Общая характеристика социальной защиты и её правовых механизмов для лиц в клинических исследованиях лекарственных препаратов для медицинского применения

Поскольку лекарственное обеспечение является одним из наиболее значимых направлений социальной политики государства, оказывающим влияние на национальную безопасность РФ, постольку, на всех этапах создания лекарственных препаратов, включая этап КИ, государство должно принимать меры, направленные на защиту прав и законных интересов соответствующих его субъектов (участников) для получения безопасного и эффективного лекарственного препарата.

Кроме того, подобная защита должна носить социальный характер, складываясь в механизм социальной защиты, учитывая повышенную рисковость процесса КИ как для субъекта эксперимента, так и для врача-исследователя (имеющего дело с незарегистрированным лекарственным препаратом).

Необходимо принять во внимание, что категория «социальная защита» тесно связана с категорией "социальное право", являющегося, по мнению многих специалистов, комплексным правовым образованием, определяющим политику государства в социальной сфере[73]. Подобный вывод представляется абсолютно применимым к процессу проведения КИ, поскольку исследование лекарственных средств на пациентах, а также последующее применение лекарств неопределенным кругом лиц затрагивают не только личное право на здоровье и жизнь, но значимо для здоровья нации, обеспечение которого является интересом государственным.

Не претендуя на безусловность, полноту и бесспорность суждений, в целях исследования правовых механизмов социальной защиты лиц в проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения необходимо дать общее видение категории "социальная защита".

В настоящее время данный термин не имеет четко обозначенных границ и объема содержания, вследствие чего, приходится сталкиваться с его различным толкованием с начала 90-х годов XX века в действующих нормативно-правовых актах , в научной и учебной литературе, причем не только представителями российской юридической науки, но и социологами, и экономистами[74] [75] [76]. Зачастую его смешивают с другими, схожими терминами, например, такими, как социальное обеспечение, социальная помощь, меры социальной поддержки и прочее. В этой связи содержание понятия «социальная защита» во многом является дискуссионным, не раз подвергавшимся глубокому научному осмыслению, что отражено, в частности, в работах Т.К. Мироновой[77] [78].

При этом, учитывая, что настоящее исследование социальной защиты лиц в КИ находится в плоскости юриспруденции, важно выделить именно правовую составляющую такой защиты для оценки ее эффективности и достаточности, учитывая при этом все особенности процесса КИ.

Прежде всего, определение социальной защиты связывается с деятельностью как активным процессом по достижению определенных целей через систему мер экономического, правового и организационного характера. В некоторых случаях указывается, что такая деятельность осуществляется

78

исключительно государством , в других определяется, что это деятельность

государственных и негосударственных органов и организации .

Во многих исследованиях подчеркивается связь социальной защиты с

80

социальной политикой государства , реализуемой при наступлении определенных социально значимых обстоятельств (событий), социальных рисков. Захаров М. Л., Э.Г. Тучкова (через категорию "социальные риски") справедливо характеризуют социальную защиту населения как "более универсальную, чем социальное обеспечение, систему поддержки населения, сориентированную не только на классические социальные риски (старость, инвалидность, потеря кормильца, временная нетрудоспособность и др.), но и на риски, привнесенные в жизнь общества... формированием в стране иной экономической системы"[79] [80] [81] [82] [83]. М.Ю. Федорова также прослеживает взаимосвязь

социальных рисков и социальной защиты, утверждая, что социальные риски в

82

широкой трактовке выступают как основания для социальной защиты .

По вопросу о том, кто должен попадать в орбиту действия социальной защиты в литературе высказываются не однозначные суждения. Так, В.П. Галаганов полагает, что социальная защита направлена только на поддержку "граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации" . В других исследованиях говорится о поддержке некой "определённой категории граждан" [84] или более общей категории "человек", "население". Ряд авторов подчеркивают, что социальная защита необходима не только гражданам, уже попавшим в сложные жизненные ситуации в связи с наступлением социально значимых событий, но и для превентивного предупреждения наступления негативных социально значимых событий для каждого человека[85] . Таким образом, меры социальной защиты, с одной стороны, должны носить превентивный характер, предупреждая возможные социальные риски, а с другой стороны, должны содержать в себе компенсационные механизмы, в случаях, если возникла необходимость минимизировать последствия наступивших рисков.

Поэтому в современных социально-экономических условиях социальная защита формируется как система мер, направленных на предупреждение социально-рисковых ситуаций, ликвидацию, компенсацию и минимизацию их последствий, посредством стабилизации и повышения уровня жизни (приемлемого уровня материального и социального благополучия) в целях свободного развития человека, обеспечения его достоинства и независимости[86].

В этой связи большинство исследователей высказывают широкий взгляд на проблему, указывая на то, что под системой социальной защиты необходимо понимать не только предоставление законодательно закрепленных мер, в которых нуждаются граждане в связи с их особым на том или ином этапе жизни статусом, а также и мер, направленных на улучшение и поддержание такого уровня жизни всех граждан, при котором защищены основные неотчуждаемые права[87]. Таким образом, социальная защита в вышеизложенном контексте, является межотраслевым правовым институтом, который должен реализовываться во всех отраслях права, обеспечивая при этом, важнейшие социальные конституционные права человека и гражданина, к числу которых относятся право на социальное обеспечение, право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Предложенные общие подходы заслуживают поддержки для целей настоящего исследования в связи с тем, что в большей степени отвечают тем задачам, которые стоят перед социальной защитой лиц при проведении исследований с учетом особенностей процесса КИ.

Во-первых, указание в определении «социальной защиты» на необходимость защиты всех граждан, а не только оказавшихся в трудных жизненных ситуациях. Это, безусловно, соотносится с высказанным в настоящей работе положением о значимости в целом лекарственного обеспечения и высокой социальной значимости КИ, проистекающей необходимости обеспечения безопасности и эффективности лекарственных средств, предназначенных для употребления неограниченным кругом лиц. Иными словами, речь должна идти обо всех гражданах России, обеспечение лекарственной безопасности которых, гарантируемое достоверными результатами КИ, будет являться проявлением социальной защиты со стороны государства.

Во-вторых, необходимость в социальной защите неотчуждаемых прав человека на жизнь и здоровье, тесно переплетенных с провозглашенными Конституцией РФ важнейшими социальными правами на социальное обеспечение, охрану здоровья и медицинскую помощь. Подобная позиция о взаимосвязи и взаимопроникновении прав первого поколения - личных прав и прав второго поколения - социальных прав, также была рассмотрена в первом параграфе данной главы именно в связи с абсолютной значимостью этих прав как для каждого человека, так и общества в целом, что обязывает государство формировать защитные механизмы для их (прав) безусловного обеспечения. Таким образом, необходимо подчеркнуть, что в целях настоящего диссертационного исследования социальная защита лиц в КИ рассматривается в контексте защиты личных прав граждан, являющихся одновременно и

важнейшими социальными правами.

В-третьих, определение социальной защиты как межотраслевой категории правовой категории. Такой подход является актуальным именно для процесса проведения КИ, так как общественные отношения в этой сфере многообразны, регулируются различными отраслями права, но, несмотря на это, должны иметь скоординированную систему мер зашиты для эффективного проведения КИ.

В-четвертых. При определении социальной защиты лиц в КИ необходимо обратить внимание на рисковый характер самого этого процесса, соединяющего в себе медицинскую деятельность и научный эксперимент с участием человека в качестве субъекта такого эксперимента, связанный с влиянием неизученного лекарственного препарата на организм человека. Такие риски, с одной стороны, порождают негативные последствия, связанные в целом с оказанием пациенту медицинской помощи, а также возможностью ухудшения здоровья пациента вплоть до летального исхода (в ходе научного эксперимента), а, с другой стороны, влекут также и профессиональные риски врача-исследователя, несущего всю полноту ответственности за благополучие пациента и субъекта эксперимента в одном лице.

Указанные риски при проведении КИ имеют очень высокую степень возникновения и практически непредсказуемы. А поскольку социальный смысл проведения процесса КИ - достижение общественного блага (получение в ходе лечения пациента безопасных и эффективных лекарственных препаратов, предназначенных для применения всем гражданами) - то, рассматривая риски, связанные с причинением вреда жизни и здоровью пациента в КИ, следует отметить взаимосвязь и взаимопроникновение частных интересов индивида с публичными интересами государства и общества. На субъектах эксперимента тестируется лекарственный препарат, предназначенный в дальнейшем для потребления неограниченным кругом лиц, следовательно, риск ухудшения здоровья конкретного пациента в КИ, являясь его личным риском, является социальным риском в отношении общества в целом.

Кроме того, сам по себе риск ухудшения здоровья пациента в КИ вплоть

до летального исхода также, бесспорно, носит социальный характер именно по причине того, что право на охрану здоровья, является важнейшим социальным правом гражданин РФ, обеспечивающим каждому человеку его личное, неотчуждаемое право на жизнь. При этом, современные исследователи говорят о гарантиях обеспечения со стороны государства гражданам не просто жизни, как таковой, а достойного уровня и определенного качества жизни[88] [89]. Негативные последствия через ухудшение уровня и качества жизнедеятельности пациента могут наступить при проведении КИ (как медицинской деятельности и как научного эксперимента), поэтому такой риск следует признать социальным.

Выявляя природу рисков врача-исследователя при проведении КИ, необходимо принять во внимание, что они лежат в плоскости профессиональных рисков, которые национальная правовая доктрина традиционно относит к категории социально-экономических рисков, связанных с утратой человеком возможности заработка. Вместе с тем, социальный аспект данных рисков необходимо рассматривать и в более широком ракурсе, так как деятельность врача-исследователя в КИ является социально направленной медицинской деятельностью, имеющей своей целью сохранение и улучшение здоровья испытуемого. Так, С.М. Ковалевский, оценивая профессиональную деятельность медицинских работников, говорит о том, что оказывая медицинскую помощь, они рискуют в чужих интересах - интересах пациента. Особенно, состояние повышенного риска для медицинских работников характерно для случаев, когда в силу тяжести состояния пациента, позитивный исход медицинских

89

вмешательств возможен, но их результаты не достаточно предсказуемы . Безусловно, подобное суждение в полной мере относится к КИ, в котором, в силу возможного непредсказуемого ухудшения состояния здоровья пациента из- за приема экспериментального лекарства, возрастает вероятность привлечения врача-исследователя к юридической ответственности, сопряженной с наступлением для него негативных последствий. Таким образом, необходимо признать, что рассматриваемые профессиональные риски врача-исследователя при проведении КИ также имеют социальный характер, а, значит, его деятельность требует социальной защиты.

Учитывая приведенные аргументы, под социальной защитой лиц в КИ следует понимать систему правовых мер, направленную на устойчивость социального положения и достижение баланса интересов участников КИ - врача-исследователя и пациента - путем применения превентивных способов защиты от социальных рисков, неизбежных при проведении эксперимента с участием человека в качестве субъекта, а в случае наступления таких рисков, позволяющих минимизировать и компенсировать их последствия, обеспечивая при этом достоверность результатов исследования в целях защиты неограниченного круга лиц - потенциальных потребителей лекарственных средств.

Таким образом, содержание социальной защиты лиц в КИ должно раскрываться через правовые меры защиты физических лиц, непосредственно участвующих в процессе исследования (врач-исследователь и пациент, являющийся субъектом эксперимента), а также и социальной защиты неограниченного круга лиц - потенциальных потребителей тех лекарственных препаратов, которые испытываются в ходе проведения исследования. Что касается иных участников КИ (Организатор исследования, Медицинская организация), то речь не может идти об их социальной защите, но учет их интересов накладывает явный отпечаток и на выбор правовых мер социальной защиты в КИ иных участников - физических лиц. Причем, представляется важным подчеркнуть, что наиболее тесная и ощутимая взаимосвязь прослеживается между защитой пациента и защитой всего населения от недоброкачественных или вовсе опасных лекарств. Можно говорить о том, что социальная защита, эффективно реализуемая непосредственно для одного конкретного испытуемого, является и эффективной системой, направленной на опосредованную защиту всех потенциальных потребителей лекарственных препаратов.

Необходимо отметить, что сама социальная защита лиц в КИ, социальные риски при проведении КИ, их предупреждение и компенсация в научной литературе не подвергались правовому анализу, а в этой связи не было выработано и общих подходов к правовым механизмам социальной защиты участников КИ.

Полностью разделяя мнение о необходимости комплексного, межотраслевого подхода к социальной защите граждан, представляется абсолютно обоснованным применение аналогичного подхода и к социальной защите лиц в КИ с учетом особенностей правоотношений данного процесса.

Так, в КИ к предмету права социального обеспечения, а также области регулирования медицинского законодательства, относятся общественные отношения, возникающие между испытуемыми в КИ, врачом-исследователем и Медицинской организацией, в связи с тем, что само исследование всегда является частью процесса оказания медицинской помощи, а субъект эксперимента является пациентом, которому эта помощь оказывается. Кроме того, последствия участия в КИ для граждан также могут быть сопряжены с действием социально-обеспечительных норм.

Сферой регулирования гражданского права в КИ являются договорные отношения между Организатором исследования и Медицинской организацией, осуществляющей проведение исследования, предусмотренные статьей 41 Закона об обращении лекарственных средств. Также обязательное страхование пациентов в КИ осуществляется в настоящее время в соответствии с главой 48 ГК РФ и возмещение вреда здоровью пациентов, которое производится по правилам главы 59 ГК РФ[90].

Трудо-правовые отношения возникают между врачом-исследователем,

непосредственно проводящим исследование, и Медицинской организацией, заключившей договор на проведение КИ, в связи с тем, что в силу ч.1 ст.40 Закона об обращении лекарственных средств[91] возможна только такая правовая конструкция, при которой исследование может проводиться только Медицинской организацией, руководитель которой приказом назначает врача- исследователя (что свидетельствует о трудовом характере правоотношений между данными участниками КИ).

Вместе с тем, в силу социальной природы и публичного характера КИ как одного из этапов лекарственного обеспечения, направленного на охрану здоровья и жизни граждан, регулирование данной деятельности происходит и нормами административного права, характеризующегося наличием властных установлений к их проведению со стороны государственных органов. Так, весь процесс КИ подвергнут государственному администрированию, что проявляется в его регулировании преимущественно императивными нормами, содержащимися в Федеральных законах, Постановлениях Правительства, приказах Минздрава РФ (Минздравсоцразвития РФ), распоряжениях Росздравнадзора и иных подзаконных актах. В частности, ст. 5 ФЗ Закона об обращении лекарственных средств закрепляет обширные полномочия по регулированию КИ за органами исполнительной власти не только в форме разработки и утверждения нормативных документов, но также и в виде контроля и надзора за их исполнением.[92] Правительством РФ установлены требования и порядок аккредитации медицинских организаций, уполномоченных на проведение КИ, порядок обязательного страхования жизни и здоровья пациентов, принимающих участие в КИ. Вопросы непосредственного проведения КИ, требования к документальному оформлению процесса и представлению результатов исследования детально прописаны в Стандарте.[93]

Тот факт, что приведенные правовое нормы, должные обеспечивать социальную защиту лиц в КИ, "территориально" находятся в различных отраслях права, влияет на их регулирующую функцию, не позволяя использовать потенциал таких норм с целью построения эффективных правовых защитных механизмов для лиц в КИ. Как представляется, анализ выявленных правовых норм сквозь призму социального права позволит определить наиболее действенные правовые механизмы, реализующие цели социальной защиты лиц в КИ. Ведь не случайно Ю.В. Васильева, рассматривая проблемы кодификации в структуре законодательства РФ о социальном обеспечении (являющемся, как известно, более узким понятием по сравнению с понятием "социальная защита населения"), выделяет три группы нормативных правовых актов: сугубо отраслевые акты, прямо и непосредственно регулирующие отношения, возникающие в связи с социальным обеспечением граждан; межотраслевые (комплексные) акты, направленные на социальную защиту населения; акты иных отраслей законодательства, включающие в себя отдельные важные нормы права социального обеспечения[94].

В связи с изложенным важным аспектом для рассмотрения правовых механизмов социальной защиты в КИ является то, что отличительной чертой правоотношений, возникающих в сфере КИ, является тесное переплетение публичных интересов государства и общества и частно-правовых интересов участников КИ. В данном контексте стоит присоединиться к мнению Н.Д. Егорова[95] о том, что нормы публичного права сформулированы таким образом, что они фактически защищают интересы публичные (интересы государства в целом) и посредством этого обеспечивают защиту интересов отдельных лиц, как участвующих, так и не участвующих в общественных отношениях, регулируемых этими нормами права. Нормы же частного права направлены, прежде всего, на защиту интересов отдельных лиц, участвующих в регулируемыми этими нормами общественных отношениях, и тем самым обеспечивают защиту интересов всего общества в целом, заинтересованного в нормальном функционировании этих общественных отношений. Применительно к КИ таким публичным интересом является обеспечение эффективности и безопасности лекарственных препаратов, потребителем которых является неограниченный круг граждан. С другой стороны, обеспечение социальной защиты врача-исследователя, профессиональная деятельность которого сопряжена с повышенной опасностью, создаваемой действием на организм человека неизученного препарата, а также, что представляется наиболее значимым, социальная защита пациента как субъекта эксперимента при проведении КИ являются частно-правовыми интересами участников исследования. Таким образом, названные интересы переплетены между собой, и требуют эффективного межотраслевового правового регулирования, учитывающего как публичные, так и частные интересы субъектов.

В этой связи для построения действительно работающего правового механизма проведения КИ и социальной защиты лиц в КИ необходимо обратиться к категории правовых средств, поскольку взятые в единстве они обеспечивают результативное воздействие на общественные отношения [96] . Потребность такого подхода, очевидно, обуславливается разноотраслевым характером регулирования проведения КИ, что не позволяет говорить о преобладающем методе правового регулирования данной группы общественных отношений, а ставит вопрос о разумном сочетании соответствующих приемов и способов регулирования. Именно правовые средства в их многообразии, не принадлежащие исключительно отдельным отраслям права, составляют общеправовую категорию, и, сочетаясь определенным образом, выступают основными работающими элементами механизма правового регулирования[97]. Подобный подход представляется крайне важным в рамках настоящей работы, позволяющим определить, являются ли действенными механизмы правового регулирования общественных отношений, возникающих в ходе проведения исследования, позволяют ли они в достаточной мере осуществить социальную защиту лиц в КИ.

В качестве правовых средств выступают нормы и принципы права, правоприменительные акты, договоры, юридические факты, субъективные права, юридические обязанности, запреты, льготы, меры поощрения, меры наказания, акты реализации прав и обязанностей и т.п. Применение того или иного набора (арсенала) правовых приводит к юридическим последствиям, конкретным результатам той или иной степени эффективности либо дефективности правового регулирования.[98]

К.К. Лебедев обращает внимание на то, что относительно публичного и частного права любые структурные подразделения системы права выступают как их производные, опирающиеся на основные объективные базисные положения либо публичного, либо частного права. Вместе с тем, отдельные группировки правовых норм могут быть настолько тесно связаны между собой по предмету регулирования, что образуют единые массивы правовых норм...Все сказанное в полной мере относится к медицинскому праву [99] . Похожую точку зрения применительно к социальному праву обосновывает М.В. Филиппова, говоря, что "... частный по своей природе интерес защищается публичными средствами путем публичного обязывания государства и его публичных агентов совершить определенные действия, предусмотренные законом, а не договором. При этом и сам интерес в рассматриваемой нами сфере отличается от классического частного интереса, поскольку здесь частные интересы выступают не как разрозненные интересы самостоятельных лиц, а как результат одномоментного

слияния индивидуальных интересов в общий интерес"[100].

Необходимо указать, что предложенную конструкцию можно считать применимой и к социально направленному процессу КИ. При этом особенностью правового регулирования этого процесса является то, что в большей степени используются юридические механизмы, содержащие в себе публично-правовую составляющую. Это обусловлено публичным характером отношений, связанных с социальной направленностью процесса создания нового лекарственного препарата, а также с необходимостью защитить субъектов эксперимента от рисков, связанных с КИ, хотя их интересы носят частноправовой характер. А это значит, что и способы правовой защиты интересов участников КИ должны соответствовать той высокой степени социальной значимости, которой КИ соответствуют, обеспечивая и охраняя личные и социальные права граждан. Таким образом, учитывая переплетающиеся в КИ публичные интересы государства, общества, и частные интересы участников исследования (включая Организатора и Медицинскую организацию), необходимо выработать такую комбинацию юридического инструментария (правовых средств), которая позволяла бы действенно защищать права врача-исследователя, пациента и всех граждан - потенциальных потребителей лекарственных препаратов.

Принимая во внимание приведенные аргументы, под термином «правовой механизм социальной защиты лиц в КИ» в настоящем диссертационном исследовании понимается комплексное межотраслевое объединение правовых средств, применяемых в единстве, обеспечивающих эффективное регулирование, направленное на социальную защиту лиц в КИ.

При этом важно отметить, что изучение непосредственно этического и профессионального (клинического) регулирования применительно к социальной защите лиц в КИ остается за рамками настоящей работы. Вместе с тем, в силу тесного соприкосновения, а в некоторых случаях и конкуренции юридических, этических и клинических норм, которые опосредуют деятельность по проведению КИ, представляется целесообразным проводить анализ правового механизма социальной защиты в КИ совместно с исследованием роли других социальных регуляторов, что позволит определить действительно наиболее эффективное регулирование общественных отношений в обозначенной сфере.

Руководствуясь решаемыми в настоящей работе исследовательскими задачами, представляется целесообразным рассмотреть правовые механизмы социальной защиты лиц в КИ, классифицируя их по определенным основаниям.

Во - первых, необходимо дифференцировать вышеозначенные правовые механизмы сообразно их функциональной направленности. Наиболее значимыми и актуальными (применительно к процессу КИ) являются правовые меры, предусматривающие, с одной стороны предупреждение наступления неблагоприятных обстоятельств (в силу рисковости процесса КИ для участников исследования), а с другой стороны, позволяющие эффективно минимизировать их последствия (в случае наступления рисков, обусловленных особенностями проведения КИ). В этой связи можно выделить такие правовые механизмы социальной защиты лиц в КИ как превентивный и компенсационный. Такая классификация опирается на способ воздействия на социальный риск - опережающий или последующий.

Во - вторых, принимая во внимание рассмотренные выше подходы к проведению КИ, опирающемуся как на публично-правовой, так и на частноправовой порядок, использующему правовую комбинацию, при которой, частный интерес защищается публичными средствами, а публичный интерес защищается частными средствами, правильным будет проанализировать защитные механизмы с учетом данных особенностей. Представляется, что для достижения эффективной социальной защиты врача-исследователя, пациента, а также и неограниченного круга лиц - потенциальных потребителей лекарств, требуются особый механизм правового регулирования, содержащий, оптимальное сочетание и переплетение норм частного и публичного права.

В - третьих, большое значение для определения эффективности социальной защиты лиц в КИ имеют и процессуальные (процедурные) средства, являющиеся составными частями правового механизма, так как без определенных законом процедур, невозможно осуществлять результативное юридическое регулирование. В юридической литературе последовательно проводится мысль о юрисдикционном и неюрисдикционном способах защиты нарушенного права. Так, М.В. Лушникова и А.М. Лушников указывают, что при юрисдикционной форме защиты права речь идет о деятельности предусмотренных законом государственных органов по защите прав, при неюрисдикционной форме граждане или объединения граждан осуществляют самостоятельные действия, без обращения за помощью в компетентные органы[101]. Соответственно, исследуя действие правового механизма, необходимо подвергнуть взыскательному анализу реализацию социальной защиты лив в КИ при помощи как юрисдикционных правовых средств, так и неюрисдикционных. При этом следует признать, что законодательство о КИ в настоящее время построено таким образом, при котором юрисдикционные правовые средства в значительной степени преобладают над неюрисдикциоными. Однако применение юрисдикционных способов осуществляется чаще всего тогда, когда уже существует необходимость в восстановлении нарушенного права (а не в случае предупреждения наступления социального риска).

Резюмируя изложенное, стоит подчеркнуть, что анализ действующих в настоящее время правовых механизмов социальной защиты лиц в КИ имеет не только теоретическое, но и прикладное значение для оценки эффективности предпринимаемых в этом направлении мер. Иными словами, важно определить, достигается ли цель реальной социальной защиты как для непосредственных участников КИ, так и для неограниченного круга лиц - потенциальных потребителей лекарственных препаратов. Такой анализ, в свою очередь, позволит сформулировать конкретные предложения по изменению законодательства о КИ, направленные на социальную стабильность и защищенность участников КИ, соблюдение баланса их интересов, возможную минимизацию рисков от экспериментальной деятельности и достижение достоверных результатов исследования.

<< | >>
Источник: Маценко Елена Игоревна. Социальная защита лиц в клинических исследованиях лекарственных препаратов для медицинского применения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2017. 2017

Еще по теме Общая характеристика социальной защиты и её правовых механизмов для лиц в клинических исследованиях лекарственных препаратов для медицинского применения:

  1. Глава 2. Социальная защита пациентов, участвующих в проведении клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения
  2. Глава 3. Социальная защита врача-исследователя при проведении клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения
  3. Маценко Елена Игоревна. Социальная защита лиц в клинических исследованиях лекарственных препаратов для медицинского применения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2017, 2017
  4. Глава 1. Клинические исследования лекарственных препаратов для медицинского применения как реализация социальной политики государства
  5. Клинические исследования лекарственных препаратов для медицинского применения как этап лекарственного обеспечения: понятие, участники процесса, особенности и законодательное регулирования
  6. Общая характеристика подходов к конструированию правовых механизмов социальной защиты врача-исследователя
  7. Обеспечение лекарственными препаратами в системе государственной социальной помощи и социальной поддержки
  8. Глава 1. Общая характеристика лекарственной помощи и правового регулирования в сфере обеспечения лекарственными средствами
  9. Общая характеристика предварительного следствия по делам о применении принудительных мер медицинского характера
  10. I. Общая финансово-правовая характеристика государственных внебюджетных фондов: Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные внебюджетные фонды обязательного медицинского страхования
  11. Программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи как правовая основа лекарственного обеспечения за счет средств обязательного медицинского страхования и бюджетов различных уровней
  12. Медицинская и лекарственная помощь как вид социального обеспечения: основания и принципы предоставления
  13. 2.1.Общие подходы к анализу правовых механизмов социальной защиты пациентов
  14. Превентивные публично-правовые механизмы социальной защиты врача-исследователя
  15. Превентивные публично-правовые механизмы социальной защиты пациентов
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -