<<
>>

Понятие и признаки инвестиционного правоотношения

Любое научное исследование с необходимостью должно быть предварено раскрытием основных понятий, используемых в нем. Поскольку в заголовок настоящего диссертационного исследования вынесено «инвестиционное правоотношение», представляется необходимым определить его понимание автором.

В отечественной юридической литературе существуют различные подходы к определению понятия «инвестиционное правоотношение». Особое место в исследованиях, посвященных инвестиционным правоотношениям, уделяется нх месту в системе права.

Представляется необходимым дать краткий обзор основных имеющихся в литературе подходов.

С. П. Мороз пишет, что «инвестиционное правоотношение - это правоотношение, возникающее по поводу материальных или нематериальных благ, вкладываемых инвестором в объекты предпринимательской н других видов деятельности с целью получения прибыли (дохода) и (или) достижения положительного социального эффекта»1. При этом ученый отмечает, что инвестиционные правоотношения являются одновременно гражданско-правовыми, административноправовыми, н другими правоотношениями[1] [2].

В. Н. Лисица под инвестиционными правоотношениями понимает отношения, возникающие при осуществлении инвестиционной деятельности на основании норм инвестиционного права[3]. Этот автор также указывает, что «инвестиционные отношения носят разно отраслевой характер, н нх регулирование осуществляется посредством гражданско-, административно- н финансово-правовых средств»[4].

Е. В. Терехова соглашается с другими авторами в том, что инвестиционные правоотношения неоднородны н входят в предмет регулирования различных отраслей права, в том числе финансового1.

И. 3. Фархутдинов н В. А. Трапезников, напротив, вид яг инвестиционные правоотношения включенными лишь в предмет гралбанского права. Они предлагают инвестиционньгми правоотношениями считать «общественньге отношения, связанные с инвестициями н инвестиционной деятельностью, урегулированные нормами гралданского права, в результате чего у участников этих правоотношений возникают имущеCTBенньге н личные ненмущественньге права н обязанности»[5] [6].

По мнению А. Ю. Слесарева, инвестиционное правоотношение - это «общественное отношение, возникающее в связи с вложением н реализацией инвестиций, стороны в котором связаны юридическими правами и обязанностями, регла- ментируемьгми инвестиционным законодательством н обеспечив а емыми системой государственных гарантий н санкций»[7].

Приведенньге точки зрения показьгвают, что, несмотря на некоторые различия, ключевыми компонентами всех определений являются термины «инвестиция», «инвестирование» и «инвестиционная деятельность».

Такой подход представляется нам оправ данным, ведь как обосновала еще Р. О. Xалфнна в своем фундаментальном труде «Общее учение о правоотношении», правоотношение не дол лого исследоваться н пониматься в отрыве от того реального общественного отношения, формой которого оно является. Правоотношение - это «реальное общественное отношение в единстве формы н содерлання»[8]. Поэтому при исследовании инвестиционного правоотношения необходимо уяснить, в первую очередь, сущность фактического общественного отношения, лелсащего в основе такого правоотношения, а в случае с инвестиционным правоотношением, сущность инвестиции, инвестирования, инвестиционной деятельности и их соотношение.

К настоящему моменту уже многими авторами отмечено, что ни экономическая, ни юридическая науки, ни законодательство не выработали единого подхода к пониманию инвестиции. На это в своих постановлениях указывал и Президиум Высшего Арбитражного Суда1.

JL Г. Кропотов, раскрывая вопрос об экономической сущности инвестиции, выделил три основные группы взглядов на нее[9] [10]. К первой группе исследователь отнес экономистов, определяющих инвестиции как вложение капитала. Ко второй - считающих инвестиции расходами, которые производятся ради будущих выгод. Распространенным примером[11], иллюстрирующим этот подход, является цитата из работы У. Ф. Шарпа, Г. Д. Александра и Дж Бейли «Инвестиции»: «инвестировать» означает «расстаться с деньгами сегодня, чтобы получить большую их сумму в будущем»[12]. Представители третьего подхода под инвестициями понимают объекты, которые могут быть использованы в процессе инвестирования[13]. При этом следует согласиться с обоснованным выводом Л. Г. Кропотов а о том, что определение инвестиций через термины «вложение» и «расходы» имеют общее основание, заключающееся в движении капитала.

Схожим образом разнятся между собой и взгляды юристов на понятие «инвестиции».

Отправной точкой указанных различий, на наш взгляд, является отсутствие единого подхода к рассматриваемой^ понятию в законодательстве. Следует со-

гласить ся с Н. Г. Семшіютиной и Н. Г. Дорониной, отмечающих наличие двойных стандартов в части формирования правового режима для иностранных и отечественных инвесторов1. Согласно ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности в РФ[14] [15], инвестиции - денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта[16]. Между тем в ст. 1 Закона об иностранных инвестициях[17] иностранная инвестиция - вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации. И это только наиболее очевидный гример. Показательным примером отсутствия сколь-нибудь единообразного понимания инвестиции в нормах права является Протокол о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014 г.[18] Так, согласно пп. 7 п. б Протокола, инвестиции это материальные и нематериальные ценности, вкладываемые инвестором одного государств а-члена в объекты пред

принимательской деятельности на территории другого государств а-члена в соответствии с законодательством последнего. При этом во всем остальном тексте Протокола и в его наименовании используется словосочетание «осуществление инвестиции». Очевидно, что «осуществить материальную или нематериальную ценность» невозможно, осуществить можно только действие, деятельность, или, сообразно вышеуказанным экономическим объяснениям инвестиции, вложение или расходы

Юридическая наука, соответственно, также предлагает нам палитру взглядов на понятие инвестиций.

Наиболее распространенными являются два подхода. Согласно первому из них, инвестиция - это объект гражданских прав. Например, В. С. Белых пишет: «инвестиции - это принадлежащие инвестору объекты гражданских прав, включая деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, а также результаты интеллектуальной деятельности, работы и услуги, информацию, имеющие денежную оценку и вещественные результаты, и вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта»1. Как справедливо отметил В. Н. Лисица[19] [20], подобный подход соотносится с экономическим пониманием инвестиции как затрат на увеличение капитала[21]. Понимание инвестиции как объекта гражданских прав просматривается также в работах С. П. Мороз[22], А. Г. Богатырева-[23], Е. В. Ершовой[24], Г. Д. Синюковой[25], С. С. Жилинского1, П. В. Сокола2, Н. С. Черепанова4, М. А. Семочкиной4, И. Ю. Целовальников ой5, Н. С. Черепанова6 и др.

Согласно другому подходу, инвестиция - это процесс (см. напр. работы М. Г. Хшжиной[26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33], А. В. Ведерникова3, М. C Евтеевой[34], Д. С. Ратниковой[35] [36], В. В Гущина, А. А. Овчинникова11, О. В. Ефимовой, О. Л. Котельникова[37], Н. Г. Дорониной, Н. Г. Ceмилютиной[38]), т.е. вложение капитала. Нельзя не согласиться с В. Н. Лисицей, отметившим, что данный подход приводит к смешению понятий «инвестиция» и «инвестирование»[39]. Заметим со своей стороны, что и экономисты, считающие инвестиции вложением не проводят различия между инвестицией и инвестированием[40].

Л Г. Кропотов выделяет в отдельную группу авторов, которые считают обоснованным применение различных подходов к определению понятия инвестиции в зависимости от сферы осуществления инвестиций (соответственно нацио

нальные н иностранные инвестиции). К числу таких авторов можно отнести, например, Е. Б. Козлову1, А. М. Лаптеву[41] [42]. Из приведенною выше примера с Договором о Евразийском экономическом союзе видно, что субъекты правотворчества не всегда последовательны в определении иностранной инвестиции как вложения (т.е. процесса), а не объекта, что наводит на мысль об отсутствии принципиального различия инвестиции в рамках национального правового поля и иностранной инвестиции.

Оригинальным является подход, который рассматривает инвестицию в качестве правоотношения. Эта позиция нашла отражение в работах О. М. Антиповой[43] и Л. Г. Кропотова. Последний приводит следующее определение инвестиций: «инвестиции есть имущественные отношения, направленные на извлечение прибыли и (или) достижение иного полезного эффекта, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, урегулированные нормами гражданского права»[44]. Представляется, что названное определение не отражает сущности инвестиции и не позволяет с достаточной степенью определенности выделить инвестиции (инвестиционные правоотношения) из других гражданских правоотношений.

Нуждается в отдельном упоминании позиция, которую занимает К. Ю. Баранов. В своем исследовании на тему «Гражданско-правовая модель регулирования инвестиционных отношений» он утверждает, что понятие «инвестиции» не нуждается в правовом закреплении, поскольку ими «могут бьггь любые объекты гражданского оборота, не запрещенные и не ограниченные в обороте, имеющие денежную оценку»[45]. Представляется, что данньтй подход абсолютно обоснованно

позволяет сместить акцент в исследуемой теме с понятия «инвестиции» на понятие «инвестирование». Тем не менее, представляется, что определить правовую природу инвестиции все-таки возможно и необходимо.

Нельзя не заметить, что, несмотря на различия в приведенных взглядах, все они имеют и общие элементы. И в экономической, и в юридической литературе при исследовании инвестиций важное (если не главное) место занимает процесс вложения капитала1. Даже если инвестиция понимается автором как объект, то этот объект обязательно вкладывается, передается другому лицу с определенными целями.

Зачастую юристы обращают внимание на иноязычное происхождение слова «инвестиция»[46] [47]. Вспоминают при этом английское слово «investment», образованное от глагола «to invest». Суффикс -ment в английском языке используется для образования существительного, обозначающего действие или процесс. И аналогичной лексической формой в русском языке будет являться все же слово «инвестирование», а не «инвестиция». Допустимо, чтобы в повседневной практике эти слова могли заменять друг друга без подмены смысла, однако с точки зрения юридической техники, такая подмена вряд ли приемлема. Поэтому законодателем предпринята совершенно правильная, но не вполне удачная и последовательная попытка разграничить понятия «инвестиция» и «инвестирование».

Представляется верным подход к понятию инвестирования, инвестиций и инвестиционных правоотношений, предложенный А. В. Майфатом в работе «Гражданско-правовые конструкции инвестирования»[48]. Автор в качестве центрального понятия избрал инвестирование, обозначающее процесс вложения инвестиций. Инвестиция при этом является объектом гражданских прав. Важно отметить, что объект гражданского права становится инвестицией именно в связи с его использованием в инвестировании. Поэтому необоснованными являются упреки тех исследователей, которые считают определение инвестиций через объект гражданских прав несостоятельным в силу того, что один и тот же объект может и быть, и не быть инвестицией. Это действительно так, но это не является недостатком такого определения инвестиции, поскольку оно производив от понятия инвестирования

Итак, в дальнейшем в работе под инвестицией будет пониматься объект гражданских прав, а под инвестированием - процесс вложения инвестиций. Поэтому определения понятия «инвестиция», данные через понятие «вложение», более относятся к инвестированию.

Говоря о соотношении инвестирования и инвестиционной деятельности, отметим следующее. Инвестирование - единичный акт (действие), хотя и имеет протяженность во времени. Инвестиционная деятельность, напротив, предполагает сложную совокупность действий, что следует из содержания понятия деятельность. А. Н. Леонтьев писал: «деятельность - это не реакция и не совокупность реакций, а система, имеющая строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие»1. Деятельность предполагает системность, из чего часто следует вывод, что инвестиционную деятельность можно определить как систематическое инвестирование[49] [50]. Косвенно подобный подход подтверждается и формулировкой ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности в РСФСР. Иными словами, под инвестиционной деятельностью предлагается понимать совокупность некоторого количества актов инвестирования. Немедленно возникает вопрос: осуществляет ли инвестиционную деятельность гражданин, дважды в год заключающий договоры банковского вклада? А трижды? Или приобретет ли его деятельность инвестиционный характер, если он будет регулярно пополнять соответствующие вклады? Какова должна быть периодичность этих актов инвестирования?

Однако, отталкиваясь от понятия деятельности как системы, инвестиционная деятельность не может быть сведена к совокупности каких-то нескольких актов инвестирования. Вступление лица в несколько инвестиционных правоотношений не образует системы, т. к. между ними отсутствует системная связь. Они не обусловлены друг другом, не взаимозависимы. Исходя из этого, признание некоторой количественной совокупности актов инвестирования инвестиционной деятельностью не имеет никакого смысла, потому как такое содержание инвестиционной деятельности не дает оснований для какого-либо практического его применения в законотворчестве и правоприменении. Приведенный подход в чистом виде сводит объем понятия «инвестиционная деятельность» к множеству «инвестирований». Между тем, понятие тогда имеет право на существование, когда его содержание качественным образом отличается от содержания иных понятий.

По чисто практическим соображениям представляется необходимым сущность понятия инвестиционной деятельности искать в его соотношении и взаимосвязи с деятельностью предпринимательской (ст. 2 ГК РФ1). И единственным вариантом такого соотношения является, на наш взгляд, то, что инвестиционная деятельность является видом предпринимательской деятельности. Только как вид предпринимательской деятельности инвестиционная деятельность требует отдельного выделения в законе и специального регулирования. Поэтому мы согласимся с А. В. Майфатом, однозначно относящим инвестиционную деятельность к предпринимательской[51] [52]. Законодательство, между тем, иначе подходит к определению инвестиционной деятельности. Закон об инвестиционной деятельности в РФ указывает, что инвестиционная деятельность - вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта. По Закону об инвестиционной деятельности в РСФСР инвестиционная деятельность - это вложение инвестиций, или инвестиро-

ванне, н совокупность практических действий по реализации инвестиций. Субъектами такой деятельности названные законы называют инвесторов, заказчиков, исполнителей работ, пользователей объектов инвестиционной деятельности, а также поставщиков, юридических лиц (банковские, страховые и посреднические организации, инвестиционные биржи), пользователей объектов капитальных вложений и др. Иными словами, российское законодательство не выделяет никаких квалификационных признаков, позволяющих выделить субъекта инвестиционной деятельности от какого-либо иного субъекта предпринимательской деятельности и от субъекта инвестиционного непредпринимательского отношения, что не является удовлетворительным. Инвестор может инвестировать как собственные, так и привлеченные средства. Инвестирование собственных средств инвестора - предпринимателя не нуждается в особом правовом регулировании по сравнению с инвестированием таких средств иным инвестором. Действительно, само по себе существование конструкции инвестирования с инвестиционным риском в качестве конституирующего ее признака, предполагает создание особьгх гтравовьгх механизмов защиты прав и интересов инвестора. Особая защита требуется в том случае, когда осуществляется инвестирование привлеченных средств. Такое инвестирование осуществляется институциональньгми инвесторами. Таким образом, подходя утилитарно к понятию инвестиционной деятельности, ее субъектами мы можем назвать лишь институциональных инвесторов.

Инвестирование невозможно без участия двух субъектов: вкладывающего и принимающего инвестиции. Между этими субъектами в ходе инвестирования складьтваются определенные отношения Эти отношения являются инвестицион- ньтми, а их правовая форма - ннвестнцнонньтмн правоотношениями.

Поскольку в литературе отсутствует единый подход к соотношению нс следу е MbTX понятий, признаки инвестиционных правоотношений раскрываются уче- ньтми-юристами по существу и при анализе признаков инвестирования, инвестиционной деятельности, инвестиций, инвесторов и т.п.

Так, Г. Д. Отнюковауказьтвает на следующие признаки инвестиционной деятельности: 1) инвестирование предполагает сохранение количества имущества в стоимостном выражении н последующее его приумножение; 2) вложение осуществляется в объекты деятельности, используется в процессе этой деятельности под контролем инвестора; 3) инвестор на возмездной основе приобретает объекты в виде ценных бумаг, прав на доли в уставных, складочных капиталах организаций, основных средств, нематериальных активов; 4) существует риск получения отрицательного результата инвестирования; 5) инвестор может сам участвовать в процессе извлечения н распределения прибыли от инвестирования; б) правовой формой инвестирования является инвестиционный договор; 7) инвестиционная деятельность осуществляется в несколько этапов[53]. Указанные признаки, за исключением последнего, с легкостью могли бы быть поименованы автором признаками инвестирования. Однако приведенные признаки внутренне противоречивы. Так, первый признак предполагает обязательную сохранность (пусть и «в стоимостном выражении») вложенных объектов, тогда как четвертый признак указывает на риск утраты части их стоимости. Указание на самостоятельное участие в извлечении прибыли при определенных условиях исключает отличие инвестирования от предпринимательства. Спорным является и вопрос о правовой форме инвестирования - инвестиционном договоре. Безусловно, инвестиционный договор является основной, но не единственной формой инвестирования. Так, заключение договора купли-продажи акций акционерного общества у акционера не является, на наш взгляд, инвестированием (инвестиционным правоотношением), поскольку правоотношения, возникшие между продавцом и покупателем акций, не предполагают возникновения на стороне продавца какой-либо обязанности, помимо передачи акций. Соответственно и покупатель имеет лишь корреспондирующее право требовать от продавца передачи этих акций. Другое дело отношения между новым акционером (покупателем по договору) и акционерным обществом. Приобретение права собственности на акции влечет приобретение акционером комплекса прав, включая право участвовать в распределении прибыли акционерного общества. Между акционером и обществом отсутствуют договорные отношения, тогда как отношения инвестирования есть. Поскольку акционер произвел отчуждение своего имущества в обмен на приобретение прав требования к обществу и последующего получения дохода при их реализации.

Схожие характеристики имеет и приводимый автором перечень признаков инвестиционного договора1.

Иначе раскрывает признаки инвестиционного правоотношения С. П. Мороз. Она выделяет шесть таких признаков. Во-первых, это юридическая форма инвестиционного отношения Во-вторых, это договорные правоотношения. В-третьих, это конкретно определенные субъекты инвестиционного правоотношения: инвесторы и инвеститоры В-четвертых, это обладание субъектами инвестиционных правоотношений корреспондирующими правами и обязанностями. В-пятых, сознательно волевой характер. И, наконец, в-шестых, государственная поддержка реализации инвестиционных правоотношений[54] [55]. Приведенные признаки, на наш взгляд, не отражают сущности инвестиционного правоотношения. Говоря о признаках инвестиционного правоотношения, подразумевается, что эти признаки служат цели выделения инвестиционных правоотношений из ряда других правоотношений. Предложенные С. П. Мороз признаки ей самой определены как признаки, отграничивающие инвестиционное правоотношение от инвестиционного экономического отношения и для целей настоящего исследования оказываются непригодными.

К. Ю. Баранов затронул признаки инвестиционного правоотношения, рассуждая о признаках инвестора как его субъекта: 1) инвестирование, по его мнению, сопровождается сделкой по отчуждению имущества инвестора на основе возвратности и прибыльности; 2) у стороны, принимающей инвестиции, есть обязанность возвратить переданное имущества непременно в размере, прево сход я-

щем переданный; 3) наличие инвестиционного риска1. Третий признак, на наш взгляд, вступает в противоречие с первыми двумя, поскольку они предполагают отсутствие риска. Поэтому в предложенном виде н без дополнительных пояснений указанные признаки инвестирования за основу приняты быть не могут.

Думается, что наиболее отвечают действительности признаки инвестиционного правоотношения, приведенные А. В. Майфатом. Среди них ученый выделил следующие: 1) инвестирование сопровождается отчуждением имущества инвестора; 2) иным субъектом инвестиционных отношений, кроме инвестора, является лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную деятельность, направленную на получение дохода; 3) на стороне инвестора всегда участвуют несколько физических или юридических лиц; 4) цель заключения договора (цель инвестирования) - получение инвестором дохода; 5) инвестор не принимает участия в деятельности, которая приносит или может принести доход[56] [57].

Указанный перечень признаков нуждается в одном лишь уточнении. Участие на стороне инвестора нескольких лиц характерно отнюдь не для любого инвестиционного правоотношения. Это справедливо лишь для отношений с участием на стороне организатора инвестирования институционального инвестора. Только такой субъект в силу специфики своей деятельности неизбежно вступает в инвестиционное правоотношение сразу с несколькими инвесторами. Для других инвестиционных отношений такой признак не является обязательным. Подробнее особенности институциональных инвесторов будут раскрыты в третьем параграфе настоящей главы Забегая вперед отметим, что негосударственные пенсионные фонды являются институциональными инвесторами. Таким образом, мы совершенно обоснованно вправе воспользоваться обозначенными признаками при дальнейшем исследовании темы Кроме того, существенным, на наш взгляд, выводом А. В. Майфата является н то, что, «именно наличие фактического неравенства участников инвестирования, наличие инвестиционных рисков, а значит, н

потенциальной возможности потерн вложенных ранее инвестиций, н повлекло за собой необходимость моделирования соответствующей юридической конструкции инвестирования»1. Наличие специфического инвестиционного риска, вызванного отстранением инвестора от процесса получения дохода является квалифицирующим признаком инвестиционного правоотношения.

Исходя из того, что инвестирование может осуществляться в различных формах, обоснованным представляется вывод о том, что понятие «инвестиционное правоотношение» достаточно условно[58] [59] и объединяет неоднородные правоотношения, которые могут быть объединены по перечисленным выше признакам, что не позволяет, однако, говорить о них как о самостоятельной группе отношений.

Borpoc отраслевой принадлежности инвестиционных правоотношений, как видно из приведенных в начале настоящего параграфа определений, также является дискуссионным. Следует согласиться с позицией тех авторов, которые под инвестиционными правоотношениями понимают гражданско-правовые отношения Этот выбор объясняется следующим. Высказанные в литературе различные точки зрения на отраслевую принадлежность инвестиционных правоотношений обусловлены, в первую очередь, подходом к определению тем или иным автором места инвестиционного права в системе российского права. Авторы, отрицающие какую-либо идентификацию инвестиционного права в системе права, и находящие ему место, например, в системе законодательства или науки, выделяют инвестиционные правоотношения среди гражданских правоотношений. Авторы, отстаивающие позицию о том, что инвестиционное право есть комплексная отрасль права или подотрасль предпринимательского права (которое, в свою очередь, также является комплексным), утверждают, что инвестиционные правоотношения могут быть частными (гражданскими) и публичными (административными, финансовыми). Тем не менее, даже сторонники «комплексной теории» отмечают, что «вступление инвестора в публично-правовые инвестиционные отношения всегда обуславливается уже возникшим или будущим гражданским правоотношением»1. Сторонники другого подхода, впрочем, также отмечают важность публично-правового регулирования инвестирования[60] [61]. Большинство исследователей все же сходятся во мнении, что подлинно (первично) инвестиционное правоотношение, являющееся гражданским, а публично-правовые отношения в связи с инвестированием являются важными, но сопутствующими. В настоящей работе исследованию будут подвергнуты гражданско-правовые инвестиционные отношения с учетом особенностей, придаваемых им специальными нормами публичного права.

Таким образом, под ннвестнцнонными правоотношениями нами предлагается понимать совокупность разнородных гражданских правоотношений, объединенных наличием общих признаков: отчуждение имущества инвестора; иным субъектом инвестиционных отношений, кроме инвестора, является лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную деятельность, направленную на получение дохода; цель вступления в правоотношение для инвестора - получение дохода; инвестор не принимает участия в деятельности, которая приносит или может принести доход; наличие инвестиционного риска.

1.2.

<< | >>
Источник: Коньков Кирилл Александрович. НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД КАК СУБЪЕКТ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме Понятие и признаки инвестиционного правоотношения:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -