<<
>>

1.2 Предмет избирательного права субъектов Российской Федерации

Подвергая рассмотрению предмет правового регулирования правового института, как группу обособленных однородных общественных отношений, следует отметить, что предмет избирательного права субъекта Российской Федерации, т.е.

то, какие конкретные общественные отношения регулируются его нормами, является одним из дискуссионных вопросов в российской правовой науке, как впрочем, и предмет российского избирательного права в целом. Вне пределов этой дискуссии остается только включение в избирательное право субъектов Российской Федерации правовых норм, регулирующих выборы выс- * шего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа

государственной власти) субъекта Российской Федерации, депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, главы муниципального образования, иного выборного должностного лица муниципального образования, а также депутатов представительного органа местного самоуправления. Схематично эти дискуссии о предмете избирательного права субъектов Российской Федерации раскрыты в приложении к диссертации.

^ Федеральное законодательство определяет, что законом субъекта Рос

сийской Федерации:

устанавливается порядок проведения выборов в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, а также выборов высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации)89;

RQ . .

Подп. «к» п. 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 4 июля 2003 г.) //

определяется порядок проведения муниципальных выборов90.

О законах субъектов Российской Федерации, регулирующих выборы неоднократно говорится в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав...».

Например, п. 1 ст. 11 этого закона устанавливает, что «законодательство Российской Федерации о выборах составляют Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, иные федеральные законы, конституции (уставы), законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные правовые акты о выборах, принимаемые в Российской Федерации».

Формирование этих органов государственной власти и органов местного самоуправления не может быть выведено за рамки избирательного права, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 18 Федерального закона от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) избирается гражданами Российской Федерации, проживающими на территории субъекта Российской Федерации и обладающими в соответствии с федеральным законом активным избирательным правом, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосова-

Собрание законодательства РФ. 1999. № 42. Ст. 5005; 2000. № 31. Ст. 3205; 2001. № 7. Ст. 608; 2002. № 19. Ст. 1792; № 30. Ст. 3024; № 50. Ст. 4930; Российская газета. 2003. 8 июля. № 131; 15 июля. № 140.

90 П. 2 ст. 23 Федерального закона от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 7 июля 2003 г.) // Собрание законодательства РФ. 1995. № 35. Ст. 3506; 1996. № 17. Ст. 1917; № 49. Ст. 5500; 1997. № 12. Ст. 1378; 2000. № 32. Ст. 3330; 2002. № 12. Ст. 1093; Российская газета. 2003. 12 июля. № 138. В соответствии с ч. 3 ст. 23 Федерального закона от 6 октября * 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федера

ции» (Российская газета. 2003. 8 окт. № 202), который вступит в силу в 2006 - 2009 гг., гарантии избирательных прав граждан при проведении муниципальных выборов, порядок назначения, подготовки, проведения и подведения итогов муниципальных выборов устанавливаются федеральным законом и принимаемыми в соответствии ними законами субъектов Российской Федерации.

нии, за исключением случаев, когда на день вступления в силу этого Федерального закона конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации предусмотрено наделение гражданина полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) путем избрания его специально созываемым собранием представителей, а в соответствии с п.

2 ст. 16 Федерального закона от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» глава муниципального образования избирается гражданами, проживающими на территории муниципального образования, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании либо представительным органом местного самоуправления из своего состава в порядке, установленном федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. О таком порядке избрания главы муниципального образования говорится и в п. 1 ч. 2 ст. 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

При этом избрание гражданами высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа субъекта Российской Федерации), по мнению Конституционного Суда РФ, следует из Конституции Российской Федерации, которая хотя и не содержит прямого указания в отношении порядка избрания глав исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, но предусматривает в статье 3 (часть 2), что народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти. Из смысла этой статьи в ее взаимосвязи со статьей 32 Конституции Российской Федерации, закрепляющей право граждан избирать органы государственной власти, следует, что высшее должностное лицо, формирующее орган исполнительной власти, получает свой мандат непосредственно от народа и перед ним ответственно. Поскольку федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти (статья 5, часть 3, Конституции Российской Федерации), органы государственной власти в субъектах Российской Федерации формируются на тех же принципах, что и федеральные[61] [62] [63]. То есть, отмена избрания населением высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) может произойти только с принятием новой Конституции Российской Федерации.

Право субъектов Российской Федерации иметь собственный законодательный (представительный) орган закреплено Конституцией Российской Федерации , а выборность представителей народа (хотя бы одной нижней палаты) является необходимым атрибутом демократического государства.

* Все законодательные органы субъектов РФ носят представительный ха

рактер и потому должны избираться гражданами этих субъектов на основе всеобщего, прямого, равного избирательного права при тайном голосовании. Обязательность выборов рассматривается избирательным законодательством в современных демократических условиях в качестве одного из непременных условий реализации конституционного права граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного

93

самоуправления .

И если право субъектов Российской Федерации с помощью собственных законов закреплять и регулировать общественные отношения, связанные с выборами органов государственной власти субъектов Российской Федерации и

органов местного самоуправления, никем не подвергается сомнению, то с выборами федеральных органов государственной власти и возможностью субъектов Российской Федерации закреплять и регулировать соответствующие обще*

ственные отношения сложилась совершенно другая ситуация.

Субъекты Российской Федерации могут издавать только нормы, регламентирующие федеральные выборы и референдум, носящие в основном исполнительный и рекомендательный характер. Также возможно регулирование законодательными актами субъектов Российской Федерации отдельных аспектов проведения выборов, имеющих значение и для федеральных выборов (формирование избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, обеспечение прав национальных меньшинств, установление перечня отдаленных и труд* нодоступных местностей и некоторые другие) .

Возможность субъектов Российской Федерации осуществлять полноценное правовое регулирование федеральных выборов и референдума могла бы быть реализована только в рамках установления дополнительных гарантий избирательных прав граждан при проведении этих выборов, но при этом является всего лишь потенциальной и ее реализация зависит от воли федерального законодателя.

Эта возможность установлена правовой нормой, заложенной в подп. «б» п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, согласно которой защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Таким образом, субъекты Российской Федерации теоретически могли бы устанавливать дополнительные гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина, если бы согласно Конституции Российской Федерации (п. 2 ст. 76) Российская Федерация, издав соответствующий федеральный закон, позволила

*

94 Алехичева Л.Г. Соотношение и взаимодействие избирательного законодательства Российской Федерации и ее субъектов: конституционно-правовые основы. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. M., 2001. С. 7.

бы в соответствии с ним субъектам Российской Федерации с помощью собственных законов вводить эти дополнительные гарантии.

Однако, поскольку в соответствии с ныне действующими Федеральным конституционным законом о референдуме Российской Федерации[64], Федеральными законами о выборах Президента Российской Федерации[65] и депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ[66], эти выборы и референдум проводятся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, соответствующими вышеупомянутыми законами, Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав...» и иными федеральными законами[67] [68], то можно сделать вывод, что федеральный законодатель не допускает возможности даже такого ограниченного правового регулирования федеральных вы- -+ боров законодательством субъектов Российской Федерации, как установление

дополнительных гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина.

Неконституционным будет установление дополнительных гарантий избирательных прав законодательством субъектов федерации при проведении федеральных выборов и на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 1 февраля 1996 г. «О проверке конституционности положений Устава Читинской области, регламентирующих вопросы формирования органов государственной власти области, разграничения их полномочий и порядка взаимодействия» , так как в этом акте была признана конституционной практика принятия законов субъектов Российской Федерации по предметам совместного

ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в случае, если соответствующие общественные отношения не урегулированы федеральным законом, а в данной ситуации речь идет по сути дела о возможности правового регулирования, если федеральный законодатель ясно установил свое исключительное право на регулирование определенной сферы общественных отношений.

Следовательно, законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться гарантии, дополнительные по отношению к федеральным, избирательных прав граждан, только в отношении выборов в органы государственной власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления, но этими гарантиями не могут изменяться или умаляться федеральные (основные) гарантии избирательных прав граждан[69].

Это не исключает возможности издания органами государственной власти субъектов Российской Федерации правовых актов, регулирующих выборы в федеральные органы государственной власти и референдум Российской Федерации, рекомендательного характера. Конечно, эти акты не будут иметь такого же значения, как и федеральные нормативные правовые акты, но при определенных условиях - серьезном авторитете органа, их издавшего и высоком уровне культуры участников избирательного процесса, эти акты могут оказать положительное воздействие на электоральные отношения, например, на проведение предвыборной агитации.

При этом было бы неправильно сказать, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации вообще не издают никаких правовых актов, связанных с федеральными выборами и референдумом, поскольку органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации издают правовые акты, реализующие нормы федерального законодательства[70].

на участие в референдуме граждан Российской Федерации» по регистрации (учету) избирателей, участников референдума» (Собрание законодательства Свердловской области. 1998. № 7. Ст. 562.) в целях обеспечения гарантий реализации конституционных прав граждан Российской Федерации, проживающих на территории Свердловской области, избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления и в соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав...», Положением о Государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации, утвержденным постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 6 ноября 1997 г. № 134/973-П, Избирательным кодексом Свердловской области и Областным законом «О референдуме в Свердловской области», Правительством Свердловской области рекомендовалось главам муниципальных образований:

осуществлять ежегодную регистрацию (учет) избирателей, участников референдума, проживающих на территории муниципального образования по состоянию на 1 января и 1 июля каждого года в соответствии с Положением о Государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации;

обеспечить ежегодную подготовку на 5 января и 5 июля каждого года единой формы сведений о зарегистрированных избирателях, участниках референдума и установление общей численности избирателей, участников референдума, зарегистрированных на соответствующей территории, а также передачу подготовленных сведений в машиночитаемом виде в Избирательную комиссию Свердловской области до 10 января и 10 июля каждого года;

проводить постоянное уточнение базы данных об избирателях, участниках референдума, проживающих на территории муниципального образования, системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации;

в срок до 15 августа 1998 г. принять необходимые меры, обеспечивающие функционирование Г осударственной системы регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации на территориях муниципальных образований согласно требованиям Положения о Государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации;

установить сроки, периодичность и источники получения сведений об избирателях, участниках референдума, проживающих на территории муниципального образования, и определить порядок взаимодействия с учреждениями и организациями, осуществляющими учет населения;

обязать должностных лиц местного самоуправления осуществлять постоянный контроль за ходом и сроками сбора, обработки и подготовки данных об избирателях, участниках референдума, проживающих на территории муниципального образования.

Этим же Постановлением Правительства Свердловской области обязывались:

Главное управление внутренних дел Свердловской области, отдел ЗАГС Правительства Свердловской области, Миграционная служба Свердловской области, Военный комиссариат Свердловской области в срок до 1 августа 1998 г. разработать и направить по подчиненности документы о регулярном представлении главам муниципальных образований сведений об избирателях, участниках референдума согласно требованиям Положения о Государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в Российской Федерации;

Департамент организационной работы Губернатора Свердловской области и Правительства Свердловской области совместно с Избирательной комиссией Свердловской области в срок до 1 августа 1998 г. подготовить и представить на утверждение предложения о создании и использовании базы данных об избирателях, участниках референдума, зарегистрированных на территории Свердловской области.

Согласно этому Постановлению также образовывалась рабочая группа для координации работ по проведению регистрации (учета) избирателей, участников референдума, прожи-

Наличие этих, а также рекомендательных актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, регламентирующих выборы в федеральные органы государственной власти и проведение референдума Российской Федерации, не позволяет, однако, включить в предмет избирательного права субъектов Российской Федерации выборы в федеральные органы государственной власти и референдум Российской Федерации. Рекомендательные акты не особенно распространены и не оказывают серьезного воздействия на избирательный процесс в настоящих условиях, а правовые акты исполнительных органов субъектов Российской Федерации, как правило, не создают новых прав и обязанностей, а конкретизируют их для других органов государственной власти и местного самоуправления.

В связи с тем, что субъекты Российской Федерации не могут полноценно регулировать все выборы и референдумы, представляется не совсем удачным наименование таких актов, как Кодекс Республики Башкортостан о выборах , Кодекс Воронежской области о выборах, референдумах и отзыве выборных лиц[71], Закон Республики Коми «О выборах референдумах, опросах и отзыве в Республике Коми»[72] и Закон Ивановской области «О выборах в Ивановской

области»[73]. Названия этих нормативных правовых актов не отражают, в какие органы государственной власти выборы, какой референдум или отзыв какого должностного лица они регулируют, в отличие от наименования, например, Закона Ярославской области «О выборах в органы государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области»[74] [75].

При этом необходимо отметить, что эта неточность является исключительно технической, так как во всех вышеперечисленных актах устанавливается, что они регулируют общественные отношения, связанные только с выборами органов государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления на территории этих субъектов Российской Федерации .

Отсутствие правовых возможностей полноценно регулировать выборы в федеральные органы государственной власти не означает, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации не пытались вмешаться в федеральный избирательный процесс, самостоятельно регулировать эти общественные отношения, выходя за рамки, установленные федеральным законодательством. Так, Государственное Собрание Республики Башкортостан из-за того, что этот орган государственной власти счел, что реализация демократических принципов свободных и альтернативных выборов находится под угрозой, поскольку в нарушение Конституции и законов Российской Федерации в некоторых общероссийских средствах массовой информации, прежде всего на телевидении («Авторская программа Сергея Доренко» на ОРТ, программа Николая Сванидзе «Зеркало» на РТР, политические программы на ТВ-6), развязана разнузданная агитационная кампания против отдельных избирательных блоков

и объединений и федеральные органы государственной власти не принимают достаточных мер для пресечения нарушений принципа равенства участия в выборах всех партий, движений и блоков, допускают использование средств массовой информации для давления на Центральную избирательную комиссию Российской Федерации с целью принятия угодных для отдельных политических сил решений, своим Постановлением от 20 ноября 1999 г. № ГС-107 «О грубых нарушениях законодательства в ходе проведения избирательной кампании по выборам депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ» поручило Государственной телерадиовещательной компании «Башкортостан» временно приостановить трансляцию на территории Республики Башкортостан воскресных политических передач «Авторская программа Сергея Доренко» и «Зеркало» телеканалов ОРТ и РТР, нарушающих законодательство о выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ и обеспечить в указанное время на перечисленных каналах трансляцию передач республиканского телевидения и поставило в известность Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, что в случае продолжения грубых нарушений федерального избирательного законодательства Государственное Собрание Республики Башкортостан будет вынуждено рассмотреть вопрос о целесообразности проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ третьего созыва на территории Республики Башкортостан.

Данное Постановление Государственного Собрания Республики Башкортостан было объявлено утратившим силу этим же органом только 15 февраля 2000 г.109, при этом не была указана причина отмены этого акта и можно предположить, что это было сделано в связи с очевидным несоответствием данного Постановления федеральному законодательству и проводимой по ини-

*

1 ПЯ

Советская Башкирия Известия Башкортостана. 1999. 24 нояб. № 229.

109 См.: Постановление Государственного Собрания Республики Башкортостан «О признании утратившими силу отдельных нормативных правовых актов Республики Башкортостан» И Ведомости Государственного Собрания, Президента и Кабинета Министров Республики Башкортостан. 2000. № 6 (108). Ст. 423.

циативе Президента Российской Федерации В.В. Путина работе по приведению законодательства субъектов Российской Федерации в соответствие с федеральным законодательством

Другой пример вмешательства законодателей в субъекте Российской Федерации в федеральную компетенцию приводится О.Е. Кутафиным, когда Законом Курганской области от 23 марта 1995 г. «О гарантиях избирательных прав граждан в Курганской области» предусматривались «основные гарантии избирательных прав граждан Курганской области при выборах Президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Главы (Губернатора) области, депутатов областной Думы, а также выборных органов местного самоуправления, проводимых в соответствии с * федеральным законом или законами Курганской области» (ч. 1 ст. 1), а также

гарантировались избирательные права граждан Российской Федерации, проживающих за пределами ее территории. Дипломатические и консульские учреждения обязывались этим Законом оказывать содействие гражданам России в реализации избирательных прав, установленных федеральным законодательством (ч. З ст. З)»[76].

Следует также отметить, что в некоторых федерациях их субъекты осуществляют правовое регулирование выборов в федеральные органы государст- % венной власти. Так, согласно отделу 4 статьи I Конституции Соединенных

Штатов Америки, время, место и способ избрания сенаторов и представителей конгресса США должны быть установлены в каждом Штате его законодательным собранием; но конгресс может во всякое время издать закон, устанавливающий или изменяющий правила этого рода; он только не может ничего изменять касательно места избрания сенаторов[77]. Также в соответствии с отделом 1 статьи II Конституции США каждый Штат назначает выборщиков Президента США способом, установленном его законодательным собранием[78]. Хотя в настоящий момент отмечается, что штаты в США утратили свое влияние на организацию выборов на федеральном уровне, тем не менее источниками избирательного права в США выступает не единый свод общенациональных законов, а 51 кодекс законов штатов, применяемый избирательными органами штатов на местах[79].

Вряд ли в обозримом будущем Российская Федерация позволит своим субъектам самостоятельно или в большей части регулировать выборы в федеральные органы государственной власти. В отличие от США, которые прошли путь от конфедерации, образованной штатами, к федерации - в устройстве России всегда преобладали унитаристские тенденции: до 1917 года Россия была унитарным государством (правда некоторые ученые рассматривают Древнюю Русь как федерацию[80], хотя представляется сомнительным применение к древним государствам форм государственного устройства Нового времени), после 1917 года - «Россия стала называться федерацией после распада Российской империи, фактически она в течение десятилетий сохраняла многие черты унитарного централизованного государства»[81], и только в 1990-х г.г. российский федерализм стал наполняться реальным содержанием, в частности с заключением Федерального договора. Однако, поскольку речь шла не о создании федерации объединившимися государствами, а о перераспределении полномочий между Российской Федерацией и уже существовавшими субъектами этой федерации, то нельзя признать исключительно договорной характер Российской Федерации[82].

Если же федеральный законодатель все-таки позволит субъектам Российской Федерации устанавливать дополнительные гарантии избирательных прав граждан при проведении федеральных выборов, то эти гарантии не должны будут нарушать исключительное право федерации устанавливать систему федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности и регулировать формирование федеральных органов государственной власти, закрепленное подп. «г» ст. 71 Конституции Российской Федерации.

Новый порядок формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ, предусмотренный одноименным законом[83], в соответствии с которым представитель законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации в Совете Федерации избирается соответствующим органом, а представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации назначается высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), обозначает проблему: входят ли соответствующие отношения в предмет избирательного права в целом и в предмет избирательного права субъектов Российской Федерации?

C учетом того, что депутаты законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации избираются населением и выбирают своего представителя в Совет Федерации, то данная процедура рассматривается некоторыми учеными как косвенные выборы, в связи с чем возникает вопрос об изменении Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав.. .»[84]. Если взять за основу определение косвенных выборов, как избрания избирателей 2-й и более ступени, т.е. избиратели поручают им выбирать от их имени и эти выборы могут проводиться как специально для их производства коллегией (выборы Президента США), так и выборным органом, выполняющим другие задачи[85], то формирование Совета Федерации Федерального Собрания РФ действительно в какой-то мере отвечает признакам косвенных выборов.

Однако необходимо отметить, что в юридической науке нет единого мнения по этому вопросу, например, некоторыми учеными в качестве многостепенных выборов рассматривается формирование половины состава Совета Федерации - избрание законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ члена Совета Федерации - представителя от этого органа[86], а по мнению других, в современном обществе выборы бывают

121 -

прямые, косвенные и многостепенные , но из определении косвенных и многостепенных выборов, приведенных названными авторами, можно сделать вывод, что они могут быть одновременно косвенными и многостепенными: «Косвенные - это такие выборы, при которых население избирает выборщиков, а они избирают соответствующих лиц. ... Многостепенные выборы - это такие, при которых депутаты представительного органа избираются нижестоящими выборными органами или избирательными коллегиями, в состав которых входят либо избранные населением выборщики, либо депутаты нижестоящих представительных органов, либо и те и другие»122. Схожая точка зрения выска-

123

зывалась и другими учеными , но поддерживается не всеми, поскольку нет потребности в расщеплении понятия «непрямых» выборов на косвенные и многостепенные, при этом приводится пример, когда они являются и косвенными, и многостепенными - выборы французского Сената (верхней палаты Парламента)124.

Вряд ли следует включать в предмет избирательного права, как в целом, так и в предмет избирательного права субъектов Российской Федерации в частности общественные отношения, связанные с проведением косвенных выборов, так как принцип прямого избирательного права закреплен законодательно в ст.ст. 3 и 6 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав...» и трудно найти исследование, о принципах российского избирательного права, начиная с учебников по конституционному праву Российской Феде-

191

См.: Краснов Ю.К. Государственное право России. История и современность: Учебное пособие. M., 2002. С. 346.

122 Там же. С. 346-347.

■ Л-5

♦ См.: Арановский КВ. Курс лекций по государственному праву зарубежных стран.

Сравнительное государствоведение. Уч. пособие. Владивосток, 1996. С. 264; Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. M., 1999. С. 206.

124 См.: Маклаков В.В. Глава VII. Народные голосования (выборы, отзыв, референдум) // Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. Тома 1-2. Часть общая: Учебник / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. 3-є изд., обновл. и дораб. M., 2000. С. 358-359.

125 I26

рации и заканчивая специальными исследованиями , где не говорилось бы о прямом избирательном праве, как принципе избирательного права.

Кроме того, если раньше можно было говорить о включении в предмет избирательного права общественных отношений, связанных с косвенными выборами, поскольку предмет избирательного права рассматривался как совокупность социалистических общественных отношений, посредством которых фор-

~ 127

мируются органы государственной власти , т.е., акцент делался на том, что основным предназначением избирательного права являлось формирование органов государственной власти, то сейчас приоритет отдается реализации избирательных прав граждан.

Безусловно, можно найти определенную связь между избирательными * правами граждан и процедурой избрания представителей в Совете Федерации

представительных (законодательных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, но вряд ли это является основанием для включения этой парламентской процедуры в предмет избирательного права. Что же касается нынешнего порядка формирования Совета Федерации, то это явление временное, так как о необходимости избрания населением членов этого органа говорит даже Председатель Совета Федерации С.М. Миронов. Поэтому, институт формирования Совета Федерации в настоящий момент должен регулиро- ^ ваться парламентским правом.

Выше уже отмечалось о неприемлемости включения в избирательное [87] [88] [89] право норм, регулирующих проведение референдума. Но при этом нельзя отрицать, что в научной литературе высказывалось мнение о том, что власть народа реализуется в избирательном процессе посредством организации и проведения референдума и выборов . Однако, среди ученых преобладает иная точка зрения - о невозможности объединения выборов и референдума в единый по своей природе объект правового регулирования, поскольку:

• Между избирательным правом и референдумом проводится четкая разделительная грань, обусловленная прямым указанием Конституции Российской Федерации (ст. 3), согласно которому выборы и референдум являются отдельными формами непосредственной демократии, имеющими различное назначе-

129

ние .

• Исторически и юридически референдумы и выборы относятся к институтам прямой демократии. Если посредством выборов определенные категории лиц наделяются полномочиями на осуществление законодательных и исполнительных функций в системах и процессах власти, то посредством референдумов решаются вопросы, связанные с принятием государственных (самоуправленческих) решений, оценкой деятельности выборных институтов. ... выборы и референдумы являются самостоятельными институтами народовластия[90] [91] [92].

• Выборы и референдум имеют различные основания, цели и юридические последствия, поэтому наличествует существенное концептуальное различие методов правовой регламентации избирательных прав граждан и их права на участие в референдуме, отражающее специфические особенности данных форм участия обладателей этих конституционных прав в управлении делами общества и государства. Его нетрудно обнаружить при внимательном исследовании порядка назначения, условий подведения итогов выборов и референдума, а также тех юридических ограничений, которые установлены применительно к избирательным правам и праву на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Это является одной из причин того, что Конституция Российской Федерации, определяя выборы как свободные, не содержит аналогичной характеристики по отношению к референдуму[93] [94].

• Избирательное право регулирует проведение выборов, а не референдумов. Выборы и референдумы являются различными формами непосредственной демократии. Целью выборов является избрание кандидатов на различные должности ..., а на референдумы выносится вопрос о принятии решения государственного или местного значения. На выборах в процессе избирательной кампании конкурируют кандидаты, представляющие различные политические позиции. При проведении референдумов их инициаторами ставится задача получить у большинства избирателей поддержку в пользу предлагаемых норма-

11-і

тивно-правовых либо индивидуально-правовых решений .

• Наличие единого федерального закона, регулирующего проведение выборов и референдумов - Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», не является безусловным основанием нераздельного, с точки зрения правового регулирования, сосуществования выборной и референдумной демократии, поскольку избирательное право и законодательство о выборах не находятся в отношениях жесткой зависимости и соподчинения, вследствие чего нельзя механически проводить параллели между ними и связывать содержание избирательного права с формой опосредующего его законодательства. Также избирательное законодательство и законодательство о референдумах непозволительно оценивать только под углом зрения одного, хотя и основополагающе-

133

го акта .

• Вопросы референдума должны быть содержательно отделены от вопросов избирательного права таким образом, чтобы референдум не мог быть использован в качестве замены для проведения свободных демократических выборов[95] [96].

Следует отметить, что эти точки зрения согласуются с правовой позицией Конституционного Суда РФ, высказанной этим органом в п. 1 мотивировочной части Постановления от 10 июня 1998 г. «По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 4, подпункта «а» пункта 3 и пункта 4 статьи 13, пункта 3 статьи 19 и пункта 2 статьи 58 Федерального закона от 19 сентября 1997 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» о том, что каждая форма непосредственной демократии имеет собственное предназначение в системе народовластия и реализация одной из них не должна препятствовать осуществлению других, необоснованно замещать их. И, следовательно, по мнению Конституционного Суда РФ, референдум, как высшее непосредственное выражение власти народа, по смыслу Конституции Российской Федерации не может быть направлен на отрицание состоявшихся законных свободных выборов, также являющихся высшим непосредственным выражением власти народа, поскольку фактически это приводило бы к пересмотру их итогов и, как следствие, - к нарушению стабильности и непрерывности функционирования органов

публичной власти135. Также Конституционный Суд РФ отмечал, что выборы и референдум являются равноценными формами народовластия и будучи взаимосвязаны, дополняют друг друга136.

В юридической науке ведется и дискуссия о соотношении выборов и отзыва избранных населением должностных лиц: включать ли общественные отношения, связанные с отзывом, в избирательное право или нет . Конституционный Суд Российской Федерации также затрагивал эту проблему: «В соответствии со статьей 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти. Институтом отзыва депутата эти права не ограничиваются, поскольку их содержанием охватывается только процесс избрания, а не последующие отношения между депутатами и избирателями»139.

Основываясь на вышесказанном и, в первую очередь, на решениях Конституционного Суда РФ, можно сделать вывод, что в предмет избирательного права, и в частности избирательного права субъектов Российской Федерации, не входят общественные отношения, связанные с отзывом избранных населением должностных лиц и референдумом.

Также высказывались мнения о том, что в предмет избирательного права входят также общественные отношения, связанные с формированием судов

135 Собрание законодательства РФ. 1998. № 25. Ст. 3002.

136 Постановление Конституционного Суда РФ от 11 июня 2003 г. «По делу о проверке конституционности Федерального конституционного закона «О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации». // Российская газета. 2003. 19 июня. № 117.

1 47

См.: Зиновьев А.В. Гарантии свободы выборов представительных органов власти в России. // Государство и право. 1995. № I. С. 15; Пылин В.В. Указ. соч. С. 7.

1 до

См.: Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации. С. 5-6; Князев С.Д. Российское избирательное право. С. 20; Катков Д.Б., Корчиго Е.В. Указ. соч. С.

* 8.

139 П. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 24 декабря 1996 г. «По делу о проверке конституционности Закона Московской области от 28 апреля 1995 года «О порядке отзыва депутата Московской областной думы» в связи с запросом судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ» // Собрание законодательства РФ. 1997. №2. Ст. 348.

- избранием населением судей[97] и, в частности, мировых судей[98]. В связи с чем предлагалось, чтобы Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав...» закрепил общие принципы выборов мировых судей[99], и рассматривать процедуру назначения судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в рамках избирательного права[100]. Поскольку в соответствии с п. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»[101] мировые судьи относятся к судам субъектов Российской Федерации, и в связи с тем, что согласно ст. 6 Федерального закона от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации»[102] мировые судьи могут на должность назначаться (избираться) законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации или избираться населением соответствующего участка в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации, то возникает вопрос о возможности включения в предмет избирательного права субъектов Российской Федерации общественных отношений, связанных с избранием населением мировых судей.

Несмотря на некоторую схожесть процедур избрания населением на должность мировых судей и депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, других избираемых гражданами должностных лиц, вряд ли можно согласиться с включением в предмет избирательного права, в том числе, избирательного права

субъектов Российской Федерации, общественных отношений, связанных с избранием на должность населением мирового судьи.

Такой вывод можно сделать по следующим причинам.

Во-первых, право на занятие должности мирового судьи вытекает не из права избирать и быть избранными в органы государственной власти, закрепленного в ч. 2 ст. 32 Конституции Российской Федерации, а из права участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, зафиксированного в ч. 1 этой же статьи Конституции. Конечно же, это не отрицает того, что право избирать и быть избранными в органы государственной власти тесно связано с правом участвовать в управлении делами государства, но ведь осуществлять это право можно и, не реализуя свои избирательные права, а, например, участвуя в отправлении правосудия в качестве присяжного заседателя или занимая должность государственного служащего.

Во-вторых, граждане, участвуя в том, что законодатель называет выборами мирового судьи, на самом деле участвуют в процедуре согласования с ними кандидатуры мирового судьи, так как в соответствии с Законом Российской Федерации «О статусе судей»[103] и Федеральным законом «О мировых судьях» лицо, претендующее на должность судьи, в том числе мирового судьи, должно соответствовать довольно-таки высоким требованиям (возраст не менее 25 лет, высшее юридическое образование, стаж работы по юридической специальности - не менее 5 лет), а также сдать квалификационный экзамен и получить рекомендацию квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта Российской Федерации. Эта процедура по своей сути ближе к конкурсу на замещение должности, где конкурсной комиссией выступает население соответствующего участка.

В-третьих, процедура избрания населением мирового судьи по своей сути допускает возможность отхода от принципа альтернативности выборов[104] [105], закрепленного и законодательно (см. п.п. 30 и 32 ст. 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав...»).

В-четвертых, отнесение института избрания мировых судей населением к подотрасли избирательного права, а института назначения мировых судей законодательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации - к институту судебной системы Российской Федерации, необоснованно распыляет процедуру назначения мировых судей на различные части российской правовой системы.

Все это позволяет сделать вывод, что институт избрания или назначения мировых судей, независимо от того, избираются ли они, либо назначаются органом государственной власти или населением, по своей сути является институтом судебной системы Российской Федерации. При этом следует признать, что дискуссия о том, к какой части российской правовой системы относятся выборы населением мировых судей, является несколько отвлеченной от практики, так как субъекты Российской Федерации, как правило, предпочитают процедуру назначения судей законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Одним из немногих субъектов Российской Федерации, где мировые судьи должны были избираться населением, был Ненецкий автономный округ. В соответствии со ст. 6 Закона этого субъекта Российской Федерации от 8 декабря 1999 г. «О мировых судьях» мировые судьи должны были избираться населением соответствующего судебного участка в порядке, установленном законом Ненецкого автономного округа, но позже законодатели округа решили, что мировые судьи должны назначаться (избираться) на должность в индивидуальном порядке путем открытого голосования депутатов Собрания депутатов Ненецкого автономного округа[106]. Вместе с тем эта дискуссия может принести серьезные плоды, если институт избрания населением мировых судей будет выделен из избирательного права и более востребован законодателем, и поможет разрешить некоторые коллизии, например, требование альтернативности выборов не будет применяться при выборах мировых судей, что облегчит проведение этой процедуры.

Основываясь на том, что в п. 2 ст. 16 Федерального закона от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 7 июля 2003 г.) говорится, что «глава муниципального образования избирается гражданами, проживающими на территории муниципального образования, на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании либо представительным органом местного самоуправления из своего состава в порядке, установленном федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации», некоторые ученые относят парламентскую по своей сути процедуру по избранию главы муниципального образования представительным органом местного самоуправления к предмету избирательного права в рамках «местного избирательного права»[107].

Эта не совсем удачная формулировка федеральной правовой нормы привела к тому, что в Республике Бурятия, а также в Орловской, Псковской, Ростовской и Рязанской областях в законы (кодексы), регулирующие выборы главы муниципального образования населением, включены и правовые нормы,

регулирующие выборы этого должностного лица представительным органом местного самоуправления151, в Оренбургской области - советом депутатов152. В то же время, в Республике Дагестан153, Курской154, Нижегородской155, Ом-

151 См.: главу IX «Выборы главы муниципального образования представительным органом местного самоуправления» Закона Республики Бурятия от 24 августа 1999 г. «О выборах главы муниципального образования в Республики Бурятия» (в ред. Законов Республики Бурятия от 24 ноября 2001 г. и от 18 февраля 2002 г.) // Собрание законодательства Республики Бурятия. 1999. № 2; 2001. № 226; 2002. № 31; главу X «Порядок проведения выборов выборного должностного лица местного самоуправления из числа депутатов представительного органа местного самоуправления» Закона Орловской области от 13 декабря 2000 г. «О выборах депутатов представительных органов и выборных должностных лиц местного самоуправления Орловской области» (в ред. Закона Орловской области от 16 февраля 2001 г.) // Орловская правда. 2000. 14 дек., 2001. 21 февр.; раздел 7 «Особенности выборов главы муниципального образования представительным органом местного самоуправления» Избирательный кодекс Псковской области от 1 августа 2003 г. // Псковская правда. 2003. 8 авг. № 146; раздел II «Выборы главы муниципального образования представительным органом местного самоуправления из своего состава» Областного закона (Ростовской области) от 17 августа 2000 г. (в ред. Областных законов от 19 января 2001 г. и от 24 сентября 2001 г.) «О выборах глав муниципальных образований в Ростовской области» // Наше время. 2000. 23 авг. № 170-171; 2001. 23 янв. № 12-13; 2001. 2 окт. № 207-208; главу X «Порядок избрания главы муниципального образования из состава представительного органа местного самоуправления» Закона Рязанской области от 11 января 1999 г. «О выборах глав муниципальных образований и выборных должностных лиц местного самоуправления» (в ред. Законов Рязанской области от 5 августа 1999 г., от 24 ноября 1999 г., от 30 октября 2000 г., от 20 ноября 2001 г.) // Рязанские ведомости. 1999. 24 авг. №№ 179-180; 30 нояб. №№ 262-263; 2000. 9 нояб. № 223; 2001. 28 нояб. № 230.

і гл

См.: главу X «Выборы главы муниципального образования советом депутатов» Закона Оренбургской области от 24 апреля 1996 г. «О выборах глав муниципальных образований и других должностных лиц местного самоуправления в Оренбургской области» (в ред. Законов Оренбургской области от 10 апреля 2000 г., от 31 июля 2000 г., от 7 мая 2001 г.) // Южный Урал. 2000. 12, 13,16 мая. № 88-90; 22 авг. № 159; 2001. 15 мая. № 89.

153 См.: Закон Республики Дагестан от 8 июля 1996 г. «О выборах главы местной администрации в Республике Дагестан» (в ред. Закона Республики Дагестан от 9 октября 1998 г.) // Дагестанская правда. 1997. 29 нояб. № 232-233; 1998. 26 мар. № 60; Собрание Законодательства Республики Дагестан. 1998. № 7. Ст. 2227; Дагестанская правда. 1998. 10 окт. № 199 и Закон Республики Дагестан от 2 декабря 2002 г. «О выборах главы муниципального образования, иных выборных должностных лиц местного самоуправления» // «Дагестанская правда». 2002. 4 дек. № 260-262.

154 См.: ст. 3 Закона Курской области от 8 октября 1999 г. «О внесении изменений в Закон Курской области «О выборах глав муниципальных образований и других должностных лиц местного самоуправления в Курской области» // Курская Правда. 1999. 13 окт. № 176.

155 Закон Нижегородской области от 28 июня 2002 г. «О порядке избрания главы местного самоуправления депутатами представительного органа местного самоуправления из своего состава» // Правовая среда. 2002. 10 июля № 26 (424); Закон Нижегородской области от 8 января 2003 г. «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области» (в ред.

ской[108] [109] и Тверской[110] областях, Еврейской автономной области[111] [112] соответствующие нормы отменили, а в преамбуле Избирательного кодекса Амурской области и в п. 2 ст. 1 Кодекса Воронежской области о выборах, референдумах и отзыве выборных лиц устанавливается, что эти акты не определяют порядок выборов должностных лиц органов местного самоуправления представительными органами местного самоуправления. К сожалению и в п. 1 ч. 2 ст. 36 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» слово «избирается» применяется и к процедуре избрания главы муниципального образования на муниципальных выборах, и к избранию этого должностного лица представительным органом муниципального образования из своего состава. Однако федеральный законодатель четко разграничил понятие «муниципальные выборы» и процедуру избрания представительным органом муниципального образования.

Необоснованным является включение в предмет избирательного права вообще и избирательного права субъектов Российской Федерации в частности общественных отношений, регулирующих выборы главы муниципального образования представительным органом местного самоуправления, так как эти общественные отношения напрямую не связаны с избирательными правами граждан. Кроме того, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан...», давая в ст. 2 определение выборов, говорит о них, как о форме прямого /выделено автором/ волеизъявления граждан, осуществляемого в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями (уставами), законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований в целях формирования органа государственной власти, органа местного самоуправления или наделения полномочиями должностного лица.

По этим же причинам вряд ли можно согласиться с включением в судебную практику по избирательным спорам решений судов по делам, связанным с избранием глав муниципальных образований представительным органом местного самоуправления, что было сделано при составлении сборника решений Верховного Суда Российской Федерации[113]. В связи с этим представляется важным высказываемое в юридической науке мнение, что спецификой избирательного права является то, что в соответствующих отношениях голосующие граждане выступают в качестве граждан Российской Федерации, обладающих в соответствии с Конституцией правом избирать и быть избранными, а не в роли членов того или иного коллектива (например, акционеров - при формировании правления акционерного общества, депутатов представительного органа мест-

ного самоуправления - при избрании из своего состава главы муниципального образования)[114].

Также высказывалось мнение, что право на существование имеет не только сугубо электоральное, но и расширительное понимание института муниципальных выборов, включающее в себя избрание должностных лиц местного самоуправления на собраниях (сходах) граждан, а также избрание должностных лиц местного самоуправления представительными органами, но при этом признавалось, что объединение в один институт правовых норм, регулирующих избрание органов и должностных лиц местного самоуправления на заседаниях представительных органов местного самоуправления и собраниях (сходах) граждан, допустимо в принципе, но может вызвать терминологическую путаницу при использовании понятия «выборы», в связи с чем необходимо воздержаться от использования этого термина по отношению к неэлекторальным процедурам[115].

Еще более расширительное толкование понятие предмета избирательного права давалось в учебнике «Избирательное и референдумное право Российской Федерации», в него включались также общественные отношения, связанные с проведением собраний (сходов) граждан. Хотя следует признать подход автора учебника несколько противоречивым: рассматривая понятие и предмет избирательного и референдумного права, не упоминаются общественные отношения, связанные с организацией и проведением собраний (сходов) граждан[116], однако этому институту посвящена глава 8 учебника[117].

Ст. 24 Федерального закона от 28 августа 1995 г. «Об основных принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 7 июля 2003 г.) устанавливает, что в муниципальном

образовании для решения вопросов местного значения могут созываться собрания (сходы) граждан. Порядок созыва и проведения собрания (схода) граждан, принятия и изменения его решений, пределы его компетенции устанавливаются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов Российской Федерации. В случае осуществления собранием (сходом) граждан в соответствии с законами субъектов Российской Федерации полномочий представительных органов местного самоуправления собраниями (сходами) граждан, собрание (сход) граждан считается правомочным при участии в нем более половины жителей муниципального образования, обладающих избирательным правом.[118]

Если рассмотреть понятие собрания (схода) граждан, данное в учебнике «Избирательное и референдумное право Российской Федерации», как совместное присутствие граждан в заранее определенном месте и в заранее определенное время для коллективного обсуждения и решения вопросов, отнесенных законодательством и (или) соответствующими уставами к его компетенции, в соответствии с утвержденной повесткой дня и действующим (либо установленным) регламентом[119], то можно сделать вывод, что данная процедура вообще не имеет никакого отношения к избирательным правам граждан. При этом сгруппированы в рамках избирательного права общественные отношения, связанные с выборами и отзывом должностных лиц, основываясь на том, что эти понятия являются формами непосредственной демократии, формами прямого волеизъявления граждан[120]. Судя по всему, исходя из этого критерия рассмотрены в рамках учебника и собрания (сходы) граждан.

Отграничение от избирательного права неэлекторальных процедур, не связанных с реализацией конституционного права граждан избирать и быть избранными, имеет важную теоретическую и практическую задачу - улучшение качества регулирования соответствующих общественных отношений. Например, принципы избирательного права сначала формулируются наукой, а затем воплощаются в нормах избирательного права. Законодательно закрепленные принципы избирательного права являются тем ориентиром для правоприменителя, который позволяет ему применять нормы избирательного права в соответствии с целями, поставленными законодателем. Однако, чрезмерное расширение предмета избирательного права приведет к размыванию принципов избирательного права - то есть из общего правила будут постоянно возникать различные исключения, в связи с тем, что эти принципы созданы для проведения прямых выборов, а не иных процедур, не имеющих никакого отношения к избирательным правам граждан.

Подтверждением того, что дискуссии вокруг предмета избирательного права не являются отвлеченными от юридической практики, является дело № 42-Г97-1, рассмотренное Верховным Судом Российской Федерации 3 марта 1997 г. Предметом рассмотрения суда в этом случае было то, что выборы в Целинном районе Республики Калмыкия в органы местного самоуправления были проведены в соответствии с законами этого субъекта Российской Федерации на собраниях (сходах) граждан, в связи с чем граждане Мацаков П.Н., Дайдучинов А.Э. и Михайлов В.С. обратились в Верховный Суд Республики Калмыкия с жалобой о нарушении их конституционных прав избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в Целинном районе и назначении судом даты проведения выборов в органы местного самоуправления этого района. Решением Верховного Суда Республики Калмыкия от 21 января 1997 г. в удовлетворении жалобы Мацакова, Дайдучинова и Михайлова о нарушении их конституционных прав избирать и быть избранными в органы местного самоуправления в Целинном районе и назначении судом даты проведения выборов в местное самоуправление в Целинном районе было отказано. Верховный Суд Российской Федерации счел, что с точки зрения Конституции Российской Федерации и федеральных законов, выводы Верховного Суда Республики Калмыкия о том, что выборы в местные органы самоуправления в Целинном районе, проведенные на основе законодательства республики и с соблюдением принципа участия граждан в выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, являются ошибочными. А указание Верховного Суда Республики Калмыкия на то, что в силу ст. 130 Конституции Российской Федерации возможно формирование органов местного самоуправления, в частности, на сходах граждан, также является ошибочным, поскольку указанная норма определяет систему форм осуществления гражданами местного самоуправления и, в частности, участия граждан в создании местного самоуправления через выборы. В связи с этим, Верховный Суд Российской Федерации отменил решение Верховного Суда Республики Калмыкия от 21 января 1997 г. и направил дело на новое рассмотрение в этот же суд[121].

Что же касается «местного избирательного права», то, учитывая, что общественные отношения, связанные с выборами должностных лиц и органов местного самоуправления, в подавляющем большинстве регулируются законами субъектов Российской Федерации, а не актами муниципальных образований, то можно сделать вывод, что эти общественные отношения, регулируются избирательным правом субъектов Российской Федерации. Конечно, это не отрицает существования большого количества муниципальных источников, которые в определенной степени регулируют выборы муниципальных должностных лиц и органов местного самоуправления, но в данном случае количество таких источников не отражает степень возможности муниципальных образований влиять на правовое регулирование муниципальных выборов.

Так, если проанализировать Закон Камчатской области от 30 августа 1999 года «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления, глав муниципальных образований и иных выборных должностных лиц местного самоуправления в Камчатской области»[122], то выяснится, что муниципальные образования могут в сфере регулирования муниципальных выборов лишь установить своим уставом срок полномочий депутатов представительного органа местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления (ст. 9) и ограничения, связанные со статусом этих должностных лиц, не затрагивающие гражданских прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации (п. 1 ст. 23).

Также в юридической науке высказывалось мнение, что к сфере организации муниципальных выборов относится право муниципальных образований: не учреждать представительный орган местного самоуправления; закрепить в своем Уставе выборность или назначаемость должностных лиц исполнительных органов местного самоуправления;

значительно расширить круг избираемых населением должностных лиц вплоть до выборности руководителей всех органов и структурных подразделений местной администрации[123]. В данном случае происходит подмена ФОРМИРОВАНИЯ органов государственной власти и органов местного самоуправления», что традиционно входит в круг избирательных правоотношений, ОРГАНИЗАЦИЕЙ органов публичной власти. Если довести анализируемую позицию до логического конца, то в предмет избирательного права будут включаться и общественные отношения, связанные с деятельностью Конституционного Собрания - которое уполномочено решать какие органы государственной власти избираются всенародно, а какие - нет.

В связи с тем, что федеральным законодательством муниципальным образованиям предоставлено право самостоятельно определять структуру органов местного самоуправления и численный состав представительного органа местного самоуправления170 [124], то фактически муниципальные образования определяют и количество избирательных округов по избранию депутатов представительного органа местного самоуправления, а также то, являются ли эти округа одномандатными или многомандатными. Так, например, Уставом Петропав- ловск-Камчатского городского муниципального образования установлено, что 14 депутатов Городской Думы избираются на 4 года по семи двухмандатным округам (ст. 40).

Следующим по значению муниципальным актом, регулирующим избирательные правоотношения, можно назвать Положение об избирательной комиссии муниципального образования, действующей на постоянной основе[125], принимаемым представительным органом местного самоуправления соответствующего муниципального образования. Однако, учитывая то, что этот акт в основном воспроизводит нормы Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав...», то вряд ли можно сделать вывод, что это положение оказывает серьезное воздействие на избирательный процесс. Анализ федерального и регионального избирательного законодательства показывает, что применительно к муниципальным выборам роль законодательства субъектов Российской Федерации сводится к установлению количественных параметров подготовки и проведения выборов в рамках, установленных федеральным законодателем, а также к выбору одной из предусмотренных и урегулированных на федеральном уровне моделей правового регулирования того или иного аспекта муниципальных выборов[126].

По мнению А.Е. Постникова, единственной возможностью осуществления органами местного самоуправления системного регулирования всего цикла избирательных действий является предусмотренная Федеральным законом «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» процедура принятия представительными органами местного самоуправления временных положений о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в соответствии с данным федеральным законом[127], однако эта ситуация является исключением из правил.

Этим участие муниципальных образований в регулировании общественных отношений, связанных с муниципальными выборами, ограничивается не только в Камчатской области, но и, как правило, в других субъектах Российской Федерации, поскольку такая организованность муниципальных выборов на уровне субъекта Российской Федерации вытекает из концепции, заложенной в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав...» и в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», в соответствии с которым, как уже говорилось, муниципальные выборы регулируются законами субъектов Российской Федерации.

Все это позволяет сделать вывод, что если классифицировать нормы избирательного права по уровню публичной власти органа их издавшего, а не по тому, какой орган избирается в соответствии с этими нормами, то выделение

«местного избирательного права» является искусственным и необоснованным, так как подавляющее большинство общественных отношений, связанных с муниципальными выборами, регулируются законами субъектов Российской Федерации, а органы местного самоуправления оказывают незначительное влияние на правовое регулирование этих общественных отношений.

Обычно обращаясь к понятию «источник права», в том числе источник конституционного или избирательного права, как правило, говорится о форме выражения норм права[128], регулирующих соответствующие отношения. Однако не всеми термины источник права и форма права признаются идентичными[129] [130], также под источниками права могут пониматься социальные факторы, определяющие содержание правовых норм; государство как непосредственная сила, творящая право; источники информации о праве (законодательные памятники, учебники по праву и т.д.) . Иногда нормы избирательного права рассматри

ваются в широком смысле, как вытекающие из юридического правопонимания естественных и неотчуждаемых прав человека как объективного регулятора общественных отношений[131]. Но, чтобы безгранично не расширять предмет настоящего исследования, остановимся на формально-юридическом понятии источника права. Поэтому будем рассматривать источники избирательного права субъектов Российской Федерации, как формы выражения избирательных норм, принятых органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Подвергая анализу источники избирательного права субъектов Российской Федерации, необходимо начать с конституционного права субъектов Российской Федерации - конституций (уставов) субъектов федерации, которые являются основой, ядром правовой системы соответствующего субъекта Россий-

ской Федерации. Данные акты также напрямую регулируют отдельные электоральные отношения. «Конституция (устав) субъекта Российской Федерации - это целостный, единый акт, имеющий высшую юридическую силу в системе правовых актов субъекта Российской Федерации, и такой силой обладает любое его положение. Поэтому нельзя разделить нормы конституций и уставов субъектов Российской Федерации на имеющие и не имеющие конституирующий, т.е. учредительный, характер.»180 При этом следует отметить, что в отличие от Конституции Российской Федерации высшая юридическая сила конституции (устава) субъекта федерации не абсолютна, а относительна, поскольку действие высшей юридической силы конституции (устава) субъекта федерации распространяется только на законодательство соответствующего субъекта Российской Федерации181.

Например, Конституцией Республики Татарстан установлено, что высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (ч. 3 ст. 3); граждане в Республике Татарстан имеют право участвовать в политической жизни, в управлении государственными и общественными делами как непосредственно, так и через своих представителей; граждане в Республике Татарстан имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме; не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда (ст. 43); депутатом Государственного Совета Pec-

180

П. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2003 г. «По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государствен- ♦ ного собрания - Курултая Республики Башкортостан, Государственного совета Республики

Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан» // Российская газета. 2003. 29 июля. № 150.

181 Жученко А.А. Указ. соч. С. 21.

1 ОЛ

От 6 ноября 1992 г. (в ред. Закона Республики Татарстан от 15 сентября 2003 г.) // Республика Татарстан. 2002. 30 апр. № 87-88;

публики Татарстан (парламента Республики Татарстан, постоянно действующего высшего представительного, законодательного органа государственной власти Республики Татарстан) может быть избран гражданин Республики Татарстан, достигший 21 года; порядок выборов депутатов Государственного Совета Республики Татарстан определяется законом Республики Татарстан (ст.ст. 67, 69); назначение выборов в Государственный Совет Республики Татарстан и Президента Республики Татарстан относится к ведению Государственного Совета Республики Татарстан (ст. 75); при принятии решения о самороспуске Государственный Совет Республики Татарстан одновременно назначает внеочередные выборы в Государственный Совет, которые проводятся не позднее чем через 120 дней со дня вступления в силу решения о самороспуске Государственного Совета Республики Татарстан (ч. 3 ст. 88); при досрочном прекращении полномочий Государственного Совета Республики Татарстан Президент Республики Татарстан одновременно назначает внеочередные выборы в Государственный Совет, которые проводятся не позднее чем через 120 дней со дня вступления в силу решения о досрочном прекращении полномочий Г осударственного Совета Республики Татарстан (ч. 5 ст. 88); Президентом Республики Татарстан может быть избран гражданин в Республике Татарстан не моложе тридцати лет, обладающий избирательным правом и владеющий государственными языками Республики Татарстан; Президент Республики Татарстан избирается на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании; Президент Республики Татарстан избирается сроком на пять лет; порядок выборов Президента Республики Татарстан определяется законом Республики Татарстан; одно и то же лицо не может избираться на должность Президента Республики Татарстан более двух сроков подряд (ст. 91); в случае досрочного прекращения полномочий Президента Республики Татарстан Государственный Совет Республики Татарстан назначает внеочередные выборы Президента Республики Татарстан, которые проводятся не позднее чем через четыре месяца со дня досрочного прекращения полномочий Президента Pec- публики Татарстан (ст. 97); местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления (ч. 2 ст. 116).

К сожалению, следует отметить, что отдельные нормы Конституции Республики Татарстан противоречат Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав граждан...», в частности требование знания государственного языка республики претендентом на должность Президента Республики Татарстан.

Также необходимо отметить, что в отличие от федеральной Конституции в некоторых субъектах Российской Федерации избирательные нормы структурно выделены, например, в Конституции Республики Алтай есть глава 8 «Избирательная система Республики Алтай». Учитывая, что трудно найти более или менее солидный труд по избирательному праву, где не выражалось бы сожаление в связи с отсутствием в Конституции Российской Федерации главы, посвященной избирательной системе, то можно сделать вывод, что в данном случае субъекты Российской Федерации опередили федерального законодателя.

Важнейшими источниками избирательного права субъектов Российской Федерации являются законы субъектов Российской Федерации. По своему содержанию они распространены и могут регулировать проведение одного184 или нескольких видов выборов , либо всех выборов в субъекте Российской Феде-

1 от

От 7 июня 1997 г. (в ред. Конституционных законов Республики Алтай от 19 марта 2002 г. № 4-28 и № 4-44). // Ведомости Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай. 1997. № 21 (июнь). С. 9; 2002. № 3(9) (март). С. 86.

Ф 184 См., например, Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 21 июня 2003 г. «О вы

борах депутатов Государственной думы Ямало-Ненецкого автономного округа» // Красный Север. 2003. 23 июля. Спецвыпуск № 28-29.

I QC

См., например, Закон Республики Карелия от 27 июня 2003 г. «О выборах депутатов представительных органов и глав местного самоуправления в Республике Карелия» // Г азе- та «Карелия». 2003. 3 июля. № 70.

186 187

рации , а также выборов, референдумов, опросов и отзывов . Особое место в избирательном законодательстве субъектов Российской Федерации занимают законы об избирательной комиссии субъекта Российской Федерации188, об отдельных видах избирательной комиссии или об избирательных комиссиях в

субъекте Российской Федерации190, о совмещении выборов191, а также об уста

ві 92

новлении перечня труднодоступных и отдаленных местностей .

В настоящий момент можно выделить две тенденции в законотворчестве субъектов Российской Федерации в сфере избирательного права: принятие очень кратких законов, в которых не регулируется весь избирательный процесс, а решаются только те вопросы, которые в соответствии с федеральным законодательством должны регулироваться законами субъектов федерации193;

186 См., например, Закон Ярославской области от 2 июня 2003 г. «О выборах в органы государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области» // Губернские вести. 2003. 8 июня. № 37.

1 Й7

См., например, Закон Республики Коми от 14 октября 2002 г. «О выборах, референдумах, опросах и отзыве в Республике Коми» (в ред. Закона Республики Коми от 23 июня 2003 г.) // Республика. 1998. 14, 21, 23 июля, 4, 11 авг. № 135, 140-141, 143, 151-152, 157-158; 2001.22 июня. № 114; 2002. 26 мар. № 57; 2003. 1 июля. № 123-124.

I OQ

См., например, Закон Иркутской области от 5 мая 2003 г. «Об избирательной комиссии Иркутской области» // Ведомости Законодательного собрания Иркутской области. 2003. 8 мая. № 27.

IXQ

См., например, Закон Астраханской области от 28 мая 2003 г. «О территориальных избирательных комиссиях в Астраханской области» // Астраханские известия. 2003. 19 июня.

* №25.

190 См., например, Закон Челябинской области от 26 июня 2003 г. «Об избирательных комиссиях в Челябинской области» // Южноуральская панорама. 2003. 15 июля. № 80.

191 См., например, Закон Республики Татарстан от 22 сентября 2003 г. «О совмещении выборов депутатов Государственного Совета Республики Татарстан с выборами Президента Российской Федерации» // Республика Татарстан. 2003. 23 сент. №9 189-190.

192

См., например, Закон Тамбовской области от 5 сентября 2003 г. «Об установлении перечня труднодоступных и отдаленных местностей Тамбовской области». Сайт «Гарант - законодательство с комментариями», http://www.garant.ru/hotlaw/files/t28008688.rtf (26 сент. 2003 г.).

192 См., например, Закон Ханты-Мансийского автономного округа от 18 июня 2003 г. «О

* выборах глав муниципальных образований в Ханты-Мансийском автономном округе населением» (Собрание законодательства Ханты-Мансийского автономного округа. 2003. № 5, часть I. Ст. 623), состоящий из 14 статей, и Закон Московской области от 7 марта 2003 г. «О выборах депутатов представительных органов, глав муниципальных образований и других должностных лиц местного самоуправления в Московской области» (Ежедневные Новости. Подмосковье. 2003. 18 мар. № 49; 23 мар. № 54), состоящий из 24 статей.

разработка избирательных кодексов, которые могут заменять единственный закон о выборах в субъекте Российской Федерации[132] либо несколько законов субъекта федерации, регулирующих различные виды выборов[133]. Также кодекс субъекта Российской Федерации может регулировать общественные отношения, связанные с выборами, референдумом и отзывом[134]. Кодификация законодательства субъектов Российской Федерации о выборах призвана комплексно регламентировать все вопросы, связанные с подготовкой и проведением выборов в органы государственной власти и местного самоуправления в соответствующем субъекте Российской Федерации. Хотя высказывалось мнение о том, что более предпочтительным является первый вариант[135] [136] [137], следует отметить, что кодификация законодательства является более удобным вариантом для правоприменителей.

Трудно найти противников кодификации законодательства, поскольку в ее результате «совершенствуется как форма, так и содержание правовой материи, которая благодаря осуществленным преобразованиям приобретает качества единства и согласованности (системности на более высоком качественном уровне)» , но иногда кодификация законодательства субъекта Российской Федерации признается при условии отсутствия кодификации на федеральном

199

уровне .

Юристы-правоведы неоднократно обращались к проблемам кодификации избирательного законодательства, в том числе предлагались примерные варианты структуры избирательных кодексов субъектов Российской Федерации[138] [139] [140]. Как правило, предлагается выделение в избирательных кодексах субъектов федерации общей части, в которой группируются нормы-принципы и нормы, обращенные к различным стадиям избирательного процесса и применимые на различных видах выборов, и особенной части, которая подразделяется на главы, в которых сосредоточены нормы, регулирующие различные виды выборов - депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта федерации, высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта федерации, муниципальных должностных лиц и т.д. Однако, как уже отмечалось, в юридической науке не все субъекты федерации выделяют общую или особенную части в своих избирательных кодексах , не делая это формально, но, фактически обособляя нормы особенной части в отдельных главах, не объединенных в особенную часть , либо включая нормы, регулирующие отдельные виды выборов, в главы, каждая из которых посвящена различным стадиям избирательного процесса[141].

К числу подзаконных источников избирательного права относятся также акты законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также избирательных ко-

-204

МИССИИ .

Дискуссионным в юридической науке является вопрос о признании источниками права, и избирательного права в частности, актов судебных органов. Этот вопрос является особо актуальным для избирательного права субъектов Российской Федерации, поскольку его нормы попадают в сферу деятельности не только судов общей юрисдикции, но и конституционных (уставных) судов субъектов федерации. Встречается безоговорочное признание актов этих органов источниками права[142] [143]. Также существует мнение, что судебная практика, это - дополнительный, второстепенный источник права, посредством которого не только детализируются и конкретизируются законы, но и вырабатываются правоположения[144] [145].

Однако, действующие нормативные правовые акты: Конституция РФ и федеральные законы, например, Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. , ничего не говорят о судебных актах, как об источниках права.

Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав...» также не называет в качестве источников избирательного права акты судебных органов. Однако эти акты приобретают большое значение в обеспечении избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Судебные прецеденты не являются официальным источником избирательного права, более того, практика показывает, что иногда по одному и тому же вопросу судом могут приниматься различные (порой взаимо-

исключающие) решения.

Лишь из отдельных правовых норм можно сделать вывод о наличии у решений судов некоторых признаков источников права, например, обязательности для широкого круга субъектов права. Но и здесь ситуация не совсем однозначна - если в ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации»[146] [147] говорится, что решения этого органа обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, а в ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве РСФСР»[148] - о том, что руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение, однако в ст. 126 Конституции РФ ничего не говорится о руководящем характере разъяснений Верховного Суда РФ.

Не отрицая ту роль, которую играют акты судебных органов в правовом воздействии на общественные отношения, и, учитывая принадлежность российской правовой системы к романо-германской (континентальной) правовой системе, можно сделать вывод, что в Российской Федерации акты судебных органов не могут существовать самостоятельно без закона. И закон является вместе с судебной практикой его применения единым источником права. Например, правовая позиция Конституционного Суда РФ, высказанная этим органом в постановлении или определении не может существовать без Конституции РФ и является ее продолжением, с помощью систематического толкования

и применения правовых норм разъясняя содержание конституционной нормы. И если Верховный Суд РФ вводит наличие вины кандидата в качестве условия для отказа в его регистрации на выборную должность по мотивам предоставления недостоверных сведений о принадлежащем ему имуществе[149], то в данном случае можно сделать вывод о корректировке правовой нормы, содержащейся в уже существующем источнике права - Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав...».

Современная юридическая терминология и техника законотворчества не всегда делают различие между избранием должностного лица населением (выборами) и назначением должностного лица коллегиальным органом публичной власти, когда применяется процедура голосования. Процедура голосования, применяемая при референдуме и отзыве населением должностных лиц, не может быть основанием для включения соответствующих общественных отношений в предмет избирательного права. Выборы депутата представительного органа или должностного лица населением являются самостоятельной формой народовластия и обладают определенной спецификой, вследствие чего присоединение к избирательному праву, правовых норм, регулирующих реализацию схожих с выборами институтов, может привести к размыванию демократических основ конституционного строя, принципов избирательного права, например, обязательной выборности населением органов государственной власти или альтернативности выборов.

Таким образом, можно дать следующее определение избирательного права субъектов Российской Федерации - это, с одной стороны, подотрасль (институт) российского избирательного права, а с другой стороны, подотрасли

(институты) права соответствующих субъектов Российской Федерации, претендующие на самостоятельность в рамках правовой системы субъекта Федерации, представляющие собой совокупность правовых норм, издаваемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, закрепляющих и регулирующих общественные отношения, связанные с осуществлением и защитой прав граждан Российской Федерации (в установленном законом случае - иностранцев) избирать в качестве избирателей или быть избранным избирателями в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, а также процедуру реализации этого права в процессе организации и проведения соответствующих выборов и в межвыборный период.

<< | >>
Источник: Сергеев Дмитрий Борисович. Избирательное право субъектов Российской Федерации (конституционно-правовое исследование.) Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Владивосток - 2003. 2003

Еще по теме 1.2 Предмет избирательного права субъектов Российской Федерации:

  1. История становления принципа выборности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации в российском федеральном законодательстве.
  2. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  3. Раздел III Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари
  4. §1. Понятие, предмет и система избирательного права Российской Федерации
  5. § 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  6. Законы и подзаконные акты субъектов Российской Федерации как источники муниципального права
  7. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав
  8. Полномочия конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по разрешению избирательных споров и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации и средства их реализации
  9. 2.1. Деятельность органов региональной конституционной (уставной) юстиции по защите избирательных прав и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации средствами абстрактного нормоконтроля
  10. 2. Особенности законодательства субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, о предвыборной агитации и практика его реализации.
  11. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -