<<
>>

НПФ как институциональный инвестор

НПФ осуществляет инвестиционную деятельность в различных формах. Во-первых, в термннологни Закона о НПФ, фонды 1) инвестируют средства пенсионных накоплений; 2) размещают средства пенсионных резервов. В сущности, н TO5 н другое означает инвестирование соответствующих средств, поэтому при последующем изложении будет использоваться термин «инвестирование». Во- вторых, инвестирование средств пенсионных резервов производится: 1) самостоятельно, путем покупки соответствующих активов; 2) через управляющие компании, путем заключения договоров доверительного управления.

Законом прямо запрещено инвестирование средств пенсионных накоплений фондом самостоятельно (п. 10 ст. 25 Закона о НПФ). Инвестирование средств пенсионных резервов фонды также в большинстве случаев осуществляют через управляющие компании. Для инвестирования через управляющую компанию между ней и фондом заключается договор доверительного управления соответствующими средствами. Управляющая компания, таким образом, выступает организатором инвестирования в отношениях с НПФ и инвестором в последующих отношениях, то есть, как и НПФ, является институциональным инвестором. Первоначальный индивидуальный инвестор гри этом еще более отдаляется от непосредственного процесса получения дохода.

Поскольку самостоятельное инвестирование фондом средств пенсионных резервов и накоплений представляет собой стандартное правоотношение соответствующего вида, рассмотрим более подробно договоры доверительного управления средствами пенсионных резервов и накоплений.

Порядок заключения, изменения или прекращения договоров доверительного управления устанавливается пенсионными и страховыми правилами фонда (п.п. 2, 3 ст. 9 Закона о НПФ). Анализ последних показывает, что фонды предпочитают включать в правила преимущественно отсылочные к законодательству нормы либо ограничиваются воспроизведением текста закона.

Абзац 3 п. 1 ст. 25 Закона о НПФ устанавливал, что доверительное управление средствами пенсионных накоплений должно осуществляться в соответствии с требованиями ГК РФ, Закона о НПФ и Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений. Федеральным законом от 21.07.2014 г.№ 218-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[264] данный абзац исключен. Между тем, нет оснований полагать, что на договор доверительного управления средствами пенсионных накоплений, да н резервов, не распространяются нормы главы 53 ГК РФ. Кроме того, указанное выше правило (о соответствии нормам ГК РФ) изложено теперь в п. 1 ст. 36.13 Закона о НПФ.

Иначе дело обстоит с Законом об ннвестированнн пенсионных накоплений. Пунктом 1 ст. 40 Закона об нывестированнн пенсионных накоплений установлено, что особенности правового положения НПФ, осуществляющих деятельность по обязательному пенсионному страхованию, а также порядок осуществления НПФ деятельноCTH по обязательному пенсионному страхованию, отношения по инвестированию средств пенсионных накоплений застрахованных лиц, осуществляющих формирование накопительной пенсии через НПФ, устанавливаются (регулируются) федеральным законом. Таким законом является Закон о НПФ. Пункт 2 ст. 40 содержит перечень вопросов, подлежащих урегулированию в Законе о НПФ. В нх число входят:

1) требования к НПФ, осуществляющим деятельность по обязательному пенсионному страхованию;

2) требования к договорам обязательного пенсионного страхования, заключаемым НПФ н нх уча станками;

3) требования к договорам управления средствами пенсионных накоплений по обязательному пенсионному страхованию, формируемыми НПФ;

4) требования к порядку учета средств пенсионных накоплений по обязательному пенсионному страхованию;

5) требования к отчетности НПФ;

6) иные положения, определяющие особенности осуществления НПФ деятельности по обязательному пенсионному страхованию.

Таким образом, обнаруживается, что Закон об инвестировании средств пенсионных накоплений не распространяет свое действие на отношения между фондом н управляющей компанией, поскольку требования к договору доверительного управления устанавливаются Законом о НПФ.

Необходимо отметить любопытный факт признання утратившим силу п. 3 ст. 40 Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений с 01.07.2012 г. Данный пункт устанавливал, что положения Закона о НПФ не могут противоречить соответствующим положениям Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений. Авторы одного нз комментариев к Закону отмечают, что законодатель посчитал все противоречия вышеуказанных законов устраненными, а соответствующую норму - устаревшей, что привело к ее отмене[265]. Представляется, что такой вывод носит весьма поверхностный характер. В сущности, рассматриваемый пункт определял соотношение юридической силы двух законов. Он определял, что особенности правового положения НПФ, осуществляющих деятельность по обязательному пенсионному страхованию, порядок осуществления НПФ деятельности по обязательному пенсионному страхованию, отношения по инвестированию средств пенсионных накоплений застрахованных лиц, осуществляющих формирование накопительной пенсии через НПФ, закрепленные в Законе о НПФ не могут противоречить правилам Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений. Иньгми словами, Закон об инвестировании средств пенсионных накоплений носил характер основополагающего нормативного акта, в соответствии с которым должны инвестироваться все средства пенсионньгх накоплений вне зависимоCTH от способа н субъекта их формирования. Какие-либо отступления от правил соответствующего закона допускались лишь с позволения самого этого закона.

Исключив анализируемую норму, законодатель, на наш взгляд, принципиально изменил ситуацию, установив потенциальную возможность противоречия правил инвестирования средств пенсионных накоплений, формируемых негосударственным пенсионным фондом, соответствующим правилам для средств, формируемых Пенсионным фондом РФ. Такой подход представляется обоснованным н заслуживающим поддержки, поскольку позволяет предусматривать дополнительные стимулы для перевода средств пенсионных накоплений в НПФ.

Так, в 2014 году в Закон о НПФ введена ст. 24.1 «Разрешенные активы (объекты инвестирования) пенсионных накоплений», которой установлен иной, нежели в ст. 26 Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений перечень разрешенных объектов инвестирования средств пенсионных накоплений. Разведены полномочия государственных органов по введенню дополнительных ограничений на инвестирование средств пенсионных накоплений. Ранее Постановлением Правительства РФ от 30.06.2003 г. № 379 «Об установлении дополнительных ограничений на инвестирование средств пенсионных накоплений в отдельные классы активов н определении максимальной доли отдельных классов активов в инвестиционном портфеле в соответствии со статьями 26 н 28 Федерального закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации»1 такие ограничения были установлены для средств, формирующихся н в НПФ н ПФР. Сейчас в отношении средств пенсионных накоплений, формирующихся в НПФ, действует Положение об установлении дополнительных ограничений, утвержденное Банком России 25.12.2014 г. № 451-П[266] [267] во исполнение п. 4 чт. 24.1 закона о НПФ.

Впервые средства пенсионных накоплений, формирующиеся в НПФ, разрешено инвестировать в субординированные облигации н депозиты Субординированные облигации и депозиты являются более рисковыми, а соответственно и более доходными активами, что создает дополнительные инвестиционные возможности управляющим компаниям средствами пенсионных накоплений НПФ, которых лишены управляющие компании соответствующих средств ПФР.

В целом список разрешенных активов для инвестирования средств пенсионных накоплений НПФ более широк.

Таким образом, отношения по инвестированию средств пенсионных накоплений НПФ регулируются законом о НПФ и принятыми в соответствии с ним подзаконными актами. Однако, поскольку Закон об инвестировании средств пенсионных накоплений не содержит ограничений на его применение к соответствующим отношениям, предусмотренные им правила могут быть применены только при условии отсутствия специального регулирования со стороны Закона о НПФ и гтринягьгх в соответствии с ним подзаконных нормативньтх правовых актов.

Требования к договору доверительного управления средствами пенсионных накоплений содержатся в основном в ст. 36.13 Закона о НПФ. Приказом ФСФР России от 06.07.2010 г. № 10-44/пз-н[268] [269] утверждена типовая форма договора доверительного управления средствами пенсионньтх накоплений между НПФ, осуществляющим деятельность в качестве страховщика по обязательному пенсионному страхованию, н управляющей компанией.

М. И. Брагинский отмечал, что ключевым признаком типового договора является его обязательность, при этом не имеет гравового значения его наименование. В этом смысле, отмечает ученый, типовой договор отличается от примерного, носящего рекомендательных характер[270]. Условия примерного договора могут быть применены к отношениям сторон исключительно при наличии на то выра- женной волн сторон договора, в то время как условия типового договора обязательны для сторон.

Типовой договор в указанном выше смысле может иметь место исключительно тогда, когда необходимость или возможность его принятия установлена законом.

Законом об инвестировании средств пенсионных накоплений такое полномочие в отношении договоров доверительного управления средствами пенсионных накоплений ПФР закреплено вп. 11 ст.18. Во исполнение указанного пункта Министерством финансов РФ принят Приказ от 31.05.2012 г. № 72н «Об утверждении типовых договоров об оказании услуг специализированного депозитария Пенсионному фонду Российской Федерации, доверительного управления средствами выплатного резерва (средствами пенсионных накоплений з астрах ов энных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата) между Пенсионным фондом Российской Федерации н государственной управляющей компанией средствами вьгплатного резерва н об оказании услуг спецналнзнровэнного депозитария государственной управляющей компании средствами выплатного резерва»2, носящий обязательньгй характер для сторон договора.

Законом о НПФ аналогичных положений не предусмотрено. Между тем, п. 5 ст. 13 ФЗ «О порядке финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений» предусмотрено утверждение типового договора доверительного управления средствами выплатного резерва и средствами пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата. ФСФР России в Информационном письме от 10.07.2012 г. № 12-ДП-01/30639 «О типовых формах договоров доверительного управления средствами выплатного резерва и доверительного управления средствами пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата»[271] разъясняла, что договор доверительного управления средствами пенсионных накоплений идентичен договорам доверительного управления средствами выплатного резерва и средствами пенсионных накоплений застрахованных лиц, которым установлена срочная пенсионная выплата, что влечет применение типовой формы договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений, утвержденного вышеуказанным Приказом ФСФР России от 06.07.2010 № 10-44/пз-н. В обоснование своей позиции ФСФР ссылалась также на п. 7 ст. 25 Закона о НПФ, гласящей, что «фонд заключает с управляющей компанией договор доверительного управления, обязательные условия которого устанавливаются Банком России»2. Однако из формулировки данного пункта не следует, что он распространяется на отношения по доверительному управлению средствами пенсионных накоплений. Это дает основания некоторым авторам полагать, что он имеет отношение лишь к договорам доверительного управления средствами пенсионных резервов3. При этом уполномоченный орган оставил без внимания содержащееся в п. 3 ст. 34 Закона о НПФ полномочие устанавливать обязательные условия договора доверительного управления, заключаемого фондом с управляющей компанией. Указанный пункт, однако, также не уточняет, подлежат ли применению обязательные условия, утвержденные в форме типового договора, к отношениям по обязательному пенсионному страхованию или негосударственному пенсионному обеспечению.

C точки зрения разумности и целесообразности позиция ФСФР России, изложенная в информационном письме от 10.07.2012 г. № 12-ДП-01/30639, заслуживает одобрения. Однако, представляется, что изложенная имеющаяся в действующем законодательстве ситуация, неудовлетворительна, не отвечает высоким требованиям юридической техники, влечет возможность двоякого толкования, ошибок в правоприменении. Недопустимо для выявления правовой природы подзаконного акта обращение сразу к трем законам, ни один из которых не дает однозначного ответа на поставленный вопрос. Закон о НПФ не устанавливает с достаточной степенью определенности круг отношений, для которых применяются типовые формы или иные обязательные условия Закон об инвестировании средств пенсионных накоплений в этой части не распространяется на отношения с участием НПФ, Федеральный закон «О порядке финансирования выплат за счет средств пенсионных накоплений» определяет судьбу не всех видов пенсионных накоплений. Для устранения указанных пробелов необходимо в Законе о НПФ прямо закрепить полномочие соответствующего органа устанавливать обязательную типовую форму договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений. В настоящее время следует признать обязательность типового договора, утвержденного приказом ФСФР России от 06.07.2010 г. № 10-44/пз-н. Иное означало бы необоснованное исключение для средств пенсионных накоплений не являющихся выплатным резервом или средствами пенсионных накоплений лиц, которым назначена срочная пенсионная выплата. Необоснованным было бы н установление обязательных условий в отношении средств пенсионных резервов, имеющих в целом более либеральный правовой режим, в отсутствие подобного требования для средств пенсионных накоплений.

Определившись с нормативным регулированием договора доверительного управления средствами пенсионньгх накоплений, перейдем к его непосредственному анализу.

Согласно п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). В соответствии с п. 1 ст. 36.13 Закона о НПФ по договору доверительного управления средствами пенсионньгх накоплений фонд передает доверительному управляющему средства пенсионных накоплений в доверительное управление, а доверительньтй управляющий обязуется осуществлять управление средствами пенсионньгх накоплений в соответствии с требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации и настоящего Федерального закона в целях обеспечения права застрахованных лиц на накопительную пенсию. Согласно п. 2 типовой формы по настоящему договору фонд передает управляющей компании в доверительное управление имущество, предусмотренное настоящим договором, а управляющая компания обязуется осуществлять управление им в целях обеспечения права застрахованных лиц на получение накопительной части трудовой пенсии. Оснований оспаривать правовую природу данного договора как договора доверительного управления не имеется

Объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объектьт, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество. Не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления деньги, за исключением случаев, предусмотренных законом (п.п. 1, 2 ст. 1013 ГК РФ). Договоры доверительного управления средствами пенсионных накоплений н резервов являются одним нз таких исключений, поскольку объектом доверительного управления по ним являются как денежные средства, так н ценные бумаги (п. 9 ст. 36.13 Закона о НПФ).

Заключение договора доверительного управления средствами пенсионных накоплений является обязательным для НПФ, поскольку самостоятельное инвестирование соответствующих средств фондом запрещено. В отличие от договора доверительного управления между ПФР н управляющей компанией (такой договор заключается по результатам конкурса), закон не предусматривает особого порядка выбора управляющей компании для заключения договора доверительного управления с НПФ. Между тем в соответствии с п. 3 ст. 36.13 Закона о НПФ, доверительным управляющим по договору доверительного управления средствами пенсионных накоплений может являться только управляющая компания, соответствующая требованиям, установленным Банком России. Такие требования Банком России на сегодняшний день не установлены. Согласно ранее действовавшей редакции п. 3 ст. 36.13 Закона о НПФ, управляющие компании должны были удовлетворять требованиям, установленным Законом об инвестировании средств пенсионных накоплений. Такие требования закреплены в ст. 22 указанного Закона н в силу обозначенного выше вывода о соотношении сфер действия Закона о НПФ н Закона об инвестировании средств пенсионных накоплений, подлежат применению в отношении управляющих компаний, заключающих договоры с НПФ. Во-первых, управляющая компания должна иметь лицензию на осуществление деятельности по управленню ннвестнцноннымн фондами, паевыми инвестиционными фондами н негосударственными пенсионными фондами. Лицензирование управляющей компании осуществляется в соответствии с положениями Закона об инвестиционных фондах, Инструкции Банка России о порядке лицензирования акционерных инвестиционных фондов[272].

В соответствии с п. З ст. 60.1 Закона об ннвестиционных фондах, лицензионными условиями при предоставлении лицензии управляющей компании являются требования настоящего Федерального закона:

1) к организационно-правовой форме. Так, управляющая компания может быть создана исключительно в форме акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью (п.1 ст. 38 Закона об ннвестиционных фондах). Аналогичное требование содержится в ст. 3 Закона о НПФ;

2) к учредителям (участникам). Данные требования включают в себя: 1. запрет физическому лицу, имеющему неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономической деятельности или преступление против государственной власти, прямо или косвенно, самостоятельно или совместно с иными лицами, связанными с ним договорами доверительного управления имуществом, н (или) простого товарищества, н (или) поручения, н (или) акционерным соглашением, н (или) иным соглашением, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) управляющей компании, получать право распоряжения Юн более процентами голосов приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал управляющей компании; 2. обязательное уведомление управляющей компании и Банка России о приобретении права прямо или косвенно, самостоятельно или совместно с другими лицами распоряжаться 10 и более процентами голосов приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал управляющей компании;

3) к размеру собственных средств, который в соответствии с п. 5 Указания Банка России от 21.07.2014 г. № 3329-У «О требованиях к собственным средствам профессиональных участников рынка ценных бумаг и управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов»[273] должен составлять не менее 80 миллионов рублей;

4) к лицу, осуществляющему функции единоличного исполнительного органа, членам совета директоров (наблюдательного совета), членам коллегиального исполнительного органа н контролеру (руководителю н сотрудникам службы внутреннего контроля). В число данных требований входит запрет на передачу функций единоличного исполнительного органа управляющей компании. Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа управляющей компании, должно иметь высшее образование и соответствовать квалификационным требованиям, которые установлены Приказом ФСФР России от 28.01.2010 г. № 10-4/пз-н «Об утверждении Положения о специалистах финансового рынка»[274]. Членом совета директоров (наблюдательного совета), членом коллегиального исполнительного органа, единоличным исполнительным органом и руководителем филиала управляющей компании не могут являться: 1. лица, которые осуществляли функции единоличного исполнительного органа финансовых организаций в момент совершения этими организациями нарушений, за которые у них были аннулированы (отозваны) лицензии на осуществление соответствующих видов деятельности, или нарушений, за которые было приостановлено действие указанных лицензий и указанные лицензии были аннулированы (отозваны) вследствие не- устранения этих нарушений, если со дня такого аннулирования прошло менее трех лет. При этом под финансовой организацией для целей настоящего федерального закона понимаются профессиональный участник рынка ценных бумаг, клиринговая организация, управляющая компания инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда, специализированный депозитарий инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда, акционерный инвестиционный фонд, кредитная организация, страховая организация, негосударственный пенсионный фонд, организатор торговли; 2. лица, в отношении которых не истек срок, в течение которого они считаются подвергнутыми административному наказанию в виде дисквалификации; 3. лица, имеющие неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономической деятельности или преступления против государственной власти;

5) к организации внутреннего контроля, в частности, внутренний контроль должен осуществляться должностным лицом (контролер) или отдельным структурным подразделением управляющей компании (службы внутреннего контроля). Контролер (руководитель службы внутреннего контроля) должен иметь высшее образование и соответствовать квалификационным требованиям, содержащимся в настоящее время в Приказе ФСФР России от 28.01.2010 г. № 10-4/пз-н «Об утверждении Положения о специалистах финансового рынка», Приказе ФСФР России от 24.05.2012 г. № 12-32/пз-н «Об утверждении Положения о внутреннем контроле профессионального участника рынка ценных бумаг»[275].

Деятельность негосударственного пенсионного фонда также является лицензируемой. В соответствии с п. 4 ст. 7.1 Закона о НПФ лицензионными условиями при предоставлении лицензии являются требования настоящего Федерального закона и принятых в соответствии с ним иных нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных актов Банка России, предъявляемые:

1) к организационно-правовой форме фонда. НПФ может быть создан исключительно в форме акционерного общества (п. 1 ст. 4 Закона о НПФ);

2) к наличию и содержанию пенсионных правил фонда, а в случае заявления о намерении фонда осуществлять деятельность по обязательному пенсионному страхованию также к наличию и содержанию страховых правил фонда (требования содержатся в ст. 9 Закона о НПФ);

3) к лицу (лицам), осуществляющему (намеренному осуществлять) функции единоличного исполнительного органа фонда, членам совета директоров (наблюдательного совета) фонда, членам коллегиального исполнительного органа фонда (в случае его создания), главному бухгалтеру фонда, а также к контролеру или руководителю службы внутреннего контроля фонда. Указанные требования содержатся в ст. 6.2 Закона о НПФ и аналогичны установленным в Приказе ФСФР России от 28.01.2010 г. № 10-4/пз-н «Об утверждении Положения о специалистах финансового рынка». Так, единоличный исполнительный орган фонда (а также его контролер или руководитель службы внутреннего контроля, главный бухгалтер, член совета директоров (наблюдательного совета), член коллегиального исполнительного органа фонда):

а) не должен являться по совместительству или иному основанию работником организаций, с которыми фондом заключен договор доверительного управления имуществом фонда, договор на оказание услуг специализированного депозитария, договор на проведение аудиторской проверки или договор на проведение оценки имущества фонда (за исключением членов коллегиального исполнительного органа, совета директоров фонда);

б) должен отвечать требованиям к деловой репутации (т.е. не иметь неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленных преступлений, не быть дисквалифицированным, не исполнять функции единоличного исполнительного органа финансовой организации, лицензия которой отозвана и т.п.);

в) должен иметь высшее образование;

г) должен иметь квалификационный аттестат специалиста финансового рынка по деятельности негосударственных пенсионных фондов по пенсионному обеспечению и пенсионному страхованию;

д) должен иметь опыт руководства финансовой организацией либо ее структурным подразделением не менее трех лет.

Единоличный исполнительный орган финансовой организации в соответствии с Положением о специалистах финансового рынка:

а) должен иметь квалификационный аттестат специалиста финансового рынка, соответствующий одному из видов деятельности, осуществляемой организацией на финансовом рынке;

б) в течение трех предшествующих назначению лет не должен иметь в биографии факта аннулирования квалификационного аттестата по соответствующей квалификации;

в) должен иметь высшее образование;

г) должен иметь опыт работы в организациях, осуществлявших деятельность на финансовом рынке, по принятию (подготовке) решений по вопросам в области финансового рынка общей продолжительностью не менее 2 лет в должности не ниже должности руководителя отдела или иного структурного подразделения организаций, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг и/или деятельность по управленню инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, или деятельность специализированного депозитария инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, либо саморегулируемых организаций профессиональных участников рынка ценных бумаг и/или управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, или федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, либо иностранных организаций, осуществляющих деятельность на финансовом рынке в соответствии с законодательством этого иностранного государства.

В соответствии с п. 2.4 Приказа ФСФР России от 28.01.2010 г. № 10-4/пз-н «Об утверждении Положения о специалистах финансового рынка» квалификационные требования, предусмотренные указанным положением применяются и в отношении руководителей и контролеров НПФ.

4) к организации внутреннего контроля в фонде. Организации внутреннего контроля посвящена ст. б.З Закона о НПФ. Требования к контролеру или руководителю службы внутреннего контроля установлены ст. 6.2 Закона о НПФ;

5) к размеру уставного капитала и собственных средств фонда. Минимальный размер уставного капитала фонда должен составлять не менее 120 миллионов рублей, а с 1 января 2020 года - не менее 150 миллионов рублей (п. 1 ст. 6.1 Закона о НПФ). Минимальный размер собственных средств фонда, рассчитанный в порядке, установленном Банком России, должен составлять не менее 150 миллионов рублей, а с 1 января 2020 года - не менее 200 миллионов рублей (п. 3 ст. 6.1 Закона о НПФ);

Лицензирование деятельности управляющей компании направлено на обеспечение профессионального управления активами, руководства инвестиционным процессом, и, как следствие, на снижение инвестиционного риска. Между тем, приведенный анализ лицензионных условий показывает, что к НПФ применяются ничуть не менее строгие требования, чем к управляющей компании, с которой фонд вправе заключить договор доверительного управления. Ситуация, когда негосударственный пенсионный фонд, являясь квалифицированным инвестором, удовлетворяющим жестким требованиям со стороны государства, обязан заключать договоры доверительного управления средствами пенсионных накоплений с управляющей компанией, уровень профессионализма которой сопоставим с НПФ, а уровень финансовой обеспеченности ее деятельности значительно уступает фонду, представляется парадоксальной.

Исходя ш изложенного, полагаем необходимым присоединиться к высказанному А. Г. Морозовым предложению о необходимости разрешить НПФ самостоятельно инвестировать аккумулированные средства[276]. Разумным и заслуживающим поддержки является довод автора о том, что соединение функции аккумулирования и инвестирования средств пенсионных накоплений и резервов существенно сократит издержки, и как следствие, увеличит доходность соответствующих активов. В соответствии со ст. 27 Закона о НПФ на пополнение средств пенсионных накоплений и резервов должно направляться не менее 85% дохода, полученного от инвестирования указанных средств после вычета вознаграждения управляющим компаниям и специализированному депозитарию. Для доверительного управления средствами пенсионных накоплений установлен предельный размер вознаграждения управляющей компании и составляет 10 % дохода от инвестирования средств пенсионных накоплений (ст. 36.23 Закона о НПФ, ст. 16 Закона об инвестировании пенсионных накоплений). Таким образом, сумма дохода уменьшается за счет вознаграждения управляющей копании с обозначенных 85 % до фактических 76,4 %. И это без учета необходимых расходов управляющей компании и специализированного депозитария, вознаграждения последнему, погашаемых также за счет средств пенсионных накоплений. А. Г. Морозов предлагает объединить НПФ и управляющие компании, рассматривая при этом два варианта такого объединения Во-первых, это может быть создание НПФ с «инвестиционным подразделением», которое будет осуществлять деятельность, которая сейчас делегирована управляющим компаниям. Во-вторых, и этому варианту А. Г. Морозов отдает предпочтение, это может быть управляющая компания с «пенсионным подразделением». Свой выбор автор объясняет тем, что «неестественный сейчас смысл слов в названии лицензии нынешних управляющих компаний: «управление ... негосударственными пенсионными фондами» наполнится реальным содержанием»[277]. Такое объяснение вряд ли заслуживает поддержки, поскольку целью правового регулирования каких-либо отношений никак не может являться «наполнение реальным содержанием» неудачных законодательных оборотов. Скорее наоборот, последние должны приводится в соответствие с реальным экономическим и юридическим смыслом обозначаемых явлений. Предложенная автором идея фактически означает ликвидацию негосударственных пенсионных фондов с передачей их функций управляющим компаниям. Вероятно, автор предполагал, что такие управляющие компании должны будут удовлетворять требованиям, предъявляемым сегодня к НПФ, включая сохранение гарантий, направленных на обеспечение прав участников и застрахованных лиц. Между тем, деятельность НПФ по негосударственному пенсионному обеспечению и обязательному пенсионному страхованию настолько специфична и, в первую очередь, социально значима, что передача ее в руки управляющих компаний представляется затеей рискованной н, как минимум, не исключающей возможности для злоупотреблений со стороны последних. Кроме того, осуществление функций НПФ управляющей компанией в дополнение к ее деятельности по управленню иными активами значительно увеличит финансовую нагрузку на управляющие компании, в том числе в части формирования дополнительных резервов, взносов на поддержание системы гарантирования прав застрахованных лиц. В целом чисто коммерческие управляющие компании представляются неприспособленными для осуществления деятельности по негосударственному пенсионному обеспечению и обязательному пенсионному страхованию.

Таким образом, более предпочтительным представляется вариант с сохранением НПФ в существующем виде с установлением возможности им самим осуществлять инвестирование средств пенсионных накоплений и резервов. При этом отметим, что нет необходимости запрещать передачу соответствующих средств в доверительное управление управляющим компаниям, при условии, что расходы на доверительное управление должны производиться за счет самого фонда, части его вознаграждения. Справедливо распространить этот вывод и на размещение средств пенсионных резервов.

Принцип обеспечения сохранности средств пенсионных накоплений и резервов в отношениях между НПФ и управляющей компанией в действующем законодательстве приобрел иное содержание, нежели тот же принцип в отношениях из пенсионного договора, что было рассмотрено ранее.

Из п. 3 ст. 1024 ГК РФ следует, что при прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное. При этом согласно п. п. 2 и 7 Условий договора о размещении пенсионных резервов, утвержденных Приказом Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Минтруде РФ от 27.12.1999 г. № 134 «Об утверждении Условий договора о размещении пенсионных резервов»[278] j возможность установления иного правила (то есть исключения обязанности по возврату всего переданного в доверительное управление имущества) исключена. При этом управляющая компания несет ответственность перед фондом и его участниками за ненадлежащее исполнение возложенных на нее обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 4 ст. 25 Закона о НПФ). Доверительное управление пенсионными накоплениями подчиняется тем же правилам (п. 1 ст. 36.13 Закона о НПФ, п. 38 Типовой формы договора доверительного управления пенсионными накоплениями).

Указанный подход поддерживается и правоприменительной практикой. Суды указывают, что надлежащим может быть признано только такое исполнение управляющей компанией своих обязательств по договору доверительного управления, которое обеспечивает достижение целей сохранности и прироста пенсионных резервов, накоплений, для чего деятельность компании при размещении средств пенсионных резервов, накоплений должна осуществляться на принципах надежности, ликвидности, доходности и диверсификации. Правовое значение, по мнению судов, имеет именно достижение цели сохранности и прироста пенсионных резервов, накоплений, а не само по себе совершение действий независимо от того, привели ли они к указанной цели или нет. В противном случае теряется смысл передачи пенсионных резервов, накоплений в доверительное управление. Подобная позиция выражена, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 10.07.2013 г. по делу № А40-82604/2012, Определении ВАС РФ от 23.12.2013 г. по делу № А40-82604/2012, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 19.03.2015 г. по делу № А40-67174/2013, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 06.04.2016 г. по делу № А40- 41244/2015.

На необходимость обеспечения возврата переданных в доверительное управление средств пенсионных резервов указывал н Конституционный Суд РФ в Определении от 17.07.2012 г. № 1479-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «Управляющая компания «Тройка Диалог» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 24 и 25 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах».

Следует отметить, что принцип сохранности в равной степени применим и к пенсионным резервам, и к пенсионным накоплениям[279]. Поэтому правовые позиции тех из приведенных выше судебных актов, которые по фактическим обстоятельствам касались возврата из доверительного управления пенсионных накоплений, применимы и к пенсионным резервам.

Таким образом, исходя из приведенных выше норм права и правоприменительной практики, принцип сохранности средств пенсионных резервов при их размещении через управляющую компанию обеспечивается, в частности, и обязательством управляющей компании возвратить негосударственному пенсионному фонду по истечении срока действия договора доверительного управления пенсионные резервы в размере не менее переданных. При этом, учитывая ранее сформулированный вывод об ином содержании принципа сохранности пенсионных резервов в отношениях между фондом и участником, обнаруживается противоречие.

Указанное противоречие в содержании принципа обеспечения сохранности средств пенсионных резервов может быть устранено путем реализации предложения о передаче фондам полномочий по самостоятельному размещению средств пенсионных резервов. При действующем правовом регулировании необходимо обратить внимание правоприменителя на то, что принцип обеспечения сохранности средств пенсионных резервов и накоплений сформулирован в ст. 24 Закона о НПФ как принцип размещения и инвестирования средств пенсионных резервов и накоплений соответственно. Указанное формально не позволяет распространить его действие на отношения между НПФ и вкладчиком в свою пользу. Таким образом, в законе и практике наблюдается смешение отношений на этапе, когда НПФ выступает организатором инвестирования н на этапе, когда НПФ выступает институциональным инвестором. Представляется, что принцип сохранности должен иметь более общее применение, нежели иные принципы, сформулированные в ст. 24 Закона о НФП. При этом его реализация должна обеспечиваться исключительно путем соблюдения фондом установленных правил размещения этих средств, осуществления нм своей деятельности исключительно в целях сохранения н прироста средств пенсионных резервов. В отношении средств пенсионных накоплений принцип сохранности реализуется также посредством существования системы гарантирования прав застрахованных лиц.

Тем не менее, рассмотрим некоторые особенности существующего механизма инвестирования с помощью управляющих компаний.

Предметом договора доверительного управления пенсионными резервами н накоплениями являются средства пенсионных резервов н накоплений, активы, в которые они вложены, а также доход, полученный в результате инвестирования. В соответствии с п. 2 ст. 1020 ГК РФ права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управленню имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества. Пунктом 3 ст. 1024 ГК РФ предусмотрено, что при прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное. Из приведенных норм следует, что доверительный управляющий обязан при прекращении договора доверительного управления возвратить учредителю управления все имущество, включая изначально переданное управляющему, а также доход, полученный в результате действий по управленню этим имуществом. Учитывая специфику доверительного управлення средствами пенсионных резервов н накоплений, приобретает особое значение установление размера переданных в доверительное управление средств, безусловная обязанность по возврату которых лежит на доверительном управляющем. В ходе осуществления действий по дове- ригельном}' управлению средствами пенсионных резервов н накоплений, возникает финансовый результат (доход), который приводит к увеличению общего размера средств, находящихся в доверительном управлении. При этом в каждый момент времени в период действия договора и средства пенсионных резервов и доход, полученный от нх размещения, находятся в доверительном управлении управляющей компании в силу п. 2 ст. 1020 ГК РФ. Согласно ст. 27 Закона о НПФ на пополнение средств пенсионных резервов н накоплений должно направляться не менее 85 процентов дохода, полученного фондом от инвестирования соответствующих средств после вьнета вознаграждения управляющей компании (управляющим компаниям) н специализированному депозитарию. Договор доверительного управления, как правило, является возмездным (ст. 1023 ГК РФ), хотя стороны вправе согласовать условие о его безвозмездности[280]. Договор доверительного управления средствами пенсионных резервов н накоплений также может быть как возмездным, так н безвозмездным (п. 1 ст. 1016 ГК РФ, п. 5 Условий договора о размещении пенсионных резервов). Доверительный управляющий вправе требовать возмещения необходимых расходов, произведенных нм при доверительном управлении имуществом, за счет доходов от использования этого имущества (ст. 1023 ГК РФ). А согласно п. 13 ст. 25 Закона о НПФ оплата расходов, связанных с инвестированием средств пенсионных резервов н накоплений, производится соответственно нз средств пенсионных резервов н средств пенсионных накоплений. Пунктом 11 Условий договора о размещении пенсионных резервов также установлено, что вознаграждение управляющему должно производиться исключительно за счет доходов от управления пенсионными резервами. Изложенное, в совокупности с целями инвестирования средств пенсионных резервов н накоплений (сохранение н прирост соответствующих средств), а также исходя нз недопустимости нарушения прав участников н вкладчиков фонда, позволяет сделать вывод, что уплата расходов, связанных с размещением средств пенсионных резервов, производится за счет дохода от размещения этих средств н, соответственно, уменьшает его размер. Поэтому правомерным является включение в состав переданных в доверительное управление н подлежащих безусловному возврату средств пенсионных резервов н накоплений дохода от их инвестирования, уменьшенного на расходы, связанные с их инвестированием, включая оплату вознаграждения управляющему. Важно помнить, при этом, что размер дохода (за вычетом всех выплат) от размещения средств пенсионных резервов и накоплений в таком случае должен быть фиксируемым и исключающим при обычных условиях оборота возможность и необходимость произведения за его счет каких-либо выплат управляющему (вознаграждения или расходов).

При заключении возмездного договора доверительного управления стороны свободны в определении размера, формы и порядка выплаты вознаграждения доверительному управляющему (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Сложившаяся практика заключения и исполнения договоров доверительного управления пенсионными резервами и накоплениями показывает, что вознаграждение за услуги управляющего, как правило, включает в себя часть, зависящую от финансового результата инвестирования средств пенснонньгх резервов и накоплений. При установлении в договоре доверительного управления отчетных периодов, по их результатам стороны определяют объем исполненных обязательств по договору, в том числе, рас- считьгвают финансовьгй результат с учетом расходов на управление и производят начисление и выплату вознаграждения управляющему. Поэтому доход от инвестирования средств пенсионных резервов и накоплений за отчетный период, предшествующий последнему, уменьшенный на расходы, связанные с их инвестированием, включая оплату вознаграждения управляющему, подлежкит возврату при прекращении договора доверительного управления Данный подход подтверждается и судебной практикой (например, постановление ФАС Уральского округа от 10.02.2010 г. по делу № А5 0-11466/2009, решение Арбитражкного суда г. Москвы от 15.05.2013 г. по делу № А40-63656/2011).

Указанное не противоречит п. 2 ст. 1020, п. 3 ст. 1024 ГК РФ, а также отвечает принципу сохранности средств пенснонньгх резервов и накоплений при их инвестировании (ст. 24 Закона о НПФ). Кроме того, подобный подход гарантирует максимальное соблюдение баланса интересов доверительного управляющего н НПФ, поскольку исключает возмещение расходов по размещению средств пенсионных резервов н накоплений в одном периоде за счет дохода от размещения этих средств в предыдущем периоде. Иное означало бы также, что управляющая компания, исчислив и получив на основании данных одного отчетного периода размер своего вознаграждения, в части зависящий от финансового результата инвестирования, имела бы преимущество перед НПФ, который в результате отрицательного финансового результата в следующем периоде и прекращения договора доверительного управления лишался бы и вознаграждения, уплаченного в пользу управляющего, и дохода, полученного в предыдущем отчетном периоде.

C учетом изложенного необходимо отметить, что доход от инвестирования средств пенсионных резервов и накоплений, зафиксированный по окончании отчетного периода, имеет в следующем отчетном периоде тот же правовой режим, что и имущество, первоначально переданное фондом в доверительное управление.

Нормы ГК РФ не предусматривают прямой обязанности доверительного управляющего извлекать в процессе управления имуществом доходы. В соответствии сп. 1 ст. 1012 ГК РФ в содержание предмета договора включается обязанность доверительного управляющего осуществлять управление в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). При этом нормы ГК РФ о доверительном управлении не раскрывают понятия интереса, который в свою очередь может заключаться как в сохранении и поддержании определенного состояния имущества, извлечении его полезных свойств, так и в получении доходов от управления ним. Лишь путем совокупного толкования норм представляется возможным установить, что интерес учредителя или выгодоприобретателя заключается именно в получении доходов от управления имуществом.

Нормы Закона о НПФ (напр., п. 2 ст. 25), Правил размещения средств пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 01.02.2007 г. № 63 (п. 2), указывают на конкретные цели инвестирования средств пенсионных ре-

зервов (включая передачу средств в доверительное управление): их сохранение и прирост.

Согласно п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422). Поэтому, представляется, что стороны вольны установить минимальный гарантированный прирост переданных в управление пенсионных резервов и накоплений. Подобный подход находит свое отражение в правоприменительной практике. Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 15.09.2010 г. по делу № А47-7499/2009, суд указал, что обязанность доверительного управляющего ежемесячно перечислять в пользу учредителя управления доходы от доверительного управления имуществом твердой денежной сумме не противоречит правовой природе договора доверительного управления, имеющего возмездный характер, и нормам гл. 53 ГК Российской Федерации. ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 09.02.2010 г. по делу № А5б-15 610/2009 признал возможность установления в договоре доверительного управления средствами пенсионных резервов обязанности выплаты НПФ гарантированного дохода[281].

Установление подобной обязанности в договоре доверительного управления полностью согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной им в Постановлении Пленума от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах». Согласно этой позиции, возможность закрепления того или иного договорного условия зависит от наличия в законе императивной нормы, запрещающей устанавливать такое условие. При определении императивности нормы, необходимо исходить из целей законодательного регулирования. Закон не содержит явно выраженного запрета на установление обязанности по выплате гарантированного дохода учредителю доверительного управления. Более того, цель законодательного регулирования отношений по размещению средств пенсионных резервов н накоплений (их сохранение н прирост) подразумевает поощрение добровольного принятия на себя управляющим обязанности по выплате учредителю доверительного управления минимального гарантированного дохода вне зависимости от фактического финансового результата размещения средств.

Таким образом, включение в договор доверительного управления обязательств доверительного управляющего обеспечить сохранность н гарантированный прирост переданных пенсионных резервов н накоплений путем обеспечения нх определенной стонмоCTH (размера) не противоречит действующему законодательству н правовой природе соответствующего договора.

Соответствует действующему законодательству н установление в договоре доверительного управления обязанности управляющего возместить за счет собственных средств сумму пенсионных резервов н гарантированного прироста. При этом такая обязанность управляющего не является мерой ответственности последнего. Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствнн с условиями обязательства н требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий н требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Независимо от финансового результата размещения средств пенсионных резервов, доверительный управляющий несет обязанность по возврату средств пенсионных резервов н выплате гарантированного прироста. Соответствующие обязанности в соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса РФ следуют нз закона н договора. Поэтому обязанность возместить недостающие суммы средств пенсионных резервов н гарантированного прироста за счет собственных средств не имеет признаков ответственности.

Основные способы защиты гражданских прав установлены ст. 12 Гражданского кодекса РФ. Обязанность по возврату переданных в доверительное управление средств, а также по уплате гарантированного дохода устанавливается договором (как путем включения соответствующего условия в текст договора, так н закрепления этой обязанности в законе). Поэтому требование, с которым НПФ обратится к управляющей компании в случае неисполнения предусмотренных договором обязательств по обеспечению сохранности н гарантированного прироста переданных пенсионных резервов в любом случае будет являться требованием об уплате денежного долга, возникшего нз договора (основного долга). Большинство исследователей на основе анализа судебно-арбитражной практики приходит к справедливому выводу, что требование о взыскании основного долга относится к такому способу защиты права, как требование о присуждении к исполнению обязательства в натуре1. Важно разграничивать требования об уплате денежного долга и требование о взыскании у бытков. В литературе отмечается, что требование о взыскании денежного долга и убытков имеют разные основания[282] [283]. Основанием появления договорной ответственности в форме возмещения убытков будет нарушение первоначального основного обязательства - правонарушение, основной денежный долг же возникает на основании договора, каких-либо иных правомерных действий.

Если при установлении основного денежного долга сторонами реализуется в первую очередь принцип свободы договора, то при убытках, возникших в результате нарушения исполнения обязательства, этот принцип заменяется другим - принципом полного возмещения убытков.

Стоит отметить отдельно, что не имеет правового значения в рассматриваемой ситуации истечение срока действия договора доверительного управления, поскольку условия договора, предусматривающие рассматриваемые обязательства доверительного управляющего имеют целью регулирование отношений сторон в период после прекращения договора. Указанная позиция поддерживается в п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.06.2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора».

Таким образом, заявляя требование о взыскании с управляющей компании переданных средств пенсионных резервов, а также минимального гарантнро- ванного дохода, фонду надлежит руководствоваться общими правилами об исполнении обязательств, предусмотренными в ст. 309, 310 ГК РФ. Указанное требование относится к такому способу защиты гражданских прав как требование о присуждении к исполнению обязательства в натуре.

В заключение настоящего параграфа обозначим следующие вьтводьт.

Инвестирование средств пенсионньтх резервов н накоплений осуществляется фондом как непосредственно, так н через управляющие компании путем заключения с ннмн договора доверительного управления. Сложившееся нормативное регулирование правового статуса НПФ н управляющих компаний позволяет прнйтн к выводу о необходимости передачи полномочий по самостоятельному инвестированию средств пенсионных накоплений н резервов негосударственным пенсионньгм фондам. В текущей ситуации это позволит также устранить противоречие в содержании принципа сохранности средств пенсионньгх резервов и накоплений в правоотношении между вкладчиком в свою пользу и фондом с одной стороны, и в правоотношении между фондом и управляющей компанией с другой. Конструкция доверительного управления в том виде, в котором она существует в российском законодательстве, с учетом специфики, предусмотренной нормами специального пенсионного законодательства, обязьгвает доверительного управляющего возвратить фонду средства в размере, не менее переданных. В то же время отсутствует безусловное обязательство фонда выплатить участнику денежные средства в соответствующем размере.

Существует необходимость уточнения полномочий Банка России в части установления обязательных условий договоров доверительного управления средствами пенсионных накоплений и резервов, поскольку существующее регулирование не является прозрачным и создает возможности двоякого толкования.

Правомерно и целесообразно включение финансового результата (доходов) от размещения средств пенсионньгх резервов за отдельно взягьгй период действия договора доверительного управления (отчетньгй период) в состав имущества, подлежащего возврату при прекращении срока действия договора доверительного управления. Равно как и включение в договор доверительного управления обязательств доверительного управляющего обеспечить сохранность и гарантированный прирост переданных в доверительное управление пенсионных резервов путем обеспечения нх определенной стонмоCTH (размера), а в случае неисполнения указанных обязательств возместить недостающую сумму за счет собственных средств управляющей компании. При этом требование фонда о взыскании с управляющей компании переданных средств пенсионных резервов, а также гарантированного прироста, является требованием о присуждении к исполнению обязательства в натуре (ст. 309, 310 ГК РФ).

<< | >>
Источник: Коньков Кирилл Александрович. НЕГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕНСИОННЫЙ ФОНД КАК СУБЪЕКТ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРАВООТНОШЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2017. 2017

Еще по теме НПФ как институциональный инвестор:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -