<<
>>

§4. Принципы обязательств вследствие причинения вреда

Положения главы 59 ГК РФ - это совокупность норм, регулирующих отдельный вид обязательственных отношений - возникающих вследствие причинения вреда. Нет ничего удивительного в том, что отраслевые и подотраслевые принципы являются руководящими началами для рассматриваемого структурного подразделения обязательственного права.

Так, в некоторых нормах главы 59 ГК РФ проявляется свобода договора. В частности, одним из основополагающих положений деликтного права является правило о том, что договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить компенсацию сверх возмещения вреда. Законодатель, устанавливая правовое регулирование указанной группы обязательств, защищает слабую сторону. Например, дополнительные права, по сравнению с иными субъектами, установлены, для ребенка, рожденного после смерти кормильца (ст. 1089 ГК РФ), потребителя (§ 3 главы 59 ГК РФ).

Вместе с тем в литературе указывалось на невозможность применения принципа свободы договора к обязательствам вследствие причинения вреда. На основе этого противопоставлялись отношения из договоров и из деликтов[267]. Очевидно, данные виды обязательств имеют определенные отличия. Тем не менее, вряд ли можно согласиться с полным отрицанием свободы договора в деликтных обязательствах. Подобный вывод, во-первых, не соответствует действующему законодательству (ст. 1064 ГК РФ), а во-вторых, нарушает права кредитора (потерпевшего), который, по нашему мнению, должен иметь право заключить договор с причинителем вреда, если это соответствует его интересам.

Тем не менее проанализированные в §1-3 главы 2 настоящей работы принципы обязательственного права являются, прежде всего, основами отношений, возникающих из договора. Для более полного изучения объекта исследования представляется необходимым выявить и рассмотреть принципы обязательств вследствие причинения вреда. Указанные принципы не в полной мере проанализированы в цивилистике.

Некоторые аспекты заявленной проблематики затронуты Г.А. Свердлыком, который предлагает два начала таких отношений: недопустимости причинения вреда и полного возмещения вреда[268]. Согласимся с предложенным мнением. Подобные принципы характерны и для современного права. Между тем вряд ли их перечень ограничивается всего двумя категориями.

В.А. Тархов указывал на основные начала гражданско-правовой ответственности: принципы законности, неотвратимости ответственности, равноправия сторон, сочетания личных интересов с общественными[269]. Перечисленные фундаментальные идеи характерны для всех видов ответственности и вряд ли их можно рассматривать в качестве институционных принципов, подлежащих изучению в рамках настоящего параграфа.

В цивилистической литературе приводятся и некоторые иные принципы обязательств вследствие причинения вреда. Так, О.В. Богданов предлагает «закрепить принцип презумпции причинения морального вреда при совершении действий, нарушающих личные неимущественные (а в случаях, специально предусмотренных законом, и имущественные) права гражданина либо посягающих на другие принадлежащие ему нематериальные блага»[270] [271]. Согласимся с тем, что данное правило следует указать в ГК РФ, но вряд ли его следует рассматривать как начало, которое является основополагающим для всего деликтного права. Думается, что предлагаемое О.В. Богдановым явление необходимо рассматривать исключительно как презумпцию, но не как принцип.

Отдельные исследователи выделяют принцип вины как основание от-

ветственности . Подобный вывод делался, прежде всего, на основе норм советского законодательства. Более того, высказывалась позиция о том, что наличие обязанности возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, независимо от вины его владельца не умаляет значения принципа вины. Как писал Н.С. Малеин, «если закон требует от владельца источника повышенной опасности особой бдительности и осторожности, а при нарушении этой обязанности возлагает ответственность, то следует неизбежно прийти к выводу, что такая ответственность основана на принципе вины»[272] [273] [274].

Данное суждение представляется спорным. Обязанность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, может быть наложена на его владельца даже в случае особой бдительности и осторожности последнего.

А.В. Волков, рассматривая принцип ответственности за вину, указывает, что данное явление «является по своей сути одним из проявлений более общего начала гражданского законодательства, регламентирующего имуще-

Л

ственный оборот, - принципа автономной воли» . Подобный вывод был сделан посредствам анализа положений ст. 1, 9 ГК РФ, из которой следует, что «собственник вправе самостоятельно, автономно распоряжаться своим имуществом и неимущественными правами, не причиняя при этом вреда иму-

ществу других лиц (выделено нами - А.В.)» . Трудно согласиться с приведенным суждением. Запрет на причинение вреда имуществу других лиц - не отражение принципа ответственности за вину, а другого начала - недопустимости причинения вреда. Именно его необходимо рассматривать в качестве частного проявления автономии воли участников гражданского оборота.

Выделение принципа вины в обязательствах вследствие причинения вреда, как уже было отмечено, в большей мере свойственно советскому праву. Представляется, что на данный момент указанная категория несколько изменила свой смысл. Как небезосновательно указывал В.А. Тархов, Основы гражданского законодательства и часть 1 ГК РФ «значительно расширили сферу ответственности независимо от вины»[275]. Хочется добавить, что указанная тенденция характерна и для части 2 ГК РФ, и иных нормативно-правовых актов, принятых после 1991 года[276]. Согласимся с утверждением В.П. Мозолина о том, что в обязательствах вследствие причинения вреда «решающее значение имеет объективный элемент»[277] [278], а не субъективный.

Вина является одним из оснований наступления гражданско-правовой ответственности, однако ГК РФ установил правило, согласно которому законом могут быть предусмотрены случаи возмещения вреда при отсутствии вины.

Кроме того, обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. В отдельных случаях должен быть возмещен вред, причиненный правомерными действиями (ст. 1064 ГК РФ). Следовательно, следует говорить не о принципе вины, а о неотвратимости ответственности за причиненный вред. Таким образом, данное основополагающее положение будет касаться не только тех случаев, когда обязанность по возмещению вреда связана с виной причинителя, но и иных ситуаций (возмещение вреда, причиненного несовершеннолетними, возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности и др.).

В отдельных исследованиях используются категории, имеющие отношение к обязательствам вследствие причинения вреда, которые названы «принципами». В частности, авторы используют такие термины: принцип смешанной вины (применяется при наличии вины как причинителя вреда, так и потерпевшего), принцип солидарной ответственности за вред, причиненный совместными действиями . Сложно согласиться с использованием в указанных случаях термина «принцип». Вряд ли данные категории следует рассматривать как основополагающие положения обязательств, возникающих из причинения вреда. Скорее всего, это все лишь конкретные правила, применяемые в определенных условиях (наличие вины потерпевшего, причинение вреда совместными действиями).

Таким образом, на основе анализа норм главы 59 ГК РФ и судебной практики следует выделить следующие принципы обязательств вследствие причинения вреда: недопустимости причинения вреда, неотвратимости ответственности за причиненный вред, полного возмещения вреда. Рассмотрим их более подробно.

Принцип недопустимости причинения вреда основывается на положениях Конституции РФ о запрете нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17) и раскрывается в ряде положений ГК РФ. Как отмечено Е.В. Вавилиным, «правовые отношения между участниками должны строиться в соответствии с принципом взаимной ответственности субъектов права в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей»[279].

Применительно к отношениям, регулируемым главой 59 ГК РФ, это означает, что все участники гражданского оборота обязаны воздерживаться от причинения другим любого вреда, как имущественного, так и морального.

Идея о недопустимости причинения вреда как фундаментальная основа деликтных обязательств прослеживается и в зарубежной правовой доктрине. Так, иностранными авторами подчеркивалось, что в процессе жизни каждый должен стремиться к тому, чтобы избежать нарушения прав других. Если же нарушение произошло, виновный должен компенсировать причиненный вред[280] [281]. Возникла теория нарушенных законных прав, суть которой в том, что «Вы не должны причинять никакого вреда Вашему соседу» .

Можно сказать, что главная цель существования деликтных обязательств - не допустить нарушений прав субъектов гражданского оборота. Нормы, в которых реализуется принцип недопустимости причинения вреда,

направлены на достижение важной функции гражданского права - охранительной. Как писал В.А. Тархов, «стороны гражданского правоотношения должны знать, что неисполнение ими своих обязанностей может повлечь за собой нарушение общественных отношений, имущественные потери и другие неблагоприятные последствия для другой стороны и общества в целом, и не допускать нарушения своих обязанностей»[282] [283]. То есть не установление подобных правил могло бы создать ситуацию, при которой граждане и юридические лица не были защищены от причинения вреда личности и имуществу.

Трудно спорить с утверждением Г.А. Свердлыка о том, что «достоинство правовых предписаний, содержащихся в нормах института обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, заключается в том, что они направлены на воспитание у всех граждан и трудовых коллективов уважения к социалистической и личной собственности, к жизни и здоровью личности, а тем самым и к воздержанию от причинения вреда указанным социальным

Л

благам» . Несмотря на то, что приведенное суждение формировалось в других социально-экономических условиях, оно актуально и сегодня.

Нормы главы 59 ГК РФ призваны воспитывать у субъектов чувство уважения к личности и имуществу иных лиц.

Особенностью норм об обязательствах вследствие причинения вреда является то, что они применяются только в случае неблагоприятного развития общественных отношений. В этом их существенное отличие от положений договорного права. Правила, установленные главой 59 ГК РФ, служат задачей превенции, предупреждения противоправного поведения участников гражданского оборота. В этой связи следует остановиться на таком явлении, как кумуляция санкций.

Нормы, направленные на недопущение причинения вреда жизни и здоровью граждан, содержатся в различных отраслях права. Связано это с тем, что права и свободы человека и гражданина являются в Российской Федерации высшей ценностью, а жизнь и здоровье человека признаются важнейшими, неотчуждаемыми благами. Таким образом, при причинении смерти или вреда здоровью личности наступает уголовная и гражданско-правовая ответственность. Данное взаимодополнение санкций обосновано и, как видится, не нарушает общеправовой принцип «нельзя наказывать дважды за одно и то же», поскольку уголовное наказание предполагает личную ответственность, а гражданское - имущественную.

В науке обосновано отмечалось, что нормы деликтного права тесно связаны с положениями других отраслей права. В частности, применительно к законодательству об обязательствах вследствие причинения вреда сотрудниками органов внутренних дел А.Н. Кузбагаров справедливо указывает, что оно относится к комплексному межотраслевому институту[284]. Согласимся с приведенным мнением и отметим, что для полного изучения деликтного права необходимо руководствоваться нормами уголовного, трудового, административного права, иных отраслей. Таким образом, изучение межотраслевых связей института обязательств вследствие причинения вреда - актуальный вопрос, до настоящего времени в полном объеме не исследованный.

Отмечая важность и фундаментальность принципа недопустимости причинения вреда, Г.А. Свердлык указывает, что главу, посвященную деликтным обязательствам, следует «начинать не с нормы, устанавливающей общие основания ответственности за причинение вреда, а с нормы-принципа, закрепляющей важнейшее нормативно-руководящее положение о недопустимости причинения вреда»[285]. С данным тезисом необходимо согласиться. Идеей о том, что субъекты гражданского права обязаны воздерживаться от причинения вреда другим лицам, проникнута вся глава 59 ГК РФ. Однако общая норма, устанавливающая указанное правило, отсутствует. В силу сказанного предлагается дополнить п. 1 ст. 1064 ГК РФ абзацем 1 следующего содержания: «Не допускается причинение вреда личности и имуществу граждан, а также имуществу юридических лиц, иных субъектов гражданского оборота».

По мнению Г.А. Свердлыка, требование о недопустимости причинения вреда включает в себя два элемента: воздержание от причинения вреда и предотвращение опасности возникновения или увеличения возникшего вреда[286]. То есть рассматриваемый принцип помимо первого аспекта, который рассмотрен выше, включает и второй, не менее важный.

В частности, установлены правила о предупреждении причинения вреда (ст. 1065 ГК РФ). На основании данной нормы Верховным Судом РФ указано, что опасность причинения вреда окружающей среде в будущем может являться основанием к запрещению деятельности, создающей такую опас- ность[287]. Также судебной практикой отмечено, что в случаях, когда самовольно возведенный объект, не являющийся новым объектом или недвижимым имуществом, создает угрозу жизни и здоровью граждан, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о запрещении деятельности по эксплуатации данного объекта[288]. Приведенные положения являются отражением принципа недопустимости причинения вреда. Представляется, что суды должны шире использовать на практике нормы ст. 1065 ГК РФ в виду того, что наступление вреда (особенно, когда речь идет об охране жизни и здоровье граждан) всегда лучше предотвратить, если это возможно, чем в дальнейшем бороться с его последствиями.

Следует заметить, что существуют ситуации, в которых допускается причинение вреда. Их следует рассматривать в качестве исключений из общего принципа. Так, от возмещения причиненного ущерба освобождаются личный состав пожарной охраны, иные участники тушения пожара, ликвидации аварии, катастрофы, иной чрезвычайной ситуации, действовавшие в условиях крайней необходимости и (или) обоснованного риска[289].

Можно выделить следующие случаи допустимости причинения вреда: необходимая оборона, крайняя необходимость, непреодолимая сила, умысел потерпевшего, уполномоченность на причинение вреда и другие. Бесспорен тот факт, что подобное «право на причинение вреда» возникает в исключительных случаях и должно прямо вытекать из нормы закона.

Неотвратимостъ ответственности за причиненный вред - еще один из принципов обязательств вследствие причинения вреда, согласно которому лицо, причинившее вред другому субъекту гражданского права, обязано понести гражданско-правовую ответственность в виде неблагоприятных последствий имущественного характера, за исключением случаев, предусмотренных законом. Иногда в литературе указывается на так называемый «принцип генерального деликта», суть которого в том, что причинение вреда одним лицом другому само по себе является основанием возникновения обязанности возместить причиненный вред. Получается, что принцип генераль- ного деликта - общее положение обязательств вследствие причинения вреда, которое сочетает в себе признаки неотвратимости ответственности и полного возмещения вреда.

Действие принципа неотвратимости ответственности проявляется в следующих нормах главы 59 ГК РФ:

- вред, причиненный личности или имуществу, подлежит возмещению;

- подлежит возмещению вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, их должностными лицами, незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда;

- подлежит возмещению вред, причиненный несовершеннолетним, недееспособным, ограниченно дееспособным, гражданином, не способным понимать значения своих действий;

- обязанность компенсировать причиненный моральный вред;

- другие положения.

В качестве реализации принципа недопустимости причинения вреда следует рассматривать правило ст. 1081 ГК РФ о том, что лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу. Действительно, установление законодательных положений об обязанности возместить причиненный вред за другое лицо, например, вследствие исполнения последним трудовых, должностных, служебных обязанностей не означает, что непосредственный причинитель вреда не понесет гражданско-правовой ответственности. В противном случае было бы нарушение рассматриваемого принципа.

Требование неотвратимости ответственности вытекает из концепции гарантированного осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, разработанной Е.В. Вавилиным. Автор справедливо утверждает, что его несоблюдение «принимает очень часто абсурдные, антигуманные формы»[290]. Подобная проблема наблюдается, в частности, по некоторым делам, связанным с требованиями о компенсации морального вреда. Так, престарелым родителям, потерявшим в результате неосторожного преступления единственного сына, была присуждена компенсация морального вреда в размере 40 тыс. руб. на двоих, т.е. по 20 тыс. руб. каждому . В ситуациях, подобных приведенной, цель института возмещения вреда не достигнута, а принцип неотвратимости не реализован.

Таким образом, неотвратимость ответственности нельзя рассматривать исключительно, как формальное требование. Неблагоприятные последствия имущественного характера, накладываемые на причинителя вреда, должны быть адекватны правонарушению. При определении размера возмещения необходимо руководствоваться всеми обстоятельствами дела, имущественным положением причинителя вреда и потерпевшего. Только адекватная, справедливая санкция за совершение гражданского правонарушения может рассматриваться, как отражение принципа неотвратимости ответственности за причиненный вред.

В связи с анализируемым вопросом интересным представляется утверждение В.А. Тархова о том, что говорить о «неотвратимости в ретроспективном аспекте нельзя, она предоставляется на усмотрение потерпевшей стороне, ответственность же в перспективном аспекте сохраняется во всех случаях» . Действительно, в частном праве решение о применении мер ответственности в виде возмещения вреда остается на выбор кредитора, который, при желании, может вообще не обращаться за защитой своих прав. Сказанное не отменяет принцип неотвратимости, так как в любых ситуациях сохраняется ответственность в перспективном аспекте.

По поводу значимости рассматриваемой категории бесспорным представляется замечание Н.С. Малеина о том, что «одно из важнейших условий повышения эффективности имущественной ответственности - ее неотвратимость»[291] [292]. Законодатель и правоприменитель должны принимать все возможные меры для обеспечения неотвратимости ответственности. От этого зависит отношение граждан и юридических лиц к закону, уровень правовой культуры в обществе, эффективность всех существующих правовых норм.

Принцип полного возмещения вреда означает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Указанное начало деликтного права рассматривалось во многих исследованиях, посвященных общим вопросам обязательств вследствие причинения вреда . Как отмечено Г.А. Свердлыком, суть рассматриваемого начала состоит в «восстановлении правонарушителем

того состояния, которое имело место до образования вреда» .

Указанное основополагающее положение проявляется в судебной практике. Например, в целях большой реализации рассматриваемой идеи Верховный Суд РФ отметил, что когда по желанию потерпевшего для расчета суммы возмещения вреда учитывается обычный размер вознаграждения работника его квалификации (профессии) в данной местности и (или) величина прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, суд с целью соблюдения принципов равенства, справедливости и полного возмещения вреда вправе учесть такие величины на основании данных о заработке по однородной (одноименной) квалификации (профессии) в данной местности на день определения размера возмещения вреда[293] [294] [295].

Идеей необходимости полного возмещения причиненных убытков проникнуто и зарубежное законодательство. Как указывает Р. Стоун, обычная мера в деликте - поставить истца в положение, в котором он оказался бы, если бы деликт не случился. Это, в основном, компенсация потерь и причинен-

Л

ного ущерба . Применительно к праву США указано, что «системы возмещения (убытков при причинении вреда - А.В.) различаются от штата к штату, но их основная цель состоит в денежном возмещении реального ущерба, поне-

3

сенного истцом» .

Следует отметить особую важность анализируемого принципа именно для частноправовой сферы. По утверждению В.А. Хохлова, «в гражданском праве доминантой ответственности, выражающей ее сущность, является необходимость восстановления прежнего (до правонарушения) положения кредитора, защита нарушенных прав»[296]. Можно сказать, что в требовании полного возмещения вреда отражается, во-первых, сущность метода гражданско-правового регулирования, направленного, прежде всего, на защиту частных интересов; во-вторых, прослеживается реализация направленности норм обязательственного права на защиту кредитора.

Важно отметить, что Конституционный Суд РФ выделил отдельный принцип: гарантированность возмещения причиненного вреда, который предполагает защиту нарушенных прав в полном объеме[297]. Указанное явление следует рассматривать в качестве синонима принципа полного возмещения вреда. Следовательно, рассматриваемое основополагающее начало деликтных обязательств имеет не только частноправовые, но и конституционные основы.

Для понимания сути полного возмещения необходимо обратиться к ст. 15 ГК РФ. Лицо, нарушившее чьё-либо право, обязано возместить все убытки, которые подразделяются на реальный ущерб (расходы, которые потерпевший произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение имущества) и упущенную выгоду (неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено). В отдельных случаях закон указывает на необходимость компенсации морального вреда (ст. 1099 ГК РФ). Таким образом, наиболее общая формула полного возмещения выглядит так: возмещение убытков (реального ущерба и упущенной выгоды) и компенсация морального вреда. Из этого правила возможны исключения в части возложения на кредитора по деликтному обязательству дополнительных обязанностей, о чем будет сказано отдельно.

Отметим, что, по мнению ученых, например О.С. Иоффе, принцип полного возмещения находит свое отражение и в обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина[298]. Данное утверждение представляется правильным. Для реализации принципа полного возмещения применительно к причинению вреда личности ГК РФ предусмотрел специальные правила. В частности, установлен порядок определения заработка, утраченного в результате повреждения здоровья, размера возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца и т.п. Подобные нормы направлены на установление такого правового режима, при котором потерпевшие (лица, которым причинен вред здоровью; родственники умершего) могли бы получить то, чего они лишились в результате причинения им вреда.

Вместе с тем не следует абсолютизировать рассматриваемый принцип. Далеко не всегда возможно восстановить положение, существовавшее до причинения вреда. Во-первых, это связано со сложностью возвращения утраченного имущества. Еще О.С. Иоффе правильно отмечал, что возмещение в натуре применяется редко, так как оно зачастую невозможно. Кроме того, самому потерпевшему часто удобнее получить денежную компенсацию, чем утраченный предмет[299]. Во-вторых, никакая компенсация не сможет восстановить положение, существовавшее до причинения вреда здоровью и, особенно, жизни гражданина. Здесь следует говорить лишь о возмещении убытков, которые понесли лицо, получившее увечье, или родственники умершего. Считать это полным возмещением в том смысле, в котором его понимает Г.А. Свердлык, некорректно.

В-третьих, сложным для установления является денежный эквивалент компенсации морального вреда. Дать точную стоимостную оценку физическим и нравственным страданиям просто невозможно. Нет определенных критериев для разрешения данного вопроса и в судебной практике. Как указал Верховный Суд РФ, для определения размера компенсации необходимо учитывать характер и объем причиненных истцу нравственных и физических страданий, степень вины ответчика в каждом конкретном случае, иные заслуживающие внимания обстоятельств. Кроме того должны учитываться требования разумности и справедливости[300]. Как видим, четких критериев не установлено.

В силу сказанного следует вывод, что принцип полного возмещения необходимо рассматривать не как приведение общественного отношения в состояние, которое имело место до причинения вреда, а как обязанность должника предоставить наиболее сопоставимую в данных конкретных условиях компенсацию потерянного потерпевшим (кредитором). Приведенная трактовка принципа полного возмещения подходит и к таким случаям, в которых, казалось бы, реализация указанной фундаментальной идеи невозможна: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, компенсация морального вреда и т.п.

Одним из аспектов принципа полного возмещения вреда является установление в ГК РФ общего правила о невозможности уменьшения объема возмещения вреда. Так, согласно ст. 1064 ГК РФ законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпев- тттим компенсацию сверх возмещения вреда. Обратного правила (установление договором компенсации в размере, меньшем, чем причиненный вред) не установлено. В отдельных случаях ГК РФ всё-таки допускает уменьшение размера возмещения (грубая неосторожность потерпевшего, имущественное положение должника), но их следует рассматривать в качестве исключений из общего правила.

Следует отметить, что полное возмещение вреда означает не просто возмещение стоимости, например, утраченного имущества, но и совершение в полном объеме иных действий. Так, применительно к возмещению вреда, причиненного незаконными действиями сотрудника органов внутренних дел,

А.Н. Кузбагаров выделяет такие специфические способы возмещения вреда как: «опровержение сведений, которые задевают честь, достоинство и репутацию (диффамация); восстановление на прежнем месте работы; исправление записи в трудовой книжке; восстановление званий и возвращение орденов»[301] [302] [303].

В дополнении к сказанному отметим норму ст. 138 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации , согласно которой восстановлению подлежат трудовые, пенсионные, жилищные, иные права реабилитированного. Приведенное положение следует рассматривать в качестве проявления анализируемого принципа. Таким образом, перечень действий, которые необходимо совершить для полного возмещения вреда, следует считать неисчерпывающим, так как он может быть различным в зависимости от конкретной ситуации.

В литературе указывалось, что приведенный принцип имеет определенные ограничения . К ним следует отнести, в частности, положения ст. 1083 ГК РФ: размер возмещения должен быть уменьшен в том случае, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда. Помимо этого, суд имеет право уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен умышленными действиями. Указанное правило является проявлением принципа соразмерности гражданских прав и обязанностей, являющегося необходимым звеном механизма осуществления прав и исполнения обязанностей[304].

Представляется, что ограничения принципа полного возмещения вреда возможны лишь в исключительных случаях, прямо установленных в законе. Подобного мнения придерживаются многие исследователи. Например, как писал О.С. Иоффе, «при отсутствии особых оснований следует руководствоваться принципом полного возмещения»[305]. При этом Н.С. Малеин отмечал, что «следует исключить те нормы, которые необоснованно ограничивают принцип полного возмещения вреда»[306].

Судебная практика также придерживается правила об ограничении полного возмещения лишь в исключительных случаях. Так, Верховный Суд РФ указал на недопустимость широкого толкования п. 3 ст. 1083 ГК РФ, норма которого предусматривает возможность уменьшения размера возмещения вреда с учетом имущественного положения гражданина. Суд справедливо обратил внимание на тот факт, что данное правило распространяется исключительно на физических лиц. Возможность снижения размера возмещения вреда, взыскиваемого с юридического лица, с учетом его имуществен- 3

ного положения действующим законодательством не предусмотрена .

Таким образом, к принципам обязательств вследствие причинения вреда следует отнести: принципы недопустимости причинения вреда, неотвратимости ответственности за причиненный вред, полного возмещения вреда.

Для утверждения в правовой доктрине и практике принципа недопустимости причинения вреда нами предлагается дополнить п. 1 ст. 1064 ГК РФ абзацем 1 следующего содержания: «Не допускается причинение вреда личности и имуществу граждан, а также имуществу юридических лиц, иных субъектов гражданского оборота». Абзацы 1, 2, 3 указанного пункта считать соответственно абзацами 2, 3, 4.

Важнейшей основой, положением, пронизывающем всю совокупность норм гл. 59 ГК РФ, является принцип полного возмещения вреда. Его традиционное понимание заключается в том, что необходимо восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Однако, такая трактовка возможна лишь с чисто теоретической точки зрения, так как в полном объеме восстановить существовавшее положение очень часто невозможно. Следует говорить об обязанности должника по обязательству вследствие причинения вреда предоставить наиболее сопоставимую в данных конкретных условиях компенсацию потерянного потерпевшим (кредитором). Приведенная трактовка принципа полного возмещения подходит и к таким случаям, в которых, казалось бы, реализация указанной фундаментальной идеи невозможна: возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, компенсация морального вреда и т.п.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме §4. Принципы обязательств вследствие причинения вреда:

  1. Обязательства, возникающие из причинения вреда (глава 59 ГК)
  2. Понятие, виды и функции внедоговорных обязательств
  3. Возникновение деликтного обязательства.
  4. Субъекты, объект и содержание деликтного обязательства
  5. 2. Основания и условия ответственности за причинение вреда.
  6. 3. Ответственность государства за причинение вреда.
  7. § 2. Основание и условия возникновения обязательств из причинения вреда
  8. § 5. Право несовершеннолетних на возмещение вреда, причиненного их здоровью или имуществу, а также гибелью кормильца
  9. Ответственность за неисполнение обязательств и причинение вреда. Личная и имущественная ответственность должника. Условия ответственности.
  10. 38 Ответственность за неисполнение обязательств и причинение вреда. Личная и имущественная ответственность должника. Условия ответственности.
  11. § 1. Понятие денежного обязательства в иностранной валюте
  12. §2. Соотношение принципов гражданского права и принципов обязательственного права
  13. §3. Иные принципы обязательственного права
  14. §4. Принципы обязательств вследствие причинения вреда
  15. § 2. Обеспечительный платеж как обязательственное правоотношение
  16. § 3. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения иных обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -