<<
>>

§ 1. Сущность и содержание института юридической ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах

Исследуя налоговые отношения, чаще всего их относят к категории публичной обязанности, не предполагая существования иной правовой связи, не придавая им характера правоотношения, где субъекты связаны взаимными правами и обязанностями.

Проблема еще более усугубляется, когда внимание направляется к институту налоговой ответственности.

Проблема определения содержания ответственности (responsibility) была интересна уже представителям западноевропейской и американской юриспруденции, которые связывали ее с наказанием (punishment) или вменением вины (imputability). Все указанные институты отличались друг от друга своим содержанием и наименованием.

Д.С. Милль в 1865 г. определял сущность ответственности через наказание (“Responsibility means punishment”)[289]. Брэдли в1876 г. в эссе “The Vulgar Notion of Responsibility in Connexion with the Theories of Free-Will and Necessity” («Общее понятие ответственности в связи с теорией свободы воли и необходимости») объяснял ответственность (responsibility) и следование закону (accountability) в терминах вменения в вину (imputability). Социологический подход можно увидеть и в современных работах[290].

И.А. Калинина и С.В. Рыбакова выделяют и рассматривают налоговый спор как правоотношения, возникающие в юридическом поле привлечения налогоплательщика к ответственности за нарушение норм налогового

законодательства и характеризующиеся конфликтностью интересов

298

фискальных органов и обязанной стороны .

Если определять ответственность как определенное правовое отношение, возникшее из правонарушения, то данная концепция наиболее бы отвечала реализации тезиса об ответственности как о некоем бремени, испытываемом виновным лицом.

Субъектами отношения налоговой ответственности являются государство,

с одной стороны, и правонарушитель, обязанный отвечать за правонарушение и

претерпеть определенные лишения и неблагоприятные последствия за

нарушение требований, которые содержатся в нормах права, за совершенное

правонарушение - с другой.

Для налоговых отношений конструкция с

обязательным участием государства является единственно возможной, т. к.

происходит нарушение публичного порядка и фискального интереса. Но

государство выступает в указанном правоотношении не только как кредитор,

чьи права нарушены, но и как властвующий субъект, охраняющий публичный 299 ~ ~

порядок , и уполномоченный на принудительное применение мер воздействия (в том числе, реализовать принуждение посредством судебного решения, (взыскание штрафа осуществляется исключительно по решению суда в отношении граждан).

Кто же является субъектами отношения ответственности? Всегда ли государство является его участником? В частноправовых отношениях государство позволяет (даже в рамках публичного права) самим сторонам [291] [292] собственной волей регулировать отношения ответственности: в гражданском праве практически все действия инициируются стороной, которая считает, что ее право или интерес нарушены, в уголовном праве дела частного обвинения возбуждаются или прекращаются по воле или инициативе пострадавшей стороны, в налоговом праве налогоплательщик сам решает, предъявлять или нет требование о взыскании пени (в соответствии с ч. 3 п. 5 ст. 79 НК РФ ставка рефинансирования ЦБ РФ[293] при просрочке возврата суммы истребованного излишне уплаченного налога) и пр. Право охраняется государством, поэтому всякое нарушение нормы, даже в частноправовых отношениях, нарушает интерес государства. Обязательность участия государства может быть справедливой лишь для случаев принуждения, когда без санкции или непосредственного участия власти не представляется возможным применить определенные меры, понудить ответственное лицо к определенным действиям и т.п. Необходимость участия государства или его органов может определяться стороной, которая считает, что его право нарушено и оно нуждается в защите или содействии государства (частноправовые отношения), а также в случаях, прямо предусмотренных законом (по правилам п.

6 ст. 108 и п. 7 ст. 114 НК РФ ответственность применяется только по решению суда).

Тезис об ответственности как о правоотношении должен предполагать наличие всех традиционных признаков как ответственности, так и правоотношения. Содержанием данного отношения является та связь, которая возникает между кредитором (в налоговых отношениях - государства) и правонарушителем, который должен дать отчет о своих действиях.

Правоотношение нуждается в юридическом закреплении его статуса. Правовые нормы определяют, кто и какие поступки может или должен

совершить для того, чтобы между ним и другими людьми возникло именно

301

правоотношение .

Невыполнение нормы, как правило, предполагает соответствующие

последствия со стороны лица, чей интерес нарушен: государства или

кредитора. Таким образом, нарушившее норму лицо знает, какие обязанности

оно должно совершить (претерпеть), а государство или иное лицо имеет

представление о том, какие действия или меры оно может применить к

имуществу или лично к нарушившему норму лицу.

Примечательно, что многие исследователи фактически различают внешние

параметры (вид, форму) ответственности (например, правоотношение) и ее

существо (принуждение и наказание). Здесь показательной может быть позиция

Л.С. Явича, который, с одной стороны, считает, что «юридическую

ответственность надлежит интерпретировать в качестве особого вида

правоотношений охранительного характера...», а с другой - рассматривает

ответственность «как долг правонарушителя подвергнуться принудительной 302

санкции...» .

Государство в процессе нормотворчества задает параметры общественного отношения, определяет направление его развития, функции его участников. Заданная правовая форма с ее собственным субъектным составом, функциями, содержанием, субъективными правами и обязанностями, структурой формирует соответствующее правоотношение и может рассматриваться в качестве его элемента . Отношения ответственности опосредуют правовую связь правонарушителя (налогоплательщика и налогового агента) и государства в лице его налоговых органов.

Содержание данного правоотношения будет раскрываться через поведенческую модель участников правоотношения, их [294] [295] [296] функции, полномочия, права и обязанности. Кроме того, существенное значение для определения сущности данного правоотношения получает также цель его возникновения и развития.

В зависимости от выбранного подхода к определению сущности налоговой ответственности исследователь вынужден будет по-разному определять многие институты налогового законодательства, прямо не идентифицированные законодателем. Если мы будем определять ответственность через правоотношение, в котором правонарушитель становится обязанным (находится в состоянии) дать отчет в своих действиях, то есть находится в состоянии определенной юридической валентности, то многие юридические институты приобретут свойства налоговой

ответственности.

Некоторые нормы части первой Налогового кодекса России содержат механизмы, по сути, устанавливающие основания наступления ответственности налогоплательщиков, хотя формально они и не отнесены к положениям, определяющим основания и порядок привлечения к

304

ответственности :

а) в соответствии со ст. 40 НК РФ налоговый орган вправе доначислить налог, если цена сделки не соответствует рыночной цене;

б) налогоплательщику отказывают в праве на возмещение НДС, если его контрагент или контрагент его контрагента ненадлежащим образом исполнил свою налоговую обязанность;

в) с дочерней компании могут быть взысканы средства по обязательствам материнской и пр.

Решение данных вопросов отдается практически целиком на усмотрение налогового органа, что ставит налогоплательщиков в неравное положение с другими, поскольку достаточно легко предположить, что при принятии или непринятии налоговым органом решения о доначислении налога многое будет [297] зависеть от «отношения» налогового органа к конкретному налогоплательщику и его деятельности.

Вышеуказанные последствия, в частности бесспорное доначисление налога, приобретают характер санкции. Но если мы разделяем институты правонарушения, ответственности, санкции, то необходимо исследовать их взаимную детерминацию и зависимость.

При выбранном нами основании исследования ответственности как правового состояния его детерминирующим фактором может являться не только правонарушение, но и право налогового органа проверить «рыночность» цены, оценить хозяйственную операцию и пр. Правонарушение же в дефиниции ст. 106 НК РФ уже предполагает обязательным свойством ответственность. Не наказание, не санкцию, но ответственность.

В частности, как следует из ст. 54 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений, должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности, что относится и к ответственности

305

за нарушение таможенных правил . [298]

По мнению проф. М. Карасевой, закрепление в Налоговом кодексе России права налогового органа осуществлять доначисление сумм налога может и должно рассматриваться как применение в отношении налогоплательщика определенных властных мер, интерпретируемых именно в рамках юридической ответственности[299] [300] [301].

Выше мы уже обращали внимание на то обстоятельство, что привлечение к ответственности в налоговом праве завершает мероприятия налогового контроля, является их итогом. Форма и способ обнаружения обстоятельств и факта нарушения норм налогового законодательства так или иначе относятся к отношениям налогового контроля. Статьей 101.4 НК РФ определен общий порядок для всех субъектов нарушения законодательства о налогах и сборах. Конкуренция порядка привлечения к ответственности норм ст. 101.4 НК РФ и ст. 101 НК РФ тем не менее не отменяет выдвинутого выше тезиса. Вместе с тем возможность штрафовать по результатам проверки, а не в порядке ст. 101.4 НК приведет к увеличению всех процессуальных сроков (на выставление требования, вынесение решения о взыскании, обращение с заявлением в арбитражный суд).

До 2010 года налоговые инспекции выносили решения по ст. 126, 119 НК не в порядке, специально для этого предусмотренном ст. 101.4 НК, а в

~ 308

порядке, предусмотренном для нарушений, выявленных в ходе проверки . Суды в большинстве случаев отменяли такие решения (выставленные на их основании требования), если выясняли, что применение выбранной налоговыми органами процедуры приводило к нарушению срока на взыскание[302] [303] [304]. Важным в вопросах привлечения к налоговой ответственности до 2014 г. по ст. 101.4 НК РФ было и то, что решения можно оспорить в суде без предварительного обжалования в УФНС .

Причем Министерство финансов России обращает внимание на особенности регулирования деятельности платежных агентов и банковских платежных агентов и об исполнении обязанности по уплате налогов и сборов . В силу ст. 101.4 НК РФ может быть составлен, например, акт в отношении банка за нарушение им порядка открытия счетов налогоплательщиков или передачи информации об этом. Однако деятельность операторов по приему платежей, в том числе платежных агентов, банковских платежных агентов, регулируется Федеральными законами от 03.06.2009 г. № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» и от 27.06.2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» и иными нормативными правовыми актами, принятыми в соответствии с указанными федеральными законами.

Данные законы не относятся к сфере законодательства о налогах и сборах и не регулируют порядок уплаты налогов и сборов, пеней и штрафов, предусмотренных НК РФ.

Ответственность за неисполнение обязанности, предусмотренной ст. 45 НК РФ, несут в соответствии с НК РФ налогоплательщики, плательщики сборов, налоговые агенты.

Министерство финансов Российской Федерации указывает, что отношения, возникающие в связи с проведением расчетов между платежными агентами, банковскими платежными агентами и плательщиками, НК РФ не регулируются.

Исследование ответственности проводилось и по содержанию явления, и в грамматическо-этимологическом плане, что в том числе позволило рассматривать ее как «обязанность отвечать», «дать отчет». Многообразие значений термина «ответственность», которым обозначаются различные, но иногда связанные понятия, стало причиной подмены изучения права как социальной реальности анализом терминологии закона, в результате чего исследовались не правовые понятия и категории, а различные значения слов, содержащиеся в нормативных актах. Но, несмотря на допустимость грамматического толкования, им нельзя придавать основное, решающее значение. О.Э. Лейст писал, что «правовая наука не может и не должна быть безразлична к терминологии... Анализ терминов, формулировок, определений, в необходимых случаях их уточнение существенно важны для правоведения в той мере, в какой эти анализ и уточнение направлены на совершенствование формулировок закона, на помощь практике в их единообразном понимании и истолковании. Но столь же очевидно, что нельзя подменять лингвистическими изысканиями изучение права, практики его применения, потребностей и

~ 312

тенденций развития» .

В.А. Тархов писал, что при принятии тезиса об ответственности как обязанности дать отчет в своих действиях допустимо было бы рассматривать ее

313

«как регулируемую правом обязанность дать отчет в своих действиях» .

Вместе с тем при определении сущности правоотношения ответственности по-прежнему остается вопрос об отграничении правонарушения, ответственности и санкции.

В отношениях налоговой ответственности праву одного лица корреспондирует обязанность другого и наоборот: право налогового органа поставить «вопрос» о нарушении налоговой нормы и обязанность [305] [306] налогоплательщика, налогового агента, банка дать отчет в своих действиях. Именно дать отчет в своих действиях, а не ответить за правонарушение, признаки которого еще предстоит выяснить. Субъекты - носители прав и обязанностей - оказываются связанными между собой, то есть связанными правоотношением.

В системе отношений налоговой ответственности правовые нормы устанавливают взаимные права и обязанности, которые связывают налогоплательщиков и государство в лице ФНС России в коммуникативное правовое сообщество, определяя их соотнесенное друг с другом поведение, направленное на привлечение к ответственности.

Причем поведение участников указанных отношений соотнесено по своему смыслу друг с другом и ориентировано на это[307]. Государство, воздействуя на экономику, право и поведение участников налоговых отношений, обеспечивает выполнение своих функций, создает условия для наиболее удобного собирания налогов, налогоплательщики уплачивают налоги, пользуясь предоставленными им правами, а в случае нарушения налоговой нормы отвечают за свои действия.

Отношение налоговой ответственности раскрывается через поведение его участников, соотнесенное по своему фискально-деликтному смыслу друг с другом по поводу реализации публичным субъектом правомочия в процессе ненадлежащего исполнения налогоплательщиком, налоговым агентом и иными указанными в НК РФ лицами обязанности, связанной с правом публичного образования на получение налога и сбора и воздействия государства на налогоплательщика, как и выражающееся в различных формах взаимозависимости, взаимосвязи и взаимодействия (коммуникации).

Деликтные отношения складываются в сфере, где публичные интересы общества обеспечиваются такими платежами, как налоги и сборы. Цель и интерес его участников формируют содержание отношения. Право формализует это отношение, задает юридическую форму. Определенные законодателем параметры общественного отношения и заданная им правовая форма позволяет вывить ее собственный субъектный состав, функции, содержание, субъективные права и обязанности, структуру.

Мера ответственности по своей правовой форме определена НК РФ исключительно как штраф, однако иные институты налогового права могут использоваться как формы негативного воздействия на налогоплательщика в случае принятия решения о его привлечении к налоговой ответственности.

В соответствии с п. 10 ст. 101 НК РФ после вынесения решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе принять обеспечительные меры, направленные на предоставление возможности исполнения указанного решения.

В случае обжалования решения налогового органа о принятии обеспечительных мер или при рассмотрении ходатайств о приостановлении действия оспариваемого решения налогового органа именно суды рассматривают следующие обстоятельства: необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов; основания, по которым обжалуется решение; адекватность и соразмерность принятых налоговым органом в отношении налогоплательщика обеспечительных мер.

Так, в случае если принятые налоговым органом обеспечительные меры фактически ведут к полной остановке деятельности налогоплательщика (являются несоразмерными), то приостановление судом действия соответствующего решения налогового органа до рассмотрения спора не нарушает баланс частных и публичных интересов и является обоснованным, если же меры направлены не на обеспечение фискального интереса, а являются формой репрессии, санкции, то они не соответствуют смыслу ответственности и ее цели.

Реализация ответственности в правоотношении ставит вопрос о ее форме. Поведение субъектов отношения ответственности, совершаемое в соответствии с правовой нормой, получают свою правовую форму. Поведение, не имеющее формы, не может являться содержательным поведением[308]. Как правомерное, так и неправомерное поведение облечено в правовую форму: субъективные права и правовые обязанности его участников. Еще раз подчеркнем, что субъективные права и обязанности формализованы постольку, поскольку они нормативны, т. е. соответствуют правовой норме, «вытекающей» из правовых текстов.

Для возникновения ответственности в иных отраслях права в связи с нарушением налоговых норм первостепенное значение имеет квалификация деяния именно в налоговом праве. Налоговая ответственность первична. И наоборот: с отпадением квалификации деяния как правонарушения, как правило, исчезает возможность его квалификации как деликта. Если по результатам налоговой проверки были оштрафованы как сама фирма, так и ее должностные лица, а затем решение о привлечении организации к ответственности признано недействительным, то административный штраф тоже должен быть отменен. По мнению Верховного Суда России[309], в этом случае оснований для привлечения к административной ответственности нет.

Структура субъективного права в отношениях налоговой ответственности включает три элемента: 1) возможность налогового органа и правонарушителя действовать или не действовать определенным образом, 2) право налогового органа требовать от правонарушителя соответствующего поведения, 3) возможность налогового органа применять или требовать от суда мер защиты в случае неисполнения правонарушителем своих юридических обязанностей.

Связь фактического поведения правонарушителя с предписаниями регулятивного отношения раскрывает содержание отношений ответственности и определяет юридически значимые последствия этого поведения (поощрение, одобрение или наказание, осуждение, судимость). Форма ответственности обеспечивает тождественное выражение содержания правоотношения после правонарушения и в процессе исполнения правового предписания.

Ответственность некоторые ученые рассматривают и как особый вид правоотношений . Однако данный подход сам по себе не привносит в институт ответственности новых элементов: в него по-прежнему включают государственное и общественное осуждение, неблагоприятные для правонарушителя последствия, принуждение и т.д. Но выделить главный признак ответственности не всегда представляется возможным.

Ответственность как правоотношение есть правовая связь правонарушителя (налогоплательщика и налогового агента) и государства в лице его органов. Содержание данного правоотношения будет раскрываться через поведенческую модель участников правоотношения, их функции, полномочия, права и обязанности. Кроме того, существенное значение для определения сущности данного правоотношения получает и цель его возникновения и развития.

Вместе с тем при определении сущности правоотношения ответственности по-прежнему остается вопрос об отграничении правонарушения, ответственности и санкции.

По мнению Н.С. Малеина, ответственность действительно мыслима в виде отношения, но не это составляет ее главную черту: «Наказание - это и есть [310]

ответственность» . Поскольку сущность ответственности он усматривает в наказании и каре (умалении личного или имущественного блага), воздействия, не обладающие таким характером, Н.С. Малеин и не признает ответственностью. Факт принуждения к исполнению также не рассматривается этим автором как квалифицирующий аспект, ибо при исполнении долга (основной обязанности), хотя бы и под принуждением, не происходит лишения блага[311] [312] [313].

На наш взгляд, существующий в налоговом праве подход не соответствует вышеуказанному тезису. Не кара и наказание, но именно надлежащее исполнение (в части пополнения бюджета) - вот, что является целью налоговой ответственности, которая по своему характеру и цели наиболее близка ответственности финансовой (бюджетной), а не административной.

Отношения ответственности не ограничиваются применением санкции, но рассматривают ее как одно из средств достижения целей. Главнейшим условием реализации юридической ответственности и определения ее сущности является государственная реакция на действия нарушителя. Государство осуждает правонарушителя за противоправное деяние и требует от него надлежащего поведения, а правонарушитель обязан проявить соответствующую реакцию на предъявляемые ему требования. Из этого совершенно не следует, что мерой юридической ответственности может быть только мера государственного принуждения или наказание. Государство, безусловно, отрицательно относится к неправомерному поведению обязанных лиц, однако оно освобождает от ответственности налогоплательщика, если само (в лице налогового органа) проведет исполнение налоговой обязанности, например, в случае обнаружения переплаты на фоне выявленной недоимки в ходе мероприятий налогового контроля.

Применение мер налоговой ответственности (штрафа) тесно связано с поведением налогоплательщика после обнаружения правонарушения и выдвижения требования со стороны налогового органа. Смысл привлечения к ответственности проявляется в заложенном в НК РФ алгоритме, предполагающем прекращение отношений ответственности «деятельным раскаянием» налогоплательщика. Добровольное возвращение в регулятивные отношения прекращает налоговое преследование.

Охранительные правоотношения, в рамках которых реализуется финансовая ответственность, возникают между правонарушителем и органом (должностным лицом), имеющим полномочия налагать на него взыскание. В налоговом праве таким органом является исключительно орган, администрирующий налог, а налоговый кредитор (публичный субъект) такой возможности лишен. Однако субъектами ответственности в налоговом праве выступают налогоплательщики, налоговые агенты, свидетели и специалисты, которые, в отличие от субъектов административной и дисциплинарной ответственности, могут как находиться, так и не находится в организационных отношениях с органом, налагающим взыскание.

Одним из условий, освобождающих нарушителя от налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий, является наличие переплаты по какому-либо налогу. Практика применения статьи не отличалась единством, однако вырабатывает определенные подходы к указанной проблеме.

Трудно переоценить значение данного принципа для определения института налоговой ответственности. Данный подход позволяет поставить несколько вопросов:

- следует ли рассматривать объектом посягательства и объектом охраны установленный правопорядок в сфере налогообложения или экономический интерес публичного субъекта;

- следует ли рассматривать правонарушением неисполнение обязанности по каждому виду налога за неуплату или неполную уплату сумм налога или общую сумму всех налогов к определенному периоду или дате;

- имеет ли значение воля налогоплательщика, если о наличии переплаты по налогу налогоплательщик не знал, а она была обнаружена налоговым органом.

Условиями освобождения от ответственности определено следующее:

- должна существовать переплата по налогу, по которому обнаружена недоимка;

- переплата должна быть в сумме, не меньшей суммы обнаруженной недоимки;

- переплата должна существовать на дату возникновения обязанности по уплате налога, по которому была обнаружена недоимка;

- на момент вынесения решения по материалам налоговой проверки сумма переплаты не зачтена в счет иных задолженностей налогоплательщика и не возвращена налогоплательщику.

Если переплата меньше заниженного налога, то штраф применяется с разницы между этими суммами или такая переплата не должна рассматриваться как основание для освобождения от ответственности.

Государство в вышеуказанном подходе делает акцент на экономическом интересе, интересе казны в ее пополнении за счет налоговых поступлений. Налоговая обязанность определяется по фактически поступившей сумме соответствующего налога. Наличие переплаты исключает учет вины налогоплательщика по неисполнению обязанности в отношении выявленной налоговым органом недоимки. Умышленно или по неосторожности образовалась недоимка, как сформировалась переплата (случайно, в результате

В процедуре привлечения правонарушителя к налоговой ответственности следует разделить три группы отношений: отношения при выдвижении требования нарушителю (или действия нарушителя из процедуры самоконтроля), отношения в процессе административного обжалования и отношения в суде, постсудебные отношения и отношения взыскания.

Выявление налогового правонарушения и выдвижение претензии налоговым (таможенным) органом, а также обнаружение правонарушения налогоплательщиком и иными субъектами ответственности предполагает добровольные действия нарушителя нормы, которые должны выражаться в признании факта нарушения, определения способа и формы исправления нарушений и возвращение в регулятивную модель поведения, добровольное исполнение налоговой обязанности или содействие в ее исполнении.

Отношения в процессе обжалования или отношения в связи с подачей иска налоговым органом предполагают существование противоречащих друг другу позиций нарушителя и налогового или таможенного органа. У сторон отношений ответственности в процессе обжалования есть разное толкование и спорного отношения, и подлежащей применению нормы и пр. Спор заканчивается административным или судебным актом, подлежащим применению. Спор может также завершиться и примирением, когда стороны согласуют свои позиции и отношение к возникшей (по мнению соответствующей стороны) субъективной налоговой обязанности.

Постсудебные отношения и отношения взыскания могут существовать в том числе параллельно с процедурой обжалования, а также в состоянии, когда нарушитель по-прежнему не выражает согласия с квалификацией его деяния. Нарушитель, не соглашаясь с привлечением его к ответственности, тем не менее может согласиться с необходимостью исполнения вступившего в законную силу ненормативного акта налогового или таможенного органа или решения суда.

правоотношение, нельзя рассматривать как результат воздействия правовой нормы на общественное отношение. Государство формирует определенные модели поведения в фискальных деликтных отношениях, в форму которых и облекается отношение по привлечению правонарушителя к ответственности. Отношения налоговой ответственности, таким образом, следует рассматривать не как результат, а как средство регулирования общественных отношений . В этом случае именно правовое отношение воздействует на отношение общественное, существуя в модели отдельно от него .

Ни в коем случае нельзя говорить, что юридическим средством перевода нормативных предписаний в практическую деятельность служат корреспондирующие друг другу права и обязанности субъектов правоотношения[314] [315] [316]. Установление прав и обязанностей является результатом вхождения сторон в правоотношение. Та модель, которая создана законодателем, та модель, которая воздействует на коммуникативное отношение и рождает правоотношение, создает потенциальные права и обязанности. Реализация предоставленных законодателем прав и обязанностей переводит их в конкретные действия.

Статья 2 НК РФ определяет, что законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения кответственности за совершение налогового правонарушения.

Как и в любой иной отрасли права, отношения налоговой ответственности имеют свои особенности, которые определяются их элементами (предметом,

субъектами, содержанием), а также особенностями метода, цели, юридического факта.

Для определения смысла отношения налоговой ответственности необходимо учитывать и характер государственного регулирования введения и уплаты налогов. В экономическом смысле налоговые отношения принадлежат стадии перераспределения средств. Целью правового регулирования этих отношений и является санкционирование и защита государством изъятия части

Л-Л л

собственности в публичных интересах . Выразителями и защитниками публичных интересов выступают бюджеты и внебюджетные фонды, а также органы фискальной системы.

В зависимости от позиции исследователя цель правоотношения ответственности может быть определена как восстановление нарушенного регулятивного отношения, так и кара, причинение страдания. В первом случае объект правоотношения достигается на любой стадии развития отношения ответственности. Отказ от совершения правонарушения, исполнение обязанности, взыскание недоимки и пр. В случае реализации цели применения санкции она может быть не достигнута в силу вышеуказанных обстоятельств. Значит ли это, что тогда не существует и правоотношения ответственности?

Конечно, это не так, т.к. определенные налоговым законом субъекты, связанные межу собой взаимными правами и обязанностями, вступили в правовую коммуникацию, определенную общим фактом и целью, с единым объектом и структурой.

Признание ответственности не просто обязанностью претерпеть принуждение или неблагоприятные последствия, но именно как правоотношение позволяет отделить его от регулятивного отношения, классифицировать его как отношение охранительного типа и определить [317] правонарушение как его юридический факт. Отношения ответственности как видовые входят в систему охранительных отношений, категорию более широкую, включающую в себя и институт обеспечительных мер, и признание сделок недействительными, и отказ в применении льгот и пр.

Сущность охранительного правоотношения, как и юридической ответственности, предполагает охрану налоговых отношений от нарушения порядка, сущности, принципов и прочих налоговых отношений. Содержательное же отличие ответственности состоит в цели, предмете, средствах охраны.

Несмотря на ретроспективный характер юридической ответственности за неправомерные действия (бездействие), возникновение юридической ответственности как правового феномена нельзя связывать лишь с моментом совершения правонарушения. Ответственное поведение, когнитивное отношение ответственности присутствует на всех стадиях развития налоговых отношений. Сам факт существования ответственности часто может рассматриваться как сдерживающий фактор относительно правонарушения, что обеспечивает достижение ответственностью охранительных функций в регулятивном отношении.

Отношение налоговой ответственности раскрывается через поведение его участников, соотнесенное по своему фискально-деликтному смыслу друг с другом по поводу реализации публичным субъектом правомочия в процессе ненадлежащего исполнения налогоплательщиком, налоговым агентом и иными указанными в НК РФ лицами обязанности, связанной с правом публичного образования на получение налога и сбора и воздействия государства на налогоплательщика, как и выражающееся в различных формах взаимозависимости, взаимосвязи и взаимодействия (коммуникации).

Проведенное исследование позволило вывести представленное определение и перейти к исследованию структуры правового отношения налоговой ответственности.

<< | >>
Источник: БОРТНИКОВ СЕРГЕИ ПЕТРОВИЧ. ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В НАЛОГОВОМ ПРАВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Сущность и содержание института юридической ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах:

  1. § 4. Современное определение налога как юридической категории
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 2. Эффективность действия норм, регулирующих правовой институт преюдиции в гражданском процессуальном праве Российской Федерации
  4. § 2. Перспективная и ретроспективная юридическая ответственность и ее реализация в налоговых отношениях
  5. § 1. Методологическая основа налоговой ответственности
  6. § 3. Сравнительно-правовой анализ отношений ответственности за налоговые и административные правонарушения
  7. § 1. Сущность и содержание института юридической ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах
  8. § 2. Структура правового отношения налоговой ответственности
  9. § 3. Налоговая ответственность как длящееся неправомерное состояние, требующее восстановление права
  10. § 1. Налоговая ответственность как последствие нарушения налоговой нормы
  11. § 2. Правовой феномен наказания в отношениях налоговой ответственности
  12. § 3. Санкция в системе отношений налоговой ответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -