<<
>>

§1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права

Цивилистической литературы, посвящённой выявлению и анализу принципов отдельных подотраслей и институтов гражданского права, несмотря на всю актуальность подобных исследований, не так много.

Сказанное характерно и применительно к принципам обязательственного права: не определена их сущность, отличительные черты, не предложено единого устоявшегося перечня основных начал подотрасли обязательственного права, не разрешены иные вопросы, имеющие важное значение как для теории, так и для практики. К существенному пробелу современной науки следует отнести и то, что не рассмотрено соотношение между отраслевыми принципами и основополагающими началами обязательственного права. Представляется, что разрешение перечисленных и иных проблем позволит системно и всесторонне подойти к вопросам, связанным с принципами обязательственного права.

Предварительно заметим, что наукой начала отдельных подотраслей и институтов оцениваются неоднозначно. Одним из первых о сложной структуре принципов писал Е.В. Васьковский, по утверждению которого принцип «нередко опирается на другой, высший принцип, который, в свою очередь, может быть следствием более общего и так далее вплоть до какого-либо первоначального и основного положения права»[1]. Приведённый тезис в полной мере согласуется с позицией о том, что существуют отдельные взаимосвязанные принципы гражданского, обязательственного права, отдельных институтов.

В советское время одним из тех, кто отмечал важность изучения принципов подотраслей и институтов, стал Ю.Х. Калмыков. По его мнению, «в гражданском праве подобное разграничение (на принципы отрасли, подотрасли, отдельных институтов, субинститутов - А.В.) имеет особое значение, так как в этой отрасли права чаще, чем где-либо встречаются такие структурные подразделения, как подотрасль и субинститут»[2]. Тогда же появляются и первые исследования, посвященные принципам отдельных институтов гражданского права: исполнения обязательств[3] [4] [5], осуществления и защиты граж-

данских прав и других.

При всей актуальности подобных работ они лишь косвенно касались объекта нашего исследования.

На сегодняшний день также нельзя утверждать, что все элементы системы принципов гражданского права в полной мере изучены. Сказанное, прежде всего, относится применительно к принципам отдельных подотраслей и институтов. Как отмечает Е.В. Вавилин, «к наиболее освоенным направлениям «принципологии» можно отнести исследования, посвященные изучению общих и отраслевых начал гражданского права. Исходным поло-

4

жениям отдельных юридических институтов повезло меньше» .

Тем не менее, встречаются исследования, в которых выделяются самостоятельные принципы отдельных подотраслей гражданского права. Например, предлагаются следующие принципы права собственности: равенства форм собственности, неприкосновенности собственности, недопустимости лишения имущества иначе, чем по решению суда и другие[6] [7] [8] [9]. В науке существует ряд подходов к определению основных начал наследственного права. Выделяются такие, как принцип свободы завещания, принцип универсально-

Л

го правопреемства, принцип учёта воли наследодателя . Общепризнано, что отдельные институты гражданского права также имеют свои принципы (например, институт исполнения обязательств). Более того, существуют основополагающие начала более узких групп общественных отношений. В частности, законодательно выделены принципы приватизации государствен-

3

ного и муниципального имущества , принципы государственного регулиро-

4

вания деятельности по опеке и попечительству и многие другие.

Прогрессивной для развития современной науки представляется мысль о существовании двух уровней принципов: целеполагающих (через них выражается общая правовая цель) и принципов-методов (в которых заложены основания для выбора определённых средств и способов достижения этой цели)[10]. Исходя из указанной классификации, следует отнести принципы обязательственного права к принципам-методам, которые раскрывают фундаментальные целеполагающие принципы гражданского права, указывают на конкретные направления действия, методологию обязательственного права.

Между тем среди цивилистов отсутствует согласие по вопросу об обоснованности выделения и изучения самостоятельных принципов подотраслей и институтов гражданского права. Так, Е.М. Тужилова-Орданская отмечает, что «отражая принципы подотрасли, института или субинститута права, следует руководствоваться, прежде всего, отраслевыми принципами»[11]. В обосновании подобного мнения приводится аргумент о том, что принципы отражают специфику отрасли наряду с предметом и методом правового регулирования. Подобного, по мнению некоторых авторов, нельзя сказать о подотрасли. Из этого утверждения делается вывод о невозможности выделения самостоятельных принципов подотрасли, института, субинститута.

При всей внешней обоснованности подобной точки зрения отметим следующее. Предмет подотрасли обязательственного права является составной частью предмета отрасли гражданского права. В то же самое время предмет различных подотраслей гражданского права специфичен. Отношения, регулируемые вещным, наследственным, обязательственным правом, правом интеллектуальной собственности, взаимосвязаны, но не идентичны. Каждые из них имеют свои отличительные черты. То же можно сказать и о методе. Исходя из этого, мы не поддерживаем мысль о том, что не существует самостоятельных принципов отдельных подотраслей и институтов.

Особая позиция у В.И. Бородянского. По его мнению, выделение специальных начал правовых институтов «противоречило бы единству и внутренней согласованности нормативного гражданско-правового регулирования»[12]. Трудно согласиться с указанным выводом. Скорее, наоборот, наличие взаимозависимых, взаимосвязанных принципов гражданского права, обязательственного права, институтов обеспечивает системность отрасли гражданского права. В этом, как представляется, выражается теоретическое предназначение системы принципов российского права.

На основе сказанного можно сделать вывод о том, что выделение принципов отдельных подотраслей и институтов гражданского права обосновано, однако вопросы, связанные с принципами обязательственного права, их отличительными чертами не в должной мере изучены цивилистикой.

Для наиболее полного и детального рассмотрения принципов обязательственного права необходимо предварительно дать понятие рассматриваемому явлению.

В логике выделяют четыре метода построения и обоснования дефиниций. Исходя из задач настоящего исследования, наиболее применимым из них по отношению к понятию «принципы обязательственного права» видится индуктивный способ. Его суть заключается в выявлении отличительных черт анализируемого явления[13]. Таким образом, для уяснения сущности принципов обязательственного права необходимого установить его родовые признаки, то есть, понятие принципов гражданского права, а также видовые признаки - отличительные черты принципов обязательственного права.

На вопрос, каким должно быть понятие принципов гражданского права, единого ответа в науке нет. Одним из первых определение принципам права дал Г.Ф. Шершеневич, под которыми он понимал «общее направление, раскрываемое в ряде юридических норм»[14] [15]. Советская цивилистика предло-

жила для принципов гражданского права ряд новых дефиниций . Например, Ю.Х. Калмыков, утверждал, что принципы - это «основное начало, основная идея, пронизывающая систему норм»[16]. Дефиницию принципам договорного права предложил Г.А. Свердлык, по мнению которого это «стабильные нормативно-руководящие положения, в соответствии с которыми строятся база договорно-правового регулирования и регламентация поведения субъектов договорного права, а также правоприменение»[17].

В.И. Бородянский определил принципы гражданского права как «обусловленные объективными потребностями развития экономических отношений и закрепленные в законодательстве основные начала (идеи), определяющие сущность и содержание гражданско-правового регулирования»[18] [19]. Принципы гражданского права, по трактовке Е.В. Вавилина, «это основные нормативно-руководящие начала (положения, идеи), которые характеризуют гражданское законодательство, выражают фундаментальные тенденции его

3

развития» .

О.А. Кузнецова, рассматривая нормы-принципы гражданского права, даёт им следующее определение: «специализированные императивные предельно общие нормы, определяющие содержание всех других гражданскоправовых норм и обладающие по отношению к ним высшей юридической силой, имеющие нетипичную структуру и выполняющие специфические функции в гражданско-правовом регулировании»[20]. В.В. Кулаков предлагает квалифицировать принципы гражданского права как особую форму права, которая обладает наивысшей степенью обобщения[21].

При всем обилии различных определений, представляется, что основной смысл такого явления, как «принцип» в том, что это определенная идея, которая является общей для всех норм, регулирующих конкретный вид или род общественных отношений (в зависимости от того с чем мы имеем дело: принцип отрасли, подотрасли и т.п.). Подобная мысль прослеживается практически в каждой дефиниции. Итак, принцип обязательственного права - это основополагающая идея (положение), которая является фундаментальной для всей подотрасли обязательственного права.

Полагаем, что в дефиниции принципов обязательственного права должен найти своё отражение ответ на вопрос о способах их возникновения, который в науке гражданского права является весьма спорным.

Указанная проблема была затронута ещё в работах Г.Ф. Шершеневича, который утверждал что «мысль (т. е. юридический принцип - А.В.)... улавливается по некоторым частным и косвенным признакам. Нередко самим творцом нормы она только чувствуется, но не сознается ясно»1. То есть можно сказать, что уже в дореволюционный период развития цивилистики возникает суждение о том, что принципы могут и не быть прямо закреплены в законе, но вытекают из его основных идей, смысла, направленности на решение конкретных задач. Советская наука также не обошла вниманием рассматриваемый вопрос. Например, С.Н. Братусь отмечал, что «принципы могут быть обнаружены из общего смысла норм. В последнем случае.

большую роль играет судебная практика»2.

Среди современных подходов к вопросу о способах возникновения принципов гражданского права можно выделить, как минимум, три точки зрения. Так, Н.А. Амирова утверждает, что принципы исполнения договоров могут устанавливаться не только нормативно-правовыми актами, но и обы-

чаями, предусматриваться сторонами в договорах, в судебных решениях . Сложно согласиться с тем, что к источникам основных начал следует относить основные положения отдельных договоров. Последние обязательны лишь для субъектов конкретных правоотношений и не являются императивными для остальных участников гражданского оборота.

Аналогичные аргументы приводят к мысли, что обычаи не относятся к источникам принципов права. Например, особую роль играют кодифицированные обычаи международного торгового оборота, например, Принципы международных коммерческих договоров 2010 г.[22] [23]. Однако они являются обязательными только в том случае, если стороны договорились об этом. В то же время принципы обязательственного права - это такие начала, которые распространяют своё действие на всю подотрасль, являются фундаментальными для всех норм, регулирующих обязательственные правоотношения. Из сказанного следует, что обычаи и основные положения отдельных договоров не относятся к источникам основных начал обязательственного права.

Многие ученые утверждают, что принципы находят своё отражение исключительно в нормативно-правовых актах. Например, Е.Г. Комиссарова выделяет следующие источники принципов: международно-правовые акты, ратифицированные Российской Федерацией на уровне законодательства,

Л

Конституцию РФ , Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ[24], иные федеральные законы[25]. Н.В. Беребеня утверждает, что «для того, чтобы какой-либо принцип (или основополагающая идея) соответствующей отрасли права подлежал применению и был реализован, необходимо его четкое законодательное закрепление в форме нормы права»[26] [27] [28]. В данном случае автор явно указывает на применение принципа в качестве нормы права, регулятора конкретных правовых отношений. Очевидно, что это важная функция принципов, но не единственная, о чем будет сказано ниже.

О.А. Кузнецова обосновано отмечает, что принципы могут быть закреплены в праве как прямым, так и косвенным способом. Последние (косвенные принципы или принципы-идеи) получают свое название и наполняются конкретным содержанием в актах высших судов (в том числе, в силу ст. 15 Конституции РФ в Решениях Европейского суда по правам человека) . Автор утверждает, что «косвенные принципы права следуют из смысла законодательства (выделено нами - А.В.) путём его толкования высшими судебными инстанциями, при этом формируются принципы-идеи, не обладающие

3

статусом нормы права» .

Я.А. Осмоловская, давая определение принципам гражданского права резонно замечает, что последние могут быть как закреплены гражданским законодательством, так и быть выведены из предмета, метода, функций и механизма гражданско-правового регулирования, конституционных основ отрасли гражданского права и законодательства[29]. Схожая позиция у С.Ф. Афанасьева и О.В. Исаенковой, утверждающих, что «такая черта принципа, как нормативность, может проявляться и опосредованно, когда принцип логически, лексически или иным путем выводится из одной (чаще - нескольких) норм»[30]. По мнению В.В. Ершова, анализ принципов, лишь прямо закрепленных в правовых актах, явно недостаточен, так как при этом за пределами исследования останутся иные объективно существующие начала[31].

Думается, современное развитие гражданского права доказывает тот факт, что его принципы могут быть не только закреплены в правовых актах, но и выработаны судебной практикой, могут вытекать из смысла, духа закона. По данному поводу очень точным представляется замечание Е.В. Вавилина о том, что признать источником принципов лишь нормативноправовой акт - означает «признать совершенство всей существующей правовой системы, что настойчиво опровергается судебной практикой»[32].

Фундаментальные идеи гражданского права, прямо не закрепленные в нормативно-правовом акте, могут признаваться принципами только в том случае, если они соответствуют определенным признакам. К последним следует отнести следующие:

1) находят своё отражение в совокупности гражданско-правовых

норм;

2) обосновываются и применяются судебной практикой по группе

дел;

3) рассчитаны на многократное использование;

4) смысл и содержание принципов названной группы вытекает из положений Конституции РФ, общепризнанных принципов и норм международного права, основных начал гражданского законодательства.

Ярким примером того, что основополагающее начало может быть выработано судебной практикой, является принцип добросовестности. Он достаточно активно применялся судами еще до того, как его формулировка появилась в ст. 1 ГК РФ. Так, например, в одном из своих Постановлений Высший Арбитражный Суд РФ указал, что в гражданском обороте лица должны действовать добросовестно (обоснование проводилось через п. 2 ст. 6 ГК РФ, п. 3 ст. 10 ГК РФ)[33]. Активное использование и обоснование добросовестности в судебной практике привело к тому, что указанное начало появилось в ГК РФ[34] [35].

Одним из принципов, вытекающих из смысла закона, является принцип защиты слабой стороны в обязательстве, который основывается на идеях справедливости, равенстве граждан, социальной сущности российского государства, политика, которого направлена на создание условий, обеспечиваю-

щих достойную жизнь и свободное развитие человека . Указанное начало проявляется в законодательстве (например, ст. ст. 428, 577 ГК РФ, пп. 3 п. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции»[36] и многие другие), а также в решениях различных судов.

Отметим, что вычленение основных начал из смысла и духа закона - это, в большей мере, особенность частного права. Гражданское (в особенности, обязательственное) право, как совокупность норм, неразрывно связанных с экономическим оборотом, должно активно развиваться, следовать за изменениями отношений по производству, потреблению, обмену благ. Именно поэтому в гражданском праве, в отличие, например, от уголовного, применяется аналогия права и аналогия закона. Развитие законодательства не всегда успевает (в силу как субъективных, так и объективных причин) за развитием экономических отношений, что восполняется судебной практикой.

Таким образом, более обоснованной видится точка зрения о том, что принципы права могут быть не только прямо сформулированы в нормативно - правовом акте, но и вытекать из смысла, духа закона, на основании чего применяться судебной практикой. Указанный тезис подтверждает, что в дефиниции принципов обязательственного права необходимо использовать не только термин «положение», но и термин «идея». Представляется, что понимание принципов как положений раскрывает их в качестве нормативных предписаний, конкретных норм права, а понимание начал как идей позволяет показать возможность выражения последних в смысле и духе закона через судебную практику.

Отличительные особенности принципов обязательственного права обусловлены сущностью обязательства, которая вытекает, прежде всего, из его положений п. 1 ст. 307 ГК РФ. Различные дефиниции обязательства, предлагаемые в научных исследованиях, указывают на экономическую сущность, а также на некоторые иные отличительные признаки названной категории. Так, В.В. Кулаков определил обязательство «как относительное имущественное гражданское правоотношение, цель которого направлена по общему правилу на товарное перемещение имущества, в котором кредитор имеет право требования от должника совершения активного действия по передаче этого имущества»1. Г.В. Колодуб, определяя обязательство, делает акцент на динамичности данного правоотношения, то есть, это «относительное, динамичное гражданское правоотношение, содержанием которого становятся процедуры и процессы активной и пассивной деятельности сторон (должника и кредитора), формирующие действительный (формально и фактически) правовой результат»2.

Обязательственное право отличается от других подотраслей гражданского права особыми предметом и методом регулирования. В предмет подотрасли обязательственного права входит особая группа имущественных отношений - обязательственные, т.е. правоотношения, в силу которых одно лицо обязано совершить в пользу другого лица определенное действие или воздержаться от определенного действия. Метод регулирования обязательственных отношений также специфичен. В цивилистике отмечалось, что дозволительное регулирование обязательственного права имеет «ту особенность, что наделение субъективным правом сопровождается возложением на другое лицо встречной обязанности»[37]. Можно выделить и иные отличительные черты метода обязательственного права, отличающие его от способов регулирования иных подотраслей гражданского права[38] [39].

На основе дефиниции обязательства, а также указанной специфики предмета и метода в научной литературе выделяются следующие отличи-

тельные признаки обязательственного правоотношения :

1. Определенность субъектного состава обязательства, т.е. относительность рассматриваемого правоотношения. Приведенный признак предопределяет вопрос о том, на ком лежит обязанность в данных отношениях и кто может нести ответственность за ненадлежащее исполнение (неисполнение) этой обязанности. Правильно отмечено, что «правонарушителем вещного права может быть всякий, заранее не определенный субъект, тогда как в обязательственных правоотношениях связь субъектов столь конкретна, что нарушение прав лица правомочного выражается в недолжном поведении лишь лица обязанного»[40].

2. Динамичность обязательства. В отличие от отношений собственности (отношений принадлежности, статики) специфической чертой обязательств является постоянное обращение материальных благ[41].

3. Повелительность содержания обязательства. При возникновении обязательственного правоотношения у кредитора появляется право требовать определённого поведения должника.

4. Целенаправленность обязательства. Основной целью, назначением норм обязательственного права, прежде всего, является обеспечение прав и законных интересов кредитора.

5. Конкретизированность содержания обязательства, которая характеризуется тем, что должник по гражданско-правовому обязательству обязан совершить строго определенное действие или воздержаться от конкретного действия.

Приведенные выше признаки в своей совокупности характеризуют всю подотрасль обязательственного права, отличают её от других подотраслей. Поэтому и принципы обязательственного права будут обладать данными признаками. Причем именно эти признаки являются отличительными чертами принципов обязательственного права, способом разграничения основных начал подотрасли обязательственного права и отрасли гражданского права.

Итак, частными характеристиками принципов обязательственного права, отличающими их от иных основных начал, являются признаки обязательственного правоотношения: относительность, динамичность, повелительность содержания, целенаправленность, конкретизированность. Перечисленные признаки отличают принципы обязательственного права от гражданскоправовых принципов. Кроме того, наличие данных частных характеристик служит еще одним доказательством того, что основополагающие начала обязательственного права выступают самостоятельным звеном в системе принципов права.

Исходя из вышеизложенного, Принципы обязательственного права - это фундаментальные положения, содержащиеся в нормах права, а также основополагающие идеи, применяемые в судебной практике по основе системного толкования законодательства, которые являются системообразующими для всей подотрасли обязательственного права и в которых находят своё отражение признаки обязательственного правоотношения (относительность, динамичность, повелительность содержания, целенаправленность, конкретизированность).

Еще одной проблемой, не в полной мере исследованной цивилистикой, является вопрос о классификации принципов[42]. Можно предложить различные критерии разделения основных начал подотрасли обязательственного права на группы.

I. По субъекту:

1) принципы, направленные на обеспечение прав и интересов всех участников экономического оборота (например, принципы свободы договора, надлежащего исполнения обязательства);

2) принципы, направленные на обеспечение прав и интересов отдельных участников экономического оборота (принципы защиты слабой стороны в обязательстве, защиты прав кредитора, защиты должника).

II. По закреплению в законодательстве:

1) нормативно закрепленные (принципы свободы договора, надлежащего исполнения обязательства);

2) прямо не закрепленные в нормативно-правовых актах, но находящие своё отражение в судебной практике, исходя из смысла и духа закона (принцип защиты слабой стороны в обязательстве).

III. В зависимости от характера выполняемой функции:

1) регулятивные (принципы свободы договора, стабильности обязательства);

2) охранительные (принципы надлежащего, реального исполнения обязательств).

Указанные критерии классификации не могут рассматриваться в качестве единственно возможных и бесспорных. Они лишь способны проиллюстрировать соотношение различных начал в системе принципов права. Дальнейшая разработка критериев классификации, построение более полной и структурированной системы принципов - немаловажные задачи науки гражданского права, так как их решение позволит более детально и всестороннее взглянуть на основные начала обязательственного права.

Цивилистикой вполне обосновано поставлена задача изучить принципы с позиции прагматического подхода, их правоприменительного значения[43] [44] [45]. Как утверждал Д.И. Мейер, «назначение права - иметь приложение к жизни» . Сказанное в полной мере относится и к принципам. Кроме того, основополагающие начала имеют особое теоретическое и правотворческое значение. Таким образом, актуальным направлением исследований в области «принципологии» является выявление смысла, ценностей, ради которых существуют основные начала. Такого рода исследования можно назвать аксиологией принципов. Аксиология принципов обязательственного права раскрывается через категории цель и значение.

Цель в философии понимается как идеальный или реальный предмет сознательного или бессознательного стремления субъекта; финальный ре- зультат, на который преднамеренно направлен процесс[46] [47], то есть то, к чему мы стремимся, то, что необходимо осуществить. Можно сказать, что цель принципов обязательственного права - это формирование правового идеала в самых общих, фундаментальных положениях, создание базиса, твердой идеологической основы для всей совокупности норм обязательственного права.

В науке не сформировалось единого подхода по поводу трактовки значения принципов гражданского права. Между тем актуальность указанного вопроса очень велика, так как от его разрешения зависит то, насколько правоприменитель, законодатель, участники экономического оборота будут оценивать важность принципов, насколько эффективно и часто основополагающие начала будут применяться на практике. Отсутствие доказательств практической значимости принципов приведет к тому, что последние будут рассматриваться, как сугубо теоретические, формальные категории, не предназначенные для разрешения конкретных ситуаций, что, разумеется, не соответствует действительности.

Одним из первых в отечественной цивилистике на особое значение принципов указал Г.Ф. Шершеневич. По его мнению, с помощью основных начал «мы предугадываем частные правила на непредусмотренные законодателем случаи»2. По меткому суждению Ж.-Л. Бержеля, «в случае когда закон молчит или недостаточно чётко высказывается по данному вопросу, суд должен находить решение в свете общих принципов» . То есть фактически говорится об использовании принципов при применении аналогии права.

О.А. Кузнецова логично утверждает, что «в нормах-принципах в концентрированном виде представлено всё гражданское право как отрасль права»[48], поэтому им присущи основные функции права (регулятивная и охранительная). Указанный вывод представляется правильным. Тем не менее, нормы-принципы - это особые категории, которые, помимо общих, имеют особые, отличительные функции.

Н.В. Беребеня, рассматривая теоретические основы системы принципов гражданского права, отмечает следующее: «назначение принципов гражданского права состоит в обеспечении функционирования механизма всего гражданского права, охватывающего наряду с фактическим его действием, его содержание, внутреннюю непротиворечивость, а также единство правоприменительной практики»[49] [50] [51]. Думается, в данном положении раскрывается теоретическое предназначение принципов.

В.И. Бородянский выделяет три основные функции правовых принципов при их взаимодействии с нормами гражданского права: нормообразую-

щую, регулятивную, информационную . В.А. Абалдуев при рассмотрении принципов трудового права указывает, что они имеют следующее значение: правильное построение трудового законодательства, уяснение направленности правового регулирования, уяснение смысла законодательства, регулирование конкретных отношений .

В науке раскрывались функции принципов законодательства, которые показывают их практическое предназначение: обеспечение согласованного развития правового пространства РФ, обеспечение стабильности законодательства, интегративная функция, регулятивная функция, обеспечение уста-

новления действительного смысла нормативных предписаний[52]. Очевидно, что принципы права и принципы законодательства - разные явления[53]. Тем не менее, их аксиология имеет общие черты, поэтому некоторые функции принципов гражданского законодательства совпадают с функциями принципов гражданского права. Так, обеспечение стабильности законодательства - задача не только принципов законодательства, но и основ права.

Приведенные подходы к определению значения принципов представляются в большей или меньшей степени правильными и обоснованными. Между тем, они не всегда обладают свойством всесторонности и полноты. Очень часто при выявлении назначения принципов авторы рассматривают этот вопрос однобоко: например, с позиции правоприменительного или сугубо теоретического значения. Поэтому актуальной представляется задача выработать системный подход к изучению аксиологии (значения) принципов обязательственного права.

Думается, что наиболее систематизировано значение принципов обязательственного права можно представить в следующих положениях.

1) Теоретическое (общефилософское) значение.

Принципы обязательственного права являются фундаментом подотрасли обязательственного права, его первоосновой. В основных началах отражаются основные идеи, сущность всей подотрасли, они указывают на социальное назначение и ориентиры развития обязательственного права. В этом плане интерес представляет замечание С.С. Алексеева по поводу того, что положения ст. 1 ГК РФ - это целая философия свободы, самостоятельности и независимости участников хозяйственной, экономической деятельности, та философия, которая вполне может стать духовной основой идущих в России преобразований[54]. Подобную позицию следует применить и по отношению к основным положениям подотрасли обязательственного права.

Обязательственное право представляет собой систему норм, которые находятся в определенной взаимосвязи. Принципы являются руководящими началами всей системы норм, институтов, помогают избежать противоречий в правовых положениях, предопределяют наиболее общие направления развития обязательственного права. Таким образом, принципы обязательственного права - это философско-идеологическое обоснование всей совокупности норм обязательственного права.

2) Правотворческое значение.

Принципы обязательственного права используются законодателем при рассмотрении и принятии нормативно-правового акта, внесении изменений и дополнений в него. В этой связи заслуживает внимания позиция А.А. Павлушиной о том, что любой законопроект на стадии рассмотрения «должен быть исследован с точки зрения его соответствия принципам права. Причем систему принципов права можно использовать в качестве методики оценки не только готовящегося, но и уже принятого нормативного акта»[55]. Подобную идею следует воспринять всем должностным лицам, осуществляющим законотворческую деятельность.

Игнорирование основных начал, их неправильное понимание законодателем приводит к появлению противоречий в законе, созданию норм, которые не вписываются в существующую правовую доктрину, возникновению неясностей в законодательных положениях. Всё это крайне негативно сказывается на правосознании, правовой культуре граждан, создает предпосылки для таких явлений, как различные злоупотребления, коррупция. В конечном счете, растет неуважение к закону и суду, активнее проявляется правовой нигилизм населения.

Так, в научной среде не раз высказывалась позиция по поводу несовершенства Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ)[56] [57]. По мнению ряда учёных, в нем всё меньше прослеживается системность, согла-

Л

сованность норм . Одной из причин подобной ситуации является то, что законодатель при внесении изменений и дополнений в УК РФ не всегда учитывает принципы уголовного права: игнорирование принципов на практике создает возможности для ухода виновных от ответственности, необоснованного привлечения к ответственности невиновных, приводит к нарушениям прав граждан и т.д.[58]. Как видим, отсутствие должного внимания со стороны законодательных органов к основным положениям той или иной отрасли права может привести к нарушению целей и задач правового регулирования.

Современный этап развития гражданского законодательства характеризуется масштабными изменениями. Важно, чтобы при подготовке и принятии изменений и дополнений в ГК РФ законодатель учитывал принципы обязательственного права, понимал их назначение и сущность.

В частности, одним из основных положений, которыми руководствуются правотворческие органы при принятии актов в сфере гражданского законодательства, является принцип защиты слабой стороны в обязательстве. Как указано в литературе, слабой стороной в обязательстве является та, которая имеет меньше возможностей для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав по сравнению с контрагентом[59].

При использовании указанного принципа обязательственного права в законодательной деятельности важным является выбор того субъекта, которому необходимо предоставить дополнительные права. Это может быть гражданин-потребитель, производитель сельскохозяйственной продукции и т.д. При создании нормативно правового акта может быть применен и другой способ выравнивания положения участников экономического оборота. Нередко в законе предусмотрено возложение дополнительных обязанностей на сильную сторону или усиление её ответственности.

К сожалению, не всегда правотворческие органы придерживаются принципа защиты слабой стороны в обязательстве. Так, на уровне ГК РФ (п. 1 ст. 124) провозглашено, что публично-правовые образования на равных с другими субъектами участвуют в экономическом обороте. Подобного равенства не всегда достигается на практике в силу того, что экономически, организационно, информационно более слабый контрагент государства (субъекта Российской Федерации, муниципального образования) не в полной мере способен реализовать и защитить своё право.

3) Особое правоприменительное значение.

Принципы обязательственного права применяются судами при рассмотрении конкретных дел. Как увидим ниже, сказанное распространяется как на начала, прямо предусмотренные в законе, так и на те, которые в правовых актах не установлены, но вытекают из их смысла и духа.

Суд по-разному может использовать принципы обязательственного права. О.А. Кузнецова, рассматривая принципы гражданского права, отмечает четыре таких случая: для «усиления» аргументации по делу; в процессе толкования; при обращении к аналогии права; при непосредственном использовании как норм прямого действия[60]. С подобной трактовкой следует согласиться с одним дополнением: непосредственное использование принципов лучше выделить в качестве самостоятельной функции, поскольку правоприменительное значение имеют все принципы, а в качестве норм права могут выступать лишь фундаментальные положения, прямо закрепленные в законе.

Так, принципы активно используются судами в процессе толкования правовых норм, выяснения их истинного смысла. В качестве примера можно привести Постановление Пленума ВАС РФ «О свободе договора и её пределах»[61], в котором судом сделаны важные для правоприменителя выводы. В частности, исходя из принципа свободы договора норма, определяющая права и обязанности сторон, толкуется исходя из её существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

В некоторых случаях суды используют основные начала обязательственного права для «усиления» аргументации по делу. Например, в подобной роли нередко выступает принцип защиты слабой стороны.

ОАО АКБ «Энергобанк» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Татарстан о признании недействительным вынесенного им предписания. По мнению истца, безосновательны выводы ответчика о незаконности условия типового договора, заключаемого банком с гражданами, о возможности безакцептного списания банком денежных средств заемщика, а также условия о договорной подсудности. Суд пришёл к выводу, что указанные положения гражданско-правовых соглашений прямо противоречат нормам ГК РФ, Закона РФ «О защите прав потребителей»[62], иных правовых актов. Кроме того, по мнению суда, гражданин, как экономически слабая сторона в этих правоотношениях, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора для другой стороны, то есть для банков. В частности, законодателем введены особые правила определения подсудности гражданских дел с участием потребителей[63].

В указанном примере суду для принятия законного решения не обязательно было ссылаться на принцип защиты слабой стороны. Тем не менее, его указание в мотивировочной части решения сделало последнее еще более обоснованным. Полагаем, что активное использование принципов для усиления аргументации по делу повышает качество судебных решений, способствует развитию законности в судебной практике, повышает уровень уважительного отношения к решениям судов.

4) Выполнение функций норм права.

Как уже было сказано, нормы права выполняют две основные функции: регулятивную и охранительную. Часть принципов обязательственного права находит свое отражение в нормах права. Так, принцип свободы договора в наиболее общем виде представлен в п. 1 ст. 421 ГК РФ. С учётом того, что любая норма права осуществляет две указанные функции, нормы-принципы обязательственного права выполняют те же функции.

Отметим, что, по нашему мнению, следует различать выполнение функций норм права и правоприменительную роль принципов. Первое - это отражение того значения, которое характерно для всех норм права. Вторая группа функций является уникальной для принципов, отражает их отличительные черты как самостоятельной правовой категории. Очевиден также и тот факт, что те принципы обязательственного права, которые прямо не закреплены в законе (например, защиты слабой стороны) не могут реализовывать функции права. Это дополнительно обуславливает отличие разных групп назначений принципов и, кроме того, доказывает актуальность и значимость исследований, связанных с изучением соотношения различных видов принципов: нормативно закрепленных и не закрепленных в нормативноправовых актах, но находящих своё отражение в судебной практике.

Приведем пример выполнения принципами функций норм права. Так, свобода договора может непосредственно применяться для защиты прав участников гражданского оборота. Например, гражданин обратился в суд с требованием о признании недействительными правил пользования учреждениями культуры. По мнению истца, положения правил пользования библиотекой, предусматривающие ограничения для граждан, не имеющих регистрации в Санкт-Петербурге или Ленинградской области в части запрета брать литературу на дом, являются незаконными. Суд отказал в удовлетворении исковых требований ввиду того, что ограничение на выдачу книг на дом указанным гражданам не нарушает требования закона. Применительно к вопросам, не урегулированным законодательством, действует принцип свободы договора, в соответствии с которым граждане и юридические лица свободны в заключении договора[64].

Исходя из изложенного в настоящем параграфе, следует вывод, что принципы обязательственного права - это фундаментальные положения, содержащиеся в нормах права, а также основополагающие идеи, применяемые в судебной практике на основе системного толкования законодательства, которые являются системообразующими для всей подотрасли обязательственного права и в которых находят своё отражение признаки обязательственного

правоотношения: относительность, динамичность, повелительность содержания, целенаправленность, конкретизированность.

Представляется, что актуальными могут стать исследования аксиологии принципов, то есть не только их значения, но и цели существования, иных ценностных аспектов. Цель принципов обязательственного права - это формирование правового идеала в самых общих, фундаментальных положениях. Принципы обязательственного права имеют особое теоретическое, правотворческое, правоприменительное значение, выполняют функции норм права.

<< | >>
Источник: Волос Алексей Александрович. ПРИНЦИПЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Еще по теме §1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права:

  1. § 1.1. Право граждан на равный доступ к государственной службе в Российской Федерации: понятие и содержание
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. §1. Понятие и аксиология принципов обязательственного права
  4. §2. Соотношение принципов гражданского права и принципов обязательственного права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -