<<
>>

§1. Принципы надлежащего и реального исполнения обязательства

В силу принципа надлежащего исполнения обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства, требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст.

309 ГК РФ). То есть надлежащее исполнение - это исполнение (совершение действий или воздержание от них) в строгом соответствии с условиями обязательства вне зависимости от того, где таковые содержатся: в соглашении сторон, законе, ином правовом акте, обычае, обычно предъявляемых требованиях.

По мнению С.В. Сарбаша, принцип надлежащего исполнения является заглавным1. Подобный тезис обоснован в виду того, что надлежащее исполнение - основная цель, ожидаемый результат развития обязательственного отношения. Справедливым следует признать и вывод о том, что «все иные принципы, связанные с исполнением обязательств, подчиняются данному принципу»2. Видимо, именно поэтому принцип надлежащего исполнения открывает гл. 22 ГК РФ. Более того, считаем, что принцип надлежащего исполнения можно рассматривать не только в качестве главенствующего принципа исполнения, но и как важнейшее, фундаментальное правило всего обязательственного права.

В этой связи небезынтересной представляется мысль С.Т. Максименко о том, что «принципы (реализации прав и обязанностей - А.В.) являются кри- [321] [322] териями надлежащей реализации гражданских прав и обязанностей и определяют её правовые и моральные границы»[323] [324] [325]. По аналогии со сказанным можно сделать вывод: принципы исполнение обязательств в широком смысле являются критериями надлежащего исполнения обязанностей, определяют правовые и моральные границы исполнения, его соответствие как букве, так и смыслу закона и договора.

Понятие надлежащего исполнения предложено В.С. Толстым, по мнению которого «надлежащим является исполнение, произведенное в соответ-

Л

ствии с содержанием обязанности на момент её исполнения» . М.А. Егорова в своем исследовании предлагает квалифицировать надлежащее исполнение

^ ^ 3

в качестве двусторонней ремиссионной сделки, не являющейся договором .

Указанные позиции представляются правильными и отражающими суть надлежащего исполнения. Между тем с практической точки зрения рассматриваемое явление следует раскрывать через ряд критериев, которые являются элементами исполнения: предмет, субъект, место, время, способ. Ещё дореволюционные авторы, не выделяя самостоятельного принципа надлежащего исполнения, указывали, что исполнение должно быть совершено в точном соответствии с условиями договора в надлежащем месте, в определённое время при соблюдении требований о способе, сроке, качестве[326]. Подобным образом суть надлежащего исполнения раскрывается не только по нормам отечественного права, но и в зарубежном законодательстве[327].

Проанализировав литературу, можно прийти к выводу, что при раскрытии сущности принципа надлежащего исполнения большинство цивилистов используют формулировку ст. 309 ГК РФ, а также соответствующих норм советского законодательства[328] [329]. С подобным выводом в целом следует согласиться. Однако к утверждению, что принцип надлежащего исполнения состоит в том, чтобы при исполнении обязательства были выполнены требования ст. 309 ГК РФ, необходимо добавить сущностные критерии принципа. Так, принцип надлежащего исполнения раскрывается в отдельных нормах обязательственного права, применяется в судебной практике. Например, применительно к договору аренды он означает, что пользование имуществом должно осуществляться и оплачиваться в соответствии с принятыми на себя

стороной такого соглашения обязательствами .

Таким образом, принцип надлежащего исполнения - это фундаментальное положение обязательственного права, в соответствии с которым обязательства должны исполняться в строгом соответствии с условиями обязательства, вытекающими из договора, закона, обычаев делового оборота, иных обычно предъявляемых требований.

Следует обратить внимание на мнение В.С. Толстого, согласно которому не существует самостоятельного принципа надлежащего исполнения. Он

«лишь проявление общеправового принципа законности»[330]. Однако с учётом того, что правовые принципы либо прямо закреплены в законе, либо вытекают из его смысла, думается, что все они в той или иной степени - проявление принципа законности. С другой стороны, в рамках подотрасли обязательственного права принцип надлежащего исполнения обладает самостоятельным значением: используется в правоприменительной практике, проявляется в нормах об отдельных видах обязательств. На этом основании анализируемое явление, хотя и можно с некоторыми оговорками рассматривать как отражение принципа законности, но только в качестве самостоятельного начала исполнения.

Как уже было сказано, сущность принципа надлежащего исполнения раскрывается через ряд критериев. Прежде всего, должник обязан исполнить требования, связанные с предметом договора (уплатить определенную денежную сумму, выполнить конкретную работу, оказать необходимую услугу и т.п.). Например, в силу § 1 гл. 30 ГК РФ по договору купли-продажи продавец обязан не просто передать товар покупателю, но и выполнить условия договора о количестве, ассортименте, качестве, комплектности, упаковке и т.п. Можно сказать, что надлежащее исполнение - это количественная и качественная характеристика совершаемых должником действий[331], акцент делается не только на том, что обязательство должно быть исполнено, но и на

том, как оно должно быть исполнено .

Обязательство должно быть исполнено в определенный срок, который устанавливается соглашением сторон с учётом положений ст. 314 ГК РФ. Просрочка должника или кредитора является нарушением правил об исполнении обязательств в силу ст. 405, 406 ГК РФ. Однако несколько другая ситуация обстоит с досрочным исполнением. Показательно, что в советский период имело место поощрение и стимулирование досрочного исполнения хозяйственных обязательств[332].

Подобный подход на сегодня нельзя считать правильным. Досрочное исполнение далеко не всегда является надлежащим. Так, в связи с ранней поставкой товаров кредитор может понести дополнительные расходы, связанные с хранение, невозможностью реализовать продукцию раньше срока и т.п.

В литературе справедливо отмечено, что современное право отступает от абсолютного запрета досрочного исполнения[333] [334]. По данному вопросу в отечественном законодательстве прослеживается дуализм в части регулирова-

ния общегражданских и предпринимательских отношений . По общему правилу должник вправе досрочно исполнить обязательство, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Прямо противоположная норма установлена для обязательств, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. В этом случае досрочное исполнение допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства.

В обязательствах, возникающих из договора с участием потребителя, досрочное исполнение также далеко не всегда соответствует интересам последнего. Представим следующую ситуацию. Вещь, приобретенная по договору розничной купли-продажи, должна быть доставлена на дом гражданину в 18:00. Тем не менее, без надлежащего уведомления товар был привезен значительно раньше в то время, когда покупатель находился на работе и не мог его принять. В подобных случаях при определении допустимости досрочного исполнения необходимо исходить из обычаев и существа отношений.

Закон также устанавливает иные элементы надлежащего исполнения, например, субъект (ст. 312, 313 ГК РФ) и место (ст. 316 ГК РФ). Помимо этого, ГК РФ содержит отдельные нормы, раскрывающие сущность надлежащего способа исполнения. Под способом исполнения следует понимать «порядок совершения действий должником по исполнению обязательств»[335].

Думается, что в большинстве случаев способ исполнения определяется по соглашению сторон в зависимости от конкретного предмета и вида обязательства. Однако наиболее интересным представляется исследование категории «способ исполнения» с позиции иного принципа - экономичности, что и будет рассмотрено ниже.

Добавим, что перечень элементов надлежащего исполнения, по нашему мнению, не должен быть исчерпывающим. Помимо законодательно установленных требований (предмет, срок, место, субъект, способ) стороны в своем соглашении могут предусмотреть и иные условия.

Следует помнить, что принцип надлежащего исполнения предусматривает ряд обязанностей по отношению не только к должнику, но и кредитору. Последний не может уклониться от принятия надлежащего исполнения. В противном случае должник имеет право на возмещение убытков. Таким образом, принцип надлежащего исполнения - двусторонне обязывающий, направлен на обеспечение прав всех участников гражданского оборота. На основе изложенного судебная практика делает справедливый вывод о том, что должник не может быть привлечен к ответственности кредитором за просрочку исполнения, обусловленную просрочкой самого кредитора.

Принцип реального исполнения обязательств прямо в законодательстве не предусмотрен, но вытекает из его смысла, используется на практике. Среди цивилистов не наблюдается единства мнений по вопросу о его сущности. Чаще всего под требованием реального исполнения понимают необходимость исполнить обязательство в натуре: совершить именно то действие, которое составляет предмет обязательства (передать определенную вещь, выполнить конкретную работу, оказать соответствующую услугу). В литературе обосновано указывалось, что реальное исполнение - одно из условий гарантированности осуществления прав и исполнения обязанностей[336] [337] [338].

Основы правила о реальном исполнении были заложены ещё цивилистами XIX века, которые утверждали, что совершение другого действия не может считаться исполнением, даже если оно более выгодно для кредитора,

Л

но не принято им .

Например, К.П. Победоносцев пишет: «сторона, обязавшаяся к исполнению, должна учинить его, не имеет права отказываться и уклоняться от исполнения, а если уклоняется, то оказывается виновной в не-

исполнении, и может быть принуждена к исполнению» .

Сам термин «принцип реального исполнения» появился уже в советской цивилистике. Именно тогда в большинстве работ утвердилось его понимание как синонима исполнения в натуре[339]. Так, по мнению О.С. Иоффе, «социалистическое право не допускает замены исполнения в натуре денежной компенсацией убытков. Оно исходит из общего правила об исполнении обязательства в том виде, в каком последнее определено плановоадминистративными актами, договорами и иными указанными в законе основаниями. Это правило советского закона и называют принципом реального исполнения»[340]. Представляется, что указанное понимание анализируемого явления необоснованно широкое. Далеко не все условия соглашения сторон и иных актов следует относить к требованию реального исполнения.

На сегодняшний день принцип реального исполнения проявляется в законодательстве, хотя и с существенными ограничениями. Одним из важнейших отражений в действующем праве изучаемого принципа является норма п. 1 ст. 396 ГК РФ, согласно которой уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом и договором. То есть кредитор (как по договорному, так и по внедоговорному обязательству) имеет право в случае нарушения должником обязательства предъявить иск о присуждении к исполнению обязанности в натуре. Приведенное правило характерно и для зарубежного права. В частности, исполнение в натуре (реальное исполнение) применяется по нормам деликт-

Л

ного права США .

Норма п. 2 ст. 396 ГК РФ несколько ограничивает общее правило реального исполнения: возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки по общему правилу освобождают должника от исполнения обязательства в натуре. Однако если речь идет об обязательстве передать индивидуально-определённую вещь, кредитор вправе требовать отобрания данной вещи (ст. 398 ГК РФ).

Принцип реального исполнения находит своё отражение и в ряде норм об отдельных видах обязательств (например, правила ст. 511, п. 3 ст. 611 ГК

РФ). Так, в случае, если арендодатель не предоставил арендатору сданное внаём имущество, последний имеет право истребовать указанное имущество.

Следует помнить, что требование реального исполнения подразумевает обязанность должника передать не только саму вещь, обусловленную обязательством, но и иные предметы, без которых её использование по назначению станет невозможным или затруднительным. Так, ссудополучатель вправе требовать предоставления ему принадлежностей и документов, без которых вещь, являющаяся предметом договора ссуды, не может быть использована по назначению (ст. 691 ГК РФ).

Можно сказать, что при раскрытии сущности принципа надлежащего исполнения необходимо делать акцент на количественных и качественных показателях, на том, как обязательство должно быть исполнено. Применительно к принципу реального исполнения следует говорить о том, что конкретное действие должно быть совершено в принципе. Например, реальным исполнением обязанности передать вещь по договору купли-продажи будет непосредственная передача вещи. При определении того факта, было ли исполнение надлежащим акцент смешается на некоторые другие факторы: передана ли вещь соответствующего качества, в установленный ли срок, надлежащему лицу и т.п.

Несмотря на сказанное выше, некоторые цивилисты отрицают существование принципа реального исполнения. Одним из первых подобной точки зрения ещё в советское время придерживался В.С. Толстой. Он утверждал, что «недопустимость замены исполнения денежной компенсацией не принцип, поскольку отступления от него слишком часты»[341]. Надо признать, что в действующем законодательстве количество ограничений принципа реального исполнения, как минимум, не уменьшилось. Более того, ряд цивилистов отмечают, что на сегодня требование реального исполнения утратило силу правового принципа. Так, по мнению отдельных авторов, положение п. 2 ст. 396 ГК РФ ставит под сомнение характеристику ныне действующего реального исполнения как начала института исполнения[342]. Приведенные суждения видятся нам очень спорными. Тот факт, что принцип реального исполнения применяется (и применялся в советский период) с определенными ограничениями, не может рассматриваться как убедительный довод в пользу того, что его не следует признавать в качестве одного из начал исполнения. Практически любой принцип гражданского права имеет исключения. Например, принципы равенства участников оборота, свободы договора имеют определенные пределы и ограничения, но нельзя на этом основании утверждать, что они утратили силу правовых принципов.

Применительно к рассматриваемой ситуации следует говорить о том, что требование реального исполнения обязательства презюмируется, если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон. В противном случае теряется само назначение договора, который призван обеспечить исполнение сторонами именно тех конкретных обязанностей, которые им предусмотрены.

В.С. Толстой утверждает, что «реальное исполнение как принцип в нашем гражданском праве отсутствует, поскольку исполнять или не исполнять обязанность по истечении срока целиком зависит от усмотрения креди-

Л

тора» . Несколько схожее утверждение содержится в работе В.А. Тархова, по мнению которого реальное исполнение становится принципом только тогда,

когда оно применяется независимо от требования кредитора .

Трудно согласиться со сказанным. Во-первых, нами уже было отмечено, что существуют принципы, обеспечивающие защиту интересов отдельных, но не всех участников гражданского оборота (кредитора, слабой стороны и т.п.). Во-вторых, тот факт, что само право требовать реального исполнения остаётся на усмотрение кредитора, никак не может умалять значения принципа реального исполнения, и вполне обоснован с позиции принципа диспозитивности, который находит своё наибольшее распространение именно в обязательственном праве. По большому счёту, требование надлежащего исполнения также целиком остаётся на усмотрении кредитора, однако на этом основании никто не утверждает, что надлежащее исполнение - не принцип.

Еще один из аргументов против принципа реального исполнения - существование данной категории исключительно в рамках теории гражданского права, ведь действующее законодательство не дает определения указанного понятия и не использует его. Вместе с тем, как уже отмечалось, принципы права могут быть не только прямо зафиксированы в законе, но и вытекать из его смысла и на этом основании использоваться в судебной практике. Следовательно, довод о том, что термин «реальное исполнение» не встречается в правовых актах, не является бесспорным аргументом в пользу того, что указанный принцип - исключительно теоретическое явление.

Показательно: материалы правоприминительной практики как раз свидетельствуют о том, что реальное исполнение - категория, имеющая практическое значение. В частности, принцип реального исполнения применяется для аргументации позиций суда по конкретным делам. Так, ООО «Байкал- Лес» обратилось с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неосновательного обогащения. В суде было установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор займа. Суды трех инстанций удовлетворили исковые требования на том основании, что в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о реальном исполнении заёмщиком договора займа[343].

Судебная практика иллюстрирует тот факт, что «реальное исполнение» используется судами для определения, имело ли место фактическое исполнение обязанности. Указанное обстоятельство уже само по себе возводит анализируемое явление в разряд фундаментальных категорий обязательственного права. В частности, граждане обратились в суд с требованием о расторжении договора купли-продажи квартиры в связи с тем, что ответчиком не исполнена обязанность по оплате объекта недвижимости. Отказывая в удовлетворении искового заявления, суд указал, что ответчиком не было допущено нарушений условий заключенного договора купли-продажи, поскольку его действия свидетельствовали о намерении реально исполнить договор по передаче денежных средств за квартиру, в том числе фактическом его исполнении в части внесения денежных средств на депозит нотариуса[344].

Исходя из изложенного, требование реального исполнения с точки зрения его сущности является основополагающей идеей обязательственного права, пронизывающей всю систему его норм. Данный факт подтверждается как судебной практикой, так и цивилистической доктриной. Исключения из этого правила возможны в силу закона или иного акта, что, как уже не раз было сказано в ходе настоящего исследования, характерно для большинства принципов гражданского права. Таким образом, принцип реального исполнения - это принцип обязательственного права, в соответствии с которым должник обязан совершить именно то действие (отказ от действий), которое составляет предмет обязательства, в противном случае кредитор имеет право потребовать совершения указанного действия (отказа от действий) в судебном порядке.

В науке неоднозначно решается вопрос о соотношении принципов надлежащего и реального исполнения. При этом считаем, что наиболее явно и подробно раскрыть сущность рассматриваемых явлений возможно именно путём их сопоставления и сравнения.

По мнению одних исследователей, надлежащее и реальное исполнение соотносятся как общее и часть. Так, Н.И. Краснов отмечает: «Надлежащее исполнение является понятием более общим, а реальное исполнение - одно из частных требований, входящих в содержание надлежащего исполнения»[345]. В приведённой трактовке реальное исполнение сводится к требованию о предоставлении должником кредитору предмета обязательства, то есть передача вещи или совершение иного действия, обусловленного договором[346] [347]. Возникает обоснованный вопрос, есть ли в этом случае практический смысл выделения отдельного принципа реального исполнения, если он всего лишь частное проявления принципа надлежащего исполнения. Сам Н.И. Краснов положительно отвечает на этот вопрос. В обосновании данной позиции приводится следующий аргумент: реальное исполнение - главное требование из всей совокупности требований о надлежащем исполнении, без которого все

остальные требования стали бы беспредметными . Считаем, автор вполне справедливо сделал акцент на значении принципа реального исполнения, в отсутствии которого обязательственное отношение лишилось бы смысла. Действительно, осуществление действий (отказ от действий), которые являются предметом обязательства - краеугольное требование среди всех обязанностей должника, вокруг которого выстраиваются все другие (количество, качество, срок, способ и т.п.), поэтому даже если предположить, что надле-

жащее и реальное - общее и часть, имеются теоретические и практические причины выделения самостоятельного принципа реального исполнения.

Схожая точка зрения у С.В. Сарбаша, по мнению которого «генеральный характер этого принципа (надлежащего исполнения - А.В.) заключается в том, что он в широком смысле обнимает собой все другие: принцип реального исполнения, принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, принцип сотрудничества и добросовестности. Всякое надлежащее исполнение является реальным исполнением»[348]. Мысль о том, что принцип надлежащего исполнения включает в себя все другие начала исполнения, представляется интересной. Действительно, с точки зрения буквы и духа закона обязательственное отношение должно стремиться в своем развитии к надлежащему исполнению, которое является наиболее правильным и желаемым способом прекращения обязательства. Однако, с другой стороны, принцип надлежащего исполнения нельзя рассматривать как простую совокупность других начал исполнения, хотя бы по тому, что он включает в себя такие элементы (количественные, качественные характеристики предмета обязательства, срок, место исполнения и т.п.), которые, в большинстве случаев, не имеют отношения к другим принципам. Кроме того, такие принципы, как экономичность исполнения, содействие сторон, имеют особую специфическую сущность, изучение которой и её сравнение с надлежащим исполнением - отдельный проблемный вопрос.

Несколько спорным видится следующее суждение С.В. Сарбаша. По мнению автора, принуждение к исполнению в натуре не относится к исполнению в подлинном смысле этого слова, так как на стадии принуждения к исполнению обязательства отношение имеет правоохранительный характер[349]. Сложно согласится с приведённой точкой зрения. Считаем, что принципы исполнения обязательств, как и всё обязательственное право в целом, ставят своей целью гарантировать интересы участников гражданского оборота, следовательно, они находят своё отражение на всех стадиях развития гражданского отношения. Как верно замечено Е.В. Вавилиным, процедурная реализация прав и исполнение обязанностей и защита нарушенного права - это отдельные стадии механизма реализации прав и исполнения обязанностей[350]. Полагаем, суть любого принципа заключается в том, что он является основополагающим началом какого-либо явления, действующим на всех стадиях его развития. Вряд ли на одной стадии механизма реализации прав и исполнения обязанностей будет действовать один принцип, а на какой-либо иной стадии - другой.

С мнением о том, что принуждение к исполнению в натуре не относится к исполнению в подлинном смысле этого слова, трудно согласиться ещё по одной причине. Как было указано в настоящем исследовании, начала обязательственного права можно условно разделить на регулятивные и охрани- тельные[351]. Считаем, что принципы надлежащего и реального исполнения в большей мере имеют именно правоохранительную направленность. Сказанное подтверждается судебной практикой: доказанный факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства является основанием для принудительных мер по отношению к должнику, которые активно применяютсяя судами. Следовательно, действие принципов надлежащего и реального исполнения на стадии защиты нарушенного права имеет особое значение.

Некоторые авторы рассматривают надлежащее исполнение как часть реального. Например, А.В. Венедиктов писал: «Реальное исполнение договорных обязательств охватывает надлежащее выполнение всех количественных и качественных показателей: не только своевременную сдачу всего количества предусмотренной договором продукции, но и сдачу её в установленном ассортименте, в соответствии с установленными стандартами и т.п.»[352]. Представляется, что автор неоправданно расширил сущность категории «реальное исполнение», так как соблюдение условий о количественных и качественных показателях, сроке, ассортименте, качестве (соответствие стандартам) относится к надлежащему исполнению, а не к реальному. Данный факт прямо вытекает не только из положений ст. 309 ГК РФ, но и норм советского законодательства, на основе которых делал свои выводы цивилист.

Схожая позиция у О.С. Иоффе: «На стадии нормального развития обязательства он (принцип реального исполнения - А.В.) предполагает надлежащее исполнение, а после допущенной должником неисправности и исполнение в натуре»[353]. При всей оригинальности подобной точки зрения следует с ней не согласиться. По мнению автора, на стадии нормального развития обязательства реальное и надлежащее исполнение соответствуют друг другу, то есть реальное исполнение в данном случае есть и надлежащее. Однако это не так. Как было показано выше, надлежащее исполнение включает в себя, в частности, соблюдение условий о сроке, качестве, количестве и т.п., чего нельзя сказать о реальном исполнении. Так, передача вещи с нарушением срока будет реальным исполнением, но ненадлежащим.

Особое мнение у М.И. Брагинского. Реальное и надлежащее исполнение, по утверждению ученого, - разноплоскостные явления. В первом выражена сущность исполнения как совершения определенного действия, а во втором - качественная характеристика действия (воздержания от действия)[354]. Утверждается, что «проверяя, исполнил ли должник обязательство, ставят перед собой два самостоятельных по значению вопроса: совершило ли лицо действия... и каким образом они совершены»[355]. Подобный вывод в целом соответствует судебной практике: суд оценивает, имело ли место само исполнение, а затем, было ли оно надлежащим. Так, по одному из дел суд, принимая решение, исходил из недоказанности надлежащего исполнения обязательств, однако факт реальности исполнения спорной сделки имел место[356].

Аналогичной позиции придерживается и В.С. Белых, по мнению которого реальное исполнение - это совершение действий по исполнению договора. Указанные действия «не сводятся только к обязанности исполнить обязательство в полном соответствии с условиями договора о предмете. Реальное исполнение предполагает также совершение должником других действий, как-то: отгрузка продукции, оплата её покупателем и др.» . Приведённая точка зрения заслуживает особого внимания, хотя представляется, что автор не в полной мере раскрыл, что означают так называемые «другие действия», входящие в сущность реального исполнения, но не относящиеся к надлежащему. Также не совсем понятно, почему отгрузка продукции, оплата её покупателем не относятся к обязанности исполнить обязательство в полном соответствии с условиями договора о предмете.

Существует точка зрения, согласно которой следует различать реальное исполнение и принцип реального исполнения. Реальное исполнение - критерий, часть надлежащего исполнения, а принцип реального исполнения - начало, в соответствии с которым «кредитор, как правило, имеет возможность путем применения методов косвенного и прямого принуждения понудить должника к исполнению обязательства»[357]. На этом основании сделан вывод о том, что принципы надлежащего и реального исполнения не соотносятся как общее и часть. Высказанная позиция вызывает ряд замечаний. Во- первых, как будет показано ниже реальное исполнение - не всегда часть надлежащего. Во-вторых, кредитор имеет право «понудить должника к исполнению обязательства» не только в соответствии с принципом реального исполнения, но и в случае нарушения обязанным лицом требований ст. 309 ГК РФ. Ненадлежащее исполнение также является одним из оснований для предъявления иска к исполнению в натуре.

Тем не менее, наиболее обоснованной выглядит позиция, согласно которой анализируемые принципы рассматриваются как различные, но взаимосвязанные явления. Реальное и надлежащее исполнение не всегда соотносятся как частное и общее. Считаем, возможны разнообразные формы их взаимодействия.

Во-первых, в некоторых случаях ненадлежащее исполнение становится нарушением требования о реальном исполнении, происходит своего рода сращивание, слияние названных категорий. Например, доставка товара в качестве подарка с нарушением срока, но уже после праздника, является не только ненадлежащим исполнением, но и неисполнением обязанности в принципе. Желаемый результат отношений не достижим, следовательно, нет возможности обеспечить реальное исполнение.

Также сложно признать реальным исполнением передачу вещи такого качества, которое не позволяет использовать последнюю по назначению. Традиционно обязанность передать товар соответствующего качества считается составным элементом принципа надлежащего исполнения. Однако, в силу п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель имеет права замены товара. В данной норме находит своё отражение не только принцип надлежащего исполнения, но и принцип реального исполнения. Аналогичная ситуация прослеживается применительно к правилам о последствиях передачи некомплектного товара (п. 2 ст. 480 ГК РФ).

Перечень подобных примеров можно продолжать: поставлены товары в ненадлежащее место, которое не имеет никакого отношения к кредитору; переданы вещи такого количества, которое не позволяет их использовать по назначению (например, 0,1 % изделий от количества, предусмотренного соглашением сторон) и т.п. С точки зрения смысла, духа гражданского права в указанных случаях отсутствие надлежащего исполнения означает одновременно и нарушение принципа реального исполнения. Сказанное характеризуют взаимопроникновение анализируемых категорий.

Во-вторых, развивая упомянутую идею В.С. Белых, следует отметить, что реальное исполнение может включать в себя не только юридические действия, предусмотренные соглашением сторон, но и фактические действия, направленные на исполнение обязанности и не входящие в сущность надлежащего исполнения. Например, подготовка автомобильного транспорта к перевозке груза, назначение работников, которые будут выполнять конкретную работу, подготовка рабочего места и т.п.

В-третьих, надлежащее исполнение связано с выполнением действий в строгом соответствии с договором, законом, обычаями делового оборота. Реальное исполнение означает, прежде всего, достижение желаемого результата отношения. Вместе с тем подобный результат может и не наступить при надлежащем исполнении обязательства должником по обстоятельствам, не зависящим от его воли (например, в случае злоупотреблений правом со стороны кредитора). Данная ситуация возможна, в частности, применительно к договорам возмездного оказания услуг. Как обоснованно полагают некоторые авторы, совершение определённых действий по договору оказания услуг может считаться надлежащим исполнением, даже если не достигнут желаемый результат[358]. В этой связи оригинальна позиция Л.В. Санниковой, по мнению которой следует различать такие категории, как качество оказания услуги и качество результата услуги[359]. Полагаем, что надлежащее исполнение связано с качеством оказания услуги, а реальное - с качеством результата услуги.

Практике известен следующий случай применительно к договору подряда. Граждане заключили договор подряда на выполнение работ по рытью колодца. Место и глубину указал заказчик. Подрядчик не раз предупреждал, что рыть колодец в указанном месте нельзя, так как воды там может и не оказаться. В ходе совершения действий по исполнению обязательств выяснилось, что ни на указанной заказчиком глубине, ни значительно ниже воды не оказалось. Таким образом, результат отношений не достигнут. Значит, нет реального исполнения. Тем не менее, надлежащее исполнение имело место, так как подрядчиком выполнены все действия, обусловленные договором подряда. Более того, последний исполнил обязанность, предусмотренную п. 1 ст. 716 ГК РФ, о предупреждении о возможных неблагоприятных для заказчика последствиях выполнения его указаний о способе исполнения работы.

В целом можно сказать, что в ситуациях, когда кредитор злостно уклоняется от приёма услуг (отказ больного от лечения, прогул студентом учебных занятий и т.п.), осуществление должником действий в строгом соответствии с соглашением сторон следует рассматривать в качестве надлежащего исполнения, даже если предоставить реальное исполнение не возможно.

В-четвертых, сам ГК РФ прямо разграничивает неисполнение и ненадлежащее исполнение, устанавливая различные основания ответственности, что можно рассматривать как формальное основание разграничения принципов надлежащего и реального исполнения.

На основе изложенного, считаем, что надлежащее исполнение и реальное исполнение - это несколько разные явления. Первое выражает качество исполнения как определённого действия (субъект, срок, место и т.п.), а второе - сущность действия (исполнения обязательства). При этом, безусловно, надлежащее и реальное исполнение - связанные явления, которые взаимодополняют друг друга. Исполнение обязательства, которое может быть признано нормальным, исходя из смысла и духа закона, должно соответствовать как первому, так и второму принципу.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме §1. Принципы надлежащего и реального исполнения обязательства:

  1. Исполнение обязательств
  2. § 1. Понятие и значение исполнения обязательств.
  3. Тема: "Основные способы обеспечения интересов сторон гражданско-правовых обязательств"
  4. Раздел 3.4. Обязательства и их виды. Обеспечение исполнения обязательств и ответственность за их нарушение
  5. § 2 Субсидиарные обязательства (ответственность) публично - правовых образований
  6. § 2.3. Исполнение договора поставки, проблемы его применения с позиций современного законодательства
  7. § 3. Участие третьих лиц в обеспечении исполнения обязательств.
  8. 2.4. Неустойка, как форма ответственности по коммерческим ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ
  9. Принципы правового регулирования неустойки
  10. Возложение исполнения обязанности как форма реализации интереса в погашении существующей правовой связи
  11. 3.1.Способы обеспечения исполнения обязательств частным партнером как меры защиты прав публичного партнера
  12. 2.1. Средства, обеспечивающие реальное исполнение обязательств
  13. 1.2. Понятие, сущность и признаки семейно-правового обязательства
  14. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  15. § 2.3 Ответственность сторон за нарушение условий договорного обязательства
  16. §1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права
  17. §3. Иные принципы обязательственного права
  18. Глава 3. ПРИНЦИПЫ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  19. §1. Принципы надлежащего и реального исполнения обязательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -