<<
>>

§2. Соотношение принципов гражданского права и принципов обязательственного права

Сущность и назначение принципов обусловлены не только их содержанием, но и местом в системе основополагающих начал, которая «предполагает их взаимосвязь, взаимообусловленность, согласованность содержания и форм реализации»[65].

Таким образом, представляется актуальным определить место принципов обязательственного права в системе принципов права.

Прежде всего, принципы гражданского права, принципы обязательственного права и принципы отдельных институтов обязательственного права - это отдельные элементы системы принципов российского права, в которую входят общеправовые, межотраслевые, отраслевые начала, а также основы подотраслей, институтов и субинститутов. Актуальным и важным является изучение принципов обязательственного права с точки зрения системного подхода, то есть анализ всей системы принципов обязательственного права. С указанной позиции следует рассмотреть не только подотраслевые начала, но и общеправовые, межотраслевые, отраслевые принципы в связи с их влиянием на обязательственное право. Подобное исследование выходит за рамки цели настоящей работы, поэтому представлено не будет.

Необходимо сказать, что принципы обязательственного права являются неотъемлемой составной частью системы принципов гражданского права. Бесспорным является тот факт, что рассматриваемые категории следует рассматривать как часть и общее.

Основная часть отраслевых принципов гражданского права перечисляется в ст. 1 ГК РФ (например, принципы равенства участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, добросовестности и другие), но перечень данных начал указанной статьей не исчерпывается. Так, следует признать недопустимость злоупотребления правом в качестве отраслевого начала гражданского права[66] [67]. Как обоснованно утверждает Е.Г. Комиссарова, существуют «принципы, заглавные для всей сферы отраслевого регулирования, в виде основных начал гражданского законодательства и иные гражданско-правовые принципы (субпринципы)» .

На основе изложенного, автором делается обоснованный вывод о том, что принципы гражданского права и основные начала гражданского законодательства соотносятся как общее и часть.

В то же время указание в ст. 1 ГК РФ свободы договора направлено на то, чтобы показать особую значимость и важность указанного принципа для рыночной экономики и отечественного гражданского оборота. Думается, это правильный ход законодателя. Подобный факт не может рассматриваться, как безусловное основание для признания свободы договора отраслевым принципом, так как он находит своё отражение исключительно в обязатель- ственном праве, следовательно, является принципом обязательственного права.

При рассмотрении соотношения принципов гражданского права и принципов обязательственного права необходимо, в первую очередь, выявить их общие черты. Общность различных групп принципов проявляется в единых отличительных признаках, которые свойственны всем принципам. В науке выделятся некоторые характерные черты основных начал (например, относительная устойчивость и стабильность, объективный и социально обусловленный характер, общность содержания и другие)[68]. Указанные признаки проявляются по отношению ко всем рассматриваемым принципам: принципам гражданского права, обязательственного права, отдельных институтов.

Считаем, что с практической точки зрения соотношение и взаимосвязь принципов отрасли, подотрасли, институтов обусловлены, прежде всего, их общей аксиологией. Как уже отмечалось, целью существования принципов является формирование правового идеала в самых общих, фундаментальных положениях. Кроме того, основные начала имеют особое теоретическое, правотворческое, правоприменительное значение, могут выполнять функции права. Сказанное характерно для всех без исключения принципов. Разница состоит лишь в круге общественных отношений, на регулирование которых направлены те или иные основные начала.

Представляется, что для наиболее полной реализации своего предназначения (в первую очередь, правотворческого и правоприменительного) принципы должны применяться в совокупности, то есть необходимо использовать, по возможности, начала разных элементов системы права.

Так, применение судом одновременно принципов гражданского права, обязательственного права, а также основ отдельных институтов в одном решении сделает последнее более обоснованным, мотивированным и законным. Кроме того, использование в конкретном деле сразу нескольких начал создаст предпосылку для более правильного и системного толкования норм права.

Применение судами одновременно принципов разного уровня для разрешения конкретного дела и обоснования решения суда на сегодня не редкость.

Так, ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «ПКФ Завод Ремстроймаш» о взыскании долга по договору энергоснабжения и неустойки. В судебном заседании было установлено, что потребитель не оплатил электроэнергию. Требование в части взыскания долга было удовлетворено. Однако во взыскании неустойки было отказано ввиду того, что соглашением сторон размер неустойки не определён, в нем лишь содержится ссылка на размер пеней, предусмотренный договором присоединения к торговой системе оптового рынка, а в договоре присоединения отсутствует размер неустойки за просрочку оплаты. С учётом принципа добросовестности, а также, принимая во внимание необходимость защиты слабой стороны в договоре энергоснабжения, суд сделал вывод о том, что потребитель не имел возможности чётко и однозначно определить размер неустойки[69].

В рассмотренном примере суд для обоснования решения использовал принципы добросовестности и защиты слабой стороны. Практика применения для разрешения дела одновременного отраслевых, подотраслевых и институционных начал является прогрессивной, способствует правильному толкованию и применению норм права и должна использоваться как можно чаще.

Особую группу принципов обязательственного права составляют принципы обязательств вследствие причинения вреда, которые также могут применяться судами в совокупности с отраслевыми принципами. Например, по делу о возмещении вреда здоровью при определении размера возмещения материального ущерба суд сделал следующий вывод.

Определение в рамках действующего законодательства объема возмещения вреда, причиненного здоровью, исходя из утраченного заработка (дохода), который потерпевший имел или определенно мог иметь, предполагает необходимость восполнения потерь, объективно понесенных потерпевшим в связи с невозможностью осуществления трудовой (предпринимательской) деятельности в результате противоправных действий третьих лиц. Сказанное вытекает из компенсационной природы ответственности за причинение вреда, обусловленной относящимся к основным началам гражданского законодательства принципом обеспечения восстановления нарушенных прав, а также требованием возмещения вреда в полном, по общему правилу, объеме[70]. То есть суд в целях правильного толкования норм права применил не только принцип полного возмещения вреда, но и отраслевое начало - принцип обеспечения восстановления нарушенных прав.

Принципы обязательственного права имеют отличительные черты, являются отдельным элементом системы принципов. Из этого следует, что помимо общих признаков существует ряд аспектов, по которым следует проводить различие между началами гражданского и обязательственного права.

При рассмотрении вопроса о соотношении разноуровневых принципов интерес представляет классификация, предложенная в диссертации К.С. Захаровой. Она отмечает, что внутрисистемные связи (то есть связи внутри системы принципов права, рассмотрение которых входит в задачи настоящего исследования) «могут быть классифицированы на генетические, структурные, координационные, субординационные и конфронтационные»[71] [72] [73]. Раскроем подробно, как указанные виды связей находят своё отражение при взаимодействии принципов гражданского права и принципов обязательственного права.

Г енетические связи определяются общностью идеологии и/или доктрины. Вопрос о том, что является доктриной, является спорным и малоизучен-

Л

ным . Не вдаваясь в суть указанной проблемы, обозначим, что «юридическая доктрина выражает сущность, дух, основные ценности и системообразующие

направления развития права» .

Думается, что к таким фундаментальным основам следует отнести идею о строительстве правового государства, приоритет прав и свобод человека и гражданина, гарантированность единого экономического пространства, свободу экономической деятельности и другие.

Указанные выше положения в полной мере находят своё отражение во всех нормах гражданского права. Они являются основополагающими и для принципов. Можно с уверенностью сказать, что отраслевые начала (добросовестность, диспозитивность, запрещение злоупотреблением правом и т.п.), основополагающие положения обязательственного права (например, свобода договора, защита слабой стороны), принципы отдельных институтов имеют в своём основании указанные фундаментальные идеи национальной юридической доктрины. В этом плане проявляется общность, согласованность содержания принципов гражданского права, их особое место в системе права.

Представляется, что основные идеи национальной юридической доктрины заложены в Конституции Российской Федерации. Именно поэтому особую роль при выяснении генетической связи принципов гражданского и обязательственного права играют решения Конституционного Суда Российской Федерации, который даёт официальное толкование Основного закона; проверяет, насколько нормы российского права (в том числе, принципы гражданского и обязательственного права) соответствуют фундаментальным началам, заложенным в Конституции РФ.

Так, граждане обратились в Конституционный Суд РФ с просьбой проверить конституционность положений закона, позволяющих банку на основании договора снижать в одностороннем порядке процентные ставки по срочным вкладам граждан[74] [75]. Указывая на противоречие данных правил Основному закону, суд отметил следующее. Осуществляя правовое регулирование отношений между банками и гражданами - вкладчиками, законодатель должен следовать статьям 2 и 18 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства.

При этом, исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне2.

Таким образом, Конституционный Суд РФ сделал вывод о том, что сущность принципов равенства сторон, свободы договора, защиты слабой стороны в обязательстве вытекает из фундаментальных начал российского права - приоритета прав и свобод человека и гражданина, равенства граждан перед законом и судом и других.

Структурные взаимосвязи (связи строения) принципов права заключаются в том, что «их содержание раскрывается... через ряд суждений, объединенных по смыслу»[76]. То есть принципы находят свое отражение в совокупности норм, в том числе принципов нижестоящего уровня. Сказанное можно проследить на примере соотношения принципов гражданского и обязательственного права.

Как уже не раз было отмечено, принципы обязательственного права являются частным проявлением отраслевых принципов гражданского права. Это означает, помимо прочего, что отраслевые принципы раскрываются, находят своё отражение в основополагающих началах подотрасли обязательственного права. Например, принцип свободы договора является проявлением отраслевого принципа диспозитивности[77]. Последний означает возможность выбора субъектом гражданского права своего поведения. В обязательственном праве выбор проявляется в свободе заключить или не заключить договор, выбрать условия договора, то есть как раз в свободе договора. К примеру, в наследственном праве принцип диспозитивности выражается в принципе свободы завещания и т.д. в других подотраслях. А.Л. Маковский утверждает, что двумя основными проявлениями принципа диспозитивности

являются неприкосновенность собственности и свобода договора .

Рассмотрим ещё один пример. Согласно ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Одним из частных проявлений указанного принципа является положение о том, что нормы обязательственного права должны защищать слабую сторону в обязательстве. На практике не раз встречались случаи, когда суд защищал слабую сторону, применяя принцип недопустимости злоупотребления правом.

В частности, Третий арбитражный апелляционный суд в одном из своих постановлений указал, что нарушение сроков осуществления мероприятий по технологическому присоединению объекта абонента к электрическим сетям свидетельствуют о выходе энергоснабжающей организации за допустимые пределы осуществления своих гражданских прав, о злоупотреблении им доминирующим положением путем необоснованного и неправомерного ограничения прав потребителя на своевременное технологическое подключение его объекта, а также наложения на потребителя-гражданина как экономически более слабой стороны по договору об осуществлении технологического присоединения и не имеющего возможности обратиться в адрес иной сетевой организации в целях технологического присоединения принадлежащего ему объекта обязанностей, не предусмотренных действующим законодательством[78]. То есть принцип защиты слабой стороны в обязательстве в определённых случаях может рассматриваться как частное проявление принципа недопустимости злоупотребления правом.

Проиллюстрировать связи строения также можно на примере принципа добросовестности. Данное основное начало гражданского законодательства применительно к обязательственному праву реализуется, в частности, в принципах экономичности и содействия сторон при исполнении обязательств. На практике это означает, что суды учитывают в совокупности принцип добросовестности и правило о том, что стороны должны действовать, руководствуясь, в том числе соображениями сотрудничества[79].

Структурные взаимосвязи проявляются и при сопоставлении принципов обязательственного права с основополагающими началами его отдельных институтов. Именно в указанных положениях принципы обязательственного права находят своё конкретное выражение и назначение.

Так, свобода договора подробно раскрывается не только в ст. 421 ГК РФ, но ив фундаментальных правилах отдельных институтов обязательственного права, например, в следующих:

- в понятии надлежащего исполнения (ст. 309 ГК РФ), как одного из основополагающих принципов института исполнения обязательств, трактуемом, как исполнение в соответствии с условиями обязательства (в договорном обязательстве такие условия устанавливаются, прежде всего, соглашением сторон);

- в возможности установления соглашением сторон одного из способов обеспечения исполнения обязательств, установленных гл. 23 ГК РФ (ст. 329 ГК РФ);

- в возможности по соглашению сторон прекратить обязательство с использованием новации (ст. 414 ГК РФ);

- в праве сторон по своему соглашению изменить или расторгнуть договор (п. 1 ст. 450 ГК РФ);

- многие другие положения ГК РФ.

Ярким примером структурных связей принципов обязательственного права является и принцип защиты слабой стороны. Указанное начало не указано в общей части ГК РФ, но находит своё отражение в различных нормах, регулирующих отдельные виды обязательств. Например, дополнительными правами обладают граждане-потребители соответствии с Законом РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»[80]. В силу ст. 538 ГК РФ производитель сельскохозяйственной продукции, который выступает слабой стороной в договоре контрактации, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несёт ответственность лишь при наличии вины.

Субординационные связи принципов заключаются в подчиненности одних принципов другим. Существование подобных связей обусловлено иерархичностью самой системы права.

Очевидно, основное различие отраслевых принципов и принципов отдельной подотрасли права заключается в круге общественных отношений, на регулирование которых направлены указанные основные начала. Принципы гражданского права - это основополагающие начала всей отрасли права. Они распространяют своё действие на вещное, наследственное, обязательственное, иные подотрасли гражданского права.

Так, принцип диспозитивности означает, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Данное основополагающее начало распространяется на всё гражданское право, актуально для применения в любой подотрасли. Например, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК РФ). Подобное правило применительно к исключительному праву на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации закреплено в п. 1 ст. 1229 ГК РФ. Аналогичным образом во всех подотраслях и институтах гражданского права находят своё отражение и иные отраслевые принципы: равенства участников гражданских отношений, добросовестности, недопустимости злоупотребления правом и другие.

Принципы обязательственного права распространяются лишь на нормы обязательственного права и отличаются от отраслевых и иных начал характерными признаками. То есть принципы обязательственного права являются элементом системы принципов гражданского права, занимают особый уровень в их структуре.

Принципы гражданского права являются основополагающими началами всей отрасли права, поэтому отраслевые принципы будут иметь более высокую юридическую силу, чем принципы подотрасли обязательственного права. Так, М.И. Брагинский и В.В. Витрянский выделяют следующие основания ограничения договорной свободы: защиты слабейшей (слабой) стороны, защита интересов кредитора, защита интересов государства[81]. Думается, что указанный перечень не исчерпывающий. Однако, так или иначе ограничения принципа свободы договора вызваны действием принципов более высокого уровня, причем как общеправовых начал (законность, приоритет прав и свобод человека и гражданина, защита конкуренции и других), так и отраслевых (например, добросовестности, недопустимости злоупотребления правом).

Выводы о том, что принципы обязательственного права не должны противоречить основным началам гражданского права, содержатся и в решениях судов. Так, ООО «Консалтум» обратилось в суд с иском к государственному учреждению о взыскании компенсации затрат, понесенных обществом в связи с исполнением обязательств по договору. Удовлетворяя иск, суд первой инстанции признал доказанным несение истцом затрат в связи с исполнением договора в заявленном размере. Оценив представленные в материалы дела доказательства с учетом результатов проведенной экспертизы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что стоимость работ, выполненных третьими лицами для учреждения, фактически составляет 236 000 рублей, с чем согласился суд кассационной инстанции, указав при этом, что заключение истцом договоров с третьими лицами по заведомо завышенной цене не порождает обязанности ответчика по компенсации таких расходов, поскольку свобода договора не исключает иных принципов гражданских правоотношений (выделено нами - А.В.), в частности, изложенных в ст. 10 ГК РФ, не допускающей злоупотребление правом[82]. В ряде решений суды приходили к выводу о том, что принцип свободы договора не исключает при определении его содержания соблюдения правил разумности и справедливости[83].

Очевидно, что основные начала подотрасли права будут занимать более высокое положение в иерархии, чем основополагающие положения институтов. Таким образом, принципы обязательственного права являются более общими, имеют более высокую юридическую силу, характеризуются большей абстрактностью, чем начала отдельных институтов подотрасли обязательственного права.

Так, одним из основных положений института обеспечения исполнения обязательств (гл. 23 ГК РФ) является возможность выбора сторонами способа обеспечения. Подобное правило следует рассматривать в качестве фундаментального положения указанного института, поскольку оно является основополагающим для всех норм, посвященных обеспечению исполнения. Тем не менее, ст. 333 ГК РФ предоставляет суду право уменьшить установленную договором неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Таким образом, суду предоставлено право защищать слабую сторону, то есть реализовывать применительно к конкретной ситуации принцип защиты слабой стороны в обязательстве.

Бесспорен и тот факт, что основные начала обязательственного права являются системообразующими для всех институтов данной подотрасли. Например, принцип свободы договора является основополагающим для всех норм, регулирующих отдельные виды обязательств. Причём указанное суждение верно применительно не только к обязательствам, возникающих из договора, но и по отношению к внедоговорным обязательствам (см., например, п. 3 ст. 1085 ГК РФ).

Можно сделать вывод, что некоторые нормы обязательственного права противоречат свободе договора (например, отдельные положения ст. 428 ГК РФ о договоре присоединения). Подобные исключения из основных начал обязательственного права объективно необходимы и обусловлены действием принципов более высокого уровня.

Координационные связи принципов проявляются между одноуровневыми основополагающими началами[84]. Подобный вид отношений не находит своего отражения при взаимоотношении начал гражданского и обязательственного права, так как анализируемые принципы являются разноуровневыми.

Конфронтационные связи вызваны противоречием принципов. Так, они очевидны при сопоставлении таких основополагающих начал, как юридическое равенство сторон гражданского правоотношения и защита слабой стороны в обязательстве. В указанном случае второй из принципов формально является исключением из действия первого. Думается, что подобные ограничения основополагающих начал возможны только в том случае, если ставят собой цель реализовать более значимый принцип. Так, принцип защиты слабой стороны в обязательстве обеспечивает реализацию таких фундаментальных начал отечественного права, как идеи справедливости, социального государства, защиты конкуренции и т.п.

На основе сказанного, можно сделать вывод, что принципы гражданского и обязательственного права соотносятся как общее и часть. Данный вывод обуславливает следующее. Принципы обязательственного права являются неотъемлемой частью начал гражданского права, занимают особое место в системе принципов права, являются «промежуточным звеном» между отраслевыми принципами гражданского права и иными нормами, регулирующими отношения, возникающими из отдельных видов обязательств.

Единство различных групп принципов заключается в совпадающих признаках и идентичной аксиологии. Подобное сходство обусловлено принадлежностью всех рассматриваемых категорий к системе принципов российского права. Возможно выделение различных видов связей между принципами гражданского права и принципами обязательственного права: генетических, структурных, субординационных, конфронтационных. Наличие названных видов связей обусловливает взаимодополнение, взаимопроникновение, противоречия между принципами разного уровня.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме §2. Соотношение принципов гражданского права и принципов обязательственного права:

  1. 1.Понятие гражданского права, его система, соотношение с другими отраслями права, функции.
  2. Тема 1. Предмет и система земельного права
  3. Тема 6. Вещное право
  4. §1. Содержание субъективных прав на секрет производства
  5. Субъективные вещные права как разновидность абсолютных имущественных прав
  6. 2.1. Понятие договора на оказание платных образовательных услуг и его место в системе обязательственного права
  7. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  8. § 2. Принцип применимости и проблема декодификации и рекодификации
  9. § 2. Принцип добросовестности и его соотношение с принципом социальной функции договора и принципом равновесия в договорных обязательствах в договорном праве стран Латинской Америки
  10. 2.1 Основные этапы становления принципов гражданского права
  11. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  12. § 2. Право собственности в институциональной системе интересов субъектов гражданского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -