<<
>>

§ 1. Проблемы обеспечения доступа человека и гражданина к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

В современном обществе законодательное закрепление и регламентация прав и свобод человека и гражданина в международном праве в целом и в законодательстве Российской Федерации в частности идет по пути максимальной демократизации, предоставления каждому самых широких правомочий для реализации того или иного права с выбором вариантов поведения самим индивидом.

Вместе с тем расширение пределов реализации прав и свобод человека и гражданина не может быть безграничным. В последнее время все чаще общество и государство сталкиваются не только с нарушениями прав и свобод человека и гражданина в той или иной сфере, но и с возрастанием угрозы государственной и общественной безопасности в связи с усилением экстремистской и террористической опасности.

Аналитики утверждают, что «в ближайшее десятилетие мир будет жить в условиях постоянной угрозы ядерной войны, возрастающей вероятности возникновения конфликтов из-за энергоресурсов, продовольствия и воды, в условиях стратегического соперничества, связанного с торговлей, инвестициями, техническими инновациями, в условиях непрекращающейся войны конкуренции. На этом фоне терроризм будет все чаще выступать как инструмент ведения новых форм войны и разрешения конфликтов»[213].

Несомненно при этом то, что в складывающихся условиях государства будут максималвно стремитвся к обеспечению своей как внешней, так и внутренней безопасности, в том числе с помощвю правоввіх средств, направ- ленных на ограничение прав и свобод граждан путем лимитирования доступа к информации о деятелвности своих государственник органов.

В настоящее время доступ к информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, с одной сторонні, входит в число основнвіх способов участия граждан в управлении государством, а с другой - является формой реализации человеком и гражданином конституционного права на информацию.

По своему содержанию доступ к информации еств форма реализации конституционного права на информацию, которая предполагает предоставление управомоченному субъекту возможности поиска и получения информации, а также обеспечения государственнвши органами и органами местного самоуправления возможности каждого на получение информации о своей деятелвности в установленном порядке.

Аналогичной позиции придерживается Е. К. Волчинская, указвівающая на то, что право искатв и получать информацию составляет право на доступ к информации1. М. В. Короткова также правилвно отмечает, что право на доступ к информации, как и право на информацию, составляет ядро правового статуса личности, положено в основу всех других прав и свобод, уста- новленнвк иными нормативними правовими актами, закрепляется за каж- двм человеком и гражданином, характеризуется всеобщноствю, ввіступает в качестве предпосвілки любого правоотношения в конкретной сфере, постоянного, неотъемлемого права каждого участника правоотношения и гарантируется конституционно установленной обязанноствю, закрепленной в ч. 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации[214] [215].

Таким образом, доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления есть основная форма реализации человеком и гражданином конституционного права на информацию, поскольку без этого доступа человек и гражданин не может эффективно участвовать в процессе управления государством, быть включенным в общественную жизнь. При этом доступ к информации и конституционное право человека и гражданина на информацию нужно рассматривать как часть и целое.

В настоящее время вопросам обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления посвящено множество нормативных правовых и ведомственных актов, которые принимаются на федеральном уровне, на уровне субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления. Вместе с тем процесс принятия данных нормативных правовых актов до сих пор не упорядочен, что часто приводит к нарушениям конституционного права человека и гражданина на информацию.

До 2010 г. основу правового регулирования доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления составляли ст. 24 и 29 Конституции Российской Федерации и отдельные нормы Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Но в них опосредовались лишь общие вопросы доступа человека и гражданина к информации, что объективно не могло в полной мере обеспечивать реализацию человеком и гражданином своего конституционного права на информацию путем участия в деятельности тех или иных государственных органов и органов местного самоуправления.

C 1 января 2010 г. вступил в силу Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», который позволил обеспечить реализацию принципа открытости государственных органов и органов местного самоуправления, сделать данные органы информационно доступными для граждан, а значит, подотчетными обществу. Он закрепил механизм реализации гражданами своего конституционного права на информацию посредством доступа к сведениям о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, установил новвіе возможности получения от органов власти информации, обязав их публично размещатв информацию о своей деятелвности в сети Интернет (п. 2 ст. 6, ст. 10 Закона), в специалвно отведеннвіх местах (ст. 16) и согласно утвержденному перечню (ст. 13, 14), предоставлятв информацию по запросам граждан (ст. 18).

Однако нормативное закрепление указанной формні реализации конституционного права на информацию не бвіло поддержано законодателвно установленной ответственноствю за нарушение порядка обеспечения такого доступа.

В п. 1 ст. 1 Закона дано понятие информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления - это информация (в том числе документированная), созданная в пределах своих полномочий государственнвши органами, их территориалвнвши органами, органами местного самоуправления или организациями, подведомственнвши государствен- HBiM органам, органам местного самоуправления, либо поступившая в указан- нвіе органні и организации.

К информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления относятся также законні и инвіе нормативнвіе правоввіе актві, а к информации о деятелвности органов местного самоуправления - муниципалвнвіе правоввіе актві, устанавливающие структуру, полномочия, порядок формирования и деятелвности этих органов и организаций, и иная информация, касающаяся их деятелвности.

Данное понятие является ключеввш для названного Закона, посколвку именно от его содержания зависят определение объема тех правоотношений, на которвіе он распространяет свое действие, и все закрепленнвіе в нем правоввіе гарантии обеспечения доступа к информации. Иначе говоря, любой документ, находящийся в государственном органе или органе местного самоуправления, созданный в пределах их полномочий, либо информация в ином виде подпадает под регулирование этого Закона и может бвітв предоставлена при условии соблюдения ограничений, установленнвіх как ст. 55 Конституции России, так и самим Законом (ст. 5).

Вместе с тем млі считаем, что в связи с расширительным толкованием понятия «информация» до настоящего времени остается проблемой обеспечение права пользователя на получение (ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ) от того или иного государственного органа и (или) органа местного самоуправления имеющейся у него достоверной и актуальной информации, если эта информация не создана данным органом либо его должностными лицами в соответствии с их компетенцией. Причиной тому является невозможность государственного органа и органа местного самоуправления гарантировать достоверность и актуальность подобной информации.

Например, 14 мая 2014 г. Главе Екатеринбурга - Председателю Екатеринбургской городской Думы Е. В. Ройзману поступил запрос от депутата Государственной Думы - члена комитета Думы по транспорту А. Н. Васильева о предоставлении сведений об основных объектах строительства, реконструкции, капитального ремонта на улично-дорожной сети города, выполненных за счет средств местного, регионального и федерального бюджетов и введенных в строй в период с 2010 по 2014 г.

Но обладая указанной информацией в силу замещаемой должности, Е. В. Ройзман не может обеспечить ее достоверность, так как не наделен полномочиями по осуществлению контроля за реализацией строительства объектов недвижимости на территории муниципального образования, а также вводом их в эксплуатацию, контроля за исполнением бюджета муниципального образования, расходованием субсидий и дотаций из бюджетов иных уровней. В данном случае предоставление запрашиваемой информации не обеспечивает реализацию заявителем права на доступ к информации в полном объеме. Сказанное касается и обычных граждан.

Учитывая изложенное, мы полагаем, что государственные органві и органні местного самоуправления должнві предоставлятв толвко ту информацию, которая непосредственно отнесена к их компетенции. При запросе информации, не относящейся к компетенции того или иного государственного органа или органа местного самоуправления, в направляемом заявителю ответе необходимо указвіватв на источник, из которого возможно получитв такую информацию, а при наличии запрашиваемой информации - указвіватв дату ее актуализации[216].

Переченв категорий запрашиваемой информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, закреплен в ст. 13 Федералвного закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления», а состав информации, размещаемой в сети Интернет, периодичности ее размещения и сроки обновления определяются отдельными перечнями информации, утверждаемвіми подзаконнвіми нормативними правовими актами (ст. 14 Закона).

В развитие названнвіх положений 24 ноября 2009 г. бвшо принято постановление Правителвства РФ № 953 «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности Правителвства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти». Указами Президента РФ от 10 августа 2011 г. № 1060-1080, от 9 января 2012 г. № 47, от 14 октября 2012 г. № 1379 утверждены перечни информации о деятельности федеральных государственных органов, руководство деятельностью которых он осуществляет.

Перечни информации о деятельности Государственной Думы и Совета Федерации утверждены постановлением Государственной Думы от 23 декабря 2009 г. № 3018-5 ГД «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и постановлением Совета Федерации от 25 декабря 2009 г. № 556-СФ «Об информации о деятелвности Совета Федерации Федералвного Собрания Российской Федерации, размещаемой в сети Интернет».

На основании Указа Президента РФ от 10 августа 2011г. №1079 утвержден переченв информации о деятелвности Управления делами Президента Российской Федерации, размещаемой в сети Интернет1, в осталвной части вопросві доступа к информации о деятелвности Президента регламентируются федеральным законодательством.

Федеральным органам исполнительной власти постановлением Правительства РФ от 24 ноября 2009 г. № 953 предписано: обеспечить доступ граждан и организаций к информации о своей деятельности, за исключением сведений, отнесенных к информации ограниченного доступа, путем создания информационных ресурсов в соответствии с перечнем информации, доступ к которой должен быть предоставлен; своевременно и регулярно размещать информацию о своей деятельности в информационных системах общего доступа, в том числе в сети Интернет; систематически информировать граждан и организации о своей деятельности иными способами, установленными законодательством.

К сожалению, не все федеральные органы приняли к исполнению положения приведенных нормативных правовых актов, что приводит к отстаиванию гражданами, юридическими лицами своего конституционного права в суде. Так, в Дзержинском районом суде г. Санкт-Петербурга по иску Вдовина Ю. И. и в одном из московских судов по исковому заявлению Института развития свободы информации рассматривались дела о признании незаконным бездействия ряда федеральных органов исполнительной власти России (министерств и ведомств), выразившегося в неразмещении информации о своей деятельности в сети Интернет, что явилось нарушением конституционного права заявителей на информацию[217] [218].

Требования к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения полвзования официалвными сайтами федералвных органов исполнителвной власти во исполнение и. 4 ст. 10 Закона утверждены приказом Министерства экономического развития РФ от 16 ноября 2009 г. № 470.

Вопросам обеспечения доступа к информации в сфере судебной власти посвящены (помимо названных) как отделвные нормы Конституции России, так и специалвные федералвные законы, регулирующие вопросы организации и деятелвности органов судебной власти.

Согласно ч. 1 ст. 123 Конституции России, ст. 9 Федералвного конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» разбирателвство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных феде- ралвным законом. Указанная норма закрепляет принцип открытости судебной власти, а значит и свободное обеспечение доступа к информации о ее деятелвности. Основное назначение открытости судебного разбирателвства - контролв общества за качеством правосудия. Публичности судебного разбирателвства дает возможности убедитвся, что правосудие осуществляется в полном соответствии с законом или, напротив, с нарушением законодателв- ства, что дает повод любому лицу обратитвся с соответствующим заявлением в квалификационную коллегию судей[219].

Действующее федералвное законодателвство регулирует вопросы доступа к информации о деятелвности судов достаточно полно, обеспечивая права человека и гражданина не толвко на присутствие в том или ином судебном процессе, но и на ознакомление с решениями суда в открытых информационных источниках, с информацией о работе суда и деятелвности его аппарата как на официалвном сайте суда в сети Интернет, так и в общедоступных местах в помещениях, занимаемых самим судом.

В частности, Федералвный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности судов в Российской

Федерации», регламентирующий доступ к информации, подготовленной в пределах своих полномочий судами, Судебным департаментом, органами судейского сообщества либо поступившей в даннвіе органві и относящейся к деятелвности судов, вперввіе закрепил основнвіе принципві обеспечения доступа к информации о деятелвности судов (ст. 4), установил требования, ко- торвіе должнві вві пол нятв с я при обеспечении доступа к указанной информации (ст. 11). Закон определил способві обеспечения доступа к информации о деятелвности судов: присутствие граждан в судебном заседании, опубликование информации в средствах массовой информации, размещение информации в сети Интернет, размещение информации в занимаемвіх судами, Судеб- HBiM департаментом, органами судейского сообщества помещениях, ознакомление с информацией, находящейся в архивах, и предоставление информации по запросу.

Таким образом, доступ к информации о деятелвности судов в Российской Федерации обеспечивается в основном двумя способами: путем присутствия в открвітом судебном заседании либо путем получения сведений из общедоступнвіх источников информации (официальный сайт в сети Интернет, просмотр трансляции судебного заседания по телевидению и др.). Вместе с тем, например, Закон США от 20 июня 1966 г. «О свободе информации» (The Federal Freedom of Information Act)[220] положений о доступе к информации о деятельности судов не содержит.

Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» закрепляет общие положения о форме взаимодействия судов, Судебного департамента, органов судейского сообщества с редакциями средств массовой информации (ст. 21-23). В настоящее время продолжается процесс формирования базы ведомственных и локальных нормативных актов судебной системы, регламентирующих порядок доступа к информации о деятельности судов. Среди ведомственных актов прежде всего необходимо выделить инструкции по делопроизводству, регламентирующие порядок личного приема и рассмотрения обращений граждан, выдачи материалов дел для ознакомления. Также можно отметить постановление Президиума Совета судей России от 27 января 2011 г. № 253 «Об утверждении Регламента организации размещения сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на официальном сайте суда общей юрисдикции»[221], которым установлен порядок доступа пользователей к информации о деятельности суда, размещение которой обязательно на официальных сайтах в сети Интернет.

В и. 3.1 данного постановления определены основные принципы размещения сведений о находящихся в суде делах и текстах судебных актов, а именно: безопасность участников судебного разбирательства; соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, право организаций на защиту их деловой репутации; соблюдение прав и законных интересов участников судебного процесса при предоставлении информации о деятельности судов; достоверность текстов судебных актов.

Важно отметить, что данные принципы не регламентируются законодательством, однако созвучны установленным в ст. 4 Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» основным принципам обеспечения доступа к информации о деятельности судов: 1) открытости и доступности информации о деятельности судов; 2) достоверности информации о деятельности судов и своевременности ее предоставления; 3) свободы поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности судов любым законным способом; 4) соблюдения прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиты их чести и деловой репутации, права организаций на защиту их деловой репутации; соблюдения прав и законнвіх интересов участников судебного процесса при предоставлении информации о деятелвности судов; 5) невмешателвства в осуществление правосудия при предоставлении информации о деятелвности судов.

Несмотря на это, одной из насущнвіх проблем обеспечения доступа к указанной информации является несвоевременное ее размещение на сайтах судов в связи с болвшой их загруженноствю, хотя в гл. 7 указанного постановления, а также в ст. 25 Федералвного закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности судов в Российской Федерации» закреплено требование об осуществлении уполно- моченными лицами контроля за размещением текстов судебнвіх актов на сайте суда.

Сильный толчок развитие нормативно-правовой базы обеспечения доступа к информации о деятельности судов в России получило в 2009 г., когда вопросы обеспечения доступа к информации о деятельности мировых судей и конституционных (уставных) судов обсуждались на заседании Президиума Совета судей Российской Федерации.

В ходе заседания было отмечено, что в соответствии со вступающим в силу с 1 июля 2010 г. Федеральным законом «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» вопросы формы предоставления информации, требования к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования официальными сайтами, ознакомления пользователей с информацией о деятельности судов, находящейся в архивных фондах, организации доступа к этой информации, опубликования судебных актов и иной информации о деятельности судов в отношении конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и мировых судей должны регулироваться также законодательством субъектов Российской Федерации. В связи с этим в каждом субъекте Федерации предстояло разработать и принять соответствующий закон, а инициаторами его принятия могли выступить суды субъектов Российской Федерации.

На основании изложенного Президиум Совета судей Российской Федерации принял постановление от б августа 2009 г. № 1871, в котором поручил комиссиям Совета судей Российской Федерации совместно с Судебным департаментом при Верховном Суде РФ в срок до 1 ноября 2009 г. разработать проект закона субъекта Российской Федерации «Об обеспечении доступа к информации о деятельности мировых судей и конституционного (уставного) суда»[222] [223] [224].

Разработанный с целью реализации права человека и гражданина на информацию, а также в развитие положений федерального законодательства проект закона был положен в основу принимаемых субъектами Российской Федерации нормативных правовых актов в сфере обеспечения доступа к информации о деятельности конституционных (уставных) судов и мировых судей.

Например, 15 июля 2010 г. был принят Закон Свердловской области № бб-ОЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Уставного Суда Свердловской области и мировых судей Свердловской области» , 28 октября 2010 г. - Закон Республики Ингушетия № 51-РЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Конституционного суда Республики Ингушетия и мировых судей Республики Ингушетия»[225].

Вопросы обеспечения доступа к информации о деятельности конституционных (уставных) судов, арбитражных судов регулируются также регламентами деятельности данных судов, а также в принимаемых ими решениях.

О вопросах гласности в арбитражном процессе говорится в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 2012 г. № 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе»1, в котором отмечается, что в открвітом судебном заседании вправе присутствоватв любой гражданин, в том числе представители средств массовой информации, а недостаточная вместимости зала - не повод отказвіватв в допуске в судебное заседание (если нет оснований закрвіватв процесс), так как вопрос можно решитв путем организации трансляции заседания.

В случаях, когда открвітоств процесса может привести к разглашению государственной тайнві, а также если законом предусмотрено закрвітое заседание, арбитражный суд закрвівает процесс по собственной инициативе. Если нужно сохранитв коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну (например, медицинскую), то процесс может бвітв закрвіт толвко по инициативе заинтересованного в этом лица, участвующего в деле. Инвіе участники процесса не вправе заявляти подобнвіе ходатайства.

Вопрос об обеспечении доступа к информации о деятелвности Государственной Думві решается в ее постановлении от 23 декабря 2009 г. № 3018-5 ГД[226] [227], в соответствии с которвш разработан Порядок организации доступа и контроля за обеспечением доступа к информации о деятелвности Государственной Думві Федералвного Собрания Российской Федерации[228].

В п. 2.1 Порядка аналогично положениям Федералвного закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ в качестве способов обеспечения доступа человека и гражданина к информации о деятелвности Государственной Думві опреде- лены: 1) обнародование (опубликование) Государственной Думой информации о своей деятелвности в средствах массовой информации; 2) размещение информации о деятелвности Государственной Думві в сети Интернет на офи- циалвном сайте Государственной Думы; 3) размещение информации о деятелвности Государственной Думві на стендах и с помощью других технических средств в помещении отдела по работе с обращениями граждан (приемной Государственной Думы) Управления по связям с общественноствю и взаимодействию со средствами массовой информации Аппарата Государственной Думы; 4) ознакомление с информацией о деятелвности Государственной Думві в отделе по работе с обращениями граждан, а также в установленном порядке через библиотечнвіе и архивнвіе фонды, находящиеся в Государственной Думе; 5) присутствие граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественник объединений, государственник органов и органов местного самоуправления, на заседаниях Государственной Думы в порядке, установленном Положением о пропускном режиме в Государственной Думе Федералвного Собрания Российской Федерации; 6) предоставление пользователям информацией по их запросу информации о деятельности Государственной Думы.

Аналогичные правовые акты приняты Советом Федерации Федерального Собрания РФ[229]. Вместе с тем если в п. 7.1 Распоряжения Председателя Государственной Думы от 12 января 2010 г. № Зр-1 «Об утверждении Порядка организации доступа и контроля за обеспечением доступа к информации

0 деятельности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» установлено, что контроль за обеспечением такого доступа осуществляет Председатель Государственной Думы, а контроль за соблюдением настоящего Порядка - Руководитель Аппарата Государственной Думы, то для Совета Федерации такие требования какими-либо правовыми актами и внутренними документами не определены. Отсутствие же надлежащего контроля за своевременностью, актуальностью и достоверностью предоставления информации является причиной нарушения конституционного права человека и гражданина на информацию.

В этом случае можно сделать вывод о том, что не все органы государственной власти выполняют возложенные на них Конституцией России обязанности по обеспечению реализации прав и свобод человека и гражданина.

К сожалению, до настоящего времени и на сайтах некоторых федеральных органов государственной власти публикуются лишь отдельные блоки необходимой информации, что ежегодно констатируется Фондом свободы информации по результатам проводимых мониторингов.

Конституции (уставы) субъектов Российской Федерации содержат положения о праве граждан на информацию, закрепляют основы правового статуса и организации деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации: высшего должностного лица, исполнительного и законодательного (представительного) органов субъекта РФ в данной сфере. Однако анализ этих актов показал, что в них отсутствуют положения, детально регламентирующие вопросы доступа к информации о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а это порождает соответствующие проблемы.

В частности, мониторинг официальных сайтов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации на предмет выявления степени их соответствия требованиям, закрепленным в Федеральных законах от 9 февраля 2009 г. № 8-Ф «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» и от б октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в иных нормативных правовых актах, проведенный Фондом свободы информации, выявил, что для данных государственных органов характерна очень низкая динамика роста информационной открытости в целом: если к концу 2009 г. ее средний коэффициент составлял 43,08 %, то в 2012 г. этот показатель увеличился лишь на 1,72 %, составив 44, 80 0Zo[230]. В свою очередь несоблюдение принципов открытости, гласности, требования об установлении перечней информации, подлежащей раскрытию (размещению на офици- альном сайте в сети Интернет), является одной из основнвіх причин нарушения конституционного права на информацию.

Несоблюдение федералвного законодателвства, специалвнвіх законов субъектов Российской Федерации, регламентирующих вопросві доступа к информации о деятельности органов государственной власти субъектов, свидетельствует о невыполнении данными органами возложенных на них обязанностей, приводит к нарушениям конституционного права человека и гражданина на информацию, подрывает авторитет власти, формирует у людей чувство незащищенности, нестабильности общества и государства, что требует адекватных мер реагирования со стороны надзорных органов (прокуратура), а также вышестоящих должностных лиц.

Как уже отмечалось, вопросам обеспечения доступа к информации о деятельности федеральных органов исполнительной власти помимо федерального законодательства посвящены постановление Правительства РФ от 24 ноября 2009 г. № 953 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти»; указы Президента РФ от 10 августа 2011 г., устанавливающие перечни размещаемой в Интернете информации о деятельности федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент России[231]; приказ Министерства экономического развития РФ от 16 ноября 2009 г. № 470 «О требованиях к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования официальными сайтами федеральных органов исполнительной власти».

Постановлением Правительства РФ от 10 июля 2013 г. № 583 «Об обеспечении доступа к общедоступной информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных» утверждены Правила отнесения информации к общедоступной информации, размещаемой государственными органами и органами местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме от- крвітвіх даннвіх, Правила определения периодичности размещения в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открвітвіх даннвіх общедоступной информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, сроков ее обновления, обеспечивающих своевременности реализации и защитві полвзователями своих прав и законник интересов, а также инвк требований к размещению указанной информации в форме открвітвіх даннвіх и Правила обязателвного размещения органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления общедоступной информации о деятелвности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, созданной указанными органами или поступившей к ним при осуществлении полномочий по предметам ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации или органам местного самоуправления, в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных[232].

Согласно п. 4 Правил отнесения информации к общедоступной информации, размещаемой государственными органами и органами местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных обязательному отнесению к такой общедоступной информации подлежит информация, включенная:

1) в перечень общедоступной информации о деятельности федеральных государственных органов, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство РФ, и подведомственных им федеральных государственных органов, размещаемой в сети Интернет в форме открвітвіх даннвіх, формируемвш Правителиственной комиссией по координации деятелвности открвітого правителвства и утверждаемый распоряжением Правителвства РФ (для федералвнвіх органов исполнителвной власти);

2) в переченв общедоступной информации о деятелвности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, созданной указанными органами или поступившей к ним при осуществлении полномочий по предметам ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации или органам местного самоуправления, размещаемой в сети Интернет в форме открытых данных, формируемый Правительственной комиссией по координации деятельности открытого правительства и утверждаемый распоряжением Правительства РФ (для органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления при осуществлении ими полномочий по предметам ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления указанным органам);

3) в перечни общедоступной информации о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и органов местного самоуправления, размещаемой в сети Интернет в форме открытых данных (для органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления), утверждаемые соответственно правовым актом органа государственной власти субъекта Российской Федерации, правовым актом иного государственного органа, правовым актом уполномоченного органа местного самоуправления городского округа и муниципального района.

В силу п. 2 Правил обязательного размещения органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления общедоступной информации о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, созданной указанными органами или поступившей к ним при осуществлении полномочий по предметам ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации или органам местного самоуправления, в информационнотелекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных общедоступная информация о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, созданная указанными органами или поступившая к ним при осуществлении полномочий по предметам ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органами государственной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления, размещается указанными органами в форме открытых данных на своих официальных сайтах в сети Интернет в разделе «Открытые данные» или на официальном сайте субъекта России, созданном для публикации общедоступной информации в форме открытых данных.

Посредством открытого размещения указанной информации каждому обеспечивается возможность получать полную и достоверную информацию от первоисточника без направления запроса.

Помимо федерального законодательства, требования к порядку организации доступа к информации о деятельности исполнительных органов государственной власти в субъектах Российской Федерации содержатся практически во всех регламентах деятельности тех или иных органов, а также в региональных нормативных правовых актах.

Например, Правительством Свердловской области в постановлении от 22 июля 2011 г. № 962-ПП установлен перечень информации о деятельности Правительства Свердловской области, размещаемой в сети Интернет, требования к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования официальным сайтом Правительства Свердловской области в сети Интернет, перечень информации о деятельности исполнительных органов государственной власти Свердловской области, территориальных исполнительных органов государственной власти Свердловской области, размещаемой в сети Интернет1, а постановлением от 19 февраля 2014 г. № 88-ПП утвержден Порядок обеспечения присутствия граждан (физических лиц), представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления на заседании Правительства Свердловской области» .

В октябре - ноябре 2012 г. специалисты Фонда свободы информации провели анализ региональных нормативных правовых и иных актов, устанавливающих перечни информации о деятельности высших органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В первую очередь оценивалось соответствие перечней, утвержденных на региональном уровне, перечню, приведенному в ст. 13 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Выяснилось, что в 79 субъектах Российской Федерации из 83 (95 %) приняты акты, утверждающие такие перечни. Однако лишь в 43 субъектах (51,8 %) перечни соответствуют требованиям Закона. Для сравнения: в 2010 г. перечни были утверждены в 69 субъектах, а соответствовали ст. 13 Закона в 32 субъектах Российской Федерации.

Несоответствие региональных перечней федеральному выражалось в следующем: [233] [234]

1) около трети региональных перечней не содержат требования о размещении в сети Интернет текстов проектов законодательных и иных нормативных правовых актов высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, внесенных в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации;

2) примерно половина региональных перечней не закрепляет требования о размещении в сети Интернет описания порядка обжалования нормативных правовых актов и иных решений высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, и сегодня это несоответствие не устранено в полном объеме: около трети региональных перечней не содержат указанного требования1;

3) перечни 20 % субъектов Российской Федерации не содержат требования о размещении информации о состоянии защиты населения и территорий субъекта от чрезвычайных ситуаций и принятых мерах по обеспечению их безопасности;

4) около 17 % перечней не предусматривают размещения в сети Интернет фамилии, имени и отчества руководителя структурного подразделения или иного должностного лица, к полномочиям которого отнесены организация приема лиц и обеспечение рассмотрения их обращений в высшем исполнительном органе государственной власти субъекта Российской Федерации[235] [236].

Кроме того, было выявлено, что сайты государственных органов исполнительной власти в целом являются наиболее открытыми среди сайтов всех органов власти в России, причем прослеживается тенденция к росту степени их открытости, а также значительной модернизации и совершен-

ствованию технологических аспектов функционирования сайтов. Так, если в 2010 г. средний коэффициент информационной доступности (КИД) составлял 40,447 %, то к началу 2012 г. этот показатели увеличился на 10,009 % и составил 54,456 То[237].

Здесв необходимо отметитв, что до настоящего времени, судя по коэффициенту информационной доступности официалвнвіх сайтов государственник органов, реализация доступа к информации о их деятелвности посредством размещения информации в сети Интернет обеспечивается лиши наполовину, что неизбежно ведет к нарушению конституционного права человека и гражданина на информацию.

Вопросві организации доступа к информации о деятелвности ввісшего должностного лица субъекта Российской Федерации, как правило, раскры- ваются в том же акте, что и вопросві организации доступа к информации о деятелвности его органов исполнительной власти, который принимается либо этим должностным лицом, либо высшим органом исполнительной власти субъекта.

Примерами могут быть постановление Губернатора Амурской области от 26 мая 2010 г. № 197 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Губернатора области, Правительства области и исполнительных органов государственной власти области», постановление Губернатора Калужской области от 8 августа 2003 г. № 521 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Губернатора и органов исполнительной власти области», постановление Правительства Санкт-Петербурга от 29 июня 2011 г. № 864 «О мерах по реализации Закона Санкт-Петербурга „Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов Санкт- Петербурга“» и др.

Как отмечалось, отсутствие контроля за соблюдением требований законодательства об обеспечении доступа к информации, невключение соответствующих положений в нормативные правовые акты органов государственной власти порождают нарушения конституционного права человека и гражданина на информацию.

Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ содержит одинаковые требования к порядку организации доступа как к информации о деятельности государственных органов, так и к информации о деятельности органов местного самоуправления. В силу ч. 3 ст. 9 данного Федерального закона организация доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления осуществляется с учетом требований настоящего Федерального закона в порядке, установленном государственными органами, органами местного самоуправления в пределах своих полномочий.

Стоит отметить, что органы местного самоуправления, как и государственные органы, должны конкретизировать положения Закона об обеспечении доступа к информации о своей деятельности в принимаемых ими муниципальных нормативных правовых актах. Однако до настоящего времени далеко не все органы местного самоуправления разработали и приняли такие акты, более того, не все они соблюдают требования федерального законодательства.

Например, прокуратура Свердловской области в сентябре 2014 г. провела проверку соблюдения требований закона об обеспечении доступа к информации о нормотворческой деятельности органов местного самоуправления муниципальных образований, расположенных на территории Свердловской области. Проверка выявила повсеместные нарушения органами местного самоуправления норм федерального законодательства об информации в части несоблюдения требований к полноте и своевременности размещения информации о своей деятельности в сети Интернет. Всего по результатам проверки прокурорами было принесено 5 протестов на положения применяемых правовых актов, внесено 41 представление об устранении нарушений федерального законодательства, возбуждено 27 дел об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 13.27 КоАП РФ, в суды общей юрисдикции направлено 14 исковых заявлений об обязании внести изменения в нормативнвіе правоввіе акты.

В частности, проверка деятелвности органов местного самоуправления городского округа «Нижняя Тура» установила, что в нарушение требований ст. 13 Федералвного закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ на официалвном сайте в сети Интернет отсутствовали сведения о государственной регистрации изменений в Устав городского округа, не размещено несколвко решений Думві городского округа «Нижняя Тура», не размещалисв текстві проектов решений Думы, не определен порядок обжалования муниципалвнвіх право- BBix актов. По резулвтатам проверки Глава городского округа «Нижняя Тура» привлечен к административной ответственности в виде штрафа по ч. 2 ст. 13.27 КоАП РФ[238].

Подобнвіе нарушения ввіявленві и в других муниципалвнвіх образованиях.

Получение официалвной информации является способом увеличения прозрачности деятелвности органов власти, и потому на государстве лежит обязанности по обеспечению систематического доступа человека и гражданина любвши способами, в том числе через злектроннвіе средства коммуникации, ко всем документам, которвіе по закону являются общественнвш достоянием. Согласно Конституции России для обеспечения конституционного права человека и гражданина на информацию органві государственной власти России обязанві: опубликоввіватв законні и инвіе нормативнвіе актві, затрагивающие права, свободві и обязанности человека (ч. 3 ст. 15), обеспечи- ватв каждому возможности ознакомления с документами, материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы лица (ч. 2 ст. 24), обна- родоватв факты и обстоятелвства, создающие угрозу для жизни и здороввя людей (ч. 3 ст. 41). Даннвіе обязанности конкретизируются и в федералвном законодательстве, и в законодательстве субъектов Российской Федерации, и в муниципальных нормативных правовых актах.

Например, обязанности, установленные ч. 2 ст. 24 Конституции нашли дальнейшую конкретизацию в Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и защите информации», в частности в ч. З ст. 3 Закона закреплен принцип открытости и свободного доступа к информации о деятельности государственных органов. В ст. 8 Закона говорится, что граждане (физические лица) и организации (юридические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных федеральными законами, им не может быть ограничен доступ к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов и органов местного самоуправления, а также к информации, за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну, о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств; при этом лицо, желающее получить доступ к такой информации, не обязано обосновывать необходимость ее получения.

Однако несмотря на такой широкий перечень способов реализации права на доступ к информации, их применение не всегда обеспечивается государственными органами и органами местного самоуправления. Так, в силу ч. 2 ст. 10 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ в помещениях государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных библиотек, других доступных для посещения местах должны быть созданы пункты подключения к сети Интернет. Но такие пункты имеются далеко не везде по самым разным причинам: из-за отсутствия соответствующего финансирования, технических возможностей, нехватка специально обученного персонала и др. Данная проблема в основном возникает в небольших населенных пунктах.

Стоит заметить, что наряду с обращениями граждан в государственные органы и органы местного самоуправления с запросами в письменной и электронной форме, Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ предусмотрел такой способ обеспечения доступа пользователей к информации, как присутствие лиц на заседаниях коллегиальных государственных органов и органов местного самоуправления. К сожалению, реализовать данный способ получения информации возможно только при наличии свободных мест в залах заседаний. Поэтому, как правильно отметила Ю. И. Гришаева, «в сравнении с доступом к информации на основании запроса обеспечение доступа пользователей (потребителей информации) на рабочих заседаниях имеет больше условностей в реализации»[239].

Выходом из сложившейся ситуации является обеспечение прямых трансляций, в том числе в сети Интернет, заседаний таких органов, что в настоящее время осуществимо далеко не везде. Но развитие законодательства позволяет сделать вывод о том, что вскоре обозначенная проблема будет решена.

Между тем анализ показал, что в Свердловской области, например, в принятых органами местного самоуправления нормативных правовых актах, закрепляющих порядок проведения этих заседаний, не всегда содержатся нормы, устанавливающие возможность присутствия на них граждан (см. Регламент Думы городского округа «Карпинск», утвержденный решением Карпинской городской Думы от 25 марта 2004 г. № 1/3, Регламент Думы городского округа «Верхотурский», утвержденный решением городской Думы от 25 октября 2006 г. № 46 и др.).

На основании изложенного можно сделать вывод, что причинами продолжающихся нарушений в сфере обеспечения доступа человека и гражданина к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления являются: во-первых, отсутствие внутреннего контроля со стороны уполномоченных должностных лиц данных органов за соблюдением установленного порядка обеспечения доступа к информации, в том числе за своевременноствю размещения и предоставления той или иной информации, ее до сто верно ствю; во-вторвіх, отсутствие муниципалвнвіх нормативнвіх правовик актов, детализирующих порядок информирования населения о деятелв- ности органов местного самоуправления; в-третвих, неисполнение государ- ственными органами обязанностей, предусмотренных ч. 3 ст. 15, ч. 2 ст. 24, ч. 3 ст. 41 Конституции России.

Еще одной проблемой в сфере обеспечения доступа к информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, которая обусловливает нарушение конституционного права человека и гражданина на информацию, является то, что не все государственнвіе органні и органні местного самоуправления стремятся к тому, чтобві привести свои нормативнвіе правоввіе актві и регламентні деятелвности в соответствие с действующим законодателвством, установив в них порядок доступа к информации об их деятелвности, переченв общедоступных сведений о себе, периодичности размещения такой информации и способві ее получения. Отсутствие подобных норм порождает применение к конкретним запросам и обращениям заявителей «принципа усмотрения», т. е. запрашиваемвіе сведения предоставляются по усмотрению того или иного должностного лица, причем без наступления для него какой-либо ответственности.

Вместе с тем проблема неввгаолнения государственнвши органами местного самоуправления своих обязанностей не является единственной: все чаще на повестке дня стоит вопрос о информационном неравенстве[240].

Как отмечает А. А. Задков, «размещение информации о деятелвности органов власти в информационных системах является при существующем в нашей стране количестве полвзователей сети Интернет не самвш демократичным способом обеспечения доступа»1. Поэтому, по словам Е. С. Лиси- циной, «наиболее существенной угрозой переходного периода к информационному обществу является разделение людей на имеющих информацию, умеющих обращатвся с информационными технологиями и не обладающих таковыми навыками»[241] [242]. Подобное информационное неравенство создает проблемы при реализации конституционного права на информацию посредством доступа к сведениям о деятелвности государственных органов и органов местного самоуправления и требует от государства адекватных мер по его устранению.

Как нами указывалосв ранее, одним из основных способов обеспечения доступа к информации является запрос, определяемый в законодателвстве как обращение полвзователя информации в устной или писвменной форме, в том числе в форме электронного документа, в государственный орган или орган местного самоуправления либо к его должностному лицу о предоставлении информации о деятелвности этого органа. В нашей стране, как и в других странах (см., например, Закон США от 20 июня 1966 г. «О свободе информации»[243]) запрос трактуется в качестве основного способа получения информации о деятелвности государственных органов.

Вместе с тем для отечественного законодателвства данный способ реализации прав человека и гражданина на информацию является сервезной новеллой. Ранее, начиная с Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. № 2534-VII[244], все обращения граждан могли либо касатвся ситуаций, связанных с допускаемыми нарушениями прав и свобод, либо со- держатв инициативные предложения. Это подтверждают и нормы действующего Федералвного закона «О порядке рассмотрения обращений граждан

Российской Федерации»[245], где обращения граждан подразделяются на предложения, заявления и жалобы.

В нашем же случае речь идет об особом роде обращений, в которых гражданин или организация (пользователь информацией) испрашивает сведения о деятельности самого государственного органа и органа местного самоуправления и не требует проведения каких-либо проверок, что подпадает под правовое регулирование ст. 18-20 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ. Тем не менее применение Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» в части реализации механизма доступа к информации о деятельности тех или иных государственных органов и органов местного самоуправления путем направления в них запросов и получения на них ответов наглядно иллюстрирует отставание законодательства от насущных потребностей. В частности, срок дачи ответа на подобный запрос составляет 30 дней. Такой же срок предусмотрен и в Федеральном законе от 2 мая 2006 г. № 58-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Очевидно, что этот срок явно завышен, так как проведения каких-либо проверочных мероприятий при этом не требуется. Если же учесть степень развития на современном этапе техники и технологий, то неизбежен вывод о несоответствии 30-дневного срока потребностям человека, который не может оперативно получить интересующую его информацию.

Применение норм законодательства о праве на информацию основано на ст. 23 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», устанавливающей основания защиты права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в судебном порядке. Именно в рамках рассмотрения судом дела о нарушении конституционного права на информацию происходит непосредственное применение норм, регулирующих доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Примером может служить дело, рассмотренное Куйбышевским районным судом г. Санкт-Петербурга по заявлению гражданина к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по г. Санкт-Петербургу о признании незаконным решения Управления об отказе в предоставлении гражданину по его запросу информации о количестве транспортных средств, состоящих на балансе данного органа, о количестве денежных средств, потраченных на ремонтные работы в доме, в котором он расположен, на установку стационарных ограждений во дворе указанного дома, а также о сроках и исполнителях этих работ. Суд отказал в удовлетворении требований гражданина со ссылкой на ст. 9, 12 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», отметив, что запрашиваемая им информация не относится к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и не связана с непосредственными полномочиями, осуществлением функций и выполнением целей и задач, для реализации которых был образован данный государственный орган[246].

Отказывая заявителю, суд обоснованно разграничил информацию, относящуюся к деятельности государственного органа в связи с возложенными на него конкретными целями и задачами, и информацию, относящуюся к основам организации деятельности государственного органа.

Нельзя при этом не отметить разницу в процедурах восстановления нарушенного права на информацию в Российской Федерации и права на свободу информации в США.

В Российской Федерации процедура восстановления нарушенного права предполагает обращение с заявлением либо к ввинестоящему должностному лицу государственного органа, органа местного самоуправления, действия должностных лиц которого обжалуются, либо в надзорнвіе или контролирующие органві, либо в суд общей юрисдикции. При этом судебная процедура считается наиболее эффективным способом восстановления нарушенного права. Судебное решение является юридическим фактом, доказвівающим нарушение конституционного права истца (заявителя) на информацию и влечет правоввіе последствия, связаннвіе с его исполнением, т. е. предоставление государственнвш органом, органом местного самоуправления запрашиваемой информации.

В США процедура восстановления нарушенного права достаточно по- следователвна и предусматривает первоначалвно обжалование отказа в предоставлении информации сначала внутри самого ведомства, а в последующем - за его пределами, что означает возбуждение иска в федералвном окружном суде с возможноствю обжалования решения по нему в федералвнвіх апелляционнвіх инстанциях и даже в Верховном суде США. При этом на госу- дарственнвіе ведомства суд возлагает обязанноств доказвіватв наличие имеющихся исключений в удовлетворении запроса заявителя, строгий переченв ко- торвіх установлен в Законе США от 20 июня 1966 г. «О свободе информации» (FOIA): националвная безопасноств, внутренние правила и служебнвіе процедурні ведомства, служебнвіе записки для внутренней рассвілки (рабочие донесения, отчеты и исследования, подготовленнвіе как частв процесса принятия решений ведомства), профессионалвная тайна, материалы, засекреченнвіе по другому федералвному закону, материалві право охранители но го характера, банковская учетная документация, даннвіе о нефтянвіх и газоввіх промвіс- лах, материалві, содержащие информацию, разглашение которой ввілвется в необоснованное нарушение неприкосновенности частной жизни.

В случае выигрыша дела податель жалобы получает не только доступ к затребованным им документам, но и компенсацию за гонорар, выплаченный его адвокату. Кроме того, суды США согласно FOIA вправе налагать санкции на государственные ведомства и их служащих (дисциплинарные меры воздействия), преднамеренно отклоняющих запросы на документы в нарушение закона. Санкции могут выражаться в денежных штрафах, а в редких, особо вопиющих случаях - даже в лишении свободы.

В качестве еще одного способа обеспечения доступа к информации

0 деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, который не поименован в Федеральном законе от 9 февраля 2009 г. № 8- ФЗ, можно считать институт публичных слушаний, закрепленный в ст. 28 Федерального закона от б октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»1.

В научной литературе публичные слушания часто именуют институтом (формой) прямой демократии. В Положении о порядке организации и проведения публичных слушаний в Екатеринбурге они определяются как форма реализации права населения на публичное обсуждение проектов важнейших муниципальных правовых актов . Согласно Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» публичные слушания - форма участия населения в осуществлении местного самоуправления. Но в любом варианте публичные слушания рассматриваются как средство развития местной демократии, способ привлечения граждан к обсуждению вопросов, находящихся в компетенции муниципальной власти.

Проведение слушаний преследует цели обеспечения гласности при подготовке и принятии правовых документов, информирования населения о предполагаемых решениях органов местного самоуправления. Кроме того, слушания позволяют выявить общественное мнение по проектам муниципальных правовых актов, служат цели выработки по ним гражданами предложений и рекомендаций. [247] [248]

Указанный институт изменил порядок предоставления и получения информации при взаимодействии граждан с органами местного самоуправления, позволил гражданам беспрепятственно реализоватв свое конституционное право на информацию, в том числе по вопросу принятия муниципаль- HBix правоввіх актов, на получение информации о деятелвности органов местного самоуправления в нормотворческой сфере.

Исследуя вопросві применения законодателвства о защите конституционного права на информацию, ответственности за ее нарушение, мы пришли к выводу о том, что административная ответственноств, предусмотренная ст. 13.27, 13.28 КоАП РФ, безусловно является мерой пресечения правонарушений в сфере доступа к информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления. Однако наиболее эффективным способом защитві нарушенного права ввіступает судебная защита.

Если привлечение лица к административной ответственности может не привести к желаемому резулвтату - получению запрошенной заявителем информации, посколвку не возлагает на правонарушителя исполнения в даль- нейшем своей обязанности, то решение суда обязателвно к исполнению. В случае отказа доброволвно исполнитв решение суда законодателвство России содержит механизм его принудителвного исполнения вплотв до привлечения к уголовной ответственности.

Некоторвіе ученвіе полагают, что «санкцию правовой нормві не следует считатв юридической гарантией реализации права1, но, по нашему мнению, юридическая ответственноств способствует соблюдению прав граждан упра- вомоченными субъектами. Это отмечали еще Н. А. Боброва и Т. Д. Зражев- ская, указвівая на «дисциплинирующее воздействие санкции на субъекта, заставляющей его выполнять свои обязанности и соблюдать права иных лиц под угрозой неблагоприятных последствий... »[249] [250].

В действующем законодательстве административная ответственность по ст. 13.28 КоАП РФ предусмотрена только за нарушение порядка предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, содержащей сведения, относящиеся к информации ограниченного доступа, а по ст. 13.27 - только за нарушение порядка размещения информации в сети Интернет. Неурегулированость вопросов наступления ответственности за нарушение порядка предоставления информации о своей деятельности государственными органами и органами местного самоуправления, установленного в ст. 15-18 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ, создает проблемы при реализации права на информацию в полном объеме, заставляя заявителей в каждом случае обращаться в суд за восстановлением своего нарушенного права.

Ю. И. Гришаева еще в 2007 г. указывала на то, что действующие нормативные правовые акты не предусматривают ответственность за такие действия, как: 1) нарушение органами местного самоуправления и их должностными лицами предусмотренных законодательством правил доступа к информации; 2) нарушение порядка, CpoKOBj периодичности размещения информации о своей деятельности в информационных сетях общего доступа;

3) нарушение правил размещения информации в общедоступных местах;

4) незаконное или необоснованное отнесение сведений о деятельности органов местного самоуправления к информации с ограниченным доступом и т. д.[251] И хотя с момента принятия Федерального закона № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» прошло уже более 5 лет, правовые нормы, устанавливающие ответственность за указанные нарушения, допускаемые государственными органами и органами местного самоуправления, до сих пор не охватывают всю сферу обязательств их должностных лиц по обеспечению правомочий человека и гражданина на поиск и получение информации об их деятельности.

В связи с этим полагаем, что ч. 1 ст. 13.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нужно изложитв в следующей редакции: «Нарушение порядка предоставления информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления -

влечет наложение административного штрафа на должностнвіх лиц в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей».

Вступивший в силу с 15 сентября 2015 г. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации[252] урегулировал порядок административного судопроизводства при рассмотрении судами административных дел, связаннвіх с государственной тайной, предусмотрев в и. З ч. 1 ст. 124 возможности подачи в суд административного искового заявления об обязанности административного ответчика принять решение по конкретному вопросу или совершить определенные действия в целях устранения допущенных нарушений прав, свобод и законных интересов административного истца. Однако Кодекс умолчал об иных видах тайн, не закрепил для них соответствующих процедур.

Подчеркнем, что вновь принятый Кодекс административного судопроизводства РФ оговаривает процедуру дачи прокурором заключения по делу лишь в одном случае, а именно: при рассмотрении судом дел об оспаривании нормативных правовых актов не по административному исковому заявлению самого прокурора. Судебная процедура рассмотрения дел, связанных с государственной тайной, также оставлена без внимания надзирающего органа. Думается, соответствующие нормы Кодекса в ближайшее время могут быть дополнены положениями, предусматривающими административную процедуру обжалования в суд действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, связанных с нарушением порядка предоставления доступа к информации, в том числе по категориям дел, связанным с государственной тайной, в части наделения прокурора правом принятия участия в рассмотрении дел таких категорий с возможностью дачи заключения о законности принятого должностным лицом решения об отказе в предоставлении информации о деятельности государственного органа или органа местного самоуправления по запросу заявителя.

Далее отметим, что действующее законодательство не закрепляет порядка обращения в государственные органы и органы местного самоуправления иностранных граждан и лиц без гражданства, выводя их из поля правового регулирования, что создает трудности при реализации данными субъектами установленных в Конституции Российской Федерации правомочий каждого на поиск и получение информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Следовательно, в действующее федеральное законодательство необходимо внести изменения, наделив иностранных граждан и лиц без гражданства правом доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления путем направления запросов и получения на них ответов, либо в ходе личного приема в таких органах. Данные положения должны быть предусмотрены в предлагаемом нами к принятию нормативном правовом акте.

Все это позволит в большей мере гарантировать соблюдение конституционного права человека и гражданина на информацию и прежде всего через доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что получение информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления - это важный шаг на пути демократизации общества, а также реализации конституционного права на информацию. В этой сфере широко осуществляются государственные программы развития информационного общества, принимаются нормативные правовые акты, обеспечивающие реализацию прав граждан, создаются альтернативные источники информации, позволяющие в большей мере обеспечить потребности граждан, а государ- ственные органы и органы местного самоуправления ориентированві на информационную открвітоств своей деятелвности.

Между тем предоставление всей информации о деятелвности тех или HHBix государственник органов недопустимо в силу установленнвіх ограничений реализации исследуемого конституционного права, в том числе в положениях самой Конституции России, проверка конституционности которвіх не раз являласв предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. При этом, как отмечал Суд, правоввіе пределві реализации конституционного права на получение информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления, в том числе гарантии и ограничения рассматриваемого права, не содержат неопределенности и не препятствуют доступу граждан к любой информации о деятелвности данных органов, за исключением информации, отнесенной федеральным законом к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну, а также сведений, которые могут быть отнесены к информации ограниченного доступа[253].

<< | >>
Источник: ВАХРАМЕЕВ Роман Геннадьевич. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 1. Проблемы обеспечения доступа человека и гражданина к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -