<<
>>

Субъекты инвестиционного правоотношения

В отечественной юридической науке практически не оспаривается, что субъект правоотношения является обязательным элементом его структуры1. C разной степенью интенсивности ведется дискуссия о соотношении понятий «субъект правоотношения» н «субъект права»[74] [75]. В целях настоящей работы не представляется необходимым подробно освещать эту дискуссию. Отметим лишь, что большинство исследователей, все же не делают различий между понятиями «субъект права» н «субъект правоотношения», принимая нх за равнозначные.

Как отмечал С. Ф. Кечекьян, под «субъектом права следует понимать: а) лицо, участвующее или б) могущее участвовать в правоотношении»1. Иными словами, субъектом права (и правоотношения) является лицо, обладающее правосубъектностью[76] [77]. В юридической литературе наиболее распространено представление о правосубъектности как о предусмотренной нормами права способности (возможности) лица быть субъектом (участником) правоотношений[78]. Поскольку термин «правосубъектность» значительно «моложе» смежных с ним правоспособности н дееспособности, это породило различие во взглядах на соотношение указанных понятий в юридической науке.

А. А. Молчанов выделил три основных подхода к соотношению правосубъектности с правоспособностью н дееспособностью[79].

Согласно первому нз них, правосубъектность является обобщающим понятием, объединяющим в себе и правоспособность н дееспособность[80]. «Для правосубъектности - пишет О. С. Иоффе, - необходимо обладание и правоспособностью, н дееспособностью»[81]. В. С. Ем отмечает, что предпосылками и составными частями правосубъектности являются правоспособность н дееспособность[82]. Среди представителей первого подхода можно выделить тех, кто помимо право- и дееспособности в состав правосубъектности включает и иные элементы. Так, В. С. Якушев, признавая, что правосубъектность проявляется в правоспособности н дееспособности, тем не менее, считал, что «свойство лица быть субъектом права -

нечто иное н большее, чем обладать правоспособностью н дееспособностью»1. «К категории правосубъектно сій - пишет ученый, - следует отнести общий правовой статус, отраслевую право(дее)способность н систему юридических гарантий»[83] [84].

Другими авторами отстаивается позиция, согласно которой правосубъектность есть то же самое, что и правоспособность[85].

Представители третьего подхода вообще считают понятие правосубъектности излишним и лишь вносящим путаницу в терминологию юридической науки.[86] [87]

В рамках настоящего исследования представляется целесообразным согласиться с тем, что правосубъектность, как предусмотренная нормами права способность (возможность) лица быть субъектом (участником) правоотношений, включает в себя и правоспособность, и дееспособность. При этом для юридических лиц выделение в составе правосубъектности правоспособности и дееспособности не имеет большого практического и теоретического значений.

В отечественной юридической науке устоялся подход, согласно которому правосубъектность разделяют на виды в зависимости от того, способность быть субъектом правоотношения какой отрасли права она выражает (отраслевая правосубъектность). Так, выделяют гражданскую, административную, трудовую, семейную и др.

правосубъектности. Также выделяют специальную правосубъектность, т.е. «способность лица быть субъектом лишь определенного круга правоотношений в рамках данной отрасли права»[88]. Как указывалось в предыдущем параграфе, под первичным (подлинным) инвестиционным правоотношением мы понимаем некоторую совокупность гражданских HpaBooTHomeHHiTj удовлетворяющих определенным признакам. Сообразно этому подходу представляется возможным обозначить способность лица быть субъектом инвестиционного правоотношения через термин «инвестиционная правосубъектность»1.

Законодательство не оперирует понятием «субъект инвестиционного правоотношения», «субъект инвестиционного права» или «инвестиционная правосубъектность». В юридической литературе, в свою очередь, не проводится четкого разграничения между субъектами инвестиционной деятельности и субъектами инвестиционного правоотношения.

Не указывают на различия субъектов инвестиционной деятельности и инвестиционного правоотношения С. П. Мороз[89] [90], Г. Д. Отнюкова[91]. В. Н. Лисица[92] отмечает, что субъектом инвестиционной деятельности является лишь инвестор, тогда как в инвестиционном правоотношении есть и иной субъект, субъектом инвестиционной деятельности не являющийся. И. Ю. Целовальникова пишет: «по общему правил}7 участники инвестиционных правоотношений представляют группу субъектов, наделенных определенной правосубъектностью»[93] [94]. В числе последних автор называет государство, юридических и физических лиц. Наиболее спорна позиция автора в отношении государства как субъекта инвестиционного правоотношения и инвестиционной деятельности. Эта позиция отчетливо выражена в следующих тезисах. «...В инвестиционных правоотношениях государство может участвовать как непосредственно (через уполномоченные органы государственной власти), так и опосредованно (как учредитель государственных предприятий и учрежде- ний). Однако специфика рассматриваемых нами отношений заключается в том, что государство, являясь субъектом инвестиционной деятельности, может выступать как в качестве субъекта, обладающего правами юридического лица, так и как орган власти, публично-правовое образование (Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования), конечно же, в лице соответствующих уполномоченных на то органов власти»[95]. Свои выводы автор объясняет существованием горизонтальных (частноправовых) и вертикальных (отношений власти- подчинения) инвестиционных правоотношений.

Между тем, быть субъектом инвестиционной деятельности, означает эту деятельность осуществлять, т. е. осуществлять систематическое вложение инвестиций, о чем было указано ранее. Аналогичный подход высказывается В. С. Белых при определении субъекта предпринимательской деятельности2. Поэтому государство может быть субъектом инвестиционной деятельности только систематически выступая в качестве инвестора. Осуществление публично-правовыми образованиями публичных функций к инвестиционной деятельности отношения не имеет. Так, например, не является инвестиционным правоотношение по получению лицензии на осуществление отдельных видов деятельности.

Таким образом, принимая за основу концепцию инвестиционного правоотношения как гражданского, субъект инвестиционной деятельности всегда является субъектом инвестиционного правоотношения, тогда как субъект инвестиционного правоотношения субъектом инвестиционной деятельности может и не являться3.

По общему правилу любое лицо, обладающее гражданской правосубъектностью, вправе вступить в инвестиционное правоотношение, быть его субъектом. В этом смысле инвестиционная правосубъектность является неотъемлемым элементом общей (универсальной) гражданской правосубъектности. Между тем, анализ законодательства показывает, что осуществление инвестиционной деятельности, вступление в инвестиционные правоотношения определенного вида, в ряде случаев обусловлено наличием специального разрешения (лицензии). Например, заключение договора банковского вклада или пенсионного договора предполагает наличие у организатора инвестирования соответствующей лицензии, без которой заключение такой сделки невозможно. Для институциональных инвесторов наличие лицензии является одним из необходимых условий возникновения их инвестиционной правосубъектности, отзыв или аннулирование лицензии влечет прекращение правосубъектности институционального инвестора[96]. Их инвестиционная правосубъектность является специальной.

Как уже указывалось ранее, инвестиционное правоотношение по отраслевой принадлежности является гражданским. Гражданские правоотношения в зависимости от субъектного состава принято делить на абсолютные и относительные2. Инвестиционное правоотношение, на наш взгляд, всегда относительно. Инвестирование, без исключений, предполагает наличие субъекта, который противостоит инвестору и на которого возложена обязанность по осуществлению деятельности, направленной на получение дохода для инвестора. Существование абсолютного инвестиционного отношения невозможно, поскольку ни одно из существующих абсолютных правоотношений не удовлетворяет признакам инвестиционного правоотношения, приведенным в первом параграфе настоящей главы Итак, инвестиционное правоотношение является обязательственным правоотношением. Субъектами обязательственного отношения являются его стороны: кредитор и должник (ст. 307 ГК РФ). Инвестирование, осуществляющееся в различных правовых формах, может представлять собой как одностороннее, так и двустороннее обязательство. Наиболее распространены двусторонние обязательственные правоотношения, когда каждая нз сторон правоотношения является н кредитором, н должником.

Исследователи единодушны в определении одной нз сторон инвестиционного правоотношения инвестора. Известно понятие инвестора и нормам международного и национального права. Общим дня подавляющего большинства определений инвестора является то, что инвестором является лицо (физическое или юридическое), осуществляющее вложение собственных, заемных или привлеченных средств с целью получения дохода1. Как справедливо отмечает К. Ю. Баранов «расхождения начинаются, лишь только речь заходит о том, кем и каким образом может быть получен доход от использования вложенных средств, какова степень участия инвестора и должен ли (вправе ли) он вообще участвовать в этом процессе»[97] [98]. Поддерживая, в общем, концепцию инвестирования, изложенную А. В. Майфатом, мы поддерживаем и позицию о том, что инвестор не вправе лично принимать участие в создании будущего дохода. «Инвестирующий средства субъект может и должен рассчитывать на дополнительную защиту только в том случае, если он не имеет возможности участвовать в процессе создания возможного, будущего дохода»[99]. В противном случае смысл выделения и специального регулирования инвестиционных правоотношений теряется.

Другая сторона инвестиционного правоотношения - лицо, принимающее инвестиции, - не получила единого наименования в законодательстве в силу различности форм инвестирования[100]. В литературе предлагаются различные варианты наименования лиц, принимающих инвестиции. С. П. Мороз, например, именует их инвеститорами[101], А. В. Майфат предлагает объединить их под именем «организаторы инвестирования»1. Несмотря на некоторую критику термина «организатор инвестирования»[102] [103], он постепенно занимает свое место в науке н все чаще встречается в научной литературе. Представляется целесообразным в настоящей работе для обозначения лиц, принимающих инвестиции, также пользоваться термином «организаторы инвестирования». Согласимся с мнением А. В. Майфата, что правовому статусу всех организаторов инвестирования независимо от формы инвестирования присущи следующие черты:

«а) организатор стремиться получить в собственность имущество в виде инвестиций, то есть дополнительные материальные ресурсы, для осуществления своей предпринимательской или иной приносящей доход деятельности. При этом организатор не только организует процесс инвестирования, но н осуществляет ту деятельность, которая должна принести доход как для него самого, так н для инвестора;

б) организатор обещает, закрепляя свои обещания в форму гражданско- правового обязательства, передать инвесторам имущество в виде дохода (блага) в объеме большем, чем было передано ему ранее в виде инвестиций;

в) организатор не предоставляет инвесторам юридической н фактической возможности участия в процессе использования инвестиций, в приращении имущества»[104].

Особое место среди субъектов ннв е сшцнонных право отношений занимают институциональные инвесторы

По мнению Н. С. Черепанова институциональные инвесторы - специализированные организации (финансовые посредники), «являющиеся квалифицированными инвесторами, аккумулирующие капиталы, в том числе н средства индивидуальных инвесторов, как правило, на длительный срок н вкладывающие их в ак- ции н другие финансовые инструменты»1. Д. С. Ратников а отмечает, что институциональными инвесторами являются юридические лица, которые в силу своего статуса обязаны заниматься инвестиционной деятельностью. Этим ученый противопоставляет институциональных инвесторов инвесторам «с общим правовым статусом»[105] [106].

Представляется, что высказанные подходы, в общем, заслуживают поддержки. К институциональным инвесторам чаще всего относят банки, управляющие компании инвестиционных фондов, акционерные инвестиционные фонды, негосударственные пенсионные фонды н страховые компании[107]. Такие субъекты в подавляющем большинстве случаев являются н инвесторами, н организаторами инвестирования. Таким образом они обеспечивают, с одной стороны, приток капитала от индивидуальных инвесторов, аккумулируя капитал на основе инвестиционных договоров, выступая в них в качестве организатора инвестирования. C другой стороны, они распределяют аккумулированные средства, инвестируя их различными способами, способствуя, в том числе, перераспределению финансовых ресурсов в экономике страны. Справедливости ради нужно отметить, что ин- ституционалытый инвестор привлекает денежные средства не только лишь посредством заключения инвестиционных договоров. Так, страховые компании аккумулируют страховые премии, поступившие, в том числе, от страхователей по договорам имущественного страхования, страхования гражданской ответственности и т.п., которые не являются по своей природе инвестиционными.

Согласимся с Н. С. Черепановым в том, что институциональный инвестор всегда является квалифицированным с точки зрения Закона о рынке ценных бумаг[108]. Однако не все квалифицированные инвесторы институциональны Кроме того, понятие квалифицированного инвестора применимо лишь в сфере инвестирования в ценные бумаги.

Представляется, что ключевым сущностным признаком, выделяющим институционального инвестора из всех других - совмещение функции инвестора и организатора инвестирования в отношении одной и той же инвестиции.

Индивидуальный инвестор, вступая в инвестиционное правоотношение с целью получения дохода, лишен возможности участвовать напрямую в процессе получения этого дохода. Когда речь идет об инвестициях в материальное производство, организатор инвестирования ведет хозяйственную деятельность (производство) с привлечением средств инвестора, получает прибыль, за счет которой обеспечивает возврат инвестиций и доход для инвестора. Институциональный инвестор не производит, институциональный инвестор реинвестирует полученные средства. Иными словами, институциональный инвестор также лишен возможности непосредственного участия в процессе получении дохода за счет средств, полученных им от индивидуального инвестора.

Думается, что именно в этом кроется необходимость выделения институциональных инвесторов как вида инвесторов в принципе. Теоретически, риск индивидуального инвестора, инвестирующего через должен удвоиться по указанным выше причинам. Это влечет необходимость в предъявлении особых требований к:

1) правовому статусу институциональных инвесторов (возникновение правосубъектности институционального инвестора на основании лицензии, повышенные размеры уставных капиталов, обязательное создание резервов, требования к составу органов управления и др.) Сюда же относится их причисление в разряд квалифицированных инвесторов. Институциональный инвестор обязан быть квалифицированным, т.к. он рискует не только и не столько своими инвестициями, а инвестициями индивидуальных инвесторов;

2) объектам инвестиционной деятельности институционального инвестора. Институциональный инвестор ограничен в выборе таких объектов, хотя каждый и в разной степени. Между тем, нельзя согласиться с Д. С. Ратников ой, абсолютно отвергающей способность н возможность институционального инвестора к самостоятельному инвестиционному выбору[109]. Институциональный инвестор имеет возможность выбора, однако этот выбор законодательно ограничен. Полностью институциональный инвестор выбора не лишен.

3) обеспечению прав индивидуальных инвесторов в их отношениях с институциональными инвесторами. Сюда относится страхование вкладов, гарантирование пенсионных накоплений, установление специальных договорных форм, в которые облечены отношения между индивидуальным и институциональным инвестором и др.

Таким образом, субъектами инвестиционного правоотношения являются инвестор (лицо, передающее инвестиции) и организатор инвестирования (лицо, принимающее инвестиции). Для вступления в инвестиционное правоотношение субъект должен обладать общей инвестиционной правосубъектностью, которая является частью общей гражданской правосубъектности. Институциональные инвесторы, совмещающие в себе функции инвестора и организатора инвестирования, являющиеся субъектом инвестиционной деятельности, вступают в инвестиционное правоотношение на основании лицензии, имея специальную инвестиционную правосубъектность.

<< | >>
Источник: Коньков Кирилл Александрович. НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД КАК СУБЪЕКТ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме Субъекты инвестиционного правоотношения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -