правоотношения, в котором организация выступает субъектом права на ведение своей деятельности в установленном законом порядке, не вступая ни в какие конкретные правовые связи, то будет утрачена классификация данной деятельности как правовой, затемнена правовая характеристика

-245

данных правоотношений .

В определении существа правоотношений, их содержания всегда должна учитываться экономическая основа. Пожалуй, во всех подотраслях и институтах отрасли предпринимательского права, в том числе в инновационном праве, как ни в каких иных подразделениях системы права, всегда необходимо точно определять реальное экономическое содержание конкретного правоотношения, адекватно переводить его на язык права. Это требование не всегда выполняется в практической, а подчас и нормотворческой деятельности, вследствие чего регулирование «пробуксовывает» и не дает желаемого результата.

Так, например, ранее бюджетным исследовательским организациям было запрещено создавать инновационные фирмы, и поэтому было сложно превращать результаты интеллектуальной деятельности в товар, продаваемый на рынке. Теперь, когда принят закон, снимающий эти запреты, ситуация должна измениться в лучшую сторону.

Все инновационные правоотношения в зависимости от характера правового регулирования можно подразделить на две большие группы: 1) инновационные правоотношения по осуществлению инновационной деятельности, которые возникают между равноправными и независимыми друг от друга субъектами и, следовательно, являются горизонтальными; 2) инновационные правоотношения по государственному воздействию на инновационную деятельность, которые существуют по вертикали между [245] субъектами инновационной деятельности и публичными образованиями в лице их органов.

Сначала рассмотрим инновационные правоотношения по осуществлению инновационной деятельности. Эта часть экономического оборота, опосредованная договорами и обязательствами, в наибольшей степени оснащена правовым регулированием и развитыми способами защиты прав. При этом большинство правовых норм (общие положения об обязательствах, общие положения о договоре, отдельные виды обязательств, права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) находится в Гражданском кодексе РФ, и только некоторые содержатся в различных положениях, правилах, инструкциях и иных подзаконных нормативных актах.

Субъектами инновационных правоотношений по осуществлению инновационной деятельности являются субъекты инновационной деятельности и субъекты инфраструктуры инновационной деятельности. К субъектам инновационной деятельности относятся новаторы и инноваторы. Новаторы - это субъекты, осуществляющие поиск инновационных идей и разработку новшеств на их основе, а инноваторы - это субъекты, осуществляющие внедрение и продвижение (коммерциализацию) новшеств на рынке[246].

При исследовании статуса новатора нужно учесть тот факт, что инновационной деятельности присуща двойственность, а именно то, что на первоначальных этапах инновационного процесса она имеет признаки научно-технической деятельности и только потом приобретает характер предпринимательской.

Поэтому новаторами, по общему правилу, выступают физические лица - творческие личности, которые благодаря своему интеллектуальному потенциалу создают новации (инновации). К таким лицам могут относиться, к примеру: исследователи, изобретатели, конструкторы, технологи и иные лица, занимающиеся творческой деятельностью. Указанный круг субъектов определен во второй главе Закона о науке. Пункт 1 статьи 3 данного Закона устанавливает, что научная и (или) научно-техническая деятельность осуществляется физическими лицами - гражданами Российской Федерации, а также иностранными гражданами, лицами без гражданства и юридическими лицами при условии, если научная и (или) научно-техническая деятельность предусмотрена их учредительными документами.

В соответствии с Законом о науке лицами, участвующими в создании новаций (инноваций), являются научный работник, специалист научной организации, работник сферы научного обслуживания, то есть лица, которые работают в научных организациях (РАН, НИИ и т.д.). Однако, анализируя положения данного Закона, можно выявить следующее противоречие: норма

0 том, что научным работником (исследователем) является гражданин, обладающий необходимой квалификацией и профессионально занимающийся научной и (или) научно-технической деятельностью, противоречит принципу свободы научного творчества, закрепленного в части

1 статьи 44 Конституции РФ. В этой связи пункт 1 статьи 4 Закона о науке следует изложить в следующей редакции: «Научным работником (исследователем) является физическое лицо, обладающее необходимой квалификацией и профессионально занимающееся научной и (или) научнотехнической деятельностью».

Между тем известно, что многие ученые совершают различные открытия, в том числе и инновационные, вне научных организаций. Таким образом, новаторов можно классифицировать на самостоятельных и зависимых. Соответственно те лица, которые перечислены в Законе о науке, будут зависимыми новаторами, а те, которые не работают в НИИ и других научных организациях, будут самостоятельными.

Рассуждая о том, может ли юридическое лицо выступать новатором, следует предположить, что такая вероятность есть, поскольку зачастую научная организация, получая заказ на создание конкретной новации (инновации) и создав ее посредством творческого коллектива, становится новатором.

Актуальным представляется вопрос о правовом положении организаций, осуществляющих научные исследования и разработки. От правового регулирования деятельности этих организаций зависит научнотехническое развитие нашей страны.

Нормы 5 статьи Закона о науке определяют научную организацию и общественное объединение в качестве субъекта экономической деятельности, который независимо от своей организационно-правовой формы в соответствии с уставом в качестве основной деятельности имеет научную, либо научно-техническую. Такое положение противоречит пункту 1 статьи 3 указанного Закона, в соответствии с которым общественные организация не могут признаваться субъектом научной деятельности. В этой связи необходимо в срочном порядке ликвидировать указанную правовую коллизию.

В состав научных организаций включаются как организации, для которых научно-исследовательская деятельность является основной, так и образовательные учреждения. Ведущими научными организациями являются различные государственные Академии наук.

Представляется, что более подробно правовой статус как существующих (РАН, отраслевых академий), так и потенциальных научных образований целесообразно регулировать специальными нормативными актами.

На основании вышеизложенного полагаем, что новатор - это субъект инновационной деятельности, в качестве которого может выступать как физическое, так и юридическое лицо (независимо от организационноправовой формы), создавшее новацию самостоятельно за счет собственных или привлеченных средств и являющееся ее собственником или ставшее собственником новации посредством приобретения прав на нее на основе договора с целью дальнейшей коммерциализации новации.

В качестве инноваторов часто выступают инновационные организации и венчурные фонды.

Инновационная организация - это субъект инновационной деятельности, который вступает в инновационный процесс, как правило, на стадии промышленного освоения и коммерциализации и создает организационные и социально-экономические условия для новаторов, желающих внедрить свои разработки и получить прибыль.

Следует отметить, что современное бюджетное законодательство разрешает бюджетным научным учреждениями при соблюдении определенного порядка (при уведомлении вышестоящего органа) выступать учредителями внедренческих хозяйственных обществ причем совместно с другими лицами, а также используя в качестве вклада имущество, принадлежащее учреждению на праве оперативного управления. Как правило в качестве вклада в создание хозяйственных обществ указанного типа такие организации вносят право использование результатов интеллектуальной деятельности.

В связи с этим среди специалистов возникла оживленная дискуссия о праве бюджетных учреждений на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет бюджетно-сметного финансирования. Так, некоторые федеральные органы исполнительной власти отрицают наличие у бюджетных учреждений прав на указанные результаты интеллектуальной деятельности . Однако представляется, что эта позиция нуждается в корректировке. [247]

Разработчики Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности» исходили из того, что «с принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ был законодательно закреплен основной принцип распределения прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные за счет бюджетных средств: по общему правилу, права на результаты интеллектуальной деятельности закрепляются за исполнителем. Порядок распоряжения принадлежащими бюджетным учреждениям исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности установлен разделом VII ГК РФ. В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности»[248].

Следовательно, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, создаваемые бюджетными научными и образовательными учреждениями, принадлежат этим учреждениям. При этом нет никаких сомнений в том, что норма статьи 299 ГК РФ регулирует отношения, связанные с имуществом учреждений. Вместе с тем права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, в частности исключительное право, регламентируются частью четвертой ГК

РФ и являются самостоятельными правами, отличными от вещных и обязательственных прав. Право же оперативного управления является ограниченным вещным правом.

Представляется, что в случае внесения исключительного права в качестве вклада в уставной капитал хозяйственного общества необходимо руководствоваться разъяснением Пленума Верховного Суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5 /29. В соответствии с ним каждый случай совершения такого действия должен сопровождаться заключением отдельного договора об отчуждении исключительного права, который в отдельных случаях должен подлежать государственной регистрации.

При этом следует согласиться с мнением Л. Онищик о том, что частью четвертой ГК РФ недостаточно проработаны вопросы закрепления прав за бюджетными учреждениями[249]. Представляется, что указанный пробел в законодательстве необходимо восполнить.

Что же касается рекомендации применять пункт 2 статьи 299 и пункт 2 статьи 298 ГК РФ к результатам интеллектуальной деятельности, которые будут созданы рассматриваемыми хозяйственными обществами, то следует отметить, что пункт 2 статьи 299 ГК РФ неприменим к указанным результатам интеллектуальной деятельности, поскольку эти хозяйственные общества - самостоятельные юридические лица. Их деятельность регулируется нормами Гражданского кодекса РФ о хозяйственных обществах (обществе с ограниченной ответственностью, обществе с дополнительной ответственностью, акционерном обществе) и Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности». Уставный капитал создаваемых хозяйственных обществ не является имуществом, приобретенным бюджетными учреждениями.

Зачастую на практике инновационные компании, в том числе созданные бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственные общества, признаются малыми предприятиями .

В соответствии с действующим законодательством к субъектам малого и среднего бизнеса относятся физические и юридические лица, внесенные в государственный реестр, которые соответствуют следующим условиям:

1. В отношении параметров учредительного капитала юридических лиц суммарная доля экономических субъектов, не являющихся представителями малого и среднего бизнеса не должна превышать 25 процентов. Данное ограничение не действует в отношении юридических лиц, которые используют результаты интеллектуальной деятельности, права на которые принадлежат государству;

2. Установлена предельная численность работников в размере не превышающем двухсотпятидесяти человек;

3. Установлен предельный размер выручки от реализации товаров и услуг, определяемый специальным Постановлением Правительства РФ.

Таким образом, Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ» устанавливает четыре критерия, соблюдение которых необходимо для получения статуса микро-, малого или среднего предприятия: цель осуществляемой деятельности, средняя численность работников, доля участия и сумма выручки от реализации (или балансовая стоимость активов). Данный Закон закрепляет заявительный порядок обращения названных субъектов за оказанием поддержки (п. 1 ч. 1 ст. 14) и предусматривает ведение государственными органами и органами местного самоуправления, предоставляющими эту поддержку, реестров субъектов малого и среднего предпринимательства - получателей поддержки (ст. 8). Из [250] этой нормы права следует и то, что подтверждение своего статуса будут получать не все субъекты малого и среднего предпринимательства, а только те, которым государственные или муниципальные органы уже оказали поддержку в том или ином виде.

251

Инновационные организации также называют еще венчурными фирмами. Такие субъекты создаются с целью обеспечения включения результатов наиболее рисковых инноваций в производственный процесс. С организационной точки зрения на сегодняшний день распространено создание венчурных подразделений внутри организации, а также создание самостоятельных венчуров, представляющих собой временные объединения различных юридических и физических лиц, которые создаются для осуществления апробирования перспективного новшества.

Как правило, самостоятельные венчурные организации создаются в форме партнерства в связи с чем не обладают правосубъектностью, но выступает от своего имени под эгидой единой фирмы. В странах с англосаксонской правовой системой присуще создание форма партнерства с ограниченной ответственностью, которое представляет собой аналог коммандитного товарищества, распространенного в романно-германской правовой системе.

В зависимости от успеха деятельности организационная форма венчурных предприятий может трансформироваться и приобретать более устойчивые правовые формы, например, становиться акционерным обществом.

Такая структура дает возможность венчурной фирме посредством размещения своих акций на фондовом рынке привлечь дополнительные финансовые средства. Среди источников венчурного капитала стабильное [251] место занимают промышленные и торговые корпорации, страховые компании, пенсионные и другие фонды, а также физические лица.

В условиях современной инновационной экономики венчурные предприятия активно развиваются, что определяется прямой заинтересованностью представителей бизнес сообщества во внедрении инноваций в производственный процесс. Данный процесс сопровождается конкуренцией, результаты которой впечатляют. Так, по статистическим подсчетам большинство нововведений, внесенных в производственный процесс в течении XX в. было произведено благодаря деятельности

-252

венчурных предприятий .

Несмотря на богатый мировой опыт ни в российском законодательстве, ни в юридической литературе статус инновационной организации не определен. Попытаемся сделать это. Инновационная организация - это, безусловно, юридическое лицо, основной целью деятельности которого является извлечение прибыли, то есть коммерческая организация, обладающая к тому же общей правоспособностью, позволяющей ей осуществлять не запрещенные законом виды деятельности. Инновационная организация может быть создана в форме хозяйственного товарищества, общества либо партнерства.

Инновационная организация представляет собой коммерческую организацию, которая проводит активную инновационную политику. Иными словами, такая организация в течение последних трех лет имела завершенные [252] инновации, то есть новые или значительно усовершенствованные продукты, внедренные на рынке, новые или значительно усовершенствованные услуги или методы их производства (передачи), а также внедренные на рынке новые или значительно усовершенствованные производственные процессы. Представляется, что в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности», который предлагается разработать и принять, следует не только закрепить вышеприведенное определение инновационной организации, но и раскрыть ее правовое положение, что может выражаться в следующих правах инновационной организации:

- право знать обо всех правоустанавливающих документах на инновацию до начала сотрудничества с новатором;

- право требовать предоставления полных сведений от лиц, получивших доступ к инновации, в том числе и через судебное принуждение;

- право требовать выплаты компенсации за использование инновации третьим лицом в своих интересах без получения соответствующего разрешения.

В свою очередь инновационные организации должны предоставлять гарантии, как новаторам, так и инвесторам. Так, они обязаны предотвращать возможную утечку информации, в частности, при подготовке описаний инновационной продукции, другой технической или рекламной информации об этой продукции. Руководители таких организаций должны обеспечивать стабильность кадрового состава инновационных менеджеров, что повысит конкурентоспособность разработок и продукции организации.

Еще одним субъектом инновационной деятельности являются венчурные фонды. Венчурные фонды - это специализированные финансовые

253

институты, созданные для работы в зоне наибольшего риска . Важнейшей функцией венчурных фондов является финансирование начальных стадий рисковых проектов, связанных с максимальной неопределенностью отдачи [253] затраченных средств. При этом вероятность неудач очень велика, только 2025 процентов инвестированных разработок доходит до последнего этапа - создания венчурных акционерных обществ.

Ведущий научный сотрудник НИФИ Минфина РФ А. Шуткин отмечал тенденцию, в соответствии с которой венчурные фонды предпочитают вкладывать капитал в закрытые акционерные общества в форме поддержки акционерного капитала, либо в форме предоставления среднесрочного кредита (на срок от трех до семи лет) с минимальной ставкой . На практике наиболее распространена комплексная схема финансирования венчурных предприятий, сочетающая в себе обе формы.

Схема взаимоотношений между патентообладателем и венчурным фондом обычно бывает следующая. Фонд совместно с физическим лицом- патентообладателем после предварительной оценки коммерческой привлекательности научной разработки создает закрытое акционерное общество, в котором патентообладатель имеет определенный пакет акций. Он и будет заниматься тиражированием и сбытом данного вида продукции. Возможно участие и третьей стороны - крупного промышленного предприятия, на производственных площадях которого предполагается развернуть производство продукции. В случае успеха фонд продает свою долю уже по более высокой рыночной цене или получает, как и все участники проекта, гарантированные дивиденды. В случае неудачи убытки после реализации имущества делятся между участниками в соответствии с их паями.

Основная задача венчурного фонда - довести проект до того этапа, когда идея начнет работать, товар продаваться, а компания станет котироваться на рынке. После этого венчурный инвестор продает свою долю, выручая многократно больше, чем вложил. По оценкам специалистов, [254] удачные проекты приносят венчурным инвесторам до 2000 процентов прибыли. С другой стороны, на начальном этапе из ста новых проектов гибнет 80.

Следовательно, венчурные фонды являются субъектами инновационной деятельности, благодаря которым реализуются различные особо рисковые инновационные проекты. При этом инвестиционный вклад венчурного фонда не является определяющим по объемам. Он играет лишь роль «катализатора» в привлечении средств в региональные и отраслевые фонды. Венчурный фонд побуждает к формированию сети региональных инвестиционных институтов, непосредственно осуществляющих прямые инвестиции в инновационные проекты. Таким образом, посредством создания венчурных фондов закладываются механизмы государственной экономической и организационной поддержки системы венчурного инвестирования . В связи с этим представляется необходимым определить их правовое положение.

Согласно действующему законодательству венчурное финансирование осуществляется путем формирования венчурных фондов, создаваемых в двух формах - простого товарищества и закрытого паевого инвестиционного фонда. Правовая конструкция простого товарищества определяется нормами главы 55 Гражданского кодекса РФ. Что касается венчурных закрытых паевых инвестиционных фондов, то их формирование и функционирование регламентируется Федеральным законом «Об инвестиционных фондах»[255] [256].

В соответствии с нормами указанного закона паевой инвестиционный фонд представляет собой обособленный имущественный комплекс, в состав которого включается имущество, переданное на началах доверительного управления в различной пропорции. При этом доля в праве собственности на такое имущество удостоверяется ценной бумагой, которая выдается управляющей компанией. Несмотря на то, что паевый инвестиционный фонд должен иметь идентифицирующее название, юридическим лицом он не является.

При этом паевой инвестиционный фонд признается закрытым, если правила доверительного управления предусматривают условие об отсутствии у владельца инвестиционных паев права требовать от управляющей компании прекращения договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом до истечения срока его действия иначе, как в случаях, предусмотренных Законом об инвестиционных фондах. Управляющая компания является коммерческой организацией в форме хозяйственного общества, которая на основании специальной лицензии осуществляет доверительное управление фондом.

Обе организационные формы венчурного инвестирования внешне схожи между собой, но есть и принципиальные различия, которые могут стать привлекательными для инвесторов при выборе объектов инвестирования. Каждая из форм имеет свои преимущества и недостатки. Основные преимущества простых товариществ состоят в возможностях более гибкого маневрирования капиталом, свободного входа и выхода из проекта в результате продажи своей доли другим участникам, финансирования любых стадий инвестиционного проекта и др. Основные недостатки данных фондов состоят в отсутствии государственного и специализированного контроля за оборотом инвестиционного капитала, в непрозрачности для инвесторов структуры фонда и его инвестиционной политики. Отмеченные недостатки стали ощутимым препятствием в привлечении значительных объемов инвестиций со стороны отечественных и зарубежных инвесторов для венчурного финансирования относительно крупных проектов с начальным объемом инвестиций не менее 25 миллионов рублей. Все это послужило причиной преобразования ряда фондов из формы простого товарищества в форму закрытого паевого инвестиционного фонда. Как показывает российская практика, для иностранного инвестора форма закрытого паевого инвестиционного фонда более понятна и предпочтительна. Основными преимуществами закрытого паевого инвестиционного фонда являются наличие специальной лицензии у управляющей компании и квалификационных сертификатов у ее специалистов, информационная прозрачность и наличие контроля со стороны государства и специализированных органов профессиональных участников рынка ценных бумаг, рынка аудиторских и оценочных услуг. И хотя закрытый паевой инвестиционный фонд небезупречен (чрезмерное регулирование, ограниченность инвестиционной политики, жесткий контроль за инвестиционными сделками и др.), он постепенно завоевывает

257

рынок инвестиций в инновационные высокорисковые проекты .

В августе 2006 года глава Правительства РФ подписал постановление об образовании Российской венчурной компании , которая осуществляет вложение средств только в закрытые паевые инвестиционные фонды, созданные по российскому законодательству и регулируемые Федеральной службой по финансовым рынкам. По всей стране должно быть создано от восьми до 15 таких фондов. Каждым из них должна руководить специальная управляющая компания. После того, как венчурный фонд сформирован, то есть наполнен деньгами, его управляющая компания может начинать отбор объектов инвестирования - инновационных компаний. Это организации, занятые деятельностью в таких сферах, как: микроэлектроника, информационные, телекоммуникационные, медицинские технологии, биотехнологии, нанотехнологии, экологически чистая энергетика и т.д. Управляющая компания каждого фонда сможет профинансировать за несколько лет до 10-15 инновационных компаний. Специалисты предполагают, что если владельцы инновационных компаний осознают, что [257] [258] деньги для финансирования их идей появились, они будут запускать новые проекты намного охотнее, чем сейчас. При таком развитии событий венчурным фондам будет из чего выбирать. Как правило, в начинающую технологическую компанию, которая только приступает к созданию своего продукта, венчурные фонды инвестируют не более 150 миллионов рублей. Впоследствии часть компаний неизбежно закроется, а другие, напротив, принесут высокий доход. Чтобы не рисковать, фонду желательно вложить средства сразу в 12-20 организаций. В среднем на один венчурный фонд приходится порядка 15 компаний, которым фонд помогает расти и развиваться.

Уже в октябре 2006 года официально начал работу первый региональный закрытый паевой инвестиционный фонд особо рисковых (венчурных) инвестиций в Москве. В реализации данного проекта приняли участие как органы государственной власти в лице Министерства экономического развития и торговли РФ и Департамента поддержки и развития малого предпринимательства Правительства г. Москвы, так и частный бизнес: ОАО «Система-Венчур» и ОАО «Альянс РОСНО Управление Активами». Пайщиками стали Фонд содействия развитию венчурных инвестиций в малые предприятия в научно-технической сфере города Москвы и ОАО «Акционерная Финансовая Корпорация «Система». Доля каждого участника составляет 50 процентов. Размер фонда составляет 800 миллионов рублей, а основан он на семь лет. В один проект планируется вкладывать от 10 до 120 миллионов рублей.

Стратегия данного фонда предполагает создание диверсифицированного портфеля вложений в высококлассные технологические активы в следующей пропорции:

- примерно 75 процентов средств направят в существующие малые быстрорастущие компании, ориентированные на высокие технологии и инновации, которые уже реализуют свою продукцию;

- около 15 процентов пойдет в стартующие предприятия, завершающие научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, но которые еще не ведут операционную деятельность. Такие фирмы должны обладать четким и уникальным нематериальным активом (ноу-хау), который составляет основу предполагаемого продукта и имеет признаки объекта интеллектуальных прав. Организация должна приступить к реализации продукта в течение полутора лет с момента вложения денег;

- 10 процентов инвестиций направят в существующие объекты интеллектуальных прав, защищающие уникальные российские изобретения и высокотехнологичные разработки, на основе которых можно создать успешный бизнес.

В настоящее время уже отобрано около 50 проектов из 200 заявок, заслуживающих внимание фонда. Это разработки в области микроэлектроники, фармацевтики, нанотехнологий, информационных и лазерных технологий. В 2006 году фонд профинансировал около 30-35 компаний, и на эти цели было перечислено 200 миллионов рублей.

Повышенный риск венчурного бизнеса объясняется, в частности, тем фактором, что финансовые средства вкладываются в созданную компанию без гарантии их возврата. В случае неудачи инвестор может понести значительные убытки. Учитывая высокую степень риска в деятельности венчурных организаций, они должны пользоваться существенными налоговыми льготами. Например, в Великобритании такие компании освобождены от налога на прирост капитала, а инвесторы венчурных фондов не платят налоги на доход от дивидендов и на прирост капитала. В США система налоговых льгот на научно-исследовательские и опытноконструкторские работы существует с 1981 года. Налоговая скидка предполагает возможность вычета затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, связанных с основной производственной и торговой деятельностью налогоплательщика. До 1985 года она составляла 25 процентов, в настоящее время - 20 процентов. Надо отметить, что налоговые льготы являются одним из наиболее действенных институтов развития инновационной деятельности.

В России существует множество препятствий для развития венчурного предпринимательства. Основными из них, пожалуй, являются следующие: неразвитость российского рынка ценных бумаг; неразработанность конкретных стратегий выхода венчурного капитала на рынок; отсутствие нормативно-правовой базы, регламентирующей деятельность венчурного бизнеса.

В связи с этим нужно отметить, что на законодательном уровне была предпринята попытка разработки проекта документа в сфере венчурной деятельности - Концепции развития венчурной индустрии в России (государственной системы стимулирования венчурных инвестиций). Целью Концепции являлось создание с участием государства системообразующих элементов национальной венчурной индустрии в России и формирование благоприятной экономической и правовой среды для их последующего саморазвития.

Указанная концепция подготавливалась в соответствии с требованиями Плана действий Правительства в отношении реализации положений Программы социально-экономического развития Российской Федерации, а также в соответствии с Основами политики РФ в области науки и технологий, утвержденную Президентом РФ 30 марта 2002 г.

Главным двигателем развития инновационной сферы в соответствии с этими документами признавалась организация венчурных фондов с прямым государственным участием, которые должны были снижать риски частного капитала и играть агитационную роль в контексте его привлечения. Однако, по ряду причин к настоящему времени этот документ так и остался нереализованным.

Для управления государственной долей средств в венчурных фондах решением Правительства РФ был создан Венчурный инвестиционный

фонд . Венчурный инвестиционный фонд (ВИФ) - некоммерческая организация с государственным участием, которая была призвана выступать учредителем коммерческих венчурных фондов, ориентированных на наукоемкую промышленность России, была зарегистрирована в Санкт- Петербурге в июле 2000 года. Цель ее создания состояла в развитии конкурентоспособного технологического потенциала России посредством проведения конкурсов по отбору управляющих компаний по привлечению государственных средств в создаваемые венчурные фонды[259] [260]. Доля венчурного инвестиционного фонда в этих фондах не должна превышать десяти процентов. Возврат же государственных инвестиций, произведенных через венчурный инвестиционный фонд в региональные и отраслевые фонды, должен осуществляться путем выкупа доли государства другими венчурными фондами или управляющими компаниями фондов. Основными задачами Венчурного инвестиционного фонда являются:

1) осуществление комплекса мер по развитию системы прямого инвестирования в акционерный капитал (венчурного инвестирования) в России, включая участие в создании венчурных инвестиционных институтов с российским и зарубежным капиталом, вкладывающих средства в технологический инвестиционный бизнес;

2) осуществление приоритетной поддержки российских инновационных организаций, создающих продукты и технологии, относящиеся к перечню критических технологий федерального уровня, путем участия в финансировании этих проектов на их начальной стадии.

Вместе с тем необходимо отметить, что хотя государственная программа развития венчурных фондов в России началась более десяти лет

назад, и уже проведено несколько конкурсов по созданию таких фондов, а 19 фондов уже созданы, вопросы функционирования все еще новых для страны инвестиционных институтов решены далеко не все. Среди них можно назвать следующие: выбор управляющих компаний, имеющих возможность инвестировать средства в инновационную деятельность; использование фондов в качестве одного из инструментов регионального развития; установление порядка распределения привлеченных средств; регистрация малых внедренческих предприятий в стенах вузов[261].

К субъектам инфраструктуры инновационной деятельности действующее законодательство относит технопарки, технополисы, научные «инкубаторы». Естественно, в соответствии с масштабами своей деятельности ведущую роль в процессе развития инновационной сферы сегодня должны играть технополисы, например, Зеленоград[262]. Другие отмеченные структуры гораздо меньшего масштаба и, как правило, создаются на базе образовательного учреждения с участием нескольких предприятий. В этой связи они в большей степени, чем технополисы, нацелены на активную инновационную деятельность в рамках предпринимательства[263]. Примером такой структуры может служить технопарк «Новосибирск».

Под «бизнес-инкубатором» понимают структуру,

специализирующуюся на создании благоприятных условий для эффективной деятельности малых инновационных фирм, реализующих оригинальные научно-технические идеи[264]. Они представляют собой полифункциональные комплексы, в рамках которых предоставляются различные научно-

С. 295.

исследовательские услуги заинтересованным фирмам[265]. Самой

распространенной формой бизнес-инкубаторов, существующих во всех ведущих странах мира, являются технопарки (например, «Силиконовая долина» в США).

В России первые технопарки стали появляться только в 1990 е гг. В это время одновременно с возникновением технопарка в Томске возникла производственная ассоциация «Технопарк». В соответствии с определением, данным этой организацией, технопарк представляет собой юридическое лицо, осуществляющее, используя связи с ведущими учебными заведениями формирование инновационной среды с целью развития инновационного предпринимательства и ускорения внедренческой деятельности в отношении новшеств[266]. Таким образом, технопарки в российских условиях представляют собой организации, осуществляющие деятельность на коммерческой основе с целью превращения открытий и новшеств в готовую продукцию. Таким образом, по справедливому замечанию В.Н. Щукова, технопарком может являться лишь организация, обладающая значительным научным и техническим потенциалом[267] [268]. В современной России технопарки функционируют в основном в Москве, Санкт-Петербурге, центральных регионах в Западной Сибири и на Урале .

В соответствии с государственной программой «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» до 2010 года должно было появиться десять новых объектов. Но по итогам мониторинга, проведенного Минкомсвязи РФ, было объявлено, что из девяти регионов, претендовавших на государственные деньги, в 2009 году их получат лишь Новосибирск и Кемерово. Остальные регионы лишились финансирования, поскольку использование средств было признано нецелевым. Минфин РФ заявил о сокращении финансирования программы строительства технопарков на треть. При этом средства, заложенные на развитие всех технопарков, будут перераспределяться в пользу регионов, показавших в течение года реальные результаты. Для Мордовии это станет шансом получить дополнительные суммы. В нынешних условиях концепция саранского технопарка была на ходу доработана и оптимизирована. Приступить к полномасштабным инновационным исследованиям здесь планируют уже в 2009 году, не дожидаясь возведения инфраструктурной базы. Несколько площадок технопарка предполагается запустить на базе действующих предприятий и регионального «бизнес-инкубатора»[269].

Отметим, что в российских условиях гораздо чаще используется термин «наукоград», в связи с чем на сегодняшний день существует система правового регулирования их деятельности, определенная специальным Законом. В соответствии с его нормами наукоградом является муниципальное образование городского типа, в составе которого функционирует научно-производственный комплекс в виде совокупности организаций, осуществляющих разнообразную инновационную деятельность (разработку, внедрение и коммерциализацию новшеств, подготовку и переквалификацию кадров). Следует отметить, что действующая законодательная трактовка наукограда не охватывает территории с высокой концентрацией наукоемких производств, что не позволяет им претендовать на получение государственной поддержки. В этой связи естественно, что законодательная формулировка должна быть скорректирована. Одним из способов решения проблемы стало принятие Федерального Закона «Об особых экономических зонах», который регламентировал проблемы развития территорий с высокой концентрацией научно-технического потенциала.

В соответствии с указанным Законом особые экономические зоны создаются в целях развития обрабатывающих отраслей экономики, высокотехнологичных отраслей, производства новых видов продукции, транспортной инфраструктуры, а также туризма и санаторно-курортной сферы. Данный Закон предусматривает особый режим осуществления предпринимательской деятельности на территории особой экономической зоны, предоставляет резидентам таможенные и налоговые льготы. Среди других преимуществ особых экономических зон можно назвать легкость доступа к зарубежным банковским структурам, простой порядок регистрации фирм и упрощенную систему бухгалтерской (финансовой) отчетности. Однако и здесь возможны неблагоприятные последствия. У многих специалистов есть опасения, что предоставляемые резидентам особых экономических зон льготы и преференции могут быть использованы ими в корыстных целях, а непосредственно регистрация в качестве резидента особой экономической зоны может быть использована как «прикрытие» для осуществления незаконного вида деятельности.

На основании изложенного можно констатировать, что таким субъектам инфраструктуры инновационной деятельности, как технополис, техноград, «инкубатор» и др., необходимо получить статус «наукограда», только после чего названные субъекты могут рассчитывать на серьезную государственную поддержку. Тем не менее, процесс получения данного статуса достаточно сложен, а законодательство на федеральном уровне о деятельности технополисов, технопарков и «инкубаторов» до сих пор отсутствует. Как показывает мировая практика, развитая инновационная инфраструктура является, пожалуй, одним из основных условий построения экономики, основанной на знаниях (knowledge based economy). В настоящее время практически ни один субъект Российской Федерации не располагает достаточным количеством технопарков, технополисов, «бизнесинкубаторов» и других элементов инновационной инфраструктуры.

Таким образом, отсутствие законодательно установленного круга лиц, участвующих в инновационном процессе, приводит к значительным трудностям в определении статуса субъекта инновационного права. Поэтому представляется необходимым в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности» закрепить понятие каждого субъекта инновационного права и уточнить их права на получение государственных гарантий. Вместе с тем в литературе предлагаются критерии, позволяющие признать лицо соответствующим субъектом. Одним из таких критериев является факт участия лица в процессе создания новшества и доведения его до реализации в виде готового товара на рынке.

В процессе создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, как правило, устанавливается многостороннее взаимодействие субъектов правоотношений . В частности, речь идет о том, когда автор (патентообладатель) обязуется участвовать во внедрении изобретения, модифицировать его к условиям производства, выполнять другие действия, без которых процесс производства невозможен. Взаимоотношения сторон в данном случае представляют собой сложное сочетание прав и обязанностей, возникающих по поводу объекта. Однако в законодательстве отсутствует договор, регулирующий такие отношения. Это объясняется тем, что [270] договорные формы, которые используются в сфере научно-технического прогресса, направлены на фиксацию прав автора на объект и на закрепление иных прав автора, что было вполне оправданным в прежние времена. В условиях рыночной экономики важнейшим становится вопрос о передаче прав автора другим лицам. Использование результатов интеллектуальной деятельности и прав на них может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Такое согласие оформляется договором.

В период с 1955 по 1962 гг. в советском гражданском праве произошло окончательное становление метода договорного регулирования деятельности научных и технических организаций[271] [272] [273]. Вместе с тем Гражданский Кодекс СССР 1964 г. ни как не регламентировал данный вопрос. Договорные начала внедрялись на основании Постановлений Совета министров СССР, в которых содержалась типовая форма заключения договоров и правила их реализации , которая преследовала главную цель - обеспечить целевое винансирование интересов участников производственной сферы . В этой связи широко внедрялся новый тип договора, сущность которого заключалась в передаче научно-технических разработок. Этот договор содержал два основных существенных условия: регламентировал содержание передаваемой разработки и производственный эффект от ее реализации. Соблюдение таких условий предполагало наличие обоюдного информирования, в частности, о составе воплощаемой продукции. Заказчик по договору обязан был принять и оплатить разработки, а также организовать их внедрение. Основным требованием в отношении разработчика по договору являлось самостоятельность и независимость осуществляемой им деятельности.

Оценивая характер заключаемых договоров указанного типа, следует согласится с мнением современных исследователей А.Л. Маковского и С.Н. Братуся об их условном характере, поскольку при господстве механизма командно-административного регулирования эти договора обеспечивали обязательную реализацию плановых показателей. При этом свобода

274

договорного регулирования полностью отсутствовала .

12 октября 1967 года СССР подписал акт о присоединении к Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 30 марта 1883 г. Это привело к активизации нормотворческой деятельности в области промышленной собственности. Однако регулирование договорных отношений по-прежнему осуществлялось преимущественно на уровне подзаконных актов.

Введение объектов инновационной деятельности в хозяйственный оборот в настоящее время опосредуется различными по правовой природе договорами, но все они должны быть объединены в одну группу, исходя из следующих соображений. Процессу создания инноваций присущ такой элемент, как риск, который нуждается в дополнительном правовом регулировании и обеспечении. Так, например, в целях минимизации риска возможно применение института страхования. Кроме того, поскольку инновационная деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли и рассматривается как разновидность предпринимательской деятельности, то к ней предъявляются определенные законодательные требования: экологические, санитарно-эпидемиологические, антимонопольные. А сам объект инновационной деятельности приобретает такие новые качества, как экономическая целесообразность, коммерческая ценность и пр. Следовательно, договоры, опосредующие инновационную деятельность, образуют одну группу по двум релевантным для права признакам: 1) [274] [275] особенности предмета договора; 2) специальные требования, предъявляемые к процессу создания, распространения, использования объектов.

Под особым классом как системой договоров О. Рузакова понимает «единство упорядоченного множества гражданско-правовых договоров, имеющих в качестве системообразующего признака цель - использование прав на результаты интеллектуальной или приравненной к ней деятельности», но добавляет, что в качестве признаков построения системы использует «направленность, результат договора и объект, на который передаются права»[276]. В. Витрянский в одной из своих работ об итогах кодификации правовых норм о гражданско-правовом договоре, к сожалению, воздержался от анализа договоров об отчуждении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности и о предоставлении прав на их использование, дав им лишь самую общую характеристику и отметив, что правовая природа данных договоров и их место в системе гражданскоправовых договоров еще недостаточно исследованы. Вместе с тем, по его мнению, четыре существующие классификационные группы гражданскоправовых договоров следует дополнить пятой группой договоров, включающей в себя «договоры об отчуждении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности и о предоставлении прав на их использование»[277] [278]. В свою очередь В. Витко признает обоснованным мнение В.В. Витрянского и О.А. Рузаковой об отнесении договоров об отчуждении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, о предоставлении прав на их использование и создании охраняемых результатов к отдельной группе (классу) договоров, которую предлагает назвать договорами, направленными на предоставление прав использования объектов интеллектуальной собственности .

Однако статья 8 Закона о науке уже дала этим договорам общее название - договоры на создание, передачу и использование научной и (или) научно-технической продукции. За этим названием могут стоять договоры, как предусмотренные гражданским законодательством, так и не предусмотренные им (ст. 421 ГК РФ). Именно в договоре устанавливаются объем предаваемых третьему лицу прав на использование научнотехнического результата и способы его использования, а также размер авторского вознаграждения, но в любом случае условия таких договоров не должны противоречить законодательству об охране интеллектуальной собственности. Поэтому в законодательстве необходимо установить разумный и справедливый компромисс, учитывающий интересы автора и предпринимателя. Так как в их взаимоотношениях автор является слабой стороной, то в его защиту должно выступить государство. В этих целях государство может ограничить свободу договора путем исключения условий, способных ущемить интересы автора, и, наоборот, включения условий о сроке действия договора и о возможности переуступки прав.

Примером могут послужить положения Гражданского кодекса РФ, которыми следует руководствоваться в тех случаях, когда в лицензионном договоре отсутствуют существенные условия. Так, если в договоре не определен срок его действия, то лицензионный договор считается заключенным на пять лет, если же не указана территория, на которой допускается использование объекта, то действие договора ограничивается территорией Российской Федерации (ст. 1235). Если в договоре об отчуждении исключительного права на произведение не предусмотрено обязанности пользователя фактически использовать полученное произведение, то бывший правообладатель не вправе этого требовать. Акционерное общество «Телекомпания» обратилось в арбитражный суд с иском к государственной телерадиокомпании о понуждении к исполнению обязательств по договору в части выпуска в эфир восьми созданных истцом телепрограмм. Исковые требования обосновывались ссылками на условия договора, предусматривающие обязанность истца подготовить восемь телепрограмм определенного цикла и передать их на определенных материальных носителях, а ответчика - принять и оплатить эти телепрограммы по согласованным ценам. Ответчик возражал против иска, поскольку истец по условиям авторского договора передал ему исключительные права на использование произведения, в том числе на воспроизведение, на распространение, на передачу в эфир и другие, но обязанность пользователя выпустить телепрограммы в эфир сторонами не предусмотрена. В связи с изменением концепции вещания у ответчика не имеется возможности выпустить их в эфир. В соответствии со статьей 30 Закона об авторском праве предметом авторского договора является передача имущественных прав. При этом стороны могут договориться о передаче как исключительных, так и неисключительных прав. Согласно статье 31 Закона авторский договор должен предусматривать способ использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору); срок, на который передается право; территорию, на которой может осуществляться использование; размер вознаграждения и (или) порядок его определения за каждый способ использования; сроки выплаты вознаграждения; другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора. Таким образом, Закон об авторском праве не устанавливал обязанности правообладателя использовать произведение предусмотренным статьей 16 этого Закона способом.

Суд определил, что в данном авторском договоре не содержится условие об обязанности фактически использовать произведения, исключительные права на которые перешли к телерадиокомпании. При таких

279

обстоятельствах суд в иске обоснованно отказал .

Следовательно, в договоре авторского заказа уже в момент его заключения должны быть определены не только условия использования [279] произведения, но и его признаки. Поэтому предметом заказа служит конкретное произведение. Изобретение же в принципе не может быть предметом заказа. В научно-технической сфере, в отличие от художественной, нельзя заранее рассчитывать на создание определенного результата, а появление его - всегда дело случая. Однако заказ может иметь своей целью выполнение подрядных работ или работ подобного типа, прежде всего, научно-исследовательских и опытно-конструкторских. И в такой договор может быть включено условие о правах на изобретение на случай его возможного создания при выполнении работ. Все сказанное позволило В.А. Дозорцеву сделать некоторые выводы. В авторском праве возможен договор о переходе будущих прав на произведения, созданные на внедоговорной основе. Договор о переходе будущих прав на произведения, созданные на внедоговорной основе, не допускается. Изобретения могут быть созданы только на внедоговорной основе, но законодательство допускает заключение договора об уступке возможных будущих прав на такие изобретения, причем условия перехода прав на договорные произведения и внедоговорные изобретения в большой мере совпадают.

Если исключительные права переходят только по договору, а изобретения создаются на внедоговорной основе, значит, условие о передаче прав на возможные будущие изобретения может содержаться только в заключаемом заранее договоре, направленном на создание результата, но имеющем другой предмет. Нынешняя практика выявила два типа таких договоров - трудовой договор и договор подрядного типа, прежде всего о проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Поскольку автор является обладателем первоначального права на творческий результат, то принято считать, что основанием передачи прав работника работодателю выступает трудовой договор. Однако это не вполне точно. При создании служебных результатов (произведений, изобретений) трудовой договор может быть необходимой предпосылкой заключения гражданскоправового договора, но именно последний является основанием перехода гражданских прав. Субъективные гражданские права могут передаваться или предоставляться только по гражданско-правовому договору, который в этом случае заключается с автором - стороной трудового договора. Получается, что в документ, именуемый трудовым договором, включаются гражданскоправовые условия об уступке прав и о выплате автору вознаграждения .

Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах (лицензионный договор) (ст. 1233 ГК РФ). Часть четвертая ГК РФ содержит подробную регламентацию этих двух договоров. А в статье 1233 ГК РФ закрепляется чрезвычайно важная норма о том, что к любым договорам о распоряжении исключительным правом применяются положения раздела III «Общая часть обязательственного права». Тем самым сделан серьезный шаг

по действительной, а не формальной инкорпорации интеллектуальных прав в

281

структуру гражданского законодательства .

Следовательно, Гражданский кодекс РФ закрепляет две основные формы передачи права (распоряжения): отчуждение и лицензионный договор. В то же время Правила регистрации договоров предусматривают порядок регистрации договоров коммерческой концессии (субконцессии), расширяя список возможных способов распоряжения правом. Таким образом, правообладатель может распорядиться своим исключительным правом любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе использовать это право в качестве способа обеспечения исполнения обязательств (например, залога), [280] [281] передать его в доверительное управление. Хотя это и кажется спорным, а точнее непривычным, особенно для сторонников теории исключительных прав, авторы ряда публикаций затрагивают и иные, кроме стандартных, договоры о распоряжении исключительными правами . Так, услуги по оценке таких прав с целью залога под кредит предоставляют некоторые оценочные бюро.

Таким образом, к договорам, оформляющим отношения по осуществлению инновационной деятельности, можно отнести следующие договоры, правовые особенности которых должны быть урегулированы в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности»:

- договоры и государственные контракты на выполнение научноисследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, предметом которых являются обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, разработка образца нового изделия, конструкторская документация на него или новую технологию;

- договоры и государственные контракты на выполнение проектных и изыскательских работ, предметом которых являются разработка технической документации и изыскательские работы;

- договоры подряда и государственные контракты на выполнение работ, в рамках которых одна сторона при исполнении своего обязательства может получить от другой стороны информацию о новых решениях и технических знаниях, а также другие сведения, составляющие коммерческую тайну;

- договоры возмездного оказания услуг, заключаемые в процессе осуществления инновационной деятельности (консультационных, [282]

образовательных, маркетинговых, оценочных, аудиторских, инжиниринговых и др.);

- договоры страхования инновационных рисков, по которым страховщики могут получить информацию, составляющую коммерческую тайну страхователей или третьих лиц;

- договоры инвестирования денежных средств, в частности, кредитные договоры, имеющие цель финансирования инновационной деятельности;

- договоры коммерческой концессии, по которым пользователю передается комплекс исключительных прав правообладателя, а также иные договоры, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом или иными правовыми актами.

3.2.

<< | >>
Источник: Ефимцева Татьяна Владимировна. МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме 3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности:

  1. Общая характеристика банковских правоотношений
  2. ГЛАВА 1. КОРПОРАТИВНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  3. Глава 3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИННОВАЦИОННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  4. 3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности
  5. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность
  6. 4.1. Общая характеристика инновационного законодательства зарубежных стран
  7. Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации
  8. Общая характеристика акционерного правоотношения
  9. Общая характеристика акционерного правоотношения
  10. Общая характеристика акционерного правоотношения
  11. Общая характеристика акционерного правоотношения
  12. § 4. Общая характеристика правовой связи участника хозяйственного об­щества с обществом, возникающей в силу непосредственно факти участия в обществе.
  13. 1. Общий характеристика имущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  14. § 1. Общая характеристика неимущественных правоотношений, склады­вающихся между хозяйственным обществом и его участниками.
  15. § 1. Общая характеристика процесса осуществления субъективных прав акционеров
  16. Отечественное законодательство, регулирующее отношения, возникающие по поводу осуществления наследственных прав ребенка (историко-правовой аспект).
  17. Регулирование отношений, возникающих по поводу осуществления наследственных прав ребенка в РФ, странах СНГ, Австрии, Нидерландах, Франции (сравнительно-правовой аспект).
  18. § 1. Общая характеристика правоотношений администрации Москвы с уполномоченными банками Правительства Москвы.
  19. Глава 1. Общая характеристика инвестиционного правоотношения
  20. Общая характеристика договорных расчетных правоотношений, связанных с использованием платежных карт
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -