<<
>>

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав

Уровень развития демократии в государстве определяется не только и не столько объемом предоставляемых его гражданам субъективных прав, сколько существованием эффективных средств защиты указанных прав и гарантий их реализации.

Даже в государствах, позиционирующих себя как накопивших опыт в обеспечении высокого уровня электоральных процедур и механизмов, такие средства подлежат постоянному мониторингу и совершенствованию. Для российской избирательной системы, которая переживает период активного становления, этот вопрос имеет особенную актуальность. При этом большая часть диссертационных исследований и отдельных публикаций на страницах периодических юридических изданий посвящена преимущественно анализу недостатков и формированию предложений по совершенствованию защиты избирательных прав в административном и судебном порядке. Вместе с тем некоторыми авторами анализируются защита избирательных прав внегоcударственными средствами защиты, отдельными государственными органами и должностными лицами, а также самозащита избирательных прав. Единственным фундаментальным исследованием в данной области конституционно-правовой науки является работа М.С. Матейковича, в которой указанным автором отражено комплексное изучение наиболее значимых вопросов защиты избирательных прав граждан Российской Федерации .

Систематизируя существующие средства защиты избирательных прав граждан, М.С. Матейкович выделяет международную защиту, государственную защиту, муниципальную защиту, общественную защиту и самозащиту избирательных прав. При этом он также отмечает, что в рамках указанных базовых механизмов существуют разнообразные конкретные формы, позволяющие принудительным образом обеспечивать реализацию прав и свобод личности[2] [3]. Такие рассуждения подкреплены всеобъемлющим изучением М.С. Матейковичем исследуемого вопроса. Однако самозащита избирательных прав, как самозащита любых иных прав, не может связываться с применением принудительных механизмов со стороны органов, наделенных властными полномочиями, тогда как все иные указанные выше средства защиты основываются, прежде всего, на реализации принудительных механизмов в отношении виновных лиц с целью их восстановления.

В этой связи проблематично говорить о наличии таких механизмов у общественных объединений, которые способны определенными способами оказывать содействие защите избирательных прав граждан (помощь в составлении заявления в суд, жалобы в избирательную комиссию и т.д.), но не осуществлять их непосредственную защиту. Кроме того, когда речь идет о муниципальной защите избирательных прав, то здесь, очевидно, имеются ввиду избирательные комиссии муниципальных образований. В соответствии с п. 2 ст. 24 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»[4] (далее - закон об основных гарантиях избирательных прав) и ч. 2 ст. 39 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[5] (далее - закон о местном самоуправлении) избирательная комиссия муниципального образования хотя и является муниципальным органом, но в структуру органов местного самоуправления не входит. Деятельность муниципальной избирательной комиссии направлена на обеспечение организации и проведения легитимных выборов на соответствующем уровне, что говорит об общности целей и задач этой комиссии с системой избирательных комиссий в Российской Федерации в целом. Таким образом, участие комиссий муниципальных образований в деятельности по защите избирательных прав граждан не является весомым основанием выделения муниципальной защиты избирательных прав в качестве самостоятельной формы.

М.С. Матейкович к органам, образующим систему государственной защиты избирательных прав, помимо избирательных комиссий, судов общей юрисдикции, а также органов конституционной (уставной) юстиции относит Президента Российской Федерации, Комиссию по правам человека при Президенте Российской Федерации, Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, федеральные органы исполнительной власти Российской Федерации (Министерство иностранных дел, структурные подразделения Министерства внутренних дел и иные), Прокуратуру Российской Федерации[6].

Признавая значимость участия этих органов в защите избирательных прав граждан, совершенствовании и развитии отечественного избирательного законодательства, необходимо обратить внимание, что законодательством сегодня не установлены какие-либо процедуры, регламентирующие особенности рассмотрения данными инстанциями избирательных споров.

Чтобы деятельность какого-либо органа или должностного лица, осуществляемая в целях защиты избирательных прав, могла быть охарактеризована как самостоятельная форма защиты избирательных прав, она должна отвечать критериям, вытекающим из дефиниции формы конституционно-правовой защиты прав человека, под которой в юридической науке понимается регламентированный правом комплекс особых процедур и мер, осуществляемых правоприменительными органами, созданными в соответствии с Конституцией Российской Федерации, и самим человеком в рамках правозащитного процесса и направленных на восстановление (подтверждение) нарушенного (оспоренного) права[7]. Применимой, в том числе в отношении защиты избирательных прав, представляется общая классификация форм защиты конституционных прав граждан, указанная К.К. Гасановым[8] [9]. В зависимости от того какой субъект права применяет меры принудительного характера к нарушителю, формы защиты избирательных прав делятся на юрисдикционную и неюрисдикционную. Юрисдикционную защиту образуют судебная и административная, неюрисдикционная связывается с возможностью применения мер самозащиты.

Отличительным признаком самозащиты прав выступает самостоятельность действий субъекта, желающего восстановить право, которое, по его мнению, было нарушено.

Тот факт, что вопрос самозащиты избирательных прав в науке конституционного права не имеет системной разработки и упоминается только М.С. Матейковичем при рассмотрении форм защиты избирательных прав , во многом связан с отсутствием в юридической науке единого понимания самозащиты прав вообще. Актуальность данной темы подтверждается и количеством диссертационных исследований, посвященных самозащите прав граждан, подготовленных в течение последних нескольких лет[10].

В действующем законодательстве о возможности использования такой формы защиты своих прав, как самозащита речь идет только в Г ражданском кодексе Российской Федерации (ст. 14)[11] [12] и Трудовом кодексе Российской Федерации (гл. 59) . Избирательное законодательство применение

самозащиты в качестве самостоятельной формы защиты нарушенных избирательных прав не предусматривает.

Однако М.С. Матейкович в качестве примеров самозащиты избирательных прав приводит обнародование кандидатом опровержения или иного разъяснения в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания агитационного периода. В отличие от обычного судебного порядка защиты чести и доброго имени человека указанные опровержение или иное разъяснение могут быть распространены даже в ответ на достоверную информацию и являются формой самозащиты, прежде всего, пассивного избирательного права, которое может быть нарушено в результате влияния опровергаемого агитационного или информационного материала на волеизъявление избирателей.

В качестве примера коллективной самозащиты основополагающего права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти М.С. Матейкович рассматривает восстание против тирании и угнетения, против тоталитарных политических режимов, попирающих саму возможность участия народа в управлении делами государства.

Кроме того, по мнению М.С. Матейковича, в качестве вида самозащиты нередко используется добровольный отказ от пищи - голодовка. «Ее целью, как правило, служит оказание психологического давления на те или иные властные структуры, которые в условиях угрозы для жизни и здоровья голодающих могут пойти на удовлетворение их требований, особенно не сопоставимых по своему значению с такими ценностями, как жизнь или здоровье. Добровольный отказ от пищи не выходит за рамки юридически возможного поведения голодающих лиц, однако не позволяет каким-либо государственным, муниципальным органам в целях прекращения голодовки нарушать права и свободы других лиц»[13].

Вместе с тем, выделить какие-то специфические особенности реализации данной формы защиты прав применительно к избирательному праву не представляется возможным, что является одной из причин отсутствия законодательного оформления специальных форм самозащиты избирательных прав. В любом случае, этот вопрос требует самостоятельного исследования, требующего обращения к положениям теоретической юридической науки и науки конституционного права.

Виды юрисдикционной формы защиты избирательных прав существенно отличаются по кругу лиц, наделенных правом подачи обращений по предмету обжалования, процедурам рассмотрения жалоб и юридическим последствиям принимаемых решений. При этом административный и судебный порядки разрешения избирательных споров взаимно дополняют друг друга относительно автономными (с юридической точки зрения) способами обеспечения прав человека и гражданина, гарантированных Конституцией в сфере организации и проведения свободных выборов[14]. А.Р. Акчурин указывает на наличие существенных различий, а также взаимное дополнение судебным и внесудебным порядками друг друга в целях защиты избирательных прав и обеспечения гарантированного восстановления нарушенного права[15].

Следует отметить, что частные вопросы оснований, процедуры рассмотрения избирательных споров как в административном, так и в судебном порядке достаточно подробно исследованы в науке конституционного права, кроме того, рассмотрение данных вопросов выходит за рамки предмета настоящего диссертационного исследования, поэтому диссертанту видится необходимым остановиться лишь на основных особенностях, преимуществах и недостатках, предлагаемых направлениях совершенствования административного и судебного порядка защиты избирательных прав.

В законе об основных гарантиях избирательных прав четко разграничиваются судебный порядок защиты избирательных прав и возможность обжалования решений, действий (бездействия) избирательных комиссий и их должностных лиц непосредственно в вышестоящую комиссию.

Основываясь на положениях законодательства, многие исследователи под административным способом защиты избирательных права понимают исключительно деятельность избирательных комиссий либо избирательных комиссий и иных уполномоченных органов и лиц, но только не судов[16] [17] [18]. В этой связи не иначе как противоречивым является вывод Е.Ю. Родионовой, которая в административно-правовую защиту избирательных прав включает деятельность уполномоченных органов исполнительной власти и некоторых иных государственных органов, не входящих в систему исполнительной власти (избирательных комиссий и судов) . Даже тот факт, что порядок рассмотрения избирательных споров регламентируется отдельной главой Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) еще не означает, что данный порядок защиты можно относить к административному. Избирательные споры в данном случае рассматриваются судьями - носителями судебной власти, а специальные правила производства по данной категории дел отражают лишь некоторые особенности электоральных правоотношений, сама же процедура во многом аналогична рассмотрению иных судебных споров.

В настоящем исследовании под административным порядком понимается исключительно деятельность избирательных комиссий Российской Федерации по защите избирательных прав граждан. Как отмечает М.С. Матейкович, федеральное законодательство возлагает на избирательные комиссии три базовые функции правозащитного характера:

1) обеспечение реализации избирательных прав граждан;

2) обеспечение защиты избирательных прав граждан;

3) контроль за соблюдением избирательных прав граждан[19] [20] [21].

Порядок разрешения комиссиями избирательных споров определен

законом об основных гарантиях избирательных прав, Федеральным законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» , Федеральным законом «О выборах Президента Российской Федерации» , законами субъектов РФ. При этом из смысла ст. 75 закона об основных гарантиях избирательных прав очевидно следует, что в административном порядке обжалованию могут быть подвергнуты только решения и действия (бездействия) избирательных комиссий и их должностных лиц. Решения и действия (бездействия) всех иных органов и лиц, нарушающих (нарушивших) избирательные права граждан, а также Центральной избирательной комиссии Российской Федерации могут быть обжалованы только в судебном порядке. Это первая особенность административного порядка защиты избирательных прав. Кроме того, в рамках этой особенности Р.А. Охотников выделяет ряд проблем, существующих при определении круга лиц, чьи решения и действия (бездействия) могут быть обжалованы, так как ст. 2 закона об основных гарантиях избирательных прав не содержит определения должностного лица избирательной комиссии[22] [23].

Существенной проблемой на пути развития административного порядка защиты избирательных прав, по мнению большинства исследователей в данной области, является отсутствие единой процедуры рассмотрения избирательных споров комиссиями. Действительно, в ст. 75 закона об основных гарантиях избирательных прав обозначены только общие правила административного обжалования. Такая процедура может быть конкретизирована инструкцией Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. В соответствии с п. 13 ст. 21 закона об основных гарантиях избирательных прав Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в пределах своей компетенции вправе издавать инструкции по вопросам единообразного применения закона об основных гарантиях избирательных прав, обязательные для исполнения. Наряду с организацией и проведением выборов, важной задачей Центральной избирательной комиссии Российской Федерации выступает, согласно п. 3 ст. 20 закона об основных гарантиях избирательных прав, защита избирательных прав граждан, поэтому издание подобной инструкции представляется вполне обоснованным и необходимым. Сегодня же, как пишет А.Р. Акчурин, сложилась практика рассмотрения поступивших жалоб рабочими группами, специальными комиссиями, создаваемыми внутри соответствующей избирательной комиссии . Вместе с тем, оценить эту практику как положительную сложно. Решения, принятые по результатам рассмотрения идентичных жалоб даже комиссиями одного уровня, могут быть различными и абсолютно противоположными, хотя и при условии применения одних и тех же норм материального закона.

Таким образом, в литературе выделяют следующие основные недостатки административного порядка разрешения избирательных споров:

1) отсутствие законодательно установленных процессуальных правил рассмотрения избирательных споров, что не позволяет обеспечить необходимое единообразие применения избирательного законодательства ;

2) отсутствие в России системы обобщения практики административного порядка рассмотрения избирательных споров, что лишает избирательные комиссии возможности проанализировать аналогичные дела и результаты их рассмотрения вышестоящими комиссиями[24] [25] [26]

3) определенная субординационная зависимость членов избирательных

комиссий от уполномоченных органов и должностных лиц, участвующих,

26.

согласно действующему законодательству, в их назначении

Но, несмотря на это, у административного порядка разрешения избирательных споров существуют и свои преимущества:

1) оперативность, заключающаяся как в сроках рассмотрения жалобы, так и в немедленном вступлении в силу решения, принятого по результатам ее рассмотрения;

2) упрощенность и доступность процедуры административного обжалования, не требующей больших затрат материальных ресурсов и соблюдения целого ряда формальностей, необходимых при инициировании судебной процедуры;

3) наличие специальных знаний, навыков, опыта у членов избирательных комиссий в сфере избирательного законодательства при рассмотрении избирательных споров. Однако здесь необходимо уточнить, что на постоянной профессиональной основе, согласно закону об основных гарантиях избирательных прав, формируются Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, избирательные комиссии субъектов РФ, избирательные комиссии муниципальных образований, территориальные избирательные комиссии. В состав окружных и участковых избирательных комиссий в лучшем случае входят один-два человека с юридическим образованием, остальные члены этих комиссий, как правило, «выходцы из местной интеллигенции» - учителя, врачи, административные работники, которые специальными знаниями не обладают.

Среди выдвигаемых в литературе основных предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего порядок рассмотрения избирательных споров комиссиями, отметим следующие:

1) разработка единого процессуального порядка рассмотрения жалоб избирательными комиссиями ;

2) законодательная детализация субъектного состава, обладающего

правом обжалования отдельных решений, действий (бездействия) в сфере

-28

электоральных отношений .

Самым действенным способом защиты избирательных прав все же стоит признать возможность судебного обжалования решений и действий (бездействий) субъектов, нарушающих такие права. В юридической литературе достаточно распространена позиция, согласно которой в условиях становления правового государства именно органы судебной власти занимают центральное место в системе государственных механизмов защиты прав и свобод личности, в том числе и избирательных прав[27] [28] [29].

Систему судебных органов, осуществляющих рассмотрение

избирательных споров, образуют суды общей юрисдикции,

Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов РФ. Поскольку органы конституционной (уставной) юстиции не рассматривают дело по существу, не исследуют фактические обстоятельства дела, а обеспечивают, прежде всего, легитимность избирательного законодательства, то изначально видится целесообразным обозначить основные особенности осуществления защиты избирательных прав судами общей юрисдикции.

М.С. Матейкович выделяет следующие отличительные черты судебной защиты избирательных прав:

1) судебная защита избирательных прав граждан осуществляется самостоятельными, независимыми органами государственной власти, не связанными со сторонами какими-либо отношениями, кроме процессуальных;

2) объектом судебной защиты являются избирательные права граждан;

3) осуществляя защиту избирательных прав граждан, судебные органы не могут действовать по собственной инициативе;

4) пределы судебной защиты избирательных прав граждан далеко не безграничны в силу возможности их соразмерного ограничения федеральным законодательством в целях защиты прав и законных интересов других лиц, свободы реализации избирательных прав граждан;

5) обращение в суд за защитой избирательных прав имеет особую правовую природу;

6) суд наделен законом самыми эффективными полномочиями в сфере защиты избирательных прав.

А.Р. Акчурин указывает несколько иные особенности производства в судах общей юрисдикции по делам, вытекающим из избирательных правоотношений:

1) максимальная быстрота рассмотрения заявлений;

2) возложение обязанности по доказыванию законности решений или действий (бездействие) на органы и лица, решения или действия (бездействие) которых обжалуются;

3) невозможность заключения мирового соглашения, предъявления встречного иска;

4) повышенная требовательность к представителям публичных

30

органов, отдельным должностным лицам, не выполняющим решения суда .

Одновременно с этим на пути эффективной реализации защиты избирательных прав в судебном порядке существует немало как теоретических, так и, что особенно важно, практических проблем. Так, даже в определении судебной защиты как в целом, так и судебной зашиты избирательных прав в частности, не обнаруживается терминологического единства. Анализируя существующие в науке определения судебной защиты, следует согласиться с позицией авторов, предлагающих понимать под ней гарантированный каждому индивиду конституционный механизм охраны его прав и свобод, который выражается в деятельности органов судебной власти по предотвращению нарушений прав и свобод, устранению препятствий их реализации либо восстановлению нарушенного права посредством установленных законом форм судопроизводства[30] [31].

В действующем ГПК РФ особенностям производства по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации посвящена глава 26, входящая в состав подраздела III - «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений». Такой подход законодателя нам представляется наиболее оптимальным и оправданным. Как поясняет М.Филатова: «Причиной выделения норм о порядке рассмотрения дел о защите избирательных прав в отдельную главу ГПК РФ является, главным образом, характер защищаемых правоотношений, из которых возникает потенциальный спор, и особые временные рамки, в которых данные правоотношения возникают, развиваются и

прекращаются» . Однако среди ученых как в области конституционного права и процесса, так и в области гражданского процесса такое регулирование нередко вызывает сомнения. Наиболее острой является дискуссия относительного того, к какому виду судопроизводства стоит относить рассмотрение судами общей юрисдикции споров, возникающих из электоральных правоотношений. Некоторые авторы предлагают считать

33

данный вид судопроизводства исковым, а соответственно гражданским , другие, выступающие за создание системы административных судов, -

34

отнести к административному судопроизводству , поскольку, по их мнению, существующий судебный механизм рассмотрения избирательных споров не всегда способен учесть обозначенную специфику. Последняя позиция поддерживается Конституционным Судом Российской Федерации .

Воздерживаясь от участия в обозначенной дискуссии, хотелось бы отметить, что убедительно рассуждает по затронутой проблеме М.С. Матейкович, который полагает, что совершенствование судебной системы должно идти не по пути ее дальнейшего разветвления, а посредством укрепления независимости судебной власти и дальнейшей модификации норм материального и процессуального права, которые из-за пробельности и противоречивости законодательства дают широкий простор для принятия усмотренческих решений, основанных на соображениях политической либо [32] [33] [34] [35] экономической целесообразности[36]. Рациональным способом решения вопроса повышения квалификации судей при рассмотрении электоральных споров в настоящее время видится их специализация в рамках судов общей юрисдикции. Более того, она довольно успешно практикуется и сегодня. Так, в областном суде Иркутской области специализация судей, например, при рассмотрении дел с участием несовершеннолетних граждан, осуществляется с 1986 года.[37] [38].

В любом случае, какими бы судами ни осуществлялась защита избирательных прав граждан, для их эффективного адекватного осуществления необходимо высокое качество регламентации используемых при этом процедур. В этой связи, помимо концептуальных споров относительно механизма рассмотрения и разрешения избирательных споров в суде, в юридической науке сегодня выдвинуто значительное число предложений по совершенствованию избранного законодателем порядка, в основном связанных с:

1) приведением к согласованности процессуальных норм ГПК РФ и закона об основных гарантиях избирательных прав (в части установления подсудности избирательных споров, определения субъектов, уполномоченных обращаться в суд за защитой избирательных прав, устранения терминологических различий в отношении средств защиты («заявление» - в ГПК РФ и «жалоба» - в законе об основных гарантиях избирательных прав)) ;

2) введением правила о коллегиальности рассмотрения судебных споров, вытекающих из избирательных правоотношений и т.д[39].

Кроме этого, на страницах периодических изданий исследователи еще только обозначают некоторые частные, но не менее важные с точки зрения обеспечения легитимности и эффективности судебной защиты избирательных прав, а потому требующие дальнейшей разработки вопросы. Так, Ю.К. Свиридов указывает на особенности доказывания по некоторым категориям дел о защите избирательных прав[40]. А.В. Семин исследует проблемы распределения обязанностей по доказыванию об оспаривании итогов голосования, результатов выборов[41] [42]. Э.И. Девицкий на основе анализа судебной практики констатирует, что не имеет в настоящее время однозначного понимания судебными органами вопрос о последствиях несоблюдения сроков на подачу и рассмотрение заявления об отмене регистрации кандидата .

В то же время стоит отметить, что уже сейчас многие особенности рассмотрения и разрешения избирательных споров судами общей юрисдикции были уточнены в недавно принятом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации[43].

В.Б. Исраелян и Р.А. Охотников справедливо подчеркивают еще одно существенное препятствие в совершенствовании судебной защиты избирательных прав - отсутствие единства судебной практики по избирательным спорам, разнородный и даже нередко противоречивый характер принимаемых решений по аналогичным спорам[44]. Одной из причин обозначенной проблемы видится отсутствие развитой системы обобщения судебной практики по спорам, вытекающим из электоральных правоотношений. С этой проблемой сталкиваются и лица, занимающиеся научными исследованиями в области избирательного права, и практические работники. В нашей стране сегодня уже достаточно развиты электронные справочные правовые системы, где ознакомиться с практикой высших судов, арбитражных судов, конституционных (уставных) судов субъектов РФ можно без каких-либо затруднений. Но, к сожалению, большая часть

практики судов общей юрисдикции пока для пользователей остается недоступной. Частично решают проблему сборники судебной практики, составленные по определенной тематике . Но, во-первых, количество экземпляров таких изданий зачастую не способно удовлетворить существующий на них спрос, во-вторых, подборка осуществляется авторами субъективно, что не всегда способствует отражению всех существующих судебных решений. И, наконец, с учетом темпов динамики развития избирательного законодательства за период, необходимый для издания и распространения таких сборников, содержащаяся в них информация может утратить актуальность. Таким образом, одним из направлений совершенствования возможностей по предоставлению необходимой информации должно стать оперативное и качественное обобщение практики судов общей юрисдикции по избирательным спорам. Это станет дополнительной гарантией реализации принципа гласности правосудия, а также позволит совершенствовать судебную практику и избирательное законодательство.

В современной науке конституционного права акцентируется внимание на следующих достоинствах судебного порядка защиты избирательных прав:

1) наибольшая объективность судебной защиты вследствие ее осуществления независимыми органами государственной власти, не связанными со сторонами какими-либо отношениями, кроме

46

процессуальных ;

2) наибольшая эффективность полномочий судебных органов в сфере защиты избирательных прав, т.к. в отличие от избирательных комиссий, суды имеют действенные механизмы исполнения собственных решений, высокий

47

авторитет суда ; [45] [46] [47]

3) возможность обжалования в судебном порядке решений, действий (бездействий) любых органов и лиц, нарушающих избирательные права граждан, а не только избирательных комиссий[48].

Особое место в механизме судебной защиты избирательных прав граждан занимают Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов РФ. Этот факт во многом обусловлен возможностью указанных органов не просто рассматривать жалобы на нарушение избирательных прав несоответствующими конституции (уставу) субъекта РФ нормативным правовым актом или его частью в рамках конкретного дела (полномочие по конкретному нормоконтролю), но и устранять противоречия и неопределенности избирательного законодательства, которые могут повлечь массовые нарушения политических прав граждан. Между тем многие исследователи в области защиты избирательных прав сегодня заявляют, что органы конституционного (уставного) правосудия в силу целей и специфики своей деятельности не решают избирательных споров[49]. Безусловно, о рассмотрении и разрешении избирательных споров органами

конституционной юстиции в той форме, в которой это производится судами общей юрисдикции, в данном случае речи не идет. Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов РФ не устанавливают фактических обстоятельств дела. Однако наличие у них полномочия по рассмотрению дел в порядке конкретного нормоконтроля позволяет рассуждать о весьма существенной роли Конституционного Суда Российской Федерации и органов конституционной (уставной) юстиции субъектов РФ в развитии избирательных правоотношений.

Исследуя роль Конституционного Суда Российской Федерации непосредственно в защите избирательных прав граждан, М.Б. Долматова указывает на две важнейшие задачи, стоящие перед Конституционным Судом Российской Федерации в избирательно-правовой практике:

1) защита избирательных прав граждан;

2) содействие политической активизации различных слоев населения, а, следовательно, воплощению подлинного народовластия.

Она также выделяет следующие направления проявления активности Конституционного Суда Российской Федерации в сфере избирательных правоотношений:

1) выявление конституционной природы избирательных прав граждан; придание им качеств индивидуальных, неотчуждаемых, основных; недопущение их необоснованного ограничения;

2) конституционное истолкование правовых норм отдельных институтов избирательного права, что, в конечном счете, является специфической формой правотворческой деятельности Конституционного Суда Российской Федерации;

3) конституционная корректировка сложившейся законодательной и правоприменительной практики, которая придала (может придать) неконституционный смысл нормам избирательного права;

4) толкование норм самой Конституции, посредством которого обеспечивается конституционная оценка и обоснование избирательного законодательства, а также развитие содержания самих конституционных норм без изменения текста соответствующих конституционных статей, посвященных защите избирательных прав граждан[50].

Обозначенные особенности деятельности Конституционного Суда Российской Федерации очевидно свидетельствуют о его важной роли в механизме судебной защиты избирательных прав граждан, что уже второе десятилетие активно подчеркивается в юридической науке и, безусловно, подтверждается самой практикой.

В то же время ст. 27 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[51] (далее - закон о судебной системе РФ) предусматривает возможность создания в каждом субъекте РФ конституционного (уставного) суда субъекта РФ для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ конституции (уставу) субъекта РФ, толкования конституции (устава) субъекта РФ. В соответствии с ч. 4 указанной выше статьи решение конституционного (уставного) суда субъекта РФ, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено иным судом. Таким образом, несправедливым видится отсутствие в настоящее время комплексных исследований, посвященных роли конституционных (уставных) судов субъектов РФ в развитии электоральных правоотношений. В этой связи диссертант ставит своей целью восполнить этот пробел конституционно-правовой науки в последующих параграфах и второй главе настоящего исследования.

Завершая данный параграф, считаем необходимым также остановиться на возможности защиты избирательных прав средствами международных организаций.

В ситуации, когда все внутригосударственные средства защиты избирательных прав исчерпаны, перспективным может стать обращение в международные органы и организации. Сразу необходимо отметить, что в отечественной правовой науке отсутствует единое понимание международной защиты прав граждан. В отечественной научной литературе термин «международно-правовая защита основных прав человека» стал употребляться совсем недавно, с середины 80-х годов, когда наметилась демократизация и деидеологизация международных отношений и в последнее десятилетие находит широкое применение[52] [53] [54]. Сегодня в юридической литературе международная защита избирательных прав граждан понимается, как правило, в широком смысле. В это понятие большинство авторов включают не только возможность индивида, несогласного с решениями национальных юрисдикционных органов, аппелировать к межгосударственным правозащитным структурам, но и широкий комплекс иных средств, применяемых мировым сообществом в целях соблюдения каждым государством основополагающих личных и

53

политических прав своих граждан .

Таким образом, понимать международную защиту избирательных прав как форму защиты, по нашему мнению, ошибочно, поскольку такая защита может осуществляться как в судебном, так и административном порядке. Диссертант присоединяется к позиции авторов, понимающих международную защиту прав человека как признаваемое Конституцией Российской Федерации и законами Российской Федерации международное сотрудничество государств по признанию, установлению, охране (предупреждению нарушений) и защите (восстановлению нарушенного права) основных прав человека с использованием международных

54

механизмов .

Что касается международных органов, непосредственно рассматривающих обращения граждан о нарушении их избирательных прав, не нашедших защиту внутри своего государства, то здесь многие исследователи отмечают ограниченность полномочий Комитета ООН по правам человека, предлагают возможные пути усиления его роли и подчеркивают все нарастающий потенциал Европейского Суда по правам человека в защите избирательных прав граждан. Так, В.Б. Исраелян пишет: «Юрисдикция Комитета не распространяется на сообщения по вопросам, которые уже рассматриваются в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования»; даже в этом отношении Комитет «слабее» Европейского Суда по правам человека, поскольку не может высказать какого-либо мнения по спорам, которые последний принял к своему рассмотрению»[55].

Анализируя практику Европейского суда по правам человека, его судья Лех Гарлицкий достаточно определенно указывает на обязательность его решений для государств - членов Европейского союза, но в то же время подчеркивает, что Европейский суд по правам человека допускает возможность самостоятельного установления государствами некоторых условий осуществления субъективных избирательных прав при соблюдении следующих требований:

1) ограничения (условия) должны быть установлены в законных целях, при этом они должны носить временный характер;

2) они должны быть соразмерны тем целям, ради которых они устанавливаются;

3) они не должны искажать саму сущность избирательных прав или лишать их эффективности[56].

Таким образом, несмотря на отсутствие в настоящее время в юридической науке единого понимания соотношения отдельных средств защиты избирательных прав, деятельность конституционных (уставных) судов субъектов РФ, реализуемая в сфере защиты избирательных прав, может быть охарактеризована, как вид юрисдикционной формы защиты избирательных прав, осуществляемый органами региональной конституционного (уставного) правосудия на территории конкретного субъекта РФ.

1.2.

<< | >>
Источник: Иванова Елена Леонидовна. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ КОНСТИТУЦИОННЫМИ (УСТАВНЫМИ) СУДАМИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Тюмень - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав:

  1. 2.3. Правовое обеспечение развития политических партий, как интегрирующего фактора в механизме формирования системы органов власти
  2. Раздел XI Правовые аспекты избирательного процесса
  3. Раздел III Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари
  4. Раздел XIII Муниципальное избирательное право и процесс
  5. §1. Общая характеристика банковской системы Российской Федерации
  6. Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации в системе средств защиты избирательных прав
  7. Полномочия конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по разрешению избирательных споров и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации и средства их реализации
  8. 2.1. Деятельность органов региональной конституционной (уставной) юстиции по защите избирательных прав и совершенствованию избирательного законодательства субъектов Российской Федерации средствами абстрактного нормоконтроля
  9. 2.2. Конкретный нормоконтроль как средство оперативной защиты избирательных прав органами конституционной (уставной) юстиции субъектов РФ
  10. 2.1. Конституционно–правовой статус и виды общественных объединений в Российской Федерации
  11. 2.3. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина
  12. § 2. Особенности публично-правового статуса Центрального банка Российской Федерации и его роль в финансовой деятельности государства
  13. § 3.2 Новые технологии голосования и проблемы защиты избирательных прав граждан Российской Федерации при разрешении судебных споров
  14. 1.2 Предмет избирательного права субъектов Российской Федерации
  15. 2.2 Противоречия между федеральным избирательным законодательством и избирательным правом субъектов Российской Федерации
  16. Юридические гарантии охраны (защиты) избирательных прав и обязанностей личности.
  17. § 2. Предвыборная агитация как гарантия реализации избирательных прав граждан в Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -