<<
>>

§ 1. Правовое регулирование муниципальных выборов

Согласно статье 3 Конституции РФ 1993 г. многонациональный российский народ будучи носителем суверенитета и единственным источникам власти в Российской Федерации, осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа является референдум и свободные выборы.

Безусловно данная статья конституции имеет большое значение для развития демократических основ государственного управления, поскольку граждане составляющие народ Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления на основе принципа равенства.

По смыслу приведенных выше положении, право граждан избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, которые признаются и гарантируются в Российской Федерации наряду с другими правами и свободами человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии части 1 статьи 17 Конституции РФ 1993 г. представляет собой неотъемлемы элемент конституционно-правового статуса гражданина в демократическом обществе и призвано гарантировать каждому гражданину на основе принципа равенства право без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничении участвовать в осуществлении местного самоуправления как непосредственно, так и через своих представителей.

Этими положениями Конституция РФ 1993 г. корреспондируют к положениям статьи 3 Европейской хартии местного самоуправления принятой 15 октября 1985 г., которая рассматривает местное

самоуправление в качестве одной из основ любого демократического строя и устанавливает в числе демократических стандартов в этой области осуществление права на местное самоуправление советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования.

Муниципальные выборы являются важнейшим институтом непосредственной демократии на местном уровне. Нельзя не отметить, что значимость института муниципальных выборов (по сравнению с другими формами непосредственной демократии) определяется и той фактической ролью, которую местные выборы играют в обеспечении функционирования всей системы местного самоуправления в Российской Федерации. Их периодическое проведение обеспечивает воспроизводство выборных органов местного самоуправления, без чего само существование местного самоуправления, как системы, относительно автономной от органов государственной власти, было бы невозможно.

Становление и развитие института муниципальных выборов осуществлялось в связи с реализацией принципов организации местного самоуправления, заложенных Конституцией Российской Федерации. Местное самоуправление формировалось как самостоятельный уровень публичной власти114, который находится во взаимодействии с федеральными и региональными органами государственной власти. При этом регулирование вопросов организации местного самоуправления, в том числе и муниципальных выборов, осуществлялось федеральными [106] [107] законами и принимаемыми в соответствии с ними законами субъектов Федерации. Это вытекало из ст. 72 Конституции Российской Федерации (пункта «н» части 2), согласно которой установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Первые федеральные законы, принятые в соответствии с Конституцией Российской Федерации, регламентировавшие муниципальные выборы, носили общий, рамочный характер, то есть оставляли вполне широкое поле для самостоятельной регламентации муниципальных выборов законами субъектов Российской Федерации. В Федеральном законе от 28 августа 1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[108] содержалась следующая схема нормативного регулирования

муниципальных выборов.

Согласно ст. 23 данного Федерального закона выборы депутатов, членов иных выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления осуществляются на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при обеспечении установленных законом избирательных прав граждан. Порядок же проведения муниципальных выборов определяется законами субъектов Российской Федерации. Очевидно, что последняя норма учитывала, что избирательные права граждан регулируются федеральными законами в соответствии со ст.71 (пункт «в») Конституции Российской Федерации. Законом, регламентировавшим избирательные права для выборов всех

уровней, являлся Федеральный закон от 6 декабря 1994 г. «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»[109] [110] [111].

В этом федеральном законе устанавливались общие для всех уровней выборов стандарты избирательных прав граждан. При этом применительно к выборам в органы местного самоуправления в качестве источников избирательного права дополнительно признавались муниципальные нормативные правовые акты, в частности, уставы муниципальных образований. Путем такого рода отсылочных норм федеральный законодатель создавал условия для учета специфики организации местного самоуправления в конкретных муниципальных образованиях.

Данная тенденция сохранилась и в позднее принятых федеральных законах, регулировавших основные гарантии избирательных прав граждан . Кроме того, в этих федеральных законах специально оговаривались некоторые исключения из общих избирательных процедур применительно к муниципальным выборам (в части образования многомандатных избирательных округов, процедур выдвижения кандидатов без сбора подписей, реализации принципа альтернативности голосования, участия в голосовании военнослужащих)[112].

Благодаря рамочному характеру федерального регулирования гарантий избирательных прав граждан до конца 90-х годов законодательные акты субъектов Российской Федерации о муниципальных выборах имели существенное значение в регулировании соответствующих

избирательных процедур.

В субъектах Российской Федерации были приняты законы, регулирующие муниципальные выборы.

В большинстве законов субъектов Российской Федерации устанавливалась мажоритарная система выборов в представительные органы местного самоуправления. Для признания избранным кандидатам, как правило, требовалось набрать относительное большинство голосов. В некоторых субъектах Российской Федерации предусматривалось образование многомандатных избирательных округов (Республика Адыгея , Кабардино-Балкарская Республика , Краснодарский край , Ставропольский край , Камчатская область , Мурманская область , Смоленская область[113] [114] [115] [116] [117] [118] [119], Еврейский автономный округ[120] [121], Ямало-Ненецкий автономный округ ).

Отметим, что практика образования избирательных округов с большой численностью депутатских мандатов вызывала отторжение избирателей в связи со сложностью голосования и возможностью применения административного ресурса при большом масштабе избирательных округов (это послужило причиной последующего введения ограничений по численности мандатов в многомандатных избирательных округах). Избирательный кодекс Воронежской области предусматривал возможность использования различных избирательных систем (мажоритарной, пропорциональной, смешанной) по инициативе муниципальных образований. Однако использование пропорциональной, а равно смешанной избирательных систем на муниципальном уровне не получило достаточного распространения. В целом можно утверждать, что первоначальное становление института муниципальных выборов состоялось.

Одновременно с развитием регионального законотворчества о муниципальных выборах и соответствующей практики их проведения выявилась тенденция к торможению проведения муниципальных выборов в значительном числе субъектов Российской Федерации. Несмотря на установление предельных сроков проведения выборов в органы местного самоуправления в Федеральном законе от 28 августа 1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» , в ряде субъектов в данные сроки не были проведены муниципальные выборы.

Это, безусловно, препятствовало реализации конституционных принципов организации местного самоуправления, децентрализации [122]

публичной власти в субъектах Российской Федерации. В этой связи федеральный законодатель обоснованно принял необходимые меры по обеспечению местного самоуправления, приняв Федеральный закон от 26 ноября 1996 г. № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного

130

самоуправления» , в котором установлены временные правила назначения и проведения выборов представительных органов местного самоуправления для тех субъектов Российской Федерации, в которых не была сформирована законодательная основа для проведения выборов в органы местного самоуправления, либо не образованы соответствующие избирательные комиссии.

Таким образом, в интересах защиты местного самоуправления как одной из основ конституционного строя Российской Федерации федеральный законодатель принял временные меры по замещению фактически отсутствовавшего законодательного регулирования муниципальных выборов в отдельных субъектах Российской Федерации. Впоследствии применение указанного Федерального закона было фактическим образом ограничено в связи с тем, что соответствующая нормативная база сформирована во всех субъектах Российской Федерации.

В литературе отмечалось, что в 1997 г. общий баланс соотношения федерального избирательного законодательства и избирательного законодательства субъектов Российской Федерации существенно изменился. С принятием Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. «начался новый этап в развитии российского избирательного законодательства, характеризуемый [123]

существенным усилением централизации правового регулирования

131

выборов, проводимых в субъектах Российской Федерации» .

Указанные тенденции еще более усилились с принятием в 1999 году обширных изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» .

В связи с расширением объема нормативного регулирования региональных и муниципальных выборов Федеральный закон от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» фактически утратил рамочный характер . Аналогичные изменения произошли в связи с принятием Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[124] [125] [126] [127].

С учетом, что большинство вопросов избирательного процесса урегулированы на федеральном уровне, некоторые субъекты Российской Федерации существенно сократили объем собственного нормативного регулирования по вопросам муниципальных выборов. Так, например, Закон Ханты-Мансийского автономного округа «О выборах депутатов представительного органа местного самоуправления муниципального образования в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре» в ред. по состоянию на 15.12.2010 состоит всего из 11 статей, в которых содержится регулирование, отнесенное к полномочиям субъектов Российской Федерации действующим Федеральным законом «Об основных гарантиях

избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Данное решение вопроса субъектом РФ в целом представляется обоснованным, поскольку позволяет избежать излишнего дублирования в регулировании избирательных процедур проведения муниципальных выборов.

Одним из ключевых вопросов с точки зрения обеспечения свободного характера муниципальных выборов, а равно и самостоятельности местного самоуправления, в настоящее время является вопрос выбора избирательной системы на муниципальном уровне. В этой части Федеральным законом от 21 июля 2005 № 93-ФЗ в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» были внесены существенные изменения, согласно которым: законом субъекта Федерации устанавливаются виды

избирательных систем, которые могут применяться при проведении муниципальных выборов, и порядок их применения; в соответствии с установленными законом субъекта Федерации видами избирательных систем уставом муниципального образования определяется та избирательная система, которая применяется при проведении муниципальных выборов в данном муниципальном образовании.

В 2011 г. в рассматриваемый Федеральный закон было дополнительно внесено правило, что не менее половины депутатских мандатов в избираемом на муниципальных выборах представительном органе муниципального района, городского округа с численностью 20 и более депутатов распределяются в соответствии с законодательством о выборах между списками кандидатов, выдвинутыми политическими партиями (их региональными отделениями или иными структурными подразделениями), пропорционально числу голосов избирателей, полученных каждым из списков кандидатов.

Как отмечают В.И. Васильев и А.Е. Помазанский, «анализ

региональных законов субъектов РФ о муниципальных выборах

96

показывает, что пределы усмотрения субъектов РФ при определении применения устанавливаемых ими избирательных систем в

муниципальных образованиях весьма широки ...Тенденция здесь заключается в том, что в сельских и городских поселениях применяется мажоритарная избирательная система абсолютного или относительного большинства или - реже - смешанная система (иногда и

пропорциональная); в городских округах и муниципальных районах - смешанная и пропорциональная. В ряде случаев смешанная или пропорциональная избирательные системы устанавливаются только для городских округов, причем иногда с условием наличия в них значительного числа зарегистрированных избирателей .. .»[128].

В целом отмечается определенное сопротивление субъектов Российской Федерации внедрению пропорционального представительства на местном уровне. Так, например, согласно Закону Удмуртской Республики «О выборах депутатов представительных органов муниципальных образований в Удмуртской Республике» в редакции от 22.06.2009 г. выборы депутатов представительного органа муниципального образования проводятся с применением одной из следующих

избирательных систем:

1) мажоритарная избирательная система относительного

большинства по одномандатным избирательным округам;

2) мажоритарная избирательная система относительного

большинства по многомандатным избирательным округам;

3) мажоритарная избирательная система относительного

большинства по одномандатным и многомандатным избирательным округам.

Данное положение вещей в целом объяснимо с учетом неразвитости отделений политических партий на местном уровне, немногочисленности состава представительных органов местного самоуправления, большей заинтересованности жителей муниципальных образований иметь персональный контакт с избираемым депутатом без посредничества каких- либо политических структур.

Сама по себе система пропорционального представительства не противоречит идеи самостоятельности местного самоуправления, развития политической демократии на местном уровне. Проблема заключается в том, что пропорциональная избирательная система создает необоснованные преимущества для представителей политических партий (которые являются в силу требований Федерального закона «О политических партиях» высоко централизованными организациями) затрудняя или делая невозможным участие в выборах беспартийных, независимых кандидатов.

А ведь именно такие кандидаты способны эффективно отстаивать интересы населения муниципального образования, и, в частности, интересы его отдельных групп, не связанные с теми или иными партийными предпочтениями. Поэтому применение принципов пропорционального представительства на местном уровне возможно при условии формирования списков кандидатов не только политическими партиями, но и иными общественными объединениями136.

Следует обратить внимание на то, что при применении пропорциональной избирательной системы на уровне сельских и городских поселений выявились существенные проблемы с обеспечением представительства населения в представительных органах данных муниципальных образований. Один из фактов нарушения пассивного избирательного права граждан при использовании пропорциональной

избирательной системы послужил основанием для обращения этих граждан в Конституционный Суд Российской Федерации.

Законодательное Собрание Челябинской области своим постановлением от 29 июня 2006 № 197, руководствуясь частью 3 статьи 23 Федерального закона от 6 октября 2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» приняло Закон Челябинской области от 29 июня 2006 № 36- ЗО «О муниципальных выборах в Челябинской области» .

В статье 9 рассматриваемого закона законодателем было предусмотрено, что «выборы депутатов представительных органов муниципальных образований Челябинской области проводятся с применением одной из следующих избирательных систем - мажоритарной избирательной системы относительного большинства, смешанной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов или пропорциональной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов (часть 2); вид применяемой избирательной системы при проведении муниципальных выборов устанавливается уставом муниципального образования (часть 3).

На основании данных положений закона в Устав Хомутининского сельского поселения Увельского муниципального района Челябинской области были внесены изменения, в соответствии с которыми ранее применявшаяся мажоритарная система выборов в Совет депутатов - представительный орган данного муниципального образования была заменена пропорциональной избирательной системой с закрытыми списками кандидатов. Заявления И.И. Болтушенко и Ю.А. Гурмана, которому было отказано в регистрации кандидатом в депутаты в порядке самовыдвижения на прошедших 11 октября 2009 года выборах в Совет [129] депутатов Хомутининского сельского поселения, о признании Устава Хомутининского сельского поселения недействующим в части перехода к избранию депутатов по правилам пропорциональной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов оставлены без удовлетворения решением Увельского районного суда Челябинской области от 28 июня 2010 года. Челябинский областной суд решением от 17 мая 2010 года отказал в удовлетворении заявлений И.И. Болтушенко и Ю.А. Гурмана о признании недействующей статьи 9 Закона Челябинской области «О муниципальных выборах в Челябинской области», сославшись при этом на часть 3 статьи 23 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Заявители утверждали, что проведение выборов в Совет депутатов Хомутининского сельского поселения на основе пропорциональной избирательной системы не позволило гражданам, не состоящим в политических партиях и не поддерживающим выдвинутые ими списки кандидатов в депутаты, непосредственно реализовать свое право избирать и быть избранными в органы местного самоуправления, участвовать в выдвижении кандидатур, в том числе своих собственных, и голосовать за них. По их мнению, положения части 3 статьи 23 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и частей 2 и 3 статьи 9 Закона Челябинской области «О муниципальных выборах в Челябинской области», ставя реализацию права граждан быть избранными в представительный орган местного самоуправления в зависимость от принадлежности к политической партии или, во всяком случае, от поддержки с ее стороны, искажают саму суть местного самоуправления и тем самым несоразмерно ограничивают права и свободы, гарантированные статьями 19 (часть 2), 32 (часть 2), 130 и 131 Конституции Российской Федерации. ...

Конституционный Суд Российской Федерации, постановил:

1. Признать положения части 3 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", предусматривающие правомочие субъекта Российской Федерации устанавливать виды избирательных систем, которые могут применяться при проведении муниципальных выборов, и порядок их применения, а также правомочие муниципального образования в соответствии с установленными законом субъекта Российской Федерации видами избирательных систем определять в своем уставе ту избирательную систему, которая применяется при проведении муниципальных выборов в данном муниципальном образовании, не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти положения - по своему конституционно-правовому смыслу - связывают возможность проведения выборов в представительные органы сельских поселений на основе пропорциональной избирательной системы с определением в законе субъекта Российской Федерации условий применения того или иного вида избирательной системы в зависимости от численности избирателей в муниципальном образовании, вида муниципального образования и других обстоятельств.

2. Признать положения частей 2 и 3 статьи 9 Закона Челябинской области "О муниципальных выборах в Челябинской области", предусматривающие возможность проведения выборов депутатов представительного органа муниципального образования с применением мажоритарной избирательной системы относительного большинства, смешанной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов или пропорциональной избирательной системы с закрытыми списками кандидатов, а также правомочие муниципального образования устанавливать в своем уставе один из этих видов избирательных систем, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку этими положениями сельским поселениям предоставляется возможность

самостоятельно выбрать избирательную систему, наиболее соответствующую местным условиям.

3. Признать положения части 3 статьи 23 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и частей 2 и 3 статьи 9 Закона Челябинской области "О муниципальных выборах в Челябинской области" не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 3, 19 (часть 1), 32 (части 1 и 2), 130, 131 (часть 1) и 132, в той мере, в какой этими положениями в системе действующего правового регулирования не исключается возможность применения пропорциональной избирательной системы (в том числе как элемента смешанной избирательной системы) на выборах в представительные органы сельских поселений с малочисленным населением и малым числом депутатов, чем создается риск искажения волеизъявления избирателей, отступления от принципа свободных и справедливых выборов и нарушения равенства избирательных прав

138

граждан» .

Правительство Российской Федерации, в целях реализации рассматриваемого Постановления Конституционного Суда Российской Федерации был разработан и внесен в Г осударственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроект, устраняющий выявленное Конституционным Судом Российской Федерации несоответствие Конституции Российской Федерации. Так было предложено законодательно закрепить, что «Выборы депутатов представительных органов поселений (за исключением городских округов) с численностью населения менее 3000 человек, а также представительных [130]

органов поселений (включая представительные органы городских округов) с численностью менее 15 депутатов проводятся по одномандатным и (или) многомандатным избирательным округам». Такие изменения были введены пунктом 19 в статью 35 Федерального закона от 12 июня 2002 № 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" пунктом 1 статьи 1 Федерального закона от 16 октября 2012 № 173-ФЗ "О внесении изменений в статью 35 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статью 23 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

С учетом того, что в статье 2 Федерального закона от 12 июня 2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» определено, что «избирательный округ многомандатный (многомандатный избирательный округ) - избирательный округ, в котором избираются несколько депутатов и в котором за каждого из них избиратели голосуют персонально» (пункт 32), «избирательный округ одномандатный (одномандатный избирательный округ) - избирательный округ, в котором избирается один депутат» (пункт 33), при использовании избирательных округов как одномандатных, так и многомандатных применение пропорциональной избирательной системы исключается. При таком регулировании выявленная Конституционным Судом Российской Федерации конституционная коллизия преодолевается.

В то же время, по мнению диссертанта, в оценке пределов использования пропорциональной избирательной системы в муниципальных выборах, следует в комплексе учитывать как факторы развитости политических структур в соответствующих муниципальных образованиях, так и необходимость обеспечения сбалансированного

представительства населения различных частей муниципальных

103

образований в представительном органе муниципального образования. И здесь приходится считаться с объективными свойствами пропорциональной избирательной системы. При использовании пропорциональной системы в чистом виде она не способна обеспечить присутствие в представительном органе депутатов, связанных своим избранием с населением отдельной части территории муниципального образования.

И.В. Гранкин, характеризуя практику использования пропорциональной избирательной системы в муниципальных выборах, указывает, что «эта система повышает роль политических партий в организации выборов, но не допускает проявления инициативы активными гражданами, то есть исключает возможность их самовыдвижения для регистрации в качестве кандидатов в депутаты. Кроме того, пропорциональная избирательная система сужает сферу взаимодействия кандидатов в депутаты и избирателей в период избирательной кампании. В дальнейшем после избрания депутатов по партийным спискам избиратели

139

лишаются возможности влиять на деятельность депутатов» .

Между тем предлагаемые законодательные ограничения, вводятся только при выборах депутатов представительных органов поселений (за исключением городских округов) с численностью населения менее 3000 человек, а также представительных органов поселений (включая представительные органы городских округов) с численностью менее 15 депутатов. Если указанные показатели численности населения либо количества депутатов даже немного превышены, то указанные ограничения не действуют и возможно применение пропорциональной избирательной системы в чистом виде.

Принудительное (со стороны федерального законодателя) внедрение на муниципальный уровень пропорциональной избирательной системы продолжается. Так, в статью 23 Федеральный закон от 06 октября 2003 № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" Федеральным законом от 16 октября 2012 № 173- ФЗ "О внесении изменений в статью 35 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статью 23 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" была введена часть 3.3. содержащая следующее новое правило, касающееся структурирования избирательных систем, используемой на выборах в органы местного самоуправления - «в случае, если в избираемом на муниципальных выборах представительном органе муниципального образования часть депутатских мандатов распределяется в соответствии с законодательством о выборах между списками кандидатов, выдвинутых политическими партиями (их региональными отделениями или иными структурными подразделениями), пропорционально числу голосов избирателей, полученных каждым из списков кандидатов, распределению между указанными списками кандидатов подлежат не менее 10 депутатских мандатов» .

Нетрудно заметить, что при таком подходе обязательная квота пропорционального представительства на муниципальном уровне даже в небольших муниципальных образованиях (численностью от 3000 человек и при числе депутатов от 16 человек) при использовании смешанной избирательной системы будет весьма значительной и в ряде случаев даже превышать 50 процентов. Такое решение вопроса не в полной мере [131] [132]

учитывает современный уровень развития многопартийности на муниципальном уровне и также в определенной мере обладает признаками нарушения конституционных гарантий, установленных частью 1 статьи 131 Конституции Российской Федерации.

С точки зрения создания гарантий многопартийности, применение пропорциональной или смешанной избирательной системы с существенным компонентом пропорционального представительства, прежде всего, оправдано в крупных и средних городах, как правило, это административные центры субъектов Российской Федерации. В таких муниципальных образованиях, как правило, активно работают местные отделения политических партий. В партиях и состоят наиболее активные политики. Кроме того, применительно к городам часто нет необходимости определять представительство от отдельных частей города, поскольку город - это единый социальный организм и интересы населения отдельных его частей не выражаются так отчетливо, как это, например, можно наблюдать в рамках отдельных территорий, входящих в муниципальный район.

Проводившиеся в последнее время выборы представительных органов муниципальных образований обнаружили следующую примечательную тенденцию. В крупных городах при использовании пропорциональной избирательной системы возрастает представительство оппозиционных политических партий. Так, при проведении выборов в единый день голосования 14 марта 2010 г. в тех городах - административных центрах субъектов Российской Федерации, где использовалась исключительно мажоритарная система, представительство оппозиционных партий (то есть всех, кроме «Единой России») в избранном представительном органе муниципального образования оказалось крайне незначительным: в Воронежской городской Думе - 3 депутата от оппозиционных партий; в Липецком городском Совете

депутатов - 3 депутата, выдвинутые в порядке самовыдвижения; в

106

Смоленском городском Совете - 9 депутатов, выдвинутых в порядке самовыдвижения; в Ульяновской городской Думе - 3 депутата от оппозиционных партий и 1 депутат, выдвинутый в порядке самовыдвижения.

В то же время при проведении выборов депутатов Тульской городской Думы замещалось 35 депутатских мандатов по единому избирательному округу. Были зарегистрированы 396 кандидатов, или 11 кандидатов на один депутатский мандат. Это был наивысший показатель состязательности на муниципальных выборах в РФ, проводившихся в этот день. В результате выборов оппозиционные партии получили 19 мандатов, в то время как «Единая Россия» - только 16[133] [134].

Как справедливо отмечает В.Т. Кабышев, «новое российское избирательное законодательство стимулирует развитие российской многопартийности. С одной стороны, это положительное явление. Но справедливости ради надо сказать, что мы получили гипертрофированное правовое признание исключительности партий, избирательных объединений в избирательном процессе» .

Известно, что формирование партийных списков кандидатов нередко представляет собой результат бюрократических согласований внутри партии, и ведущую роль в этом, как правило, играют не яркие политики, пользующиеся поддержкой избирателей, а партийные функционеры, обладающие административными ресурсами в рамках партийных структур и необходимыми финансовыми средствами.

Поэтому само по себе выдвижение на передний план в избирательном процессе политических партий за счет иных политических общественных объединений и независимых кандидатов не решает

проблемы обеспечения качества представительства за счет отсева случайных людей, преследующих в политике свои частные цели. Именно на муниципальном уровне и прежде всего в муниципальном районе, небольших городских и сельских поселениях должна сохраняться фигура независимого кандидата - самовыдвиженца, баллотирующегося по мажоритарной избирательной системе.

В научной литературе по данной проблематике наметилась тенденция критического анализа влияния пропорциональной системы на развитие принципа самостоятельности местного самоуправления. Так например, по мнению В.И. Васильева «в том, что участие в выборах и в выработке решений представительных органов по вопросам местного значения через представителей федеральных политических партий является неоправданной централизацией через партийные структуры управления на местах и противоречит конституционной сущности местного самоуправления»[135] [136].

Известный российский учены-государствовед А.А. Уваров приводит аргументы о «политизации муниципально-правовых отношений как альтернативе местному самоуправлению и модернизации советской системы местного управления»141. Тем самым А.А. Уваров фактический проводит параллель между утверждением пропорциональной системой на муниципальном уровне и возрождением элементов советской системы государственного управления местами.

Как утверждает Н.Н. Соколов «принимая во внимание положения Конституции о невхождении органов местного самоуправления в систему органов государственной власти, постепенно, через систему пропорциональной системы выборов выстраивается партийная вертикаль,

позволяющая обеспечить соподчиненность органов местного

142

самоуправления через партийные структуры» .

По мнению диссертанта, выборы в органы местного самоуправления являются едва ли не основным механизмом вовлечения населения в решение вопросов местного значения, развития институтов гражданского общества на муниципальном уровне. В этой связи видится критически важным дальнейшее совершенствование организационно-правовых механизмов местного самоуправления, в том числе развития институтов непосредственной демократии.

Также важно обеспечить максимально полное представительство различных территорий, входящих в состав муниципальных образований. Эти задачи могут быть успешно решены при сохранении преимущественно мажоритарного принципа формирования представительных органов муниципальных районов и небольших городских и сельских поселений, развития института территориального общественного самоуправления. [137]

<< | >>
Источник: ГАРЬКАВЧЕНКО Олег Юрьевич. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ НЕПОСРЕДСТВЕННОГО УЧАСТИЯ НАСЕЛЕНИЯ В МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Правовое регулирование муниципальных выборов:

  1. Правовое регулирование выборов Губернатора края. Основные принципы избирательного права.
  2. Теоретические и правовые аспекты регулирования федеральной и региональной избирательной системы
  3. Раздел IX Финансирование выборов
  4. Раздел XI ГАС «Выборы», средства автоматизации, Интернет и выборы
  5. Раздел XIII Муниципальное избирательное право и процесс
  6. § 1. Концепция правового регулирования заключительной стадии выборов
  7. § 1. Концепция правового регулирования финансирования организации выборов и избирательных фондов
  8. Глава 5. Правовое регулирование избирательных отношений в межвыборный период
  9. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ
  10. 1. Теоретико-правовая характеристика предвыборной агитации и её значение в избирательной кампании.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -