<<
>>

1. Теоретико-правовая характеристика предвыборной агитации и её значение в избирательной кампании.

Проведение выборов в органы власти различного уровня осуществляется на протяжении многих веков. Выборы как социальное явление были в той или иной степени распространены на всех исторических этапах развития государства.

Однако конкретное конституционно-правовое признание и закрепление демократические принципы избирательного права получили только в 19-20 веках. И сегодня формирование органов государственной власти и местного самоуправления посредством выборов - это неотъемлемый атрибут демократического правового государства, особо значимый элемент в системе общечеловеческих ценностей. Во взаимодействии с такими основополагающими установками современного общества как свобода слова, печати и массовой информации, свободные выборы в самых общих чертах выступают показателем конституционного правопорядка, являются естественным ограничителем произвола публичной власти, характеризуют достигнутый уровень демократии, экономической и политической свободы общества, правовое положение всего населения страны и каждого индивида в отдельности.

«Институт выборов, как отмечает Н. С. Бондарь, - несмотря на принадлежность к публично-правовой сфере, несет в себе и частно-правовой потенциал. C одной стороны выборы предстают как способ формирования органов государственной власти, с другой - являются выражением индивидуальных свобод, участия каждого гражданина в управлении делами государства».[2]

Выборы как фундаментальный демократический институт тесно связаны со сферой реализации политических прав и свобод граждан, которые могут получить свое правовое оформление лишь при наличии устойчивых юридических связей между личностью и государством. А реализация этих прав и свобод возможна в условиях признания государством определенного уровня свободы личности, равно как и осознания и принятия личностью своей роли гражданина.

На наш взгляд выборы и особенно уровень активности граждан в избирательном процессе - это важнейший показатель развитости партнерских отношений личности и государства.

Государство обречено на сотрудничество со своими гражданами, в нем залог успешного развития как ведущих демократических институтов, так и политики, экономики и социальной сферы. Не зря еще в первом послании нынешнего Президента РФ Федеральному Собранию РФ в 2001 году В. В. Путин отметил, что ключевой вопрос любой власти — доверие граждан государству.

Эта тема повторно затронута в телевизионном обращении Президента РФ к гражданам 3 сентября 2004 года после серии террористических актов, совершенных в стране за короткий промежуток времени.

На сегодняшний день сформирована достаточно стройная законодательная система. Однако ряд весьма существенных проблем правового регулирования избирательного процесса еще ждут своего разрешения. В полной мере это относится к такому ключевому этапу любых выборов, как предвыборная агитация.

Само понятие предвыборной агитации представляется возможным трактовать не однозначно. Отдельные авторы справедливо обозначают предвыборную агитацию как составную часть политической агитации.[3] [4] Безусловно, предвыборная агитация может быть выделена в качестве самостоятельной стадии избирательного процесса. В законодательном аспекте предвыборная агитация является деятельностью, осуществляемой

особым кругом субъектов.5 Также данное понятие можно охарактеризовать как составную часть системы права, а именно, как подинститут избирательного права. Помимо этого предвыборная агитация выступает одним из правомочий субъективного избирательного права

Предвыборная агитация может быть рассмотрена как разновидность политической деятельности. Разновидностью политической деятельности может выступать и политическая реклама. Может показаться, что понятия «предвыборная агитация» и «политическая реклама» являются тождественными, однако, это не совсем так. Данные явления, безусловно, имеют много общих черт, таких как цели, объект, субъекты, методы и формы. Понятие «политическая реклама» в законе так и не нашло места, хотя в средствах массовой информации она часто встречается, носит несомненно агитационный характер и преследует все те же конечные цели - достижение определенных результатов на выборах.

Это подтверждает и Центральная’ избирательная комиссия РФ, в одной из инструкций отмечается, что цель политической рекламы - формирование общественного мнения как за так т против тех или иных кандидатов, избирательных объединений. А отличительными чертами ее от других видов и жанров информации/ выступают лаконизм, преобладание эмоционального над смысловым, броскость и повторяемость. Однако из разъяснения Центризбиркома РФ упущено, по нашему мнению, важное отличие политической рекламы от предвыборной агитации. Это их финансовая основа или источник финансирования. Если агитационные мероприятия осуществляются (должны осуществляться) за счет избирательных фондов кандидатов и объединений, то политическая реклама под это требование не подпадает, а, следовательно, ее масштабы, объемы и степень влияния на электоральные настроения выпадают из-под законодательного контроля. .

Создается возможность организации отдельного самостоятельного направления в формировании общественного мнения с помощью политической рекламы, его масштабы зависят от наличия финансовых средств у кандидата или объединения. И, разумеется, говорить здесь о равенстве кандидатов или объединений вряд ли приходится.

г

Также можно отметить еще одну, на наш взгляд, основную отличительную черту между рассматриваемыми видами деятельности: она заключается в сроках. Предвыборная агитация проводится в ходе избирательной кампании, а политическая реклама — не включается в рамки таковой. Таким образом, первая урегулирована нормами избирательного права, а вторая не подпадает под действие норм избирательного законодательства.

Исходя из сказанного, допустимы несколько вариантов разрешения проблемы соотношения политической рекламы и предвыборной агитации.

I

Во-первых, в виду того, что политическая агитация лишена собственного нормативного оформления, не исключается принятие специального закона «О политической агитации». В. Н. Фальков отмечает, что в таком законе должны быть не только установлены соответствующие понятия, определены формы, методы, цели, субъекты, объекты такой деятельности, но и четко регламентированы ее сроки.

Он считает что, было бы целесообразным установить в законе запрет на проведение любой политической агитации за месяц до официального начала соответствующей избирательной кампании.[5] [6]

Во-вторых, можно попытаться подвести предвыборную агитацию под регулирование Закона «О рекламе», имея в виду то определение рекламы, которое дается в данном законе: «Реклама - есть распространение в любой форме с помощью любых средств информации о физическом и юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях». Однако зарегистрированный кандидат это уже не обычное физическое лицо. Поэтому в силу статьи 1 Закона «О

рекламе» он не может действовать в отношении политической рекламы и предвыборной агитации. Также проблема в данном случае может коснуться и вопроса ответственности за заведомо ложную рекламу. Соответствующая норма содержится в Уголовном кодексе РФ[7]. Однако речь в ней идет об ответственности за заведомо ложную рекламу товаров и услуг. Предвыборную агитацию и политическую рекламу, конечно же, нельзя отнести к категории товаров и услуг.

Следовательно, выход может состоять в законодательном определении политической рекламы и других возможных видов и способов подачи информации в единое понятие — предвыборная агитация. При этом закрепить, что осуществление данных действий допустимо исключительно за счет средств избирательных фондов. Может возникать вопрос о том, как следует расценивать агитационные печатные и аудиовизуальные материалы, изготавливаемые независимым лицом (к примеру, гражданином РФ), выражающим симпатию или антипатию тому или иному кандидату (избирательному объединению) за счет собственных средств? Ответ на такой вопрос прямо вытекает из содержания нормы п.2 ст. 54 Федерального закона «Об основных гарантиях...»[8], согласно которой все печатные и аудиовизуальные агитационные материалы должны содержать указание об оплате их изготовления из средств соответствующего избирательного фонда. В случае распространения печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов с нарушением указанного требования, соответствующая комиссия обязана обратиться в правоохранительные органы, суд, орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере массовых коммуникаций, с представлением о пресечении противоправной агитационной деятельности и о привлечении виновных лиц к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.10

В-третьих, по нашему мнению, можно повлиять на решение поставленной проблемы с помощью изменения установленных сроков.

Удалив начальный срок предвыборной агитации - момент выдвижения кандидата, можно стереть грань между политической агитацией и предвыборной агитацией. В таком случае агитация фактически будет начинаться задолго до дня голосования, и, более того, даже до назначения даты выборов. Подобные случаи в настоящее время не редкость. Фактически кампания «сильных» кандидатов, опирающихся на мощный административный, финансовый и информационный ресурсы, начинается задолго до начала непосредственно предвыборных мероприятий, и даже задолго до регистрации. Например, такая ситуация имела место при выборах главы муниципального образования города Краснодара. Исполняющий обязанности главы города Краснодара В.Л. Евланов, практически ежедневно появлялся в информационных выпусках новостей на ГТРК «Кубань». При этом СМИ, выпуская подобного рода передачи, настойчиво формировали положительный образ будущего главы, и наоборот, лишь негативная информация подавалась в отношении конкурентов. Таким образом, сам смысл и предназначение предвыборной агитации утрачивается.

В-четвертых, возможен самый крайний вариант: можно последовать по пути установления ограничений и запретов. Так, установив запрет на проведение политической рекламы, подкрепив данное ограничение мерами государственного принуждения, можно добиться снижения использования недобросовестных методов и форм в процессе такой деятельности, повысив, таким образом, значение и роль непосредственно предвыборной агитации. Подобная мера с одной стороны ограничит право на свободное распространение информации, в первую очередь политической, а также

право на получение информации, а в итоге коснется избирательных прав. Но, с другой стороны, демократическое понимание свободы предполагает возможность ее ограничения в целях достижения общего блага. В нашем случае общее благо будет заключаться в снижении количества нарушений в предвыборном процессе, исключении возможности злоупотребления избирательными правами. Тем более, сегодня, политика государственной власти направлена именно в такое русло.

Принимаются законодательные акты, признаваемые Конституционным Судом РФ, не противоречащими Конституции РФ, которые все же, на наш взгляд, в определенной мере ограничивают избирательные права граждан, тем самым лишая народ, которому принадлежит вся власть в государстве, возможности осуществлять таковую в полной мере. Так, в пример можно привести государственное решение, регламентирующее порядок назначения глав субъектов Федерации или устанавливающее минимальное количество членов политической партии. Таким образом, проблема ограничения прав и свобод в случае запрещения политической агитации может вызывать полемику. <

Предвыборная агитация как относительно самостоятельная стадия избирательного процесса, может рассматриваться как определенный законом, период избирательной кампании, в рамках которого зарегистрированные кандидаты, избирательные объединения, осуществляют избирательные действия в целях побуждения избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список кандидатов или против него (них). Эта деятельность включает в себя строго определенный набор избирательных действий, конечной целью которых является полная и последовательная реализация конституционного права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Федеральный закон от 12 июня 2002 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»11 не

закрепляет понятие стадий избирательного процесса, и более того, не определяет понятие самого избирательного процесса. Очевидно, что нормы, содержащиеся в указанном законе, регламентируют процедуру проведения выборов в РФ, а, следовательно, с точки зрения общей теории права, могут считаться процессуальными. Значит совокупность таких процедурных норм направлена на урегулирование избирательного процесса в общем виде. Полагаем, что законодатель не обоснованно отошел от включения в федеральный нормативный акт определения избирательного процесса. Под таковым, на наш взгляд, можно понимать регламентированную законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации последовательную деятельность граждан, избирательных комиссий, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций телерадиовещания и редакций периодических печатных изданий, общественных объединений по подготовке и проведению выборов.Избирательный процесс есть форма воплощения политической свободы граждан и всего общества, процедура реализации избирательных прав и свобод человека и гражданина. Формой же реализации избирательных прав и свобод являются все стадии избирательного процесса. Однозначного подхода к выделению стадий избирательного процесса в научной литературе нет.[9]

Предвыборную агитацию, как стадию избирательного процесса, можно рассматривать как установленный законодательством процесс, субъектами которого являются граждане Российской Федерации, обладающие избирательной право- и дееспособностью, средства массовой информации, общественные, в том числе избирательные объединения, избирательные комиссии, органы государственной власти, органы местного самоуправления, проводимый в видах, формах и методами, установленными законом, в целях формирования политической воли народа, осуществление которой влечет строго определенные юридические последствия — формирование состава и придание законного характера государственной или местной власти.

Предвыборная агитация (от лат. «agitation» - приведение в движение) является одной из центральных стадий избирательного процесса. Ее значение как самостоятельной стадии избирательного процесса заключается в обеспечении максимально возможной открытости этого процесса, получении избирателями полной и достоверной информации о кандидатах на выборные должности и их программах. Безусловно, это наиболее политизированная часть избирательной кампании. C помощью различных форм предвыборной агитации кандидаты, избирательные объединения ведут упорную борьбу за депутатские места в законодательных (представительных) органах государственной власти или органах местного самоуправления.

Закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. содержит понятие «информационное обеспечение выборов». Оно включает в себя информирование избирателей и предвыборную агитацию, призванные способствовать волеизъявлению граждан и гласности выборов. Здесь, на наш взгляд, законодатель попытался объединить в один .вид два противоположных понятия, поскольку информирование представляет собой сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-либо.[10] [11] Напротив, агитация - это активная деятельность по распространению политических идей различными средствами: СМИ, устными выступлениями с целью воздействия на широкий круг людей.[12] Информирование не ограничивается временными рамками, исходит от специальных органов, не обязательно входящих в круг субъектов агитационной деятельности.

Необходимым признаком агитационной деятельности является ее срок. В Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» устанавливаются временные рамки агитационной деятельности.[13]

Предвыборная агитация начинается со дня выдвижения кандидата. Это представляется довольно уместным и приемлемым, поскольку до регистрации кандидатов отсутствуют главные действующие лица избирательной кампании, которые и являются объектом и эпицентром агитационных мероприятий. Старт предвыборной агитации в зарубежных государствах устанавливается по-разному. В Румынии и Польше началом предвыборной агитации считается дата объявления выборов, в ряде стран такой своеобразной точкой отсчета устанавливается определенный день до даты голосования (в Турции - за 15 дней, в Израиле - за 21 день, в Словакии - за 23 дня).[14]

Иной стартовый срок устанавливается для предвыборной агитации на каналах организаций телерадиовещания и в периодических печатных изданиях. Так Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации» такой срок, установленный в Федеральном законе от 12 июня 2002 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», изменен. Регламентируется, что предвыборная агитация в СМИ начинается за 28 дней до дня голосования.

По нашему мнению установление запрета на любую предвыборную агитацию до дня регистрации совершенно необоснованно, если исходить из единственно возможного понимания сути предвыборной агитации как специального правового режима деятельности всех участников избирательного процесса (в т.ч. кандидатов, избирательных объединений и средств массовой информации), имеющего целью обеспечить некий гарантированный государством информационный минимум, позволяющий кандидатам довести до сведения избирателей свои программные установки, оттенить преимущества перед оппонентами и т.д.

Практически во всех странах, как и в России, предвыборная агитация заканчивается за 24 часа до дня голосования или в день накануне голосования. Это делается для того, чтобы уменьшить эффект психологического воздействия агитации и дать возможность избирателю сделать осознанный самостоятельный выбор.

Но все же выдвигаются предложения изменить конечный срок предвыборной агитации, отдалив его от дня голосования на несколько дней. C этим можно согласиться, так как по мере приближения дня голосования существенно увеличивается информационное воздействие на электорат. Соответственно правильнее было бы предоставить гражданам возможность в спокойной обстановке оценить всех кандидатов, их программы, агитационную кампанию в целом и принять взвешенное, обдуманное решение.

Предвыборная агитация - вещь не материальная. Определение, которое нашел для нее законодатель, чрезвычайно размытое. Под него можно подвести и то, что, по сути, не является предвыборной избирательной агитацией. И, напротив, из него можно изъять то, что с юридической точки зрения является предвыборной агитацией.

Федеральный закон от 19.09.1997 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» помимо самого понятия «предвыборная агитация» указывал на такие как: «агитация на выборах» и «агитация при проведении выборов».[15] [16] Существует мнение, что понятие «агитация при проведении выборов»

наиболее оптимально подходит к обозначению рассматриваемого явления. Такую точку зрения поддерживают С.Д. Князев[17] и В.Д. Мостовщиков.[18] [19] В противовес указанным позициям В. Н. Фальков отмечает, что термин «агитация при проведении выборов» имеет серьезный недостаток - состоит из большого количества слов. По этой причине его использование для названия рассматриваемого понятия, особенно в практическом отношении, будет вызывать определенные трудности. Наиболее удачно мог бы использоваться двухчленный термин «выборная агитация» или

«избирательная агитация». По мнению В. Н. Фалькова, привлекательнее выглядит термин «избирательная агитация». Он лаконичен, современен, удобен в употреблении и органично вписывается в тот понятийный ряд, которым оперирует в настоящее время законодатель (избирательное право, избирательные права граждан, избирательная комиссия, избирательный процесс и Т.Д.).

На наш взгляд, каждое из перечисленных понятий можно одинаково успешно использовать в законодательстве, а выбор конкретного варианта зависит от субъективных предпочтений.

Особого внимания заслуживает понятие предвыборной агитации в законодательном аспекте. В соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» под предвыборной агитацией понимается деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них).[20]

Исходя из законодательного определения, первостепенная цель предвыборной агитации - «побудить избирателей голосовать за...».

Предвыборная агитация в пользу голосования за того или иного кандидата (список кандидатов) - это по сути отправная ступень и одновременно основное звено в деле знакомства избирателей с личностью и предвыборными программами (платформами) того или иного кандидата, избирательного объединения, а также в деле поиска, развития и укрепления сходных установок, позиций в избирательной кампании. C точки зрения этих субъектов избирательной кампании предвыборная агитация представляет собой наиболее распространенный и действенный инструмент политической борьбы, борьбы, в которой они приобретают или развивают свою политическую силу.[21]

Очевидно, что агитация в пользу голосования за или против кандидатов (списки кандидатов) включает в себя косвенную агитацию за участие в выборах, независимо от того, хотят или не хотят этого субъекты ее проведения. В то же время агитация за участие в выборах может не включать в себя агитацию в пользу голосования за или против кандидатов (списки кандидатов).

По мнению А. Е. Постникова «Предвыборной агитацией признается не всякая агитационная деятельность, связанная с выборами, а только деятельность субъектов предвыборной агитации по подготовке и распространению информации, имеющей целью побудить избирателей принять участие в голосовании за или против тех или иных кандидатов (списков кандидатов). Агитационная деятельность, имеющая целью оказать воздействие на гражданина Российской Федерации с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, не является предвыборной агитацией. Она противоречит принципу добровольности участия гражданина в выборах».[22]

Добровольное участие в выборах, с одной стороны, и добровольный отказ от него, с другой, - в равной мере правомерные формы поведения граждан на выборах. Однако в своих рассуждениях А.Е. Постников упускает из виду один чрезвычайно важный момент. Запрещая оказывать воздействие на избирателей, законодатель указывает на недопустимость использования «принуждения» в качестве средства такого воздействия, а предвыборная агитация строится на основе «побуждения». Вопрос, таким образом, сводится к правомерности применяемых средств формирования воли избирателей. В русском языке понятия «принудить» и «побудить» несут разную смысловую нагрузку и не могут рассматриваться как синонимы. Принудить означает «заставить сделать что-нибудь», а побудить - «склонить к какому-нибудь действию». Необходимо проводить четкое различие между двумя указанными средствами, одно из которых допускается законом, а другое, напротив, прямо запрещено. Следовательно, агитационная деятельность, имеющая целью побудить избирателей к участию в выборах, не противоречит принципу добровольности участия граждан в выборах.

По мнению С. Д. Князева в качестве цели предвыборной агитации должно быть определено побуждение к отказу от участия в выборах. Это. мнение основано на отсутствии законодательного регулирования такой деятельности. Он отмечает: «...это серьезное упущение федерального законодательства, поскольку подобные действия фактически исключаются из сферы правового регулирования и тем самым создается благоприятная почва для проявления злоупотреблений в данной сфере». В СВЯЗИ C этим С. Д. Князев предлагает уточнить понятие «предвыборная агитация» за счет внесения указания на то, что оно включает в себя также деятельность, побуждающую или имеющую цель побудить граждан к отказу от участия в [23] [24] [25] [26]

выборах. Он считает, что такой подход позволил бы «охватить содержанием предвыборной агитации практически все формы проявления предвыборной активности, оказывающие влияние на отношение граждан к выборам» и в наибольшей мере соответствовал бы логике правового регулирования и внутренней согласованности отдельных предписаний Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», что будет препятствовать участию, в частности, государственных органов, органов местного самоуправления, лиц, замещающих государственные или муниципальные должности, в агитации, призванной бойкотировать выборы.[27] [28] Аналогичную мысль высказывает и М.С. Матейкович. Он считает, что это решение позволит «поставить законодательную преграду прежде всего для действий должностных лиц, не заинтересованных в своевременном и периодичном проведении выборов». 4

к

C формально-юридической точки зрения призывы к неучастию в выборах не рассматриваются как предвыборная агитация, и, соответственно,*: к ним не применимы установленные законом правила ее проведения и ответственность за их нарушение. Однако это не означает, что подобные* действия полностью исключаются из сферы правового регулирования. Следует учитывать, что избирательное право - это институт публичного права, а регламентация общественных отношений в публично-правовых отраслях и институтах права базируется на разрешительном типе правового регулирования, суть которого состоит в том, что запрещено все, кроме прямо дозволенного законом. В этой связи представляется необоснованным довод о том, что включение рассматриваемой деятельности в понятие предвыборной агитации создаст препятствия к участию государственных органов, органов местного самоуправления, лиц, замещающих государственные и муниципальные должности, в агитации, призванной бойкотировать выборы.

Указанные органы и должностные лица, а также средства массовой информации составляют особую группу субъектов избирательных правоотношений, на которых, прежде всего, возложена обязанность оказывать содействие осуществлению избирательных прав граждан. Они вправе действовать только так, как предписано нормами избирательного законодательства. Из этого следует, что призывы к неучастию в выборах, распространяемые органами государственной власти и местного самоуправления, средствами массовой информации, есть не что иное, как прямое нарушение закона.[29]

Предложение внести указанное выше дополнение в понятие «предвыборная агитация» вызывает серьезные сомнения в его конституционности. Как известно, в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина. В то же время осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.[30] C точки зрения указанных положений представляется правомерным включение в понятие «предвыборная агитация» в качестве ее цели побуждение к участию в выборах, так как эта деятельность способствует реализации конституционного права каждого гражданина избирать и быть избранным. В то время как включение в это понятие такой цели как побуждение к отказу от участия в выборах означало бы, что законами допускается деятельность, побуждающая к отказу от реализации этого права, что противоречило бы рассмотренным выше положениям Конституции РФ. Также законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.[31]

Отсутствие в действующем законе целей, побуждающих граждан к участию в выборах, пожалуй, открывает рубежи для чрезмерно широкого толкования понятия «предвыборная агитация», вплоть до злоупотреблений, а также может привести на практике к увеличению темпов абсентеизма, который «в лучшем случае накладывает негативный отпечаток на процесс демократического формирования государственных органов, а в худшем, при участии в выборах лишь незначительной части избирательного корпуса, дискредитирует конституционный принцип народовластия и лишает эти органы необходимой легитимации».[32] [33] [34] Соответственно, на наш взгляд, необходимо в определении предвыборной агитации отметить и цель - «побуждение граждан к участию в выборах».

В литературе выделяют несколько взаимосвязанных факторов, вызывающих абсентеизм. Это может быть безразличие и аполитичность (характерны для молодежи), негативное отношение к предполагаемым итогам выборов (характерно для избирателей старше 50 лет), протест (беднейшие слои населения), внешние факторы массового действия (плохая

л/'

погода, отъезд за город, сезонные работы) и т.д.

Согласно дефиниции, содержащейся в Федеральном законе от 12 июня 2002 года, предвыборной агитацией признается деятельность, «имеющая

•5*7

целью побудить или побуждающая...».

Можно согласиться с позицией В. Н. Фалькова, который полагает, что необходимо исключить из рассматриваемой дефиниции указание на результат предвыборной агитации (убрать слова «...или побуждающая...»).[35] Он указывает, что собственно «побуждение» в качестве агитационной цели выглядит нелогично. Между формированием определенной поведенческой установки в сознании человека и до момента ее. фактической реализации всегда существует некоторый временной промежуток. Избиратель может пассивно поддерживать кандидата, но в силу целого ряда причин как субъективного, так и объективного порядка не проявить активности, то есть не участвовать в голосовании. Категория «деятельность, побуждающая...» носит неопределенно-оценочный характер. Она способна породить необоснованный субъективизм со стороны компетентного органа, получающего возможность в разных ситуациях вкладывать в вышеприведенную формулу разный смысл. Строго говоря, в избирательной кампании любая распространяемая информация, так или иначе связанная с кандидатом, может рассматриваться в качестве предвыборной агитации. Так, избирательные комиссии, в соответствии с возложенной на них законом обязанностью, осуществляют информирование граждан о ходе подготовки и проведения выборов, о кандидатах, об избирательных объединениях. В рамках этой деятельности они, например, оборудуют информационный стенд в помещении для голосования, публикуют в СМИ принятые ими решения о вынесении предупреждений кандидатам и т.д. Очевидно, что такая деятельность не преследует агитационных целей, но ведь нельзя отрицать и того, что она формирует отношение избирателей к кандидату. И если оценивать ее безотносительно целей, а лишь с позиции результата - то это не что иное, как предвыборная агитация. Но особенно остро обсуждаемая проблема стоит для журналистов и средств массовой информации. Столь широкая формулировка понятия предвыборной агитации позволяет отнести любой журналистский материал, содержащий информацию о кандидатах и избирательных объединениях к агитационному, что может влечь за собой применение к ним мер административной ответственности.[36]

Также нельзя обойти вниманием и такой момент, что определение понятия «предвыборная агитация», содержащееся в Федеральном законе от 12 июня 2002 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», претерпело изменения. Такие изменения были внесены в связи со вступлением в силу Федерального закона от 21 июля 2005 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации». В частности, были исключены слова «либо против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)». Представляется, что внесение подобного изменения было предопределено стремлением законодателя направить избирательный процесс, сами процедуры голосования и подведения итогов в управляемое и предсказуемое русло. В последнее время в отдельных регионах намечается тенденция выражения недоверия государственной власти, что находит свое проявление в массовом игнорировании выборов или же победе «кандидата «против всех». Федеральный закон предоставляет возможность субъектам РФ самостоятельно определять необходимость включения в избирательные бюллетени строки «против всех». Однако, применительно к агитационным мероприятиям, такого дозволения не предусматривается. Таким образом, в ситуации, когда отсутствует возможность агитировать голосовать «против всех», но есть возможность голосовать «против всех», можно утверждать, что полученный результат в виде определенного процента голосов «против всех» не является результатом предвыборной агитации и не вписывается в круг ее целей. Соответственно, на наш взгляд, было бы правильным передать в ведение субъектов РФ и вопрос включения в региональный закон в качестве целей предвыборной агитации «побуждение к голосованию против всех кандидатов (против всех списков кандидатов).

Исключение возможности агитировать, и, соответственно, голосовать «против всех», по нашему убеждению, способно также повлиять на формальные итоги выборов, но при этом скрыв реальные показатели электоральных предпочтений. В обществе всегда присутствуют лица, выражающие протестные умонастроения в отношении существующего режима и предвыборной борьбы. Так, на основании Всероссийского опроса городского и сельского населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик всех экономико-географических зон, проводимого Фондом «Общественное мнение», по вопросу о том, как они понимают

выражение «предвыборная агитация», достаточно ли им информации о партиях и как они относятся к тому, как сами партии рассказывают о себе 12% из 68 % участников опроса, ответивших на первый вопрос, говорили не о смысле данного словосочетания, а выражали свое негативное отношение, называя предвыборную агитацию «болтовней», «трепологией», «очернительством», «подкупом», «растратой денег», «втюриванием нужного мнения», «бредом», «ярмаркой проходимцев».[37] Соответственно, не исключено, что при отсутствии возможности выражения протеста, через голосование против всех, подобный «электоральный негатив» найдет иную форму проявления. Например, можно прогнозировать, возрастание числа использованных бюллетеней, которые при подведении итогов выборов будут признаны недействительными.

Анализируя содержащиеся в законодательстве положения о предвыборной агитации, следует обратить внимание на вариативный подход законодателя к формулированию права, связанного с предвыборной агитацией: Федеральный закон «Об основных гарантиях...» говорит о праве на участие в предвыборной агитации[38], в то время как Федеральный закон «О выборах Президента»[39] и Федеральный закон «О выборах депутатов»[40] содержат статьи, именуемые «Право на предвыборную агитацию».

Толковый словарь русского языка раскрывает слово «участвовать» как «принимать участие в чем-нибудь, иметь долю в каком-либо деле».[41] Другими словами, участие можно определить как внесение вклада в какое-то общее (коллективное) дело, а право на участие как юридически обеспеченную возможность вносить свой вклад в коллективное дело. Важно подчеркнуть, что характеристика коллективности означает невозможность достижения результата дела в индивидуальном порядке. Вместе с тем право на проведение какой-либо деятельности может быть реализовано как индивидуально, так и коллективно. Таким образом, видно, что непоследовательность законодателя в фиксации права, связанного с предвыборной агитацией, есть выражение его неоднозначного отношения к природе либо как коллективного, либо как индивидуального права.

Право, связанное с предвыборной агитацией, является элементом избирательных прав гражданина, а значит, несет в себе их юридические свойства. Следовательно, определение их принадлежности позволит разрешить обозначенную проблему.

И активное, и пассивное избирательные права следует рассматривать в качестве индивидуальных прав, принадлежащих и реализуемых субъектом индивидуально. Путаница возникает в связи с тем, что субъективное избирательное право (как право участвовать в выборах в качестве кандидата, так и право голосовать за того кандидата, которого избиратель считает более предпочтительным) являясь элементом конституционного статуса личности, одновременно представляет собой элемент собственно института выборов, посредством которых обеспечивается реализация конституционной характеристики России как демократического государства.[42]

Двойная включенность избирательных прав, связанная с частнопубличными началами института выборов, не может служить основанием для их понимания как коллективных. Как не может служить основанием и кажущаяся коллективность их реализации, относящаяся в действительности не к осуществлению избирательных прав, а к процедуре выборов. Вопрос о характеристике права на предвыборную агитацию (исходя из его индивидуального характера, оно должно именоваться именно так) должен быть решен аналогичным образом.

Особо следует сказать о субъектах права на предвыборную агитацию. Предвыборная агитация является юридической деятельностью, поэтому ее

субъект представлен не просто в виде биологического или психического существа, а как носитель политико-юридических, социально-преобразующих отношений (социальный, правовой субъект).[43] К таковым избирательное законодательство относит довольно широкий круг организаций и всех граждан Российской Федерации. Субъектами предвыборной агитации в России могут быть и иностранные граждане. Но это исключение из общего правила применимо только в отношении муниципальных выборов и действует лишь в том случае если, во-первых, иностранцы постоянно проживают на территории соответствующего муниципального образования и, во-вторых, Российской Федерацией заключен международный договор со страной их гражданской принадлежности, где есть необходимая оговорка.[44]

Организации и лица, осуществляющие агитационную деятельность, имеют в силу, закона различный объем прав и организационных гарантий их реализации, занимают различное правовое положение, поэтому в рамках единого понятия субъекта права на предвыборную агитацию можно и нужно выделять две его разновидности: общий и специальный субъекты предвыборной агитационной деятельности.

К общему субъекту права на предвыборную агитацию можно отнести всех граждан Российской Федерации, которые не являются ни кандидатами, ни доверенными лицами, и общественные объединения, в том числе политические партии, не являющиеся избирательными объединениями.

К специальным субъектам агитационной деятельности относятся кандидаты и их доверенные лица, инициативные группы избирателей, избирательные объединения и их уполномоченные представители. Также, по нашему убеждению, к группе специальных субъектов следует отнести организации телерадиовещания и редакции периодических печатных изданий, используемые для информационного обеспечения выборов.

S

к

і

\

Участники агитации, относящиеся к общему субъекту, могут действовать как на стороне кандидатов, избирательных объединений, так и полностью самостоятельно, преследуя только свои цели. Им предоставляются меньшие, чем специальным субъектам, гарантии предвыборной агитации. Они имеют право агитировать, но обязанность государственных и муниципальных органов предоставлять минимальные условия для агитации не устанавливается. Организации, не являющиеся общественными объединениями (в том числе предприятия), лица, не являющиеся российскими гражданами, не наделены правом участвовать в агитации.

В случае, когда какая-либо организация по гражданско-правовому договору с управомоченным на проведение агитации лицом, например, изготовляет и распространяет агитационные материалы, нет оснований считать, что сама эта организация осуществляет агитацию. Она выступает лишь как исполнитель проводимой управомоченным лицом агитации.

\

і-

Возможна и другая ситуация, когда гражданин, не зарегистрированный в качестве кандидата, договаривается с организацией телерадиовещания или редакцией периодического печатного издания о предоставлении на бесплатной основе эфирного времени или печатной площади. В таком случае возникает вопрос, к какой категории субъектов будет относиться организация телерадиовещания или редакция периодического печатного издания. Здесь можно согласиться с мнением С. В. Большакова, который считает, что такие субъекты «не вправе оказывать кому-либо бесплатные услуги, связанные с выборами, в том числе предоставлять гражданам в статусе избирателей эфирное время или печатную площадь».[45] Он аргументирует это тем, что правом получать данное время и площадь на бесплатной основе законом наделены только зарегистрированные кандидаты, а у граждан, не являющихся таковыми, иной правовой статус в избирательном процессе.

Таким образом, есть основания относить организации телерадиовещания и редакции периодических печатных изданий к категории специальных субъектов предвыборной агитации. .

Предвыборную агитацию можно рассматривать как составную часть системы права. В современной правовой литературе не выработано какого- либо единого мнения по вопросу о структурном построении системы права, в том числе и конституционного права,[46] а также о делении их на составляющие нормативные совокупности. Между тем от соответствующей трактовки этих исходных положений полностью зависит понимание предвыборной агитации в рассматриваемом качестве.

Предвыборная агитация, как элемент системы права, включает в себя множество правовых норм, регулирующих целый комплекс агитационных правоотношений. Таким образом, предвыборную агитацию можно было бы охарактеризовать как правовой институт, представляющий собой комплекс правовых норм, регулирующих отношения по поводу деятельности субъектов предвыборной агитации. Однако, основываясь на общей теории права, правовой институт является частью отрасли (подотрасли) права и системы права в целом. В нашем случае предвыборная агитация т это часть избирательного права. Но, что представляет собой избирательное право с позиций системы права? На этот счет нет единого мнения. Например, в ряде случаев предвыборная агитация характеризуется как институт публичного права.[47] C данным утверждением нельзя не согласиться, исходя из принципов подразделения правовых отраслей на отрасли частного и публичного права. Хотя отраслевая принадлежность норм и институтов здесь не имеет существенного значения.

Значительная часть авторов придерживается мнения о том, что избирательное право - это институт конституционного права.[48]

Весьма оригинальной выглядит позиция А. В. Иванченко, который считает, что избирательное право следует рассматривать как межотраслевой комплексный институт, представляющий собой многоуровневую и упорядоченную совокупность правовых норм различной отраслевой принадлежности.[49] Но в современной научной литературе существование комплексных правовых институтов зачастую подвергается сомнению. Д. А. Керимов утверждает, что право, будучи объективной категорией, не может иметь комплексные отрасли и институты, их можно создавать только законодательным путем.[50]

На наш взгляд справедливой представляется позиция А. В. Иванченко, в соответствии с которой избирательное право — межотраслевой комплексный институт. О таком его положении в системе права можно говорить, рассматривая место данной совокупности правовых норм в отраслях конституционного и муниципального права. Не вызывает сомнения тот факт, что конституционное право имеет статус основной отрасли права. Для муниципального права характерны определенные особенности, обусловленные спецификой предмета его регулирования. Так в юридической литературе отмечается, что общественные отношения, составляющие предмет муниципального права, представляют собой сложную комплексную систему экономических, финансовых, социально-культурных, политических, организационно-управленческих отношений, возникающих в процессе организации и осуществления муниципальной власти, решения населением вопросов местного значения. Такая особенность муниципального права говорит о ее комплексном характере. Комплексный характер

муниципального права означает, что это вторичная отрасль, которая формируется и развивается «за счет» других, в первую очередь профилирующих отраслей, заимствуя из них отдельные нормы и целые институты.[51] Отрасль муниципального права имеет системный характер. Составляющими элементами системы муниципального права являются институты муниципального права. К числу таковых относится и институт муниципальных выборов.[52] Иначе он может определяться и как институт муниципальных избирательных прав.[53] Это позволяет утверждать, что избирательные отношения включаются в предмет регулирования и конституционного и муниципального права. Таким образом, избирательное право есть межотраслевой комплексный институт.

Довольно многочисленная часть правоведов считает избирательное право подотраслью конституционного права.[54] Это обосновывается тем, что избирательное право имеет специфический предмет правового

регулирования в рамках общего предмета отрасли; имеет совокупность предметно и функционально взаимосвязанных институтов; имеет

собственные источники (законы и подзаконные акты). Но специфический предмет, совокупность институтов и собственные источники имеют и многие институты конституционного права, например, такие как институт гражданства РФ, институт исполнительной власти, которые никогда не претендовали на роль конституционной подотрасли.

Поэтому, на наш взгляд, вполне объективно выглядит такая системная конструкция, при которой избирательное право следует рассматривать как институт права.

Каково же в таком случае место в этой системе предвыборной агитации? В большинстве источников последняя представляется как институт, как

составная часть избирательного права.[55] Но, исходя из предыдущего положения об институциональной сущности избирательного права, с подобной структурой согласиться нельзя, поскольку два одинаковых одноуровневых элемента не могут включаться в состав друг друга. Иными словами один институт не может включать в себя другой институт.

Следовательно, есть основание говорить о более узкой (нежели институт права) структурной правовой категории. Упоминание о чем-то подобном в научной литературе встречается крайне редко. Так, существует мнение о том, что в рамках сложных межотраслевых институтов, коим, безусловно, является избирательное право, могут иметь место более мелкие самостоятельные образования, называемые субинститутами.[56]

Таким образом, и предвыборную агитацию можно считать субинститутом или правовым подинститутом. Основанием к тому служит наличие многочисленных разноотраслевых норм, регулирующих предвыборную агитацию, их функциональная обособленность в системе норм, регулирующих избирательный процесс. ;

Исходя из этого, и конституционно-правовой блок в общей системе права можно представить следующим образом: *

- конституционное (государственное) право, как ведущая отрасль права России;

- избирательное право, как межотраслевой комплексный институт, включающий огромное количество норм различных отраслей права;

- предвыборная агитация, как правовой подинститут, объединяющий многочисленные разноотраслевые нормы.

Аналогично можно представить и муниципально-правовой блок:

- муниципальное право, как комплексная отрасль права;

- избирательное право, как межотраслевой комплексный институт, включающий нормы различных отраслей права (в том числе регулирующие отношения по поводу муниципальных выборов);

- предвыборная агитация как правовой подинститут, объединяющий разноотраслевые нормы (в том числе, и регулирующие отношения, связанные с реализацией права на предвыборную агитацию в процессе муниципальных выборов).

Предвыборная агитация может проявляться как одно из правомочий субъективного избирательного права. Содержание субъективного права, согласно общей теории права, включает в себя три основных правомочия: право на собственные действия, право требования и право притязания. Через призму указанных правомочий возможно рассмотреть и предвыборную агитацию. Так, сопоставляя ее с правом на собственные действия, можно отметить, что право на осуществление предвыборной агитации предполагает преимущественно собственные активные действия управомоченного лица, например, проведение собраний и встреч с избирателями. Предвыборная агитация, с точки зрения права требования, исходит из того, что праву конкретного лица корреспондируется обязанность другого лица. В настности, обладая правом на предвыборную агитацию, уполномоченный субъект может требовать от обязанных субъектов предоставления возможности реализации своего права. Например, зарегистрированный кандидат вправе требовать от СМИ предоставления бесплатного эфирного времени. Право притязания также может быть применено к избирательным правоотношениям по поводу предвыборной агитации. Указанное правомочие уместно в случае, когда обязанное лицо уклоняется от совершения определенных действий в пользу управомоченного либо воздерживается от их исполнения. Так, лицо, право на предвыборную агитацию, которого, по его мнению, нарушено, имеет право обратиться за его защитой к компетентным государственным органам, например, в избирательную комиссию.

Таким образом, являясь самостоятельным субъективным избирательным правом, предвыборная агитация представляет собой предоставленную уполномоченным субъектам законом возможность реализовывать в допустимых формах и методах агитационную деятельность, требовать от обязанных лиц совершения определенных позитивных действий или воздержания от совершения определенных отрицательных действий, обеспеченную мерами государственного принуждения.

Предвыборная агитация оказывает существенное влияние на умонастроение людей. От степени организованности, подготовленности и целенаправленности предвыборной агитации во многом зависит исход выборов. Именно в период предвыборной агитации резко сталкиваются интересы различных политических и экономических сил, обостряется борьба за голоса избирателей.[57] Опыт российских избирательных кампаний последних лет, по мнению Н. С. Бондаря, показывает, что предвыборная агитация является одной из наиболее конфликтообразующих разновидностей избирательных действий участников избирательного процесса как на уровне Российской Федерации, так и в ее субъектах, а также на муниципальном уровне организации избирательного процесса, по праву считаясь самым чувствительным нервом всей избирательной кампании.[58]

Основываясь на правовом материале, посвященном регулированию предвыборных кампаний, можно установить принципы проведения предвыборной агитации. Есть основания говорить о том, что на предвыборную агитацию распространяются общеправовые принципы (законности, демократизма, равенства всех граждан перед законом), а также специальные принципы избирательного права (свобода выборов, альтернативность, всеобщее равное, прямое избирательное право при тайном голосовании, гласность выборов и т.д.). Вместе с тем можно выделить и основные демократические принципы предвыборной агитации. К таковым относятся: 1) объективное и наиболее полное информирование электората о кандидатах, политических партиях и их программах, а также о ходе избирательной кампании и правилах участия в выборах; 2) свободный доступ к СМИ всех политических сил, участвующих в выборах; 3) их равенство перед законом и органами публичной власти; 4) свобода и самостоятельность в выборе содержания, форм и методов предвыборной агитации; 5) состязательность; 6) ответственность за нарушения порядка и правил проведения; 7) соблюдение норм этики и нравственности при проведении предвыборной агитации.

Нормы нравственности и морали попираются во время предвыборных кампаний довольно часто. В частности, крайне неэтичным, безнравственным является сравнение кандидатов по возрасту, состоянию здоровья, акцентирование внимания на их физические недостатки. В этой связи представляется конструктивным предложение М.С. Матейковича, который считает, что требования о необходимости этичного, нравственного ведения предвыборной агитации должны быть включены в действующее законодательство, а контроль за их соблюдением возложен на специальный экспертный совет при Центральной избирательной комиссии. Аналогичные экспертные советы могут быть созданы и в субъектах Российской Федерации.[59]

Демократические преобразования в нашем государстве не могут не затрагивать проблему «чистоты» выборов органов власти всех уровней. Честность проведения выборов зависит от многих факторов, среди которых важнейшая роль принадлежит безукоризненному, точному и пунктуальному выполнению предписаний избирательного законодательства всеми лицами, имеющими отношение к этой процедуре. При этом законодательство страны должно соответствовать самым прогрессивным и передовым демократическим наработкам в этой области. Немаловажное значение имеет и функция контроля за ходом избирательной кампании в целом, и на стадии предвыборной агитации в частности.

Функции контроля за реализацией права на предвыборную агитацию и его защиту осуществляют: система избирательных комиссий, органы прокуратуры, МВД. Помимо контроля за ходом избирательного процесса, осуществляемого компетентными органами, можно говорить об общественном контроле, который осуществляют представители политических партий, иных общественных объединений, в том числе посредством создания комитетов, фондов содействия проведению честных, справедливых выборов. Особую категорию субъектов общественного контроля составляют наблюдатели, в том числе и иностранные (международные). Как отмечает А.А. Вешняков, - «при закладке основ нового избирательного законодательства в России мы намеренно пришли к тому, чтобы закрепить открытость национального избирательного процесса для международного наблюдения... Сегодня на выборах мы принимаем рекордное количество иностранных (международных) наблюдателей, активно участвуем в программах международного наблюдения за выборами за рубежом».[60]

Нарушения прав человека и гражданина в процессе выборов - явление не редкое. На стадии предвыборной агитации, как показывает практика последних избирательных кампаний, часто попираются моральные и правовые нормы. Как правило, дела о нарушениях избирательных прав граждан на стадии предвыборной агитации до судебного разбирательства не доходят. Так в ходе избирательных кампаний по выборам органов государственной власти субъектов Российской Федерации в 2003 году судами субъектов РФ было рассмотрено всего 7 жалоб по вопросам предвыборной агитации.[61] Хотя подобных нарушений значительно больше, их рассмотрение производится в соответствующих избирательных

комиссиях. Очевидно, что избирательная комиссия в виду большего объема обязанностей по организации избирательного процесса, в относительно сжатые сроки порой не в состоянии объективно разрешить спорное дело. Иногда установление фактических обстоятельств по факту нарушения порядка проведения предвыборной агитации не мыслимо без органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Это свидетельствует о наличии проблемы повышения эффективности работы органов, осуществляющих функцию контроля за порядком проведения предвыборных мероприятий.

Мы полагаем, что здесь уместно привести в пример опыт регулирования избирательного процесса в Бразилии, где на конституционном уровне устанавливается система органов избирательной юстиции. Раздел V Конституции Бразилии именуется «Судьи и суды по избирательным делам». Органы избирательной юстиции обладают следующими полномочиями:

- регистрация политических партий;

- деление страны на избирательные участки;

- установление даты выборов;

- проведение выборов, утверждение результатов, выдача избранным мандатов;

- рассмотрение и вынесение решений при незаконном исключении из списков избирателей;

- судебное разбирательство и вынесение решений по делам habeas corpus, или приказам о защите, если это имеет отношение к выборам;

- рассмотрение заявлений, касающихся обязанностей, возложенных законом на политические партии в отношении их отчетности и источников их денежных средств.

Таким образом, на органы избирательной юстиции возлагаются функции Центризбиркома, избирательных комиссий субъектов Федерации, судов общей юрисдикции, органов местного самоуправления. По нашему мнению формирование специализированных органов избирательной юстиции в

России возможно и могло бы способствовать повышению эффективности разрешения спорных вопросов, возникающих в процессе выборов, однако обозначенная идея требует глубокого осмысления и изучения, что выходит за рамки настоящего исследования.

Итак, в завершение данной части работы можно сформулировать следующие выводы:

1. Предвыборная агитация является важным элементом избирательного процесса. Она предопределяет электоральное поведение избирателей.

2. Понятие предвыборной агитации можно рассматривать в нескольких проявлениях. Во-первых, предвыборная агитация является разновидностью политической деятельности. Предвыборная агитация отличается от политической рекламы сроком проведения: первая осуществляется в рамках избирательного процесса. Во-вторых, предвыборная агитация является самостоятельной стадией избирательного процесса. Это подтверждается тем, что она ограничивается временными рамками, имеет начальный и конечный сроки; а также действия, осуществляемые в процессе агитации, влекут определенные юридические последствия. В-третьих, понятие предвыборной агитации в законодательном аспекте представляет собой деятельность, осуществляемую в период избирательной кампании и имеющую целью побудить или побуждающую избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них). В-четвертых, предвыборную агитацию можно рассматривать как составную часть системы права РФ. Она выступает в качестве комплексного правового подинститута. В-пятых, предвыборная агитация является одним из проявлений субъективного избирательного права. Это можно обосновать тем, что оно включает в себя три основных правомочия: право на собственные действия, право требования и право притязания

3. Одним из отличительных признаков предвыборной агитации выступает ее срок. В соответствии с действующим законодательством агитация начинается с момента выдвижения кандидата и заканчивается в ноль часов за сутки до дня голосования. Устанавливая такие временные рамки, законодатель отграничил предвыборную агитацию от других видов политической деятельности. Агитационная деятельность, осуществляемая за рамками избирательной кампании, не может быть признана предвыборной агитацией, и, соответственно, выпадает из сферы регулирования избирательного закона.

4. Обязательным признаком законодательного определения предвыборной агитации является ее цель. Предвыборная агитация, как указывается в законе, это деятельность, имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них). Проблема обозначения целей предвыборной агитации в научных кругах вызывает полемику. Существует мнение, согласно которому в определении законодатель должен был указать в качестве цели «побуждение к участию в выборах», а также «побуждение к отказу от участия в выборах». Существует и точка зрения, что необходимо исключить из определения «или побуждающая», так как в таком случае действие и результат совпадают.

5. Правом на проведение предвыборной агитации обладает особый круг субъектов. Таких лиц можно подразделять на две категории: общий субъект и специальный субъект. К общему субъекту относятся все дееспособные граждане, не являющиеся кандидатами; к специальному субъекту - кандидаты и их доверенные лица, инициативные группы избирателей, избирательные объединения и их уполномоченные представители, а также организации телерадиовещания и редакции периодических печатных изданий.

6. Нередки случаи нарушения порядка проведения предвыборной агитации. Как правило, такие нарушения носят скрытый (латентный) характер. Для пресечения подобных случаев необходима система эффективного контроля за избирательным процессом. В РФ основными субъектами контроля в данной сфере являются избирательные комиссии, которые наделены соответствующими полномочиями. До судебного разбирательства дела, связанные с нарушением правил предвыборной агитации, практически не доходят. У избирательных комиссий зачастую отсутствует возможность объективного разрешения спорного дела по вопросам предвыборной агитации.

<< | >>
Источник: Чудов Павел Сергеевич. Конституционно-правовое регулирование предвыборной агитации в субъектах Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Ставрополь - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1. Теоретико-правовая характеристика предвыборной агитации и её значение в избирательной кампании.:

  1. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  2. Раздел XIII Предвыборная агитация, избирательные технологии, информационное обеспечение выборов, СМИ и выборы
  3. Раздел V Правовые аспекты избирательного процесса
  4. Раздел XIII Муниципальное избирательное право и процесс
  5. Оглавление
  6. 1. Теоретико-правовая характеристика предвыборной агитации и её значение в избирательной кампании.
  7. § 3. Юридическое содержание субъективных политических прав и свобод
  8. § 1. Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности участников выборов
  9. Библиография
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -