<<
>>

§ 1. Принцип свободы договора

Традиционно свобода договора рассматривается в качестве отраслевого принципа гражданского права. Формально подобный подход основан на п. 1 ст. 1 ГК РФ, называющий свободу договора в числе основных начал гражданского законодательства.

Однако в литературе обращалось внимание на ограниченность отраслевой сущности рассматриваемого принципа. Так, Е.Г. Комиссарова отмечает, что «исходя из редакции ст. 1 ГК РФ, свобода в гражданском праве сведена к сфере договорного права... во всех остальных сферах гражданско-правового регулирования, не связанных с договорными отношениями, достаточно действия общеправового принципа свободы»[85]. О.А. Кузнецова справедливо утверждает, что свобода договора признается отраслевым принципом как исключение из правил и с серьёзными оговорками ввиду того, что указанное явление выводится из другого принципа - диспозитивности[86] [87].

Примечательно, что в отдельных странах свобода договора возводится в ранг конституционного принципа. Так, в немецкой правовой науке свобода договора в настоящее время воспринимается как наиболее значительное проявление частной автономии и гарантия личной свободы. Исходя из практики Конституционного суда ФРГ, ряд зарубежных авторов признают свободу договора конституционным принципом . Отечественная правовая доктрина, по большому счёту, не опровергает подобный подход. В частности, в одном из своих Постановлений Конституционный Суд РФ указал: «из смысла указанных конституционных норм о свободе в экономической сфере (ст. ст. 8, 34, 35 Конституции РФ - А.В.) вытекает конституционное признание свободы договора как одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина»[88] [89] [90].

Говоря о сущности свободы договора, отметим оригинальную идею, высказанную Р.А. Тельгариным. Автор предлагает разграничивать понятия «свобода договора» и «свобода заключения договора».

Первое является основным началом гражданского законодательства, второе - принципом догоЛ

ворного права . Указывается, что свобода договора необходима для того, чтобы участники оборота могли заключать соглашения в различных сферах хозяйственной жизни. Суть принципа свободы заключения договора: предоставление возможности субъектам вступать в договорные обязательства исключительно по своему усмотрению3. Как видим, сложно провести чёткое разграничение указанных понятий. Представляется, что это не имеет большого теоретического и практического смысла и что данные категории следует рассматривать как синонимичные.

В целом же, как пишет О.А. Кузнецова, практически все ученые, рассматривающие принципы гражданского права, выделяют среди них свободу договора. По другим началам не наблюдается подобного единодушия[91]. Вместе с тем, соглашаясь, что принцип свободы договора вытекает из конституционных норм и что в силу своей значимости для экономического оборота он справедливо возведен в ранг основных начал гражданского законодательства, следует отметить следующее. Разделение принципов на отраслевые и подотраслевые обусловлено не важностью тех или иных начал, а тем, на регулирование каких отношений они направлены и в каких нормах раскрываются.

Принцип свободы договора находит своё отражение исключительно в обязательственном праве, имманентен ему, является руководящим началом при регулировании не всех гражданско-правовых отношений, а лишь обязательственных. Их отличительными чертами, как указывалось, являются: относительность, динамичность, повелительность содержания, целенаправленность, конкретизированность. Принцип свободы договора отражается лишь в тех нормах, которые регулирует отношения, отвечающие установленным характеристикам. Например, невозможно представить реализацию рассматриваемого начала в абсолютных отношениях. Так, свободу договора сложно признать принципом вещного права. Любое его применение к отношениям по поводу владения, пользования, распоряжения имуществом выводит их из разряда вещных в разряд обязательственных (заключение договора купли- продажи, аренды, переговоры о переходе права собственности, предварительный договор и т.п.).

Помимо относительности и иные признаки обязательственного отношения находят своё отражение в принципе свободы договора. Очевидно, что указанное начало направлено на развитие динамичности правоотношений, т.к. именно с помощью договора обеспечивается постоянное обращение материальных благ. Трудно себе представить, как свобода договора будет реализована применительно к отношениям, условно называемым статичными. Любое применение данного принципа (скажем, переговоры о возможном переходе права собственности) выведет отношения из группы статичных в группу динамичных.

Обязательство всегда выражается в совершении строго определённого действия или воздержании от определённого действия (конкретизирован- ность содержания обязательства). Указанный признак присущ и анализируемому принципу. Не существует свободы заключить договор «вообще». ГК РФ устанавливает свободу заключения договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом, с определённым контрагентом (а с другим отказаться, если иное не запрещено законом), выбрать условия договора. То есть подразумевается свобода заключения конкретного договора с конкретным контрагентом, а также свобода выбора конкретных условий соглашения.

Стоит отметить, что некоторые нормы раздела II части 1 ГК РФ (право собственности и другие вещные права) содержат отсылки к договору (ст. ст. 210, 211, 218, 220 и многие другие). Очевидно, что в данных случаях свобода договора должна применяться в качестве руководящего начала. Тем не менее, сказанное говорит не о том, что рассматриваемый принцип находит свое отражение в вещном праве, а лишь иллюстрирует тот факт, что для раскрытия смысла некоторых норм обязательственного права необходимо обратиться к разделу II части 1 ГК РФ, что вполне обосновано в контексте существования внутриотраслевых связей гражданского права[92].

На первый взгляд в противоречие со сказанным вступает идея «вещного договора», который как таковой не создаёт обязательств сторон, а «самим фактом своего создания порождают у контрагента вещное право»[93] [94].

Примером вещного договора указывается договор дарения, построенный по схеме реального договора, «передача вещи означает и заключение и одновременно совершение сделки и потому никаких обязанностей для дарителя возникнуть не может, а одаряемый также не является обязанным лицом в виду односто-

3

роннего договора дарения» .

Представляется спорным само существование указанной категории. Остается не совсем ясным, на каком основании авторы исключают договор дарения по схеме реального договора из обычных, обязательственных договоров. К данным соглашениям в любом случае будут применяться нормы главы 32 ГК РФ, в частности, о праве дарителя отменить дарение, в том числе пожертвование. Более того, с точки зрения теории цивилистики термин «вещный договор» является сочетанием несовместимых понятий, хотя бы потому, что вещное право и договорное право - разные структурные подразделения системы гражданского права.

По мнению В.П. Мозолина, советское право не знает вещных договоров, но «отдельные стороны вещных отношений в связи с переходом права собственности от одного лица к другому регулируются правовыми нормами в рамках обязательственных договоров»[95]. Полагаем, что подобная ситуация характерна и для современного гражданского права. «Вещный договор» - это яркий пример внутренних связей гражданского права, взаимодействия вещного и обязательственного права, для разрешения которого нужно применять принципы обеих подотраслей.

Исходя из изложенного, учитывая характеристику отношений, на регулирование которых направлена свобода договора, и норм, в которых она находит своё отражение, следует признать рассматриваемое явление принципом обязательственного права.

Нормативным подтверждением последнего тезиса является тот факт, что элементы свободы договора раскрываются в разделе III части 1 ГК РФ, посвященном обязательствам, в частности, в ст. 421. Согласно указанной статье принцип свободы договора подразумевает: а) свободу заключения договора; б) возможность заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными нормативно-правовыми актами; в) свободу сторон самостоятельно выбирать условия договора.

По мнению отдельных учёных, принцип свободы договора включает в себя лишь три перечисленных элемента[96]. В частности, А.Н. Танага утверждает, что все иные проявления анализируемого принципа являются второстепенными и вытекают из трех основных либо входят в содержание последних[97] [98] [99]. Показательно, что через три основных элемента автор дает определение принципу свободы договора, который он понимает, как «прямо закрепленное в законе основное начало гражданского права, устанавливающее для субъектов договорных отношений свободу заключения договора, свободу выбора вида заключаемого

договора и свободу определения его условий» .

На ограниченность подобного подхода справедливо указывалось в литературе. В частности, О.А. Кузнецова, рассматривая юридические императивы нормы-принципа свободы договора, выделяет, помимо уже перечисленных, возможность субъекта руководствоваться любыми мотивами и це-

4

лями при принятии решения о вступлении или невступлении в договор . В.В. Кулаков отмечает, что свобода договора проявляется в возможности усложнения элементов обязательства[100]. Отдельные авторы в качестве элемента свободы договора называют право сторон расторгнуть или изменить соглашение[101]. Однако, по мнению О.А. Кузнецовой, «принцип свободы договора действует только на стадии заключения договора», а дальше реализуется «принцип, согласно которому гражданско-правовые обязанности должны исполняться»[102]. Тем не менее, полагаем, что сущность названных принципов разная. Свобода усмотрения сторон при решении ими вопроса о расторжении или изменении соглашения не может быть заменена принципом необходимости исполнения гражданско-правовых обязанностей.

Следует также отметить, что сущность любого принципа заключается в том, что он является основополагающим началом регулирования отношений и, следовательно, действует на всех стадиях развития данных отношений. Другое дело, что реализация принципа свободы договора различна на стадиях заключения соглашения и его изменения/расторжения.

В этом плане примечательно, что О.А. Кузнецова различает абсолютные и относительные договорные свободы. Первые реализуются субъектом права без контрагента, вторые - только вместе с ним[103] [104]. Таким образом, на стадии изменения или расторжения договора действуют относительные договорные свободы, сущность которых заключается в том, что в отсутствии волеизъявления контрагента невозможно расторгнуть или изменить соглашение.

Сказанное подтверждается судебной практикой. Так, договор аренды недвижимого имущества был расторгнут внешним управляющим со ссылкой

на норму ст. 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» . Между тем, по мнению Конституционного Суда РФ, свобода гражданско - правовых договоров в ее конституционно-правовом смысле предполагает соблюдение принципов равенства и согласования воли сторон и это относится также к порядку расторжения договоров. Оспариваемая норма, по оценке

Конституционного Суда, представляет собой ограничение свободы договора как одного из общих начал гражданского законодательства[105] [106] [107].

В одном из своих решений арбитражный суд указал, что «включение в договор условия о прекращении прав и обязанностей сторон в случае неисполнения контрагентом требований, перешедших к кредитору на основании договора уступки, соответствует принципу свободы договора, позволяющему его сторонам своим соглашением изменить или расторгнуть договор

л

(выделено нами - А.В.)» . По мнению Орловского областного суда, законодатель, установив свободу договора, предусматривает изменение и расторжение договора по соглашению сторон, оставляя сроки совершения действий

3

исключительно на усмотрение сторон .

В англо-американском гражданском праве при определении сущности свободы договора делается акцент на том, что стороны обладают равными правами на заключение договора[108]. Анализируемый принцип проявляется в следующих формах: свобода заключения договора; свобода от договора; право свободного выбора контрагента; право свободного выбора объекта (предмета) и цели договора; право выбора формы договора и способа его заключения; право выбора способа обеспечения исполнения договора; право выбора условий договора и срока его действия и во многих других[109].

Указанные выше и иные формы свободы договора представлены К. Осакве[110]. Им предложен подход, который заключается в создании исчерпывающего перечня положений, в которых находит свое отражение рассматриваемый принцип. Нам, напротив, представляется невозможным предложить закрытый список норм, отражающих суть договорной свободы. Более того, это противоречило бы смыслу свободы договора, так как её основная суть, главное предназначение - предоставить как можно больше свободы контрагентам.

Возвращаясь к российскому праву, следует помнить, что свобода договора раскрывается во многих положениях ГК РФ, например, в норме ст. 424 ГК РФ, согласно которой исполнение договора осуществляется по цене, установленной соглашением сторон. Также участники оборота могут установить какое-либо средство обеспечения (ст. 329 ГК РФ), установить письменную форму договора взамен устной (ст. 434 ГК РФ). Закон знает и иные проявления анализируемого принципа. Само существование свободы договора подразумевает открытый перечень возможных её проявлений. Исчерпывающий перечень элементов свободы договора следует рассматривать как ограничение последней. В этой связи удачной видится дефиниция свободы договорного регулирования, которая понимается как возможность субъектов посредством заключаемых ими договоров осуществлять гражданско-правовое регулирование своих отношений в любых пределах (выделено нами - А.В.), не противоречащих законодательству[111].

Судебная практика выводит из принципа свободы договора самые различные элементы, например, свободный выбор контрагента по договору[112] [113] [114], право сторон выбрать меры ответственности за неисполнение или ненадле-

2 3

жащее исполнение соглашения , право самостоятельного определения цены , недопустимость понуждения к заключению договора[115], выбор сторонами способа исполнения обязательств[116] и многие другие. Широкий подход, применяемый судами к пониманию свободы договора, безусловно, правильный и обоснованный.

Исходя из сказанного, представляется необходимым признать как с научной, так и с практической точек зрения, что проявления свободы договора нельзя ограничить закрытым перечнем. Анализируемый принцип включается в себя: а) свободу заключения договора; б) возможность заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными нормативно-правовыми актами; в) свободу сторон самостоятельно выбирать условия договора; г) возможность сторонам соглашения свободно принимать решение о расторжении или изменении договора; д) возможность субъекта руководствоваться любыми мотивами и целями при принятии решений о вступлении или невступлении в договор, согласии или несогласии расторг-

нуть или изменить соглашение; е) иные правомочия субъектов гражданского оборота, перечень которых не является исчерпывающим.

В одной из работ принцип свободы договора понимается как «установленная гражданским правом возможность субъектов гражданских правоотношений по своему усмотрению и в своем интересе реализовывать правомочия, заложенные в принципах и нормах гражданского права, а также предусматривать в договоре права и обязанности, хотя бы не предусмотренные законом, но и не противоречащие гражданскому праву»[117]. В другом исследовании свобода заключения договоров рассматривается как закрепленная в законе и других нормах свобода лица обладать независимой волей на вступление в договорные отношения в качестве полноправной стороны[118].

Данные определения отражают сущность свободы договора, но не делают акцент на том, что анализируемое явление - основополагающее начало, принцип обязательственного права. Приведенные дефиниции в большей степени подходят для категории «право на свободу договора». С другой стороны, подобный подход имеет право на существование, т.к. с его помощью возможно раскрыть суть свободы договора с точки зрения субъективного права.

Следует помнить, что любую свободу нельзя рассматривать, как вседозволенность. Применительно к принципу свободы договора это означает, что он должен иметь пределы и ограничения своего действия. Еще И.А. Покровским отмечено, что ограничения свободы договора неизбежны, но «вопрос заключается только в том, как далеко они могут идти и в каких

терминах они могут быть выражены» . Справедливо замечание, что «абсолютное господство свободы в договорных отношениях привело бы лишь к антиподу свободы развития рыночных отношений: более сильные подчиняли бы своей воле волю тех участников договоров, кто слабее»[119] [120].

Показательно, что большинство исследований анализируемого принципа в той или иной степени раскрывают проблему ограничений договорной

Л

свободы . В частности, утверждается, что ограничение свободы договора направлено на достижение одной из трех целей: защита слабой стороны в обязательстве, защита интересов кредитора, защита интересов государства и

общества .

По смыслу ст. 1 ГК РФ свобода договора может быть ограничена только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Помимо этого не допускается злоупотребление правами, вытекающими из принципа свободы договора (ст. 10 ГК РФ).

Интересно, что согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующими в момент его заключения. Однако, пределы и ограничения свободы договора могут быть введены исключительно федеральным законом (как вариант, в установленном законом порядке), что прямо следует из ст. 1 ГК РФ. Таким образом, положение п. 1 ст. 422 ГК РФ, устанавливающее необходимость соответствия договора иным правовым актам, не в полной мере обоснованно. Примечательно, что говоря об обратной силе акта (п. 2 ст. 422 ГК РФ), Кодекс устанавливает правила применительно к закону, но не к правовому акту. То есть, прослеживается некоторое противоречие п. 1 и п. 2 ст. 422 ГК РФ.

Примеров ограничения свободы договора в действующем законодательстве немало. Так, вводятся ограничения оборотоспособности некоторых объектов гражданских прав. Например, установлено, что отчуждение объектов централизованных систем холодного водоснабжения и (или) водоотведения, нецентрализованных систем холодного водоснабжения, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в частную собственность, а равно и передача указанных объектов и прав пользования ими в залог, внесение указанных объектов и прав пользования ими в уставный капитал субъектов хозяйственной деятельности не допускаются[121] [122].

Закон знает случаи ограничения оборота акций некоторых обществ. В частности, согласно закону все акции ОАО «Российские железные дороги» находятся в собственности РФ. Отчуждение подобных ценных бумаг осу-

Л

ществляется исключительно на основании федерального закона . Существуют случаи законодательного ограничения свободы договора в части самостоятельного определения цены. Например, применительно к договору энергоснабжения действуют Основы ценообразования в области регулируемых цен

(тарифов) в электроэнергетике .

Существование ограничений свободы договора является общепризнанной мировой практикой, отвечающей современным тенденциям развития права и необходимой для обеспечения прав граждан, обороны и безопасности государства, защиты конкуренции[123] [124] [125]. Так, ограничивают свободу договора отдельные положения Принципов УНИДРУА . В англо-американском праве выделяются семь групп так называемых надзорных доктрин: доктрины, ка-

сающиеся волеизъявления; касающиеся формы договора и иные .

Очень часто пределы свободы договора основаны на специфических для конкретной страны обычаях, традициях и т.п. Так, ст. 188 Гражданского Кодекса Йеменской Республики установила, что соглашение не имеет силы, если оно нарушает религиозную мораль и общественный порядок, которые являются неразделимыми в исламском шариате. В данной стране реальное действие анализируемого принципа осложнено особым «значением в обязательственных отношениях норм обычного права, шариата и судебной прак- тики»[126]. Например, не допускается включение в соглашение сторон условий о получении ростовщической прибыли.

Ограничения принципа свободы договора, как известно, заключены в императивных нормах, т.е. правилах поведения, которые не подлежат изменению сторонами. Как писала Р.О. Халфина, «нельзя найти ни одного вида договорных отношений, которые регулировались бы только диспозитивными нормами»[127]. Может возникнуть ложное заблуждение, что данная позиция актуальна исключительно для советского права и чужда современной экономике. Однако это не так. Императивными нормами установлены основные начала гражданского законодательства, правило о недопустимости злоупотребления правом и другие положения, которые регулируют отношения, возникающие из любого договора (в том числе непоименованного) и не могут быть изменены его сторонами.

М.И. Брагинский указывал, что в частях первой, второй ГК РФ в составе норм, регулирующих отдельные виды договоров, около 1600 императивных и только 200 диспозитивных норм[128] [129] [130] [131]. С другой стороны, по мнению О.Н. Садикова, «проявлением свободы договора является наличие в ГК

большого числа диспозитивных норм, от которых стороны по взаимной доЛ

говоренности вправе отступать» . По мнению автора, «было бы явным упрощением определять диспозитивность или императивность гражданско- правовой нормы только по наличию или отсутствию в ней словесной форму-

лировки о том, что иное может быть предусмотрено договором сторон» . Цивилист полагает, что характер правовой нормы должен определяться путем

4

ее толкования .

Важные вопросы, касающиеся свободы договора раскрываются в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О свободе договора и её пределах». Установлено, что норма является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила. Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме запрет на соглашение сторон об ином должен толковаться ограничительно. Норма может быть применена судом как императивная, если он установит, что исходя из целей правового регулирования, содержащиеся в ней правило обеспечивает защиту охраняемых законом интересов (в этом случае суд обязан мотивировать свой вывод об императивности нормы). Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют основания для ее толкования в качестве императивной, она должна рассматриваться как диспозитивная.

Таким образом, для определения характера нормы необходимо обратиться к ее толкованию. Подобный подход представляется во многом обоснованным. Для выяснения, является ли конкретная норма императивной или диспозитивной, необходимо руководствоваться не только буквальным её толкованием, но и смыслом законодательства. Кроме того, иногда нормы ГК РФ сформулированы не совсем корректно и требуют изменений.

Так, согласно п. 1 ст. 475 ГК РФ, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара. Возникает вопрос, может ли договор предоставлять покупателю право требовать от продавца, продавшего товар ненадлежащего качества, совершить иные действия, не оговоренные указанной нормой. Буквальное толкование приведенного пункта наводит на отрицательный ответ на этот вопрос. В то же время судебная практика справедливо не поддерживает подобный вывод[132]. В связи с этим нами предлагается дополнить п. 1 ст. 475 ГК РФ абзацем пятым следующего содержания: «Стороны в своем соглашении могут предусмотреть право покупателя требовать совершения от продавца, передавшего товар ненадлежащего качества, действий, не предусмотренных настоящем пунктом». Подобная формулировка в большей степени отвечает принципу свободы договора применительно к договору купли-продажи.

Ещё одним аспектом свободы договора следует признать ее противопоставление административно-плановому регулированию. Так, в законодательстве Украины свобода договора раскрывается через отказ государства от принудительного склонения к заключению договоров на основе обязательных для сторон планово-административных актов[133] [134] [135] [136]. В связи с приведенным тезисом актуальной представляется проблема соотношения договора с административно-плановым актом, разрешение которой поможет наиболее полно раскрыть сущность изучаемого нами принципа.

В советский период значение свободы договора было невелико. Как пишет П.И. Стучка, «допускается некоторая (выделено нами - А.В.) свобода договора» . По утверждению А.Л. Маковского, «для социалистических стран

главным был план» . Более того, имел место принцип плановости, суть в том, что деятельность субъектов определялась государственными актами. Исполнение обязательств друг перед другом являлось одновременно выполнением обязанностей перед государством. Неисполнение обязательства могло по-

4

влечь не только гражданско-правовую, но и уголовную ответственность . Среди характерных черт договора, заключенного во исполнение планового задания, можно выделить следующие: его обязаны и имели право заключить организации, которым это было предписано; существовала предопределённость содержания соглашения сторон, существенные условия которого или их часть определялись плановым заданием[137] [138].

Как видим, признаки принципа плановости прямо противоположны основным элементам свободы договора, таким как: право сторон самостоятельно принимать решение о вступлении или невступлении в договорные отношения, самостоятельно формировать условия соглашения и выбирать тип (вид) заключаемого договора. В связи с этим, комментируя ст. 421 ГК РФ, Н.И. Клейн пишет: свобода договора «является антиподом принципам, применявшимся в СССР к плановым договорам, используемым в условиях пла-

Л

нового (административного) регулирования экономики» . Следовательно, свободу договора можно рассматривать в качестве противоположности принципа плановости, а сам договор как антипод административнопланового акта.

Вместе с тем на сегодняшний день в законодательстве прослеживаются отдельные проявления принципа плановости: нормы об обязательном заключении договора, обязательность отдельных условий договора, запрет на включение в соглашение сторон некоторых положений. Подобные правила активно применяются, например, в следующих сферах: государственные закупки, оборонный заказ, деятельность субъектов естественных монополий, защита прав потребителей и т.д. Таким образом, законодатель не в полной мере отказался от административно-планового регулирования договорных отношений, что при наличии объективных причин обосновано и необходимо.

В завершении напомним, что договор, как соглашение двух и более лиц, применяется в различных отраслях права. Например, договор рассмат-

ривался применительно к финансовому праву . Д.Х. Валеев указывал на особенности его применения в процессуальном праве[139] [140] [141]. Бесспорна и мысль о том, что из принципа диспозитивности гражданского процессуального права вытекает право сторон «заключить мировое соглашение, которое после его принятия судом ведет к прекращению гражданского процесса»2. Такие соглашения «не должны противоречить закону и нарушать права и интересы других лиц (интересы самих лиц, совершающих диспозитивные действия,

при этом не учитываются)» . Из сказанного можно сделать вывод о том, что отдельные проявления свободы договора имеют место в гражданском процессуальном праве.

Помимо этого договор между работником и работодателем - основа регулирования трудовых отношений, что приводит к мысли о существовании принципа свободы договора в трудовом праве[142]. Однако сущность, методы регулирования и иные аспекты процессуальных, трудовых и других отношений отличаются от гражданско-правовых. Следовательно, свобода договора в обязательственном и, например, в трудовом праве - это разные принципы, которые имеют разное назначение. Задача рассматриваемого принципа в гражданском праве - предоставление равных возможностей сторонам соглашения. Предназначение трудового договора - это, прежде всего, обеспечение прав работника. Сказанным объясняется и общее правило регулирования трудовых отношений о том, что соглашением работодателя и работника положение последнего можно лишь улучшить, но не ухудшить (ст. 9 Трудового кодекса Российской Федерации[143] [144]). Подобный подход не соответствует методу регулирования обязательственных отношений.

Сказанное обуславливает не только отличия гражданско-правовых соглашений и договоров в иных отраслях права, но и их взаимодействие и взаимопроникновение. Так, судебная практика справедливо подтверждает, что трудовой договор может быть основанием возникновения гражданских прав

Л

и обязанностей . Из сказанного следует, что между свободой договора в обязательственном праве и подобными явлениями в иных отраслях имеют место междисциплинарные связи, которые требуют самостоятельного изучения.

Подводя итог, следует сказать, что в науке не сформировалось единого понимания сущности принципа свободы договора. Суть основных подходов по указанной проблеме заключается в следующем.

1) Свобода договора включает в себя три или иное количество элементов, перечень которых является исчерпывающим. Данный подход можно охарактеризовать в качестве узкого.

2) Принцип свободы договора отождествляется праву участников оборота на свободу договора (то есть на совокупность правомочий, включающих в себя право сторон заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом, самостоятельно выбирать условия договора и т.п.). Неполнота приведенной точки зрения заключается в том, что остается без внимания сущность свободы договора как принципа, основного начала регулирования обязательственных отношений.

3) Суть принципа свободы договора раскрывается с учётом ее пределов и ограничений. При всей своей актуальности данный подход в меньшей степени обращает внимание на совокупность правомочий, которые обеспечиваются действием анализируемого принципа.

4) Свобода договора проявляется в большом числе диспозитивных

норм.

5) Свобода договора противопоставляется принципу плановости, суть которого в том, что вопросы вступления субъектов в договорные отношения определяется административно-плановыми актами.

Наиболее полное изучение свободы договора возможно лишь при использовании комплексного подхода, который включал бы в себя все вышеперечисленные аспекты анализируемого принципа.

Проанализировав указанные позиции, изучив законодательство и судебную практику, мы пришли к следующим выводам: 1) принцип свободы договора - это самостоятельный принцип обязательственного права; 2) сущность свободы договора выражается в предоставлении субъектам гражданского права правомочий, связанных, прежде всего, с заключением договора, а также с его изменением и расторжением; 3) действие принципа свободы договора имеет пределы и ограничения, которые могут быть установлены федеральным законом или в установленном федеральным законом порядке.

На основе изложенного, под принципом свободы договора следует понимать установленное законом фундаментальное положение обязательственного права, которое заключается в предоставлении субъектам гражданского оборота свободы заключения, выбора условий договора, а также иных правомочий по поводу заключения, изменения и расторжения договора, которые могут быть ограничены только федеральным законом либо в порядке, им установленном.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Принцип свободы договора:

  1. 1. Законность - основополагающий конституционный принципбанковской системы России
  2. Некоторые аспекты защиты права потребителей на свободу заключения договора
  3. § 1. Понятие договора в сфере предпринимательства
  4. §2.2. Ограничения принципа свободы договора и осуществление права автора на вознаграждение
  5. § 2. Виды общепризнанных принципов и норм международного права, используемых при регулировании внутригосударственных гражданских отношений
  6. 4.1 Принципы гражданско-правовой защиты прав потребителей и практика их правового закрепления.
  7. 1.3. Договор как основание возникновения обязательств в современном семейном праве
  8. § 5. Принципы административно-правового регулирования экономики и проблемы их реализации
  9. А) Принцип социальной функции договора
  10. § 2. Принцип добросовестности и его соотношение с принципом социальной функции договора и принципом равновесия в договорных обязательствах в договорном праве стран Латинской Америки
  11. 2.1 Основные этапы становления принципов гражданского права
  12. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -