<<
>>

Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации

С общепринятой точки зрения в теории права категория сущность права выражается в двух аспектах - системе права и системе законодательства. При этом характер их соотношения определяется как содержание и форма.

В этой связи система права отражает внутреннюю содержательную структуру правовых норм, в то время как система законодательства определяет строение источников права, вследствие чего

321

является производным элементом по отношению системе права .

Отечественные теоретики права М.Н. Марченко и М.Н. Малько в целом справедливо считают, что структура системы права может быть раскрыта лишь в контексте диалектического единства с его внешней формой - системой законодательства . Данный факт обусловлен тем, что правовые формы существуют исключительно в рамках системы законодательства.

Исходя из этого, для определения места инновационного права в системе российского права представляется необходимым рассмотреть особенности, характерные для системы российского инновационного законодательства, и выявить его сущность.

Система современного инновационного законодательства России обладает следующими специфическими чертами.

1. Инновационное законодательство России основано на сочетании публичных интересов государства и общества и частных интересов предпринимателей.

Данная черта инновационного законодательства порождена еще двумя взаимозависимыми тенденциями, свойственными на современном этапе российскому праву и законодательству. С одной стороны, переход нашей страны к рыночной экономике повлек за собой усиление частноправовых [318] [319] начал в регулировании общественных отношений. С другой стороны, необходимость укрепления связей с международным сообществом, стремление Российской Федерации стать его полноправным членом путем построения социального государства предопределили активное вторжение публичного (административного) права в сферу частного права, что проявляется, в частности, в изменении договорного права, которое развивается в сторону максимальной регламентации всех аспектов договорных отношений и защиты «слабых» участников договора .

Сфера инновационно-правового регулирования, безусловно, является частно-публичной сферой. Если проанализировать содержание инновационного законодательства с точки зрения соотношения в нем частных и публичных начал, то можно заметить, что законодатель закрепил договорную основу взаимоотношений субъектов инновационной деятельности. Инновационная деятельность, являясь по сути предпринимательской деятельностью, основывается на свободе предпринимательства и ограничении монополизма товарного рынка. Вместе с тем законодатель старается учитывать специфику научноисследовательской деятельности, связанной с риском неполучения положительного результата, уделяя особое внимание вопросам планирования и финансирования научных исследований.

Необходимо отметить, что в рамках инновационного законодательства частноправовое регулирование в самостоятельном качестве отсутствует и испытывает влияние публичного договорного регулирования. В этом по мысли М.И. Брагинского и В.В. Витрянского заключается концептуальное

324

теоретическое противоречие .

В этом смысле поиск баланса между частноправовым о публичноправовым регулированием представляет собой дискуссионную проблему. Главным содержательным аспектом этой дискуссии является [320] [321] вопрос о распределении прав на результаты инновационной деятельности между государством, физическими и юридическими лицами, принимающими участие в научных разработках.

Следует отметить, что судебная практика, являющаяся в рамках отечественного правового регулирования зачастую «последней инстанцией» решает данное противоречие в пользу государства, основываясь на нормах 3 части 55 статьи Основного Закона, в соответствии с которой предусмотрена возможность ограничения прав и свобод гражданина в контексте защиты основ конституционного строя и безопасности государства.

Так, в деле по иску ООО «Ленмонтаж» к Управлению Судебного департамента в Санкт-Петербурге о запрете использовать объект авторских прав - архитектурный проект здания Городского суда Санкт-Петербурга, выполненный ООО «Лентмонтаж» в рамках договора подряда от 14 мая 2005 года, арбитражный суд установил, что истцу принадлежат исключительные имущественные права на архитектурный проект, созданный в порядке выполнения служебных обязанностей.

Буквальное толкование условий договора подряда от 14 мая 2005 года не позволяет сделать вывод о том, что по этому договору Судебному департаменту были переданы исключительные права на использование архитектурного проекта. На основании разработанной истцом проектной документации, включающей и архитектурный проект, Судебный департамент выступил заказчиком по государственному контракту на оказание услуг по разработке рабочей документации и строительству здания Санкт-Петербургского городского суда, заключенному с ФГУП «ГУССТ № 3 при Спецстрое России».

В соответствии с пунктом 3 статьи 1298 Гражданского кодекса РФ если исключительное право на произведение науки, литературы или искусства, созданное по государственному или муниципальному контракту для государственных или муниципальных нужд, принадлежит не Российской Федерации, не субъекту РФ или не муниципальному образованию, правообладатель по требованию государственного или муниципального заказчика обязан предоставить указанному им лицу безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование соответствующего произведения науки, литературы или искусства для государственных или муниципальных нужд. Поскольку проектная документация, включающая и архитектурный проект, разработана истцом на основании договора, заключенного в порядке, предусмотренном для заключения договоров на выполнение работ для государственных нужд, то ответчик имеет право на использование рассматриваемого архитектурного проекта при строительстве здания Санкт-Петербургского городского суда. Следовательно, требование истца о запрете Судебному департаменту использовать объект авторских прав удовлетворению не подлежит. Вместе с тем встречное исковое требование об обязании ООО «Ленмонтаж» заключить с Судебным департаментом лицензионный договор на право использования архитектурного проекта суд полагает возможным удовлетворить. Но так как статьей 1298 ГК РФ предусмотрена однократная выдача безвозмездной простой (неисключительной) лицензии на использование произведения для государственных нужд, требование Судебного департамента в Санкт- Петербурге о выдаче аналогичной лицензии и ФГУП «ГУССТ № 3»

325

удовлетворению не подлежит .

2. На правовое регулирование инновационной деятельности в РФ существенное влияние оказывает международное и зарубежное законодательство о правах на результаты интеллектуальной деятельности.

В современном мире внутригосударственное законодательство об инновационной деятельности во многом предопределяется положениями международных договоров о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Несмотря на то, что национальные нормы, регулирующие отношения в указанной сфере, появились еще в XV веке, но только в конце [322]

XIX века вступили в силу два первых международных договора: в 1883 году была принята Парижская конвенция по охране промышленной собственности, а в 1886 году - Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Положения этих конвенций стали основой международного права интеллектуальной собственности. В конце XIX - начале XX века появились новые международные договоры, регулирующие правоотношения, связанные с различными объектами творческой и интеллектуальной деятельности, которые расширили охрану, установленную Бернской и Парижской конвенциями. Все эти договоры образуют международную систему интеллектуальной собственности.

В Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашении ТРИПС) закреплено, что «право

интеллектуальной собственности является частным правом»[323]. Как известно, деление права на публичное и частное появилось в Древнем Риме, при этом публичное право относилось к правам общества, а частное - к правам физических и юридических лиц. Такое деление права легло в основу правовых систем ряда европейских стран и международного права. Международное публичное право регулирует отношения между государствами, а международное частное право - взаимоотношения с участием иностранных физических и юридических лиц (иностранный элемент).

В связи с тем, что страны с переходной экономикой являются членами международных договоров в области интеллектуальной собственности, они обязаны следовать международным нормам при модернизации национального законодательства.

Кроме того, многие международные договоры содержат положения, которые обязывают государства принимать эффективные меры для обеспечения действия норм этих договоров. Другими словами, страны должны формировать правоохранительную практику, которая бы соответствовала международным договорам. В свою очередь развитые страны стремятся придать международному частному праву интеллектуальной собственности статус публичного международного права. С этой целью делается все возможное для того, чтобы право частного лица на защиту в суде своей интеллектуальной собственности превратить в обязанность государства защищать это право.

При работе над совершенствованием инновационного законодательства Российской Федерации в последние годы значительное внимание уделяется также директивам Европейского Союза .

3. В настоящее время отсутствует единый федеральный закон об инновационной деятельности. Данный вопрос является одним из самых дискуссионных применительно к системе инновационного законодательства. Ряд ученых полагает, что отсутствие единого федерального закона об инновационной деятельности отрицательно сказывается на регулировании общественных отношений, составляющих предмет инновационного права . Необходимость принятия федерального консолидирующего закона об инновационной деятельности , в частности, доказывает тот факт, что в настоящее время существует более 400 нормативных актов государственной власти субъектов Российской Федерации, в той или иной мере использующих

330

понятия «инновационная деятельность», «инновационная политика» .

В этой связи отмечается, что только федеральный закон создаст четкую систему правового регулирования инновационной деятельности, включающую в себя определение перечня участников инновационного [324] [325] [326] [327]

процесса, стоящих перед ними целей и задач, закрепление конкретных форм финансовой и организационной поддержки инновационных компаний со стороны государственных органов и органов местного самоуправления.

Именно в законе должны быть предусмотрены источники финансирования инновационных программ и проектов, а также прописаны механизмы ответственности за неэффективное расходование бюджетных средств. Принятие закона об инновационной деятельности может стать важным событием для развития российского инновационного сектора, учитывая, что именно государство является основным инвестором и инициатором ведущих инновационных проектов в стране . На наш взгляд, это мнение представляется вполне обоснованным.

Однако политические лидеры нашей страны считают, что для развития инновационной экономики необходимо создать соответствующую среду, и, в первую очередь, независимые суды, а никакие законы не произведут должного эффекта, особенно если они всего лишь дают расширенное толкование понятия инновационной деятельности и содержат основные направления ее поддержки.

Теперь в связи с принятием Федерального закона от 21 июля 2011 года № 254-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О науке и

~ ~ 332

государственной научно-технической политике» дискуссия о необходимости Федерального закона об инновационной деятельности теряет смысл, поскольку все основные понятия инновационного законодательства нашли свое закрепление в Законе о науке. Кроме того, данный Закон дополнен еще одной главой, которая посвящена государственной поддержке инновационной деятельности. В частности, в ней изложены основные цели и принципы государственной поддержки инновационной деятельности, перечислены субъекты и формы предоставления такой поддержки, раскрыты [328] [329] полномочия органов государственной власти, предусмотрены правила оценки эффективности расходования бюджетных средств.

Таким образом, без принятия специального федерального закона была решена проблема формулировки общих положений инновационного права на федеральном уровне. Насколько действенным и правильным окажется решение о включении инновационных норм в Закон о науке, покажет применение их на практике.

4. Значительное место в инновационном законодательстве занимают документы программного характера.

Практически все ранее принимаемые документы, призванные сформировать правовую базу инновационной деятельности, страдали излишней декларативностью, не предусматривали реальных механизмов их выполнения и не предлагали путей развития инновационной экономики, учитывающих национальные российские особенности.

В наиболее значимом документе, посвященном проблеме организации инновационного развития - в Программе социально-экономического развития России на 2002-2004 гг., обосновывалась необходимость кардинальных институциональных преобразований в экономике. Тем не менее в этом документе отсутствовали четко сформулированные задачи государственной политики, вследствие чего Программа подвергалась справедливой критике со стороны многих специалистов . В частности, задачи стимулирования инновационной экономики хотя и были поставлены документ не содержал обоснования реальных механизмов достижения поставленной цели.

В 2002 г. с принятием нового программного документа «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на [330]

период до 2010 года и дальнейшую перспективу» начался новый этап поиска практических подходов к решению проблем инновационного развития. В нем также были обозначена стратегическая цель, связанная с инновационным прорывом отечественной экономики. При этом была обоснована, на наш взгляд, единственно верная стратегия активизации инновационного развития за счет продуманного государственного вмешательства и регулирования экономическими процессами.

О необходимости уточнения и корректировки законодательства о научной, научно-технической и инновационной деятельности говорилось в разделе пятом рассматриваемого документа. При этом однако не брался в расчет комплексный характер инновационной отрасли, в связи с чем не уделялось достаточного внимания тому факту, что структурные изменения в научной сфере должны сопровождаться реформированием гражданского законодательства в целом, отрасли таможенного регулирования и целого ряда смежных отраслей. Кроме того, не уделялось достаточного внимания вопросам создания эффективной мотивационной сферы для восприятия научных исследований коммерческими структурами. В связи с этим на наш взгляд, главной стратегической задачей регулирования научно-технического и инновационного развития Российской Федерации является создание благоприятного инвестиционного климата для этого вида деятельности, вовлечения технологических новшеств в производственный процесс на основе широкого привлечения частных инвестиций[331] [332].

В дальнейшем Правительством РФ были изданы и другие программные документы, регламентирующие перспективное развитие научной сферы. Однако, при детальном анализе современного состояния научной сферы следует сделать вывод о том, что, к сожалению, полностью положения этих

документов не были реализованы, поскольку не учитывался, пожалуй, главный фактор, влияющий на развитие отечественный научной сферы, а именно ее стихийный и неорганизованный характер.

В настоящее время ключевые направления государственной политики инновационного развития страны сформулированы в Стратегии инновационного развития Российской Федерации до 2020 года[333], утвержденной распоряжением Правительства РФ от 8 декабря 2011 г. № 2227-р. При этом, как отмечается в Стратегии, общий экономический рост и темпы инновационного развития будут все более взаимосвязаны. С одной стороны, инновационное развитие превратится в основной источник экономического роста в результате повышения производительности труда и эффективности производства во всех секторах экономики, расширения рынков и повышения конкурентоспособности продукции, создания новых отраслей, наращивания инвестиционной активности, роста доходов населения и объемов потребления. Предполагается, что инновационное развитие обеспечит дополнительные 0,8 процентных пункта ежегодного экономического роста сверх инерционного сценария развития начиная с 2015 года. С другой стороны, экономический рост расширит возможности для появления новых продуктов и технологий, позволит государству увеличить инвестиции в развитие человеческого капитала (прежде всего в образование и фундаментальную науку), а также в поддержку инноваций, что окажет мультиплицирующее воздействие на темы инновационного развития.

5. Инновационное законодательство представляет собой систему нормативных правовых актов, содержащих нормы общей и особенной части инновационного права.

Нормативные акты, включающие общие нормы российского инновационного права, определяют:

- правовое положение субъектов инновационной деятельности;

- правовой режим результатов интеллектуальной деятельности и прав на них;

- систему налогообложения выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ;

- порядок учета и оценки нематериальных активов организаций.

Правовой основой создания малых инновационных предприятий при

вузах является Федеральный закон № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности» , принятый в августе 2009 года.

Для обеспечения реализации права на создание хозяйственных обществ Федеральным законом 217-ФЗ были внесены изменения в многие законодательные акты Российской Федерации федерального значения .

Принятие Федерального закона № 217-ФЗ потребовало внесения изменений в Гражданский кодекс РФ в части правового положения государственных (муниципальных) учреждений. Федеральным законом от 8 [334] [335]

мая 2010 года № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные

законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием

339

правового положения государственных (муниципальных) учреждений» были внесены изменения в Г ражданский кодекс РФ, которые направлены на устранение препятствий для использования бюджетными учреждениями результатов интеллектуальной деятельности.

Малые инновационные предприятия при вузах могут создаваться в форме хозяйственных обществ. Хозяйственными обществами признаются коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей (участников) уставным капиталом (п. 1 ст. 66 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 3 статьи 66 Гражданского кодекса РФ хозяйственные общества могут создаваться в форме акционерного общества, общества с ограниченной или с дополнительной ответственностью. Правовое положение акционерных обществ определяется Федеральным законом № 208-ФЗ от 26 декабря 1995 года «Об акционерных обществах»[336] [337], а правовое положение обществ с ограниченной ответственностью - Федеральным законом от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной

ответственностью»[338].

Общий порядок формирования уставного капитала создаваемых хозяйственных обществ установлен Гражданским кодексом РФ. Уставный капитал - совокупность в денежном выражении вкладов (долей, акций по номинальной стоимости) учредителей (участников) в имущество организации при ее создании для обеспечения деятельности в размерах, определенных учредительными документами. Закон позволяет вносить в уставные капиталы создаваемых хозяйственных обществ при вузах права на результаты интеллектуальной деятельности, деньги, оборудование и имущество, которым образовательные учреждения располагают на праве оперативного управления. Объект интеллектуальной собственности не может быть вкладом в уставный капитал. В качестве вклада может быть признано только право пользования таким объектом.

Денежная оценка оборудовании и имущества, вносимых в уставный капитал, производится участниками общества по взаимному соглашению. Оценка неденежных вкладов утверждается единогласным решением общего собрания участников. Общий порядок оценки установлен Федеральным законом от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» .

Пункт 1 статьи 296 Гражданского кодекса РФ изложен в новой редакции: «Учреждение и казенное предприятие, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, владеют, пользуются этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, назначением этого имущества и, если иное не установлено законом, распоряжаются этим имуществом с согласия собственника этого имущества».

Статья 298 Гражданского кодекса РФ также изложена в новой редакции, предусматривающей, что бюджетное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, а также недвижимым имуществом. Остальным имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом. Бюджетное учреждение вправе осуществлять приносящую доходы деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и [339] соответствующую этим целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах. Доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение бюджетного учреждения.

В целях реализации Федерального закона № 217-ФЗ Министерством образования и науки РФ были разработаны рекомендации, содержащие специальные нормы, закрепившие механизм создания бюджетными образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности, которые были выражены в большом массиве подзаконных

343

актов .

Кроме того, специальные методические рекомендации направлены на реализацию единого организационно-методического обеспечения деятельности образовательных учреждений, подведомственных Рособразованию, при создании хозяйственных обществ в целях применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности и устанавливают порядок:

- проведения инвентаризаций результатов интеллектуальной деятельности, созданных в учреждении при выполнении государственных контрактов, договоров за счет собственных средств, а также приобретенных у третьих лиц по договорам об отчуждении исключительных прав;

- определения перечня результатов интеллектуальной деятельности, включая оценку охраноспособности, для практического применения в [340]

создаваемом учреждением хозяйственном обществе;

- внесения изменений в устав вуза, планирующего создание хозяйственного общества;

- оформления исключительных прав вуза на результаты

интеллектуальной деятельности;

- постановки объектов нематериальных активов на бюджетный учет;

- денежной оценки права использования исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности;

- выбора организационно-правовой формы, определения места нахождения и размера уставного капитала хозяйственного общества и подготовки учредительных документов по созданию хозяйственного общества для целей практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности;

- государственной регистрации хозяйственного общества и уведомления о его создании, направляемого в Министерство образования и науки Российской Федерации;

- формирования уставного капитала создаваемого хозяйственного общества;

- расходования прибыли (дивидендов), полученных от деятельности хозяйственного общества.

Специальные нормативные акты устанавливают особенности правового регулирования инновационной деятельности в различных сферах, например, таких, как недропользование, производство лекарственных средств, оборонно-промышленный комплекс.

Кардинальное решение проблемы рациональной разработки нефтяных месторождений с достижением высокой нефтеотдачи, соответствующей уровню развития науки и техники XXI столетия, можно осуществить только на основе инновационного проектирования разработки. Для инновационного проектирования предлагается создать опытный полигон, включающий 18 нефтяных месторождений девяти нефтяных компаний Республики Татарстан, расположенных на восточном борту Мелекесской впадины, где представляется возможным провести научноисследовательские и опытно-конструкторские работы по поиску и внедрению высокоэффективных технологий повышения коэффициента нефтеизвлечения. Полученные результаты могут быть использованы на всех месторождениях Урало-Поволжского региона России[341].

В соответствии с Федеральным законом «О недрах» научные полигоны создаются на геологических объектах, имеющих научное значение, постановлением Правительства РФ (по согласованию с Министерством природных ресурсов, Минпромэнерго и РАН). При этом недропользователь получает налоговые льготы (освобождение от налога на добычу полезных ископаемых, увеличение квоты на беспошлинный экспорт сырья, возможность направить до 30 процентов получаемой прибыли на поддержку фундаментальных и прикладных исследований организаций-соискателей научной части проекта).

Дополнительные средства, полученные за счет прироста добычи нефти и налоговых льгот, будут направлены на увеличение объемов финансирования научных исследований и опытно-конструкторских работ.

Сегодня становится ясно, в каком направлении нужно двигаться для создания методики инновационного проектирования разработки сначала малоэффективных месторождений с трудноизвлекаемыми запасами нефти, а затем и крупных месторождений с активными запасами нефти, находящихся на поздней стадии разработки. Процесс этот сложный и длительный.

При этом государство должно уделять особое внимание созданию условий для налогового стимулирования развития современных третичных и четвертичных методов увеличения нефтеотдачи. На дополнительно добытую за счет таких методов нефть на действующих месторождениях следует предусмотреть нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых и отменить экспортную пошлину. А дополнительную добычу по новым крупным проектам, связанным с широким внедрением дорогостоящих проектов теплового, газового, водогазового, комплексного воздействия, или крупным проектам довыработки остаточных запасов на период их полной окупаемости полностью освободить от всех налогов.

В Российской Федерации требуется принятие стандартов как обычного (для месторождений с превалирующей долей активных запасов нефти), так и инновационного проектирования (для месторождений с трудноизвлекаемыми запасами нефти), а также стандартов рациональной разработки нефтяных месторождений, утвержденных на уровне Правительства РФ. Нужен также орган, на профессиональной основе рассматривающий соответствие проектов разработки утвержденным стандартам. Эту роль в советское время выполняла центральная комиссия по разработкам[342], состоящая из видных ученых и специалистов-производственников.

Кроме того, необходимо сформулировать понятие рациональности разработки нефтяных месторождений в рыночных условиях и основные принципы рациональной разработки нефтяных месторождений в различных геологических условиях. Огромное значение для нефтяной отрасли имело бы принятие в отрасли методического руководства по оценке технологической эффективности методов увеличения нефтеотдачи и общих полезных запасов скважин. До сих пор отсутствуют точные данные о добыче нефти за счет таких методов, поэтому объемы дополнительной добычи нефти различными специалистами оцениваются в диапазоне от одного до сорока миллионов тонн в год.

В настоящее время осуществляется переход российской фармацевтической отрасли к инновационной модели развития. На решение задач по разработке и выводу на рынок инновационных лекарственных средств направлены мероприятия Г осударственной программы РФ «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности на 2013-2020 годы» и Федеральной целевой программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности Российской Федерации на период до 2020

- 346

года и дальнейшую перспективу» .

Первостепенным направлением инновационного развития российских фармацевтических предприятий является импортозамещение, поскольку сегодня основную долю на российском фармацевтическом рынке занимают импортные лекарственные препараты. По состоянию на 2011 год, доля лекарственных средств, произведенных за рубежом, составила 76 процентов (в денежном выражении) .

В соответствии с инновационным сценарием развития фармацевтической отрасли, приведенным в вышеуказанной Г осударственной программе РФ, к 2020 году объем рынка лекарственных средств может достичь 1498 миллиардов рублей, при этом общая доля отечественных производителей на рынке может возрасти до 50 процентов. Не менее 90 процентов препаратов, входящих в перечни жизненно и стратегически важных лекарственных средств, планируется заместить отечественными аналогами.

В свою очередь согласно Стратегии развития фармацевтической промышленности РФ на период до 2020 года, утвержденной приказом Министра промышленности и торговли РФ от 23 октября 2009 года № 956, к 2020 году предусмотрено увеличение доли инновационных лекарственных препаратов до 60 процентов от общего объема рынка .

Производство инновационных лекарственных препаратов в России, а также переход фармацевтической отрасли на инновационную модель [343] [344] [345] функционирования и развития способны значительно увеличить объемы произведенных отечественных лекарственных средств. Для этого предприятиям необходима система управления инновационными

-349

процессами, адекватная современным условиям реализации инновации .

Одним из важных элементов, определяющих облик инновационной системы Российской Федерации, остается военно-техническое сотрудничество. Вопросы распределения имущественных, в том числе исключительных, прав между инвесторами (главным образом Российской Федерацией), исполнителями научно-исследовательских, опытноконструкторских и технологических работ и производителями продукции военного назначения приобретают особую остроту. Законодатель существенным образом ограничил возможность привлечения частного капитала к инвестированию в технологии, непосредственно связанные с обороной и безопасностью. В действительности государство заинтересовано в привлечении к разработке и правовой охране результатов

интеллектуальной деятельности военного назначения частных средств, однако совместное владение результатами таких разработок

законодательством не допускается. Ранее такая возможность была предусмотрена пунктом 27 примерного государственного контракта на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по государственному оборонному заказу, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 23 января 2004 года № 41. С вступлением в силу сначала главы 77 Гражданского кодекса РФ, а затем Постановления Правительства РФ от 22 апреля 2009 года № 342 «О некоторых вопросах регулирования закрепления прав на результаты научно-технической деятельности» возможность совместного правообладания была утрачена.

Между тем упомянутые нормы не имеют оснований ни в целях защиты публичных интересов государства, ни тем более для обеспечения нужд [346] хозяйственного оборота. Еще в начале ХХ века известный российский юрист А.А. Пиленко обосновал со ссылкой на опыт передовых в инновационном развитии стран, что разработка и поставка вооружения и боеприпасов вполне могут относиться к кругу частной деятельности, при этом исключительные права на изобретения военного назначения могут предоставляться частным лицам, а в необходимых для безопасности государства случаях - отчуждаться у правообладателей для защиты интересов государства .

С учетом изложенного экспертным сообществом неоднократно предлагалось установить в пункте 1 статьи 1546 ГК РФ возможность совместного с Российской Федерацией правообладания, если технология военного назначения создавалась с привлечением средств исполнителей и третьих лиц, а также внести необходимые изменения в подзаконные нормативные правовые акты, в том числе в указанное Постановление Правительства РФ № 342.

С удовлетворением можно отметить, что Правительство РФ со вниманием отнеслось к критике, и 8 декабря 2011 года Постановлением Правительства РФ № 1024 в Постановление Правительства РФ от 22 апреля 2009 года № 342 были внесены изменения, в соответствии с которыми результаты интеллектуальной деятельности, непосредственно связанные с обеспечением обороны и безопасности государства, разрешено по решению государственного заказчика закреплять совместно за Российской Федерацией и организацией, выполняющей научно-исследовательские, опытно

конструкторские и технологические работы (исполнителем).

В то же время результаты научно-технической деятельности, созданные в ходе работ, выполняемых во исполнение международных обязательств Российской Федерации (например, в ходе военно-технического сотрудничества), подлежат закреплению только за Российской Федерацией вне зависимости от направленности этих работ и от участия организации- исполнителя в софинансировании этих работ. [347]

Положительным в новой редакции Постановления Правительства РФ № 342 стало уточнение условий, при которых права закрепляются за Российской Федерацией при ее участии в коммерциализации результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, в частности, требуется, чтобы Россия приняла на себя осуществление финансирования работ по доведению результатов научно-технической деятельности до стадии практического применения, завершающейся этапом постановки продукции на производство, включающим подготовку производства, изготовление установочной серии и квалификационные испытания.

Отрицательным моментом является императивная норма подпункта «б» пункта 1 Постановления Правительства № 342 в новой редакции о том, что расходы на правовую охрану при совместном правообладании делятся пополам между исполнителем и государственным заказчиком, хотя на практике средства на патентование у государственного заказчика часто не предусмотрены, что ставит под угрозу весь процесс закрепления исключительных прав.

Кроме того, при введении особого правового режима в отношении результатов интеллектуальной деятельности, имеющих непосредственное отношение к обороне и безопасности (то есть результатов интеллектуальной деятельности военного и специального назначения), законодатель не обеспечил их обособления от результатов интеллектуальной деятельности двойного и гражданского (общегражданского) назначения. Поскольку права на результаты военного назначения подлежат обязательному закреплению за Российской Федерацией (по решению государственного заказчика - совместно с исполнителем), между организациями промышленности и органами государственной власти, а также между различными органами государственной власти возникают споры по вопросам правообладания.

В этой связи предлагается дополнить статью 1 Федерального закона от 19 июля 1998 года № 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» следующим абзацем: «.. .к продукции военного назначения не относятся детали, агрегаты, оборудование, материалы, запасные части и комплектующие изделия, применяемые для обеспечения производства, эксплуатации и ремонта продукции военного назначения, а также права на результаты интеллектуальной деятельности, используемые для их производства, и материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты, если они имеют гражданское (общепромышленное) назначение или разработаны для применения в продукции военного и гражданского назначения по единым требованиям» .

Представляются недостаточно урегулированными отношения по распоряжению правами государства на результаты интеллектуальной деятельности военного назначения при поставках продукции для федеральных нужд. Дело в том, что существенная часть поставок продукции военного назначения осуществляется в рамках экспортной части государственного оборонного заказа, финансируется из бюджета Российской Федерации и является поставками для государственных нужд. Между тем Порядок взимания платежей в соответствии с лицензионными договорами, заключаемыми при вовлечении в гражданско-правовой оборот результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, и их предельных размеров, утвержденный Приказом Министерства юстиции РФ от 21 марта 2008 года № 72, не предусматривает освобождения от лицензионных платежей за использование результатов интеллектуальной деятельности для государственных нужд. Это положение указанного Порядка не только не оправдано экономически, но и не вполне соответствует законодательству РФ по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 5 статьи 1373 ГК РФ, если патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному контракту для государственных [348] нужд, получен совместно на имя исполнителя и Российской Федерации, государственный заказчик вправе предоставить безвозмездную простую (неисключительную) лицензию на использование таких изобретения, полезной модели или промышленного образца в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для государственных нужд, уведомив об этом исполнителя.

Отношения по распоряжению правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, не являющиеся объектами патентных прав, в целях использования таких результатов для выполнения работ или осуществления поставок продукции для государственных нужд прямо законом не урегулированы. Именно поэтому следует внести изменения в Порядок взимания платежей для его приведения в соответствие с подходами части 4 Гражданского кодекса РФ к регулированию сходных отношений по использованию патентных прав Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности.

6. Инновационное законодательство является специфическим комплексным образованием системы российского законодательства.

Современной тенденцией развития законодательства является возрастание значения комплексного правового регулирования, поскольку его содержание соответствует сложности решаемых практических задач с помощью использования последовательного и переменного метода регулирования. Этот процесс приводит к возникновению в системе законодательства разнообразных отраслей, институтов комплексного характера, более крупных по своему объему по сравнению с традиционными элементами отечественной правовой системы. В этой связи комплексный характер инновационной сферы правового регулирования следует, с нашей точки зрения, воспринимать как аксиому. [349]

Вместе с тем инновационное законодательство представляет собой часть более объемного комплексного образования системы российского законодательства - предпринимательского законодательства и обладает определенной спецификой, которая появляется в том, что:

1) в состав инновационного законодательства входят нормативные правовые акты, включающие нормы, как частноправовой, так и публичноправовой принадлежности, но превалируют, безусловно, частноправовые нормы;

2) инновационное законодательство является по своему существу комплексным законодательным массивом и одновременно составной частью предпринимательского законодательства;

3) в основе формирования массива инновационного законодательства лежат предметно-функциональные связи.

Нужно раскрыть названные признаки подробнее, что позволит не только выявить существо специфики инновационного законодательства, но и установить соотношение инновационного права как структурной единицы системы российского права и инновационного законодательства как формы выражения норм инновационного права.

1. Существование и неразрывная связь отношений по поводу создания и использования научных достижений, а также отношений по поводу производства, обмена и потребления основанной на них продукции, объективно требующих сочетания частноправового и публично-правового регулирования, с неизбежностью порождают необходимость использования комплексных формальных источников. Конструкция комплексного нормативно-правового регулирования заложена в первую очередь в Конституции РФ, которая и сама является комплексным законодательным актом, сочетающим элементы частного и публичного права.

В.П. Мозолин в своем труде «Современная доктрина и гражданское законодательство» обратился к исследованию вопроса о неоконцепции [350] гражданского права России в связи с переходом ее к рыночной экономике и вхождением в международную и правовую систему развитых стран. Вышеуказанный известный специалист в области гражданского права абсолютно верно заметил, что в условиях современного развития российской экономики именно «комплексное законодательство, регулирующее экономические отношения, практически становится господствующим и, как правило, единственным в законодательной деятельности государства... И если говорить об исходной базе комплексного законодательства, применяемого в сфере экономики, то в качестве таковой используются прежде всего гражданско-правовые нормы» . Так, например, статья 2 Гражданского кодекса РФ предусматривает возможность применения норм гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в случае прямого указания на это в законе.

2. Для того, чтобы обосновать принадлежность инновационного законодательства к предпринимательскому законодательству как к комплексному законодательному массиву, необходимо, в первую очередь, рассмотреть дифференциацию правовых образований отрасли с выявлением их характерных черт, а затем - определить соответствие уровня законодательного регулирования отдельным нормам инновационного законодательства.

В соответствии с критерием законодательного регулирования современная правовая наука выделяет несколько видов комплексных образование, таких как институты, подотрасли и нормативные массивы. Все эти элементы объединены единством содержания задач, для решения которых они были созданы.

При этом важно разделять правовой институт, который

характеризуется наличием определенных законодательных предписаний, регулирующих отдельные стороны правоотношений, входящих в отрасль и [351] подотрасль права, которое представляет собой объединение норм более крупного порядка, которая регулирует в рамках правовой отрасли отдельные обособленные блоки сферы государственного управления .

В результате анализа системы инновационного законодательства становится очевидным, что оно объединяет различные нормативные правовые акты, регулирующие общественные отношения предпринимателей в инновационной сфере деятельности, а, значит, оно является обособленной частью, а именно подотраслью предпринимательского законодательства.

При этом возникает важная теоретическая проблема, связанная с идентификацией предпринимательского законодательства либо в качестве особого законодательного массива, либо в качестве комплексной отрасли законодательства.

В теории права выделяют следующие признаки отрасли законодательства: наличие в структуре подотраслей институтов, актов большей и меньшей юридической силы, единство параметров объекта регулирования и содержания нормативно-правовых актов.

Таким образом, комплексная отрасль законодательства представляет собой систему нормативных актов, которые дифференцируются в зависимости от характеристик объекта правового регулирования и объединяются устойчивыми иерархическими связями[352] [353].

Для комплексного законодательного массива характерно, во-первых, иное основание - процесс интеграции норм правового регулирования, во- вторых, его внутренняя структура дифференцирована наличием комплексных институтов, подотраслей и отраслей, в - третьих, для него, как для нормативного образования, характерно единство норм, в-четвертых, его формирование из единого центра не представляется возможным вследствие

повышения уровня абстракции норм, формирующих его состав . В этой связи в отличие от отрасли законодательства законодательный массив формируется посредством деятельности различных «активных» центров,

358

формирующих управленческие связи в отдельных комплексных отраслях . С этим связаны очевидные трудности управления, которое предполагает единственную основу - систему координационных связей.

3. Установив, что предпринимательское законодательство по объему нормативного регулирования занимает нишу комплексных законодательных массивов, необходимо выявить, какие связи цементируют его компоненты: предметные, функциональные или предметно-функциональные.

Известно, что массивы, базирующиеся на предметных связях входящих в их состав компонентов (отраслей, подотраслей, институтов), имеют в своем составе комплекс смежных однородных нормативных образований системы законодательства, в то время как функциональные связи цементируют те комплексные массивы, которые сформированы из нормативных правовых актов смежных, но неоднородных по предметным характеристикам комплексных структурных образований законодательства[354] [355] [356].

Представляется, что массив предпринимательского законодательства в целом основан на предметно-функциональных связях, поскольку одни его структурные компоненты подвержены влиянию предметных связей, тогда как другие - влиянию функциональных.

На основании исследования специфических черт предпринимательского законодательства можно сформулировать следующее определение этого понятия. Предпринимательское законодательство представляет собой комплексное образование системы российского законодательства, являющееся по своему существу комплексным законодательным массивом, объединяющим на основе предметно

функциональных связей совокупность нормативных правовых актов, регулирующую комплекс общественных отношений, складывающихся в сфере предпринимательской деятельности.

Проведенный анализ предпринимательского законодательства как специфического образования системы российского законодательства позволяет сделать следующий вывод о соотношении российского предпринимательского права и предпринимательского законодательства. Предпринимательское право как комплексное правовое образование, включающее в себя различные подотрасли и институты права, в том числе инновационное право, находит свое формальное выражение в комплексном законодательном массиве - предпринимательском законодательстве, в состав которого входит такая подотрасль законодательства, как инновационное законодательство.

Принимая во внимание очевидную взаимосвязь инновационного права и инновационного законодательства, необходимо остановиться на определенных тенденциях дальнейшего развития инновационного законодательства РФ, учет которых мог бы способствовать более качественному и эффективному правовому регулированию общественных отношений, складывающихся в инновационной сфере деятельности. Вместе с тем реализация этой задачи невозможна без оценки общего современного состояния инновационного законодательства РФ и без выявления наиболее актуальных на сегодняшний день проблем, нуждающихся в первостепенном внимании законодателя.

Рассмотрение системы современного инновационного законодательства позволяет констатировать, что в Российской Федерации в настоящее время отсутствуют эффективные концептуальные подходы к регулированию данной сферы правоотношений. Кроме того, онтологически существующие нормы инновационного законодательства базируются на неверной основе, связанной с изначально завышенными ожиданиями законодателя. При этом последовательно игнорируется реально существующая социально-экономическая конъюнктура. В связи с этим большинство норм инновационного права носят декларативный характер, что естественно говорит о неприемлемом уровне правового регулирования данной сферы общественных отношений.

Следует отметить, что законодатель понимает сущность проблем развития инновационного правового регулирования и предпринимает значительные усилия для их конструктивного разрешения.

В этой связи следует отметить следующие практические шаги:

1. Принятие Федерального Закона от 25 декабря 2008 года № 284-ФЗ «О передаче прав на единые технологии»[357], который детально регулирует вопросы распоряжения правами на инновационные технологии посредством проведения аукционов или конкурсов.

По их результатам определяется победитель, с которым организатор конкурса или аукциона заключает договор об отчуждении прав на единые технологии, либо лицензионный договор.

Во-вторых, принятие Федерального закона от 2 августа 2009 года № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности»[358] - еще одна попытка в направлении активизации

инновационной деятельности вузов и научно-исследовательских институтов. Предполагается, что принятие данного Закона будет способствовать созданию благоприятных условий для более активного вовлечения прав на результаты интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот, повышению эффективности научно-исследовательских и опытноконструкторских работ, выполняемых учреждениями науки и образования, максимальному сближению бюджетной науки и бизнеса путем внедрения в производство результатов интеллектуальной деятельности.

Итак, можно сделать вывод, что за последние двадцать лет сделан серьезный прорыв в деле создания правовых основ инновационной экономики, проведена большая работа по гармонизации действующего законодательства, регулирующего научную, хозяйственную, предпринимательскую и инновационную деятельность. Однако полноценное регулирование инновационной деятельности может быть обеспечено только при условии дальнейшего развития инновационного законодательства и признания его составной частью, а именно подотраслью

предпринимательского законодательства.

Проведенный в настоящей работе анализ показал, что многообразие правовых норм определяется многообразием, разносторонностью, дифференцированностью общественных отношений, регулируемых этими нормами. С развитием цивилизации общественные отношения усложняются, появляется потребность в правовом воздействии на такие отношения, которые ранее не подлежали правовой регламентации. В современный период в эпоху появления и развития новой техники, новых технологий и процессов производства, а также глобальной информатизации общества соответствующего правового регулирования требуют отношения в инновационной сфере деятельности.

Различие между одними нормами и другими определяется разницей между одними общественными отношениями и другими. Различие же между общественными отношениями - это различные стороны, элементы деятельности и поведения человека, группы людей, организаций и пр. Правда, на практике зачастую трудно установить общие и отличительные черты отдельных групп общественных отношений, регулируемых правовыми нормами. Именно поэтому часто возникают споры о структуре системы права, о наличии или об отсутствии конкретных отраслей права, о взаимоотношениях между ними, о подразделениях внутри отраслей права. В этом случае надо следовать за конкретными общественными отношениями и за соответствующими им нормами, за тенденцией развития тех и других.

1. Несмотря на то, что термин «инновационное право» появился в отечественной и зарубежной юридической литературе в конце ХХ века, до сих пор в юридической науке отсутствует единый подход к определению понятия инновационного права и его места в системе российского права.

В настоящее время существуют следующие наиболее распространенные концепции определения места инновационного права в системе права: а) инновационное право - самостоятельная отрасль права; б)

инновационное право - институт гражданского права; в) инновационное право - комплексная отрасль права; г) инновационное право - комплексная отрасль законодательства без соответствующего места в системе права. Тем не менее ни одна из названных концепций не является в полной мере теоретически обоснованной и аргументированной, что обусловило необходимость в разработке новой концепции инновационного права России.

Авторская позиция заключается в том, что инновационное право - это совокупность правовых норм, регулирующих посредством сочетания приоритетных частноправовых начал совместно со вспомогательными публично-правовыми началами общественные отношения, складывающиеся в инновационной сфере деятельности и нуждающиеся в силу своих особенностей в специальном правовом регулировании. Следовательно, инновационное право является подотраслью предпринимательского права - комплексной отрасли российского права, регулирующей отношения в сфере предпринимательской деятельности.

2. Инновационному праву как подотрасли предпринимательского права присущи следующие характерные признаки: предметный признак, проявляющийся в предметном единстве регулируемых данным правовым образованием общественных отношений и их существенной общественной значимости; признак, касающийся метода правового регулирования, который состоит в использовании в рамках такого правового образования комплекса различных приемов правового регулирования; признак, заключающийся в наличии собственных правовых принципов; признак, отраженный в особенностях правовых норм правового образования и их системной организации; признак, затрагивающий источники соответствующего правового образования, которые отличаются своеобразием и значительным объемом нормативного правового материала.

3. В предмет инновационного права входят имущественные отношения между субъектами инновационной предпринимательской деятельности, а также организационные отношения по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность. При этом определяющими в предмете инновационного права являются общественные отношения, возникающие в процессе осуществления инновационной деятельности, поскольку без указанных отношений нет и не может быть самой инновационной деятельности предпринимателей. Вместе с тем инновационная деятельность, в силу своей важности для государства и общества, нуждается в особом воздействии со стороны государства, но возникающие в ходе такого воздействия публичные отношения являются вспомогательными по отношению к имущественным.

4. Переход к рыночной экономике не только внес существенные изменения в хозяйственный механизм, но и возродил в нашей стране ряд производственных отношений, которых до этого в социалистической практике хозяйствования фактически не было. Эти изменения привели к расширению понятия «имущество». Наряду с вещными, материальными объектами или их стоимостным выражением, в него вошли новые знания и идеи. Результаты интеллектуальной деятельности становятся одним из важнейших объектов имущественных товарно-денежных отношений и легальной составной частью имущественных комплексов организаций. В имуществе организаций появились и все более широко используются неизвестные ранее нематериальные активы, а интеллектуальные права вносятся в уставный капитал.

Отношения, связанные с этими новыми объектами, не могли оставаться вне правового воздействия. Между тем специфика таких объектов исключает возможность распространения на них правового режима, установленного для традиционных объектов хозяйственного оборота, имеющих вещный характер. Практически для всех отношений, связанных с инновациями, возникает новое, ранее неизвестное правовое регулирование. Происходит своего рода «революция» в правовой регламентации имущественных отношений, которая привела к тому, что многие казавшиеся общими понятия и категории в новых условиях оказались частными. Механизм правового регулирования инновационных отношений оказывается существенно иным. Отработка этого механизма имеет большое значение для надлежащей организации научно-технического прогресса.

Сложность анализа хозяйственного оборота результатов интеллектуальной деятельности обусловливается тем обстоятельством, что введение таких результатов в оборот и их использование в качестве имущества проявляются в виде сложного комплекса развивающихся во времени правовых, экономических, финансовых, технических и социальных отношений, возникающих между различными субъектами, имеющими порой противоположные интересы. Поэтому необходимы выделение отдельных, имеющих собственные интересы, субъектов инновационной деятельности и анализ взаимоотношений между ними для поиска их эффективного регулирования в процессе коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности.

5. Комплексный характер предмета инновационного права определяет комплексность его метода, который представляет собой совокупность следующих различных способов правового регулирования: позитивное предписание (обязывание), юридический запрет, дозволение, убеждение, поощрение, рекомендация, понуждение, принуждение, подчинение.

Вместе с тем следует отметить, что в сфере инновационной деятельности в основном преобладает такая мера правового воздействия, как дозволение. Она применяется в хозяйственном обороте результатов интеллектуальной деятельности, в сфере административно-правовых отношений, например при регистрации субъектов предпринимательской деятельности, при получении лицензий на разработку вооружений и военной техники или для выполнения работ по активному воздействию на геофизические процессы и явления.

Обязывание используется главным образом при установлении задач и функций соответствующих органов управления, при обеспечении доступности достижений образования и науки. Поощрение применяется для стимулирования позитивных отношений, способствующих научнотехническому прогрессу. Основным инструментом в данном случае выступает институт государственной поддержки, который может принимать различные формы (государственные гранты, налоговое стимулирование и т.д.).

В предпринимательском праве возник вопрос о возможности использования для регулирования инновационной сферы деятельности запретов и наказаний, которые вроде несовместимы с самой природой научного творчества. Несмотря на то, что часть 1 статьи 44 Конституции РФ провозгласила свободу научного, технического и других видов творчества, это не исключает использования запретительных механизмов в рассматриваемой сфере. Запреты уже сейчас используются преимущественно для защиты правообладателей интеллектуальной собственности, а наказание - для пресечения противоправных деяний и возмещения причиненного ими ущерба (ст. 146, 147 Уголовного кодекса РФ).

Таким образом, инновационное право в большей степени сориентировано на диспозитивный метод регулирования общественных отношений, вместе с тем в нем используются и императивные элементы, присутствуют стимулирующие, поощряющие методы регулирования.

6. Наличие ряда собственных принципов, наравне с некоторым своеобразием предмета и метода правового регулирования, является необходимой предпосылкой для обособления в системе отраслей российского права любого правового образования, в том числе и инновационного права.

К принципам инновационного права России относятся следующие:

- принцип гармоничного сочетания публичного и частного в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в инновационной сфере деятельности;

- принцип государственной поддержки инновационной деятельности;

- принцип разграничения предметов ведения между федеральными, региональными и местными органами власти в области правового регулирования общественных отношений, составляющих предмет инновационного права;

- принцип свободного коммерческого использования результатов интеллектуальной (творческой) деятельности;

- принцип взаимодействия и взаимосвязи творческих и предпринимательских начал в процессе осуществления инновационной деятельности;

- принцип минимизации инновационного риска, возникающего в процессе инновационной деятельности;

- принцип информационной безопасности инновационной деятельности.

7. Анализ соотношения инновационного права с другими структурными образованиями системы отраслей российского права показал, что инновационное право формируется в области межотраслевых связей гражданского, международного, административного, финансового, трудового и иных отраслей права, поскольку объединенные функциональным единством правовые нормы, регулирующие инновационную деятельность, в основной своей массе являются составной частью комплексного правового образования - предпринимательского права. Указанные правила проходят своеобразную модификацию применительно к специфике инновационной предпринимательской деятельности и включаются в предмет правового регулирования инновационного права, которое представляет собой подотрасль предпринимательского права. Это объясняется тем, что именно предпринимательское право объединяет в себе частноправовые и публичноправовые нормы, регулирующие общественные отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности.

8. В работе дается характеристика двух видов инновационных правоотношений: по поводу осуществления инновационной деятельности и по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность. К особенностям инновационных правоотношений, возникающих в связи с осуществлением инновационной деятельности, относятся следующие: в качестве объектов выступают результаты интеллектуальной деятельности и права на них; субъектами являются лица, создающие и внедряющие результаты творчества в производство, а также способствующие такому созданию или внедрению; основания возникновения, изменения или прекращения таких отношений - договоры на выполнение научноисследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договоры коммерческой концессии, договоры об отчуждении исключительного права, лицензионные договоры и другие договоры, оформляющие инновационную деятельность.

Особенности инновационных правоотношений, возникающих по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность, состоят в том, что эти отношения строятся по вертикали между государством и субъектами инновационной деятельности на основе актов нормативного и индивидуального регулирования.

К актам индивидуального регулирования относятся инновационные проекты. В соответствии с Законом о науке инновационный проект - это комплекс направленных на достижение экономического эффекта мероприятий по осуществлению инноваций, в том числе по коммерциализации научных и (или) научно-технических результатов. Именно в рамках инновационного законодательства при формулировании основных понятий представляется необходимым совместить два этапа создания инноваций: разработку новшества и его реализацию в виде инновации (нововведения). Причем создание новшества - это преимущественно научно-техническая деятельность с большим или меньшим числом элементов деятельности инновационной. Реализация новшества - это деятельность преимущественно инновационная, но с той или иной долей научно-технической деятельности. Например, доработка устройства в связи с выявленными недостатками или пожеланиями заказчика. Отсюда и проекты могут быть трех видов:

- научно-технический проект, направленный на создание устройства или технологии, но не предусматривающий инновационного этапа;

- инновационный проект по реализации уже имеющегося новшества, когда научно-технический этап в основном пройден;

- научно-технический инновационный проект, включающий в себя создание новшества в соответствии с четко сформулированной целью и предусматривающий реализацию этого новшества для решения конкретных практических задач.

Думается, что такая классификация проектов наиболее полно отражает их специфику и наряду с определением инновационного проекта может быть закреплена в Федеральном законе «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности».

9. Полноценное правовое обеспечение складывающихся в

инновационной сфере экономических отношений станет возможным только в случае разработки эффективной государственной инновационной политики.

В настоящее время суть государственной политики в области инноваций состоит в том, что Президент РФ утверждает приоритетные направления развития науки, к которым относятся, например,

информационные технологии, нанотехнологии и новые материалы, технологии живых систем, комплексное использование природных ресурсов, энергетика и др. В свою очередь бизнесу предлагается взаимовыгодное сотрудничество с государством на паритетных началах. Представляя главные направления государственных вложений в науку, предприниматели должны сформулировать конкретные предложения о том, какой продукт будет востребован на рынке, и готовы ли они финансировать его создание совместно с государством.

Что касается сферы высоких технологий, то здесь ситуация уже изменилась. Появились крупные серьезные фирмы, производящие

высокотехнологичную продукцию, укрепились различные государственные институты, осуществляющие регулирование и контроль за инновационной деятельностью. Таким образом, государство своими действиями в научнотехнической сфере осуществило ряд мер, которые обеспечивают переход к инновационной экономике.

Вместе с тем следует отметить, что, несмотря на то, что сегодня многие правовые и политические документы ставят задачу по интеграции образования, науки и производства, должного воплощения организационные формы такой интеграции пока не получили. Предлагаемые новые формы организации научно-технической и образовательной деятельности, включающие создание федеральных университетов, национальных исследовательских центров, инновационных территориальных кластеров, решают проблемы научно-технического прогресса только частично, в достаточно узком секторе высоких технологий.

10. Инновационное право находит свое внешнее выражение в инновационном законодательстве. В советское время инновационное законодательство в основном тяготело к сфере административного права, поскольку рассматривалось как инструмент государственного управления научно-техническим развитием. В настоящий период оно включает в себя нормы гражданского, предпринимательского, налогового, бюджетного, финансового, трудового и других отраслей законодательства. Можно достаточно уверенно прогнозировать, что правовое регулирование в инновационной сфере будет развиваться по пути дальнейшего использования возможностей различных отраслей права с присущими им специфическими способами воздействия на общественные отношения. Внешним проявлением их взаимодействия может стать разрастание комплексных нормативных правовых актов.

11. Появление комплексных нормативных актов послужило причиной для формирования комплексных образований законодательства, в которых по тому или иному предметному или целевому признаку объединяется юридический материал. Именно таким комплексным образованием системы законодательства является предпринимательское законодательство, подотраслью которого выступает инновационное законодательство.

Ретроспективный анализ показывает, что формирование законодательного массива в этой сфере не было подчинено единой цели. Его наполнение шло фрагментарно и прерывно. Основным регулятором отношений между субъектами инновационной деятельности, государством и потребителями инновационной продукции достаточно долгое время оставалось общеотраслевое законодательство, каждая из отраслей которого подчинялась логике своего развития и не учитывала специфики отношений в сфере инновационной деятельности.

В законодательстве отсутствует комплексный системный подход к определению правового положения (статуса) субъектов, осуществляющих инновационную деятельность: научных организаций, физических лиц, занимающихся научной деятельностью на профессиональной основе. В результате существует множество пробелов в закреплении системы прав, сами права носят во многом декларативный характер, отсутствуют механизмы и гарантии их реализации.

Преодоление обозначенных законодательных проблем станет возможным в случае решения вопроса о путях систематизации инновационного законодательства. По этому поводу в настоящей работе был сделан вывод о том, что ядром такой законодательной подсистемы в России, базовым, системообразующим актом в инновационной сфере мог бы стать Федеральный закон «Об основах государственного регулирования инновационной деятельности». Учитывая стратегический характер научно - технической и инновационной деятельности, указанный закон, прежде всего, должен задать ориентиры развития всего инновационного законодательства, закрепив принципы правового регулирования инновационной деятельности.

12. Инновационное законодательство России обладает следующими специфическими чертами: а) гармонично сочетает в себе государственное властное воздействие со свободой предпринимательской деятельности; б) подвержено существенному влиянию международного законодательства об интеллектуальной собственности; в) характеризуется отсутствием единого кодифицированного акта об инновационной деятельности; г) представляет собой часть крупного комплексного образования системы законодательства - предпринимательского законодательства, которое состоит из соединенных предметно-функциональными связями институтов и подотраслей.

В процессе совершенствования правового регулирования

инновационной сферы деятельности нужно исходить из двух ключевых моментов. Во-первых, разрабатываемые в этой сфере нормативные правовые акты должны быть направлены на решение существующих общесистемных проблем предпринимательства в Российской Федерации, препятствующих его эффективному функционированию. Во-вторых, оптимизацию

инновационно-правового регулирования необходимо начать с устранения уже имеющихся недостатков в правовой регламентации инновационной деятельности.

13. Особый интерес для развития российского инновационного законодательства представляют правовые акты, принятые в Германии и во Франции, как наиболее близкие отечественной правовой системе. Так, например, во Франции эти вопросы регулируются законами «О научных исследованиях и технологическом развитии» от 23 декабря 1985 г., «Об инновациях и исследованиях» от 12 июля 1999 г., «О программе исследований» от 18 апреля 2006 г., иными актами, консолидированными в Кодексе научных исследований. Следовательно, в зарубежной практике наряду с правовыми актами, регулирующими традиционные вопросы научно - технической деятельности, появилось новое поколение актов, посвященных инновациям. В этом особенно преуспели страны Евросоюза. Подобный же процесс идет и в некоторых странах СНГ.

Итак, в процессе совершенствования правового регулирования инновационной сферы деятельности нужно исходить из двух ключевых моментов. Во-первых, отсутствие теоретических исследований в данной области приводит к тому, что развитие инновационного законодательства идет по пути заполнения существующих пробелов и устранения имеющихся недостатков, но не по пути опережающего и направляющего воздействия на новые, формирующиеся в обществе отношения. Во-вторых, при разработке комплексного законодательства, к которому относится и инновационное законодательство, а также при подготовке проектов конкретных комплексных законов юридическая наука должна играть решающую роль.

Существующие в сфере предпринимательства проблемы, препятствующие его эффективному функционированию в нашей стране, могут быть разрешены лишь при комплексном подходе к оптимизации инновационного законодательства, который означает признание этого законодательства подотраслью предпринимательского законодательства, а инновационного права - подотраслью комплексной отрасли права - предпринимательского права.

<< | >>
Источник: Ефимцева Татьяна Владимировна. МЕСТО ИННОВАЦИОННОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ РОССИЙСКОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации:

  1. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  2. Раздел III Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари
  3. Общая характеристика прав потребителей.
  4. 1. Особенности реализации федерального законодательства о предвыборной агитации.
  5. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  6. 5.1. Общая характеристика и основные доктринальные модели взаимодействия полиции и институтов гражданского общества в Российской Федерации
  7. Оглавление
  8. Предмет и метод инновационного права России
  9. Принципы инновационного права
  10. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  11. 3.1. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу осуществления инновационной деятельности
  12. Общая характеристика инновационных правоотношений, возникающих по поводу государственного воздействия на инновационную деятельность
  13. 4.1. Общая характеристика инновационного законодательства зарубежных стран
  14. Общая характеристика инновационного законодательства Российской Федерации
  15. § 1. Хозяйственное партнерство в российском законодательстве: понятие и правовая характеристика
  16. § 1. Понятие венчурной деятельности и венчурного капитала в законодательстве и доктрине РФ
  17. § 3. Правовая характеристика венчурной деятельности и практика ее осуществления хозяйственными партнерствами в РФ
  18. Общая характеристика исполнения обязанности по уплате налогов
  19. § 2. Характеристика элементов, образующих уголовно-правовой ме- ханизм охраны прав и свобод пациента
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -