<<
>>

Доктринальные и законодательные подходы к определению внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации

Вопрос о правосубъектности иностранных юридических лиц, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность в Российской Федерации, непосредственно связан с определением понятия и содержания той деятельности, которую в доктрине и правовых актах Российской Федерации принято называть внешнеэкономической.

От определения понятия и содержания внешнеэкономической деятельности зависит характеристика прав и обязанностей, которыми обладают иностранные юридические лица на территории России.

Исторически определение понятия «внешнеэкономическая деятельность» связано с определением таких родственных понятий, как «внешнеторговая деятельность», «внешнеторговая сделка», «внешнеэкономическая сделка». Проблема квалификации данных понятий в отечественной юридической литературе всегда вызывала интерес и приковывала внимание отечественных ученых[79]. Что касается российского законодателя, то данные понятия в разные исторические периоды использовались попеременно то с указанием, что следует под ними понимать, то без попыток дать им хотя бы даже примерное определение.

Сегодня можно однозначно уже сказать, не добавляя при этом каких-либо объяснений, что понятие «внешнеэкономическая деятельность» соотносится с понятием «внешнеторговая деятельность» как родовое и видовое понятия. Аналогично этому следует рассматривать и понятия внешнеэкономическая и внешнеторговая сделка.

В российском законодательстве определение понятия «внешнеторговая деятельность» было связано с принятием ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» 1995 г. (далее- ФЗ 1995 г.), в котором к внешнеторговой относилась только предпринимательская деятельность в области международного обмена товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе, исключительными правами на них[80].

В международных договорах, посвященных регулированию различного рода внешнеэкономических сделок, понятие «внешнеэкономическая сделка» отсутствует, поскольку данный' термин имеет исключительно национальную природу.

В конвенциях используются обозначения конкретных видов международных хозяйственных сделок. Например, в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. говорится о договорах международной купли-продажи товаров, под которыми понимаются договоры, заключаемые между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся на территории разных государств. Такие же указания содержатся в Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 г. и Конвенции УНИДРУА о международном факторинге 1988 г.

В понятии «внешнеэкономическая сделка» выражается позиция Российской Федерации по отношению к сделкам, имеющим связь с

Российской Федерацией и осложненных при этом иностранным элементом. Участие России, её граждан и юридических лиц в международном экономическом сотрудничестве является их внешнеэкономической деятельностью, оформляемой совершением внешнеэкономических сделок[81]. Аналогичная деятельность с позиции других государств уже может быть квалифицирована как международная экономическая деятельность. Таким образом, термин «внешнеэкономическая сделка» является равнозначным по отношению к термину «международная коммерческая сделка».

В российском законодательстве термин «международная коммерческая сделка» не используется, а понятие «внешнеэкономическая сделка» закрепляется в основном источнике гражданского права Российской Федерации - ГК РФ, причем в нескольких статьях, включенных в разные разделы.

Во-первых, о внешнеэкономической сделке говорится в ст. 1209 ГК РФ, где российский законодатель указывает на применение российского права, регулирующего форму внешнеэкономических сделок, в которых хотя бы одной из сторон участвует российское лицо.

Во-вторых, в п. 3 ст. 162 ГК РФ, посвященной регламентации последствий несоблюдения простой письменной формы, российский законодатель сформулировал правило о признании внешнеэкономической сделки недействительной, если не соблюдена простая письменная форма. Признание сделки недействительной из-за несоблюдения формы предусмотрено только для внешнеэкономических сделок.

Для других сделок несоблюдение простой письменной формы не влечет признания их недействительными, а только лишает стороны в случае спора возможности ссылаться в подтверждение сделки на

свидетельские показания.

В отличие от ФЗ 1995 г. в действующем сегодня ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» 2003 г. (далее — ФЗ 2003 г.) внешнеторговая деятельность расшифровывается как «деятельность по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью»[82]. В настоящем определении уже отсутствует такое условие, как предпринимательский характер деятельности, и вместо указания на область международного обмена, которая шире понятия «торговля», дается непосредственная отсылка к области внешней торговли.

Такой подход российского законодателя вновь порождает дискуссии по поводу того, можно ли относить к внешнеэкономической деятельности деятельность, которая не связана с извлечением прибыли. Несмотря на то, что ФЗ 2003 г. посвящен регулированию внешнеторговой деятельности, что непосредственно вытекает из его названия и ст. 1, в которой закрепляется цель и определяется сфера применения Закона, в п. 9 ст. 6 содержится норма о том, что в ведении Российской Федерации в области внешнеторговой деятельности находится заключение международных договоров Российской Федерации в области внешнеэкономических связей. Данное обстоятельство доказывает не только родственное происхождение понятия «внешнеэкономическая сделка» и понятия «внешнеторговая сделка», но и возможность применения аналогии данного закона к регулированию отношений в области внешнеэкономической деятельности.

Таким образом, основные положения ФЗ 2003 г. в сфере государственного регулирования внешнеторговой деятельности, предусматривающие различные методы государственного регулирования

внешнеторговой деятельности, включая таможенно-тарифное, нетарифное регулирование, установление запретов и ограничений на импорт и экспорт определенного вида товаров, а также разработку мер экономического и административного характера можно распространять и на регулирование внешнеэкономической деятельности.

Кроме того, закрепление в ст. 10 ФЗ 2003 г. нормы о том, что любые российские и иностранные лица обладают правом осуществления внешней торговли, означает, что любые российские и иностранные лица обладают правом осуществления внешнеэкономической деятельности. Данное право может быть ограничено только в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации или другими федеральными законами Российской Федерации.

В соответствии с п.п. «о» п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ. Таким образом, Конституция РФ закрепляет два словосочетания: «внешнеэкономические связи» и «международные связи», которые в последующем получают закрепление в ФЗ РФ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» 1999 г. (далее- ФЗ 1999г.). Данный Закон посвящен установлению общего порядка координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, а также закреплению гарантий обеспечения прав и законных интересов субъектов Российской Федерации при установлении и развитии последними международных связей. В этом же Законе используется понятие «внешнеэкономические связи»85. Данный термин употребляется законодателем вместе с другим родственным понятием «международные связи».

85

СЗ РФ. 1999. №2. Ст.231.

Указанные термины, исходя из анализа ФЗ 1999 г., используются как равнозначные, без каких-либо даже оттеночных различий. В частности, в ст. 1 ФЗ 1999 г. закрепляется положение о том, что для целей настоящего ФЗ под международными и внешнеэкономическими связями субъектов РФ понимаются осуществляемые в торгово­экономической, научно-технической, экологической, гуманитарной, культурной и в иных областях связи с иностранными партнерами. Исходя из этого определения можно сделать вывод, что термины «внешний» и «международный» в контексте экономического сотрудничества являются равнозначными и подчеркивают участие в этом сотрудничестве иностранных партнеров.

Понятие «внешнеэкономическая деятельность» встречается в ФЗ «Об экспортном контроле 1999 г.[83] В соответствии со ст. 2 данный Закон регулирует отношения органов государственной власти Российской Федерации и российских участников внешнеэкономической деятельности при осуществлении экспортного контроля. Для целей настоящего Закона внешнеэкономическую деятельность законодатель формулирует посредством указания, какая именно деятельность наполняет понятие «внешнеэкономическая деятельность». К внешнеэкономической деятельности относится внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе, исключительными правами на них.

Имеющееся в ФЗ 1999 г. определение внешнеэкономической деятельности ближе по своему содержанию к понятию «внешнеторговая деятельность», которое содержалось в ФЗ РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г. Вторая часть этого определения, в которой указывается область международного обмена,

идентична второй части определения внешнеторговой деятельности, содержащегося в ФЗ 1995 г.

Учитывая, что ФЗ РФ об экспортном контроле 1999 г. является действующим Законом, только с изменениями, вносимыми в него в 2001­2005 гг., определение внешнеэкономической деятельности, закрепленное в нем, можно рассматривать как одну из версий законодательного подхода к определению понятия «внешнеэкономическая деятельность».

Анализ ФЗ об экспортном контроле 1999 г. тоже не дает однозначного ответа на вопрос о том, можно ли деятельность непредпринимательского характера относить к внешнеэкономической. С одной стороны, в ст. 1 Закона, раскрывающей понятие внешнеэкономической деятельности, не говорится о том, что данная деятельность должна иметь предпринимательский характер. С другой стороны, анализ последующих статей, в частности, ст. 7, закрепляющей методы осуществления экспортного контроля, обусловливает предположение о том, что экспортный контроль в Российской Федерации, включающий в себя разрешительный порядок осуществления внешнеэкономических операций, предполагает, прежде всего, контроль за деятельностью коммерческих структур, к которым относятся и иностранные юридические лица.

Возвращаясь к истории появления понятия «внешнеэкономическая деятельность», следует вспомнить о том, что предшествующим ему понятием, а точнее, предшествующим понятию «внешнеэкономическая сделка», был термин «внешнеторговая сделка». Данный термин также не имел юридического определения и имел несколько вариантов доктринальных подходов к его определению. Одни авторы в качестве основного критерия, характеризующего сделку как внешнеторговую сделку, указывали субъектный состав участников. По мнению, например, Л. А. Лунца, к внешнеторговым сделкам могли относиться только сделки, в которых, по меньшей мере, одной из сторон выступало

иностранное лицо[84]. О. Н. Садиков выделял в качестве решающего другой критерий. Ученый, основываясь на подходе, получившем закрепление в международных договорах, писал, что во внешнеторговой сделке стороны непременно должны находиться на территории разных государств[85].

В 1991 году в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республики вместо термина «внешнеторговая сделка» появляется термин «внешнеэкономическая сделка». Такая замена была связана с расширением круга международных связей и появлением новых видов международных контактов, опосредуемых различными сделками, которые уже не ограничивались только сферой торговли.

Следует отметить, что термин «внешнеэкономическая сделка» стал употребляться учеными и появился в юридическом лексиконе ещё задолго до его появления в правовых актах. В 1986 году М. М. Богуславский писал, что под внешнеэкономическими сделками необходимо понимать сделки, совершаемые советскими организациями с иностранными контрагентами в процессе осуществления не только внешней торговли, но и иных видов внешнеэкономической деятельности[86].

В Основах гражданского законодательства 1991 г., действовавших в России с 3 августа 1992 г. по 1 марта 2002 г., понятие «внешнеэкономическая сделка» использовалось без определения самого понятия. В ст. 165 Основ содержалась односторонняя коллизионная норма, указывающая на применение права Российской Федерации в том случае, если одним из участников внешнеэкономической сделки было российское лицо, независимо от места совершения сделки. В ст. 166 Основ закреплялся институт автономии воли. В случае, когда участники

внешнеэкономической сделки не выбрали право, регулирующее их права и обязанности по этой сделке, спорные вопросы, связанные с обязательственным статутом, должны были решаться по праву государства, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания внешнеэкономической сделки.

Институт автономии воли применялся не только в сфере внешнеэкономической деятельности, но и при совершении обычных гражданско-правовых, бытовых сделок, осложненных иностранным элементом. Однако, в отличие от ситуации, когда стороны не воспользовались автономией воли при заключении внешнеэкономических сделок, в ситуации с обычными, бытовыми сделками выбор права при отсутствии автономии воли определялся в пользу права места совершения сделки. Таким образом, различие в правовом регулировании обязательственного статута

внешнеэкономической сделки и бытовой сделки международного характера было существенным и обусловливало различный результат.

Несмотря на закрепление в ФЗ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г. такого критерия, как наличие предпринимательского характера у внешнеторговой деятельности, его действие применительно к различного рода сделкам была сомнительной. В ст. 166 Основ гражданского законодательства, в которой перечислялись различные виды внешнеэкономических сделок, указывался и такой вид внешнеэкономической сделки, который не был связан с предпринимательской деятельностью. Этим видом был договор дарения.

Сегодня эта внутренняя коллизия российского законодательства решается посредством отсутствия указания на обязательное наличие предпринимательского характера у деятельности, которую можно квалифицировать как внешнеэкомическую деятельность.

Несмотря на принятие нового законодательства в сфере регулирования различных отношений, складывающихся в процессе осуществления внешнеэкономической деятельности в России, некоторые вопросы остаются по-прежнему нерешенными, в частности: что считать международным обменом товарами, работами и услугами; необходимо ли для квалификации деятельности как внешнеэкономической участие в ней лиц, имеющих различную национальность. Кроме того, необходимо разобраться с критерием, о котором часто пишут в юридической литературе как о критерии квалификации сделки внешнеэкономической: критерии нахождения коммерческих предприятий сторон на территории разных государств[87]. ,

Последовательно освещая указанные* вопросы, следует отметить, что все они в большей или меньшей степени нашли свое отражение в отечественной доктрине международного частного права. Однако позиции авторов не всегда совпадают.

По нашему мнению, под международным обменом следует понимать деятельность, затрагивающую интересы более чем одного государства, независимо от того, какие юридические лица являются её участниками этой деятельности.

Анализируя критерий нахождения коммерческих предприятий сторон на территории разных государств, следует признать, что данный критерий, г получивший закрепление в международных договорах, регулирующих вопросы международной купли-продажи товаров, международного финансового лизинга и международного финансового факторинга, априори получил закрепление в правовой системе Российской Федерации, которая является участником соответствующих международных договоров. Применение данного критерия является обязательным, когда внешнеэкономическая сделка попадает в сферу

действия международных конвенций. Однако требование о месте нахождения коммерческих предприятий сторон на территории разных государств является условием регулирования определенных отношений в сфере внешнеэкономической деятельности нормами международных договоров, но не критерием квалификации данной деятельности как внешнеэкономической[88].

Международные сделки, не подпадающие под регулирование международных конвенций, участником которых является Российская Федерация, также могут быть отнесены к внешнеэкономическим сделкам при условии, что содержание осуществляемых сделок позволит квалифицировать их в качестве таковых. Например, продажа воздушных судов (данный объект продажи исключен из сферы действия Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.) может квалифицироваться как внешнеэкономическая сделка, при условии, что она будет осуществляться между юридическими лицами разной государственной принадлежности.

Сделка международной купли-продажи товаров может быть квалифицирована как внешнеэкономическая сделка и тогда, когда оба участника сделки находятся на территории одного государства, что также нарушает условия действия Конвенции ООН 1980 г. Это происходит, например, в случае, когда предметом сделки является товар, принадлежащий иностранному производителю, или сделка купли- продажи совершается между двумя российскими предпринимателями на территории иностранного государства. Доказательством возможности квалификации данной сделки как внешнеэкономической сделки служат два обстоятельства. Во-первых, рассматриваемое правоотношение осложняет иностранный элемент в виде юридического факта (место совершения сделки). Во-вторых, сделка купли-продажи, совершаемая предпринимателями в соответствии с российским законодательством, не может относиться к бытовым сделкам, а, следовательно, может быть квалифицирована как внешнеэкономическая сделка.

См.: Федосеева Г. Ю. Указ, статья. С. 36.

Международно-правовое регулирование внешнеэкономических сделок, которое вносит свои коррективы в определение понятия

«внешнеэкономическая сделка» или «внешнеэкономическая

деятельность», вместе с тем, не может служить отправным моментом в гносеологии формирования содержания данных понятий. Учитывая национальное происхождение исследуемых понятий, отсутствие их употребления в международных документах, квалификацию внешнеэкономической деятельности следует давать, исходя из анализа российского законодательства.

Как показал анализ российского законодательства, понятие «внешнеэкономическая деятельность» не имеет однозначного определения. Данное понятие принадлежит исключительно к правовой системе Российской Федерации, фундамент которой был заложен правовой системой СССР. Доктринальные версии, содержащие различные критерии квалификации деятельности как внешнеэкономической, позволяют предположить, что и в дальнейшем данное понятие будет использоваться в различных вариантах, отличающихся между собой по дополнительным критериям, которые принципиально не меняют сущность указанного термина. К таким дополнительным критериям можно отнести критерий места нахождения коммерческих предприятий сторон на территории разных государств и критерий осуществления внешнеэкономической деятельности с целью извлечения прибыли (предпринимательский характер).

Основное, что характеризует внешнеэкономическую деятельность, - это само содержание деятельности, включающее различные сделки, осуществляемые в сфере международного обмена товарами и услугами, в которых, как правило, участвуют иностранные юридические лица. Данный признак — участие иностранных

юридических лиц во внешнеэкономической деятельности — тоже можно рассматривать как факультативный критерий, поскольку, исходя из различных определений внешнеэкономической деятельности, содержащихся в федеральных законах Российской Федерации, для признания деятельности внешнеэкономической не требуется обязательного участия иностранных субъектов. Иллюстрацией к сказанному может служить ситуация, регулируемая Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., когда два юридических лица, имеющие принадлежность к одному государству, осуществляют куплю-продажу товаров, при этом коммерческие предприятия этих юридических лиц находятся на территории разных государств.

Рассматривая правосубъектность иностранных юридических лиц, участвующих во внешнеэкономической деятельности в России, следует, во-первых, признать, что внешнеэкономическая деятельность представляет собой различного рода сделки, осуществляемые в экономической сфере, а значит, связанные с реализацией, прежде всего, имущественных интересов иностранных субъектов, лежащих в производственной, торговой, инвестиционной и иных областях. Во- вторых, правосубъектность иностранных юридических лиц, являющихся участниками внешнеэкономических сделок в России, следует рассматривать как категорию собирательную, поскольку права и обязанности, наполняющие понятие «правосубъектность», для иностранных субъектов будут устанавливаться на основе нескольких правовых систем.

Итак, подведем итоги. Исследование доктринальных и законодательных подходов к определению понятия внешнеэкономической деятельности показало, что, несмотря на вариативность тех и других подходов, затрудняющих формулирование и закрепление единого для различных правоотношений понятия

«внешнеэкономическая деятельность», данное понятие прочно закрепилось в российской правовой системе.

Возможно, что со временем превалирующей будет определение внешнеэкономической деятельности как деятельности, осуществляемой между субъектами различной национальной принадлежности. Однако отсутствие данного указания в правовых актах Российской Федерации свидетельствует о том, что российский законодатель не готов к такому сужению понятия. Законодательная позиция состоит в обозначении широких границ для квалификации деятельности как внешнеэкономической, под которой можно понимать любую деятельность экономического характера, осуществляемую в порядке международного обмена.

Словосочетание «международный обмен», используемое в многочисленных правовых актах Российской Федерации, является объемным, позволяющим включать в себя любые сделки, осложненные иностранным элементом, независимо от того, какую часть правоотношения иностранный элемент осложняет.

2.2.

<< | >>
Источник: Бальзамов Роман Леонидович. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ - УЧАСТНИКОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2008. 2008

Еще по теме Доктринальные и законодательные подходы к определению внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации:

  1. О государственной конкурентной политике в Российской Федерации
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  4. Глава II. ПОНЯТИЕ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ЕЕ СТРУКТУРНЫЙ СОСТАВ
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  6. 2.2. Право на объединение в некоммерческие организации в Российской Федерации
  7. § 1. Понятие, структура и признаки банковской системы России
  8. § 1.2. Специфика налогового статуса иностранных юридических лиц как элемента предпринимательской деятельности
  9. Содержание
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Доктринальные и законодательные подходы к определению внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. § 2. Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральная таможенная служба Российской Федерации и подчиненные ей иные таможенные органы - основные органы федеральной исполнительной власти, уполномоченные в области таможенного дела: их система, структура, функции, правовое положение и проблемы функционирования
  14. § 1. Органы государственной власти, обеспечивающие безопасность в сфере экономики
  15. Финансово-правовая природа освобождения от уплаты таможенных пошлин в отношении временно вывезенных российских морских судов
  16. § 3. Правотворчество в системе функций Центрального банка Российской Федерации
  17. § 1. Понятие, структура и признаки банковскои системы России
  18. § 2.2. Юридическая природа парламентских ассоциаций субъектов Российской Федерации
  19. Библиографический список использованной литературы
  20. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -