<<
>>

§ 2. Принципы конституционно-правового регулирования конституционного права на информацию

Неотъемлемой частью правовой системы любого государства являются принципы и гарантии реализации прав и свобод человека и гражданина - те общие регуляторы правоотношений, без которых невозможна полноценная реализация права.

Под принципами права (принципами реализации права) понимаются руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. C одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой - представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов. Эти нормы либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из общего смысла законов1.

Принципы показывают, обеспечивается ли в государстве равенство прав и свобод человека и гражданина, активна ли деятельность государства по соблюдению и охране этих прав и свобод, признает ли государство в полной мере и полном объеме те права, которые соответствуют достигнутому обществом уровню материально-технического развития, существуют ли какие-либо границы в использовании прав и свобод, допускаются ли их ограничения, имеются ли у человека законные механизмы для защиты своих прав и свобод[149] [150].

На принципах базируется вся совокупность конституционных прав и обязанностей человека и гражданина, условия их реализации, в том числе конституционное право человека и гражданина на информацию. Они позволяют глубже раскрыть характер взаимоотношений людей друг с другом и компетентными органами государства.

Содержание Конституции Российской Федерации позволяет выделить следующие принципы реализации права: демократизм, федерализм, уважение прав и свобод человека, непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, верховенство Конституции Российской Федерации и законов, равноправие, равенство всех форм собственности, правосудие.

А. Н. Кокотов в качестве основных конституционных начал публичной власти выделяет: принцип высшей ценности прав и свобод человека (ст. 2 Конституции РФ), принцип признания прав и свобод через соблюдение и их защиту (ч. 3 ст. 55), свободу экономической деятельности, единство экономического пространства (ст. 8), принцип идеологического и политического многообразия (ст. 13) и свободу массовой информации (ст. 29)[151].

Помимо общих принципов, присущих всем правам и свободам, конституционному праву на информацию свойственны собственные принципы. Частично они были упомянуты в ст. 4 проекта Федерального закона «О праве на информацию», внесенного на рассмотрение в Государственную Думу РФ в июне 1996 г.: общедоступность и открытость информации, обеспечение безопасности личности, общества и государства, информированность граждан

0 деятельности органов и организаций, законность поиска, получения и передачи информации, предоставление достоверной информации и защита права на информацию.

Законопроект так и не был принят из-за организационных сложностей, а именно: инициатива формирования правовой основы прозрачности деятельности органов власти не была поддержана правоохранительными органами, представители которых сослались на отсутствие необходимости раскрывать информацию о своей деятельности для неопределенного круга субъектов.

Сегодня принципы правового регулирования отношений в сфере реализации конституционного права на информацию отраженві в ст. 3 Феде- ралвного закона «Об информации, информационнвіх технологиях и о защите информации»: 1) свобода поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любвім законнвім способом; 2) установление ограничений доступа к информации толвко федералвнвши законами; 3) от- крвітоств информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления и свободный доступ к такой информации, кроме случаев, установленнвіх федералвнвши законами; 4) равноправие язвіков народов Российской Федерации при создании информационнвіх систем и их эксплуатации; 5) обеспечение безопасности Российской Федерации при создании информационнвіх систем, их эксплуатации и защите содержащейся в них информации; 6) достоверности информации и своевременности ее предоставления; 7) неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, исполвзования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия; 8) недопустимости установления нормативными правовими актами каких-либо преимуществ применения одних информационнвіх технологий перед другими, если толвко обязателвноств применения определеннвіх информационнвіх технологий для создания и эксплуатации государственник информационнвіх систем не установлена федералвнвши законами.

Рассмотрим указаннвіе принципві более подробно с позиций нашего исследования.

1. Принцип свободві производства и распространения информации любиш законнвім способом основан на положениях ч. 4 ст. 29 Конституции РФ. Это один из принципов правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию, предполагающий создание условий для ее свободного производства и распространения. Даннвш принцип абсолютизирует право человека и гражданина на производство и распространение информации, направлен на совершенствование исследуемого права в условиях развития демократического общества и является составной частвю принципа свободві информации, выделенного А. Н. Кокотовым.

Этот принцип детализирован в федералвном законодателвстве. Например, в ст. 1 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» установлено, что каждый имеет право на свободу массовой информации, в частности, на поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, полвзование и распоряжение ими, исходя из федералвного законо- дателвства1.

В ст. 24 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» предусмотрено ограничение прав должностного лица или гражданина, допущеннвіх или ранее допускаемвіх в государственной тайне, которое может бвітв ввіражено в ограничении права на распространение информации, ограничении права на ввіезд за границу[152] [153].

Вопрос о конституционности ограничения права на информацию, а именно право гражданина на распространение информации в соотношении с правом на ввіезд за пределві России являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Суд отметил, что право на ввіезд за границу лица, осведомленного о сведениях, составляющих государственную тайну, может бвітв ограничено на определенный срок (5 или 10 лет) с целвю недопущения разглашения ограниченной к распространению информации. Однако при решении вопроса об ограничении ввіезда за границу лица, допущенного к государственной тайне, Суд указал на необходимость защиты государственной тайны исходя из положений ч.

4 ст. 29 и ч. 3 ст. 55 Конституции России в каждом конкретном случае[154].

Иначе говоря, Суд указал, что ограничение права человека и гражданина на свободу передвижения возможно при условии соблюдения пределов реализации конституционного права на информацию, в частности права на распространение информации. При этом установлении:е пределві реализации конституционного права на информацию позволяют сохранятв баланс интересов отделвного человека и гражданина, группві людей и государственного органа либо органа местного самоуправления, а также соблюдатв права и свободві человека и гражданина, т. е. баланс частного и публичного начал.

Еще в одном постановлении Конституционный Суд РФ отметил, что «Конституция Российской Федерации исходя из потребностей защитві част- HBix и публичнвіх интересов предусматривает разнвіе уровни гарантий права на информацию и разную степени его возможнвіх ограничений. При этом данное право согласно ст. 55 (ч. 3) Конституции Российской Федерации может бвітв ограничено исключителвно федеральным законом, а законодатель обязан гарантировать соразмерность такого ограничения конституционно признаваемым целям его введения (Постановление от 18 февраля 2000 г. № 3-П; определения от 18 января 2005 г. № 39-0, от 23 июня 2005 г. № 300-0 и от 17 июня 2008 г. № 434-0-0)»1.

Согласно абз. 1 ст. 13 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 114- ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»[155] [156] [157] на территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения.

Так, в ходе осуществления прокурорского надзора в Уральском и Южном федеральных округах России в 2012-2015 гг. по инициативе органов прокуратуры были признаны экстремистскими порядка 55 книг, журналов, газет, видеофайлов, листовок, ознакомление с которыми широкого круга лиц могло повлечв за собой негативные последствия. Среди них такие издания, как книга «Приближайся к Иегове», газеты «Русский порядок» и «Казачий взгляд», стаття Петра Молодилова «За Кавказию для казаков» и др., распространяемвю представителями одной религиозной организации в Камене к-Уралвском, Po- стове-на-Дону и других городах России.

Суд установил, что содержащаяся в этих материалах информация способна возбуждатв националвную вражду, направлена на унижение человеческого достоинства, признал их экстремистскими и запретил к распространению на территории России.

Новшеством в последнее время также стали обращения органов Роскомнадзора и прокуратурві в суды с заявлениями о признании информацией, распространение которой на территории Российской Федерации запрещено, информацию, содержащуюся в открвітвіх источниках (сети Интернет, печатнвіх изданиях и др.) с целвю последующего ограничения свободного доступа к даннвім информационнвім ресурсам.

2. Принцип установления ограничений доступа к информации толвко федералвнвши законами еств принцип правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию, означающий возможности ограничения конституционного права на информацию лишв по основаниям, установленнвім ч. 3 ст. 55 Конституции. Он является составной частвю одного из общих принципов всех прав и свобод человека и гражданина, а именно принципа их соблюдения.

Ограничение исследуемого нами права по даннвім основаниям устанавливает пределві реализации права, не допуская как его произволвного ограничения, так и осуществления его за установленнвши пределами вопреки законнвш правам, свободам и интересам инвіх лиц.

Недопустимоств произволвного ограничения прав и свобод со ссвілкой на ч. 3 ст. 55 Основного закона подчеркивал и Конституционный Суд Российской Федерации, согласно правовой позиции которого федеральный законодатель не вправе допускать какие-либо ограничения прав и свобод лиц, яв-

ляющихся участниками соответствующих отношений1. При этом Суд, указы - вая на опережающее нормотворчество субъектов Российской Федерации, отметил, что «осуществляя такое правовое регулирование, законодатели субъекта Российской Федерации не должен вводить процедуры и условия, которые искажают само существо тех или иных конституционных прав и снижать уровень их федеральных гарантий, закрепленных на основе Конституции Российской Федерации федеральными законами, а также вводить какие-либо ограничения конституционных прав и свобод, поскольку таковые - в определенных Конституцией Российской Федерации целях и пределах - может устанавливать только федеральный законодатель»[158] [159].

Данный принцип выступает одной из гарантий, защищающих от произвола чиновников, в том числе от возможного сокрытия на уровне подзаконных и иных правовых актов неугодной, неудобной информации от общественности или материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы отдельных лиц. Например, не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами (ст. 7 Закона РФ «О государственной тайне»). Иными словами, случаи возможного ограничения доступа к информации должны быть оговорены в федеральном законе, и этот перечень не подлежит расширительному толкованию.

Одним из примеров нарушения данного принципа является закрепление в п. 14 постановления Администрации г. Екатеринбурга от 18 июня 2012 г. № 2586 перечня оснований для отказа заявителю в предоставлении информации в виде градостроительного плана земельного участка. В абзацах б, 7 и. 14 утвержденного этим постановлением Административного регламента предоставления муниципальной услуги «Выдача градостроительного плана земельных участков» установлено, что основаниями для отказа в предоставлении указанной муниципальной услуги являются следующие факты: размещение предполагаемого объекта строительства на земельном участке не предусмотрено документацией по планировке территории; отсутствие документации по планировке территории, предусматривающей размещение предполагаемого объекта строительства на земельном участке[160]. При этом действующее градостроительное законодательство России не содержит оснований отказа в предоставлении информации по запросу потребителя о выдаче градостроительного плана земельного участка.

Очевидно, что в этом случае налицо противоречие норм муниципального нормативного правового акта требованиям федерального законодательства, что нарушает установленное ч. 4 ст. 29 Конституции России право каждого на свободу получения информации.

C целью приведения данного нормативного правового акта в соответствие с требованиями федерального законодательства прокурор Екатеринбурга в интересах неопределенного круга лиц подал в Ленинский районный суд Екатеринбурга заявление о признании абзацев б, 7 п. 14 процитированного Административного регламента недействующими с момента вступления его в силу, по результатам рассмотрения которого эти требования были удовлетворены в полном объеме.

3. Принцип открытости информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления есть один из принципов правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию путем обеспечения каждому свободного и равного доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в различных формах, указанных в законе, и является составной частью общего принципа свободы массовой информации.

Этот принцип закреплен в ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 9 февраля 2009 г. № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», согласно положениям ст. 5 которого этот доступ может быть ограничен в случаях, если указанная информация отнесена к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

Корреспондирует приведенным положениям ст. 3 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»1, в которой закреплен принцип открытости государственной службы и ее доступности общественному контролю, объективного информирования общества о деятельности государственных служащих.

Важно отметить, что обеспечение принципа открытости должно происходить не просто путем предоставления каждому возможности знакомиться с интересующей его информацией, а путем ее опубликования, размещения в общедоступных местах, в том числе в средствах массовой информации.

В целях реализации данного принципа, а также в развитие положений

ч. 4 ст. 13, чч. 7.1, 9 ст. 14 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», в которых предусмотрено нормативно-правовое регулирование размещения исполнительным органом власти общедоступной информации в сети Интернет, Правительством РФ 10 июля 2013 г. принято постановление № 583 «Об обеспечении доступа к общедоступной информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных»[161] [162], в котором определен порядок ее размещения как государственными органами, так и органами местного самоуправления.

Указанное постановление в и. 4 закрепило и порядок отнесения информации к общедоступной в соответствии с утвержденными распоряжениями Правительства РФ перечнями общедоступной информации.

Так, распоряжением Правительства РФ от 10 июля 2013 г. № 1187-р[163] утверждены: перечень общедоступной информации о деятельности федеральных государственных органов, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство РФ, и подведомственных им федеральных государственных органов, размещаемой в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных, перечень общедоступной информации о деятельности органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления, созданной указанными органами или поступившей к ним при осуществлении полномочий по предметам ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления, размещаемой в информационно-телекоммуникационной сети Интернет в форме открытых данных.

Например, согласно ст. 2 Закона Свердловской области от 14 мая 2010 г. № 26-03 «О порядке утверждения перечней информации о деятельности государственных органов Свердловской области, размещаемой в сети Интернет» перечни информации о деятельности Законодательного Собрания Свердловской области, размещаемой в сети Интернет, утверждаются постановлением Законодательного Собрания Свердловской области, перечни информации о деятельности Губернатора Свердловской области, Администрации Губернатора Свердловской области и уполномоченного государственного органа Свердловской области в сфере управления государственной гражданской службой Свердловской области, размещаемой в сети Интернет, утверждаются Губернатором Свердловской области, перечни информации о деятельности Правительства Свердловской области, областных и территориальных исполнительных органов государственной власти Свердловской об- ласти, размещаемой в сети Интернет, утверждаются Правителвством Свердловской области.

Так, ЗаконодателиHBiм Собранием Свердловской области 12 ноября 2013 г. принято постановление № 1274-ПЗС «О Перечне информации о дея- телвности Законодателвного Собрания Свердловской области, размещаемой в информационно-телекоммуникационной сети Интернет»; 15 июля 2013 г. - Указ Губернатора Свердловской области № 384-УГ «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности Губернатора Свердловской области, Администрации Губернатора Свердловской области и уполномоченного государственного органа Свердловской области в сфере управления государственной гражданской службой Свердловской области»; 22 июля 2011 г. - постановление Правителвства Свердловской области № 962-ПИ «Об обеспечении доступа к информации о деятелвности Правителвства Свердловской области и исполнительных органов государственной власти Свердловской области».

Названные нормативные правовые акты регламентируют порядок обеспечения свободного (открытого) доступа к информации о деятельности указанных государственных органов Свердловской области, а также их территориальных подразделений.

Вместе с тем правовое закрепление возможности открытого доступа к информации предполагает и наличие ограничений доступа к информации ограниченного использования, но только в установленных федеральным законом пределах. Недопустимость произвольного выхода за указанные пределы со стороны государственных органов и их должностных лиц подчеркивает и Конституционный Суд РФ[164].

Учитывая изложенное, важно отметить, что разработка и принятие федеральным законодателем, а в последующем - государственными органами субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления нормативных правовых актов в исследуемой сфере позволили упорядочить механизм предоставления государственными органами и органами местного самоуправления общедоступной информации посредством ее открвітого размещения в установленном порядке, а также стало важной основой реализации принципа открвітости информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления.

4. Принцип равноправия язвіков народов Российской Федерации - фундаменталвная норма конституционного права, образующая основу правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию путем обеспечения каждому равной возможности на доступ к информации о деятелвности государственник органов и органов местного самоуправления независимо от владения тем или иным язвіком. Он регламентирует установленное ч. 3 ст. 68 Конституции России право всех народов на сохранение родного язвіка, создание условий для его изучения и развития, с кото- рым непосредственным образом связано рассматриваемое право.

Данный принцип основан на положениях, ст. 2, 19 Конституции РФ, согласно которым государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расві, националвности, язвіка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жителвства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественнвш объединениям, а также других обстоятелвств. На его основе создаются правоввіе условия реализации конституционного права на информацию не толвко лицами, для которвк родным является русский язвік, но и лицами, владеющими другими язвіками.

Норму ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации можно определить как закрепляющую национальное равноправие, позволяющее человеку получать информацию независимо от своего социального статуса, принадлежности к общественным объединениям, владения языком.

В системе конституционного регулирования национальное равноправие как требование государственного гарантирования равенства прав и свобод независимо от расы, национальности, языка проявляется и через такие специфические, своего рода национально гарантирующие элементы конституционно-правового статуса личности, как право каждого определять и указывать свою национальную принадлежность (ч. 1 ст. 26 Конституции), пользоваться родным языком, свободно выбирать язык общения, воспитания, обучения и творчества (ч. 2 ст. 26 Конституции).

Так, в Постановлении от 16 ноября 2004 г. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что гражданам, проживающим в Республике Татарстан и не владеющим татарским языком, предоставляется возможность изучать его, однако без ущерба для функционирования и изучения русского языка как государственного языка Российской Федерации. В противном случае будет создана возможность нарушения гарантированных Конституцией России принципов равенства прав и свобод человека и гражданина и несения гражданами Российской Федерации равных обязанностей на всей ее территории, в том числе применительно к реализации права на образование и языковых прав и свобод (ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 19, ст. 43, 68 Конституции Российской Федерации)[165].

5. Принцип обеспечения безопасности Российской Федерации при создании информационных систем, их эксплуатации и защите содержащейся в них информации есть один из принципов правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию путем правовой регламентации пределов реализации доступа человека и гражданина к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Данный принцип можно рассматривать как составную часть общего принципа признания прав и свобод человека и гражданина посредством защиты этих прав и свобод самим государством.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации от 9 сентября 2000 г. № ПР-18951 отмечается, что современный этап развития общества характеризуется возрастающей ролвю информационной сферы, представляющей собой совокупности информации, информационной инфра- структуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений.

Информационная сфера, являясь системообразующим фактором жизни общества, активно влияет на состояние политической, экономической, оборонной и других составляющих безопасности Российской Федерации. Национальная безопасность Российской Федерации существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, и в ходе технического прогресса эта зависимость будет возрастать. В соответствии с Доктриной четвертая составляющая национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере включает в себя защиту информационных ресурсов от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России. При этом в Концепции национальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 ) подчеркивается, что усиливаются угрозы национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере. Серьезную опасность представляет стремление ряда стран к доминированию в мировом информационном пространстве, вытеснению России с внешнего и внутреннего информационного рынка.

Таким образом, в целях соблюдения конституционного права человека и гражданина на информацию необходимы повышение безопасности информационных систем, обеспечение защиты сведений, составляющих государственную тайну, расширение международного сотрудничества Российской [166] [167]

Федерации в области развития и безопасного исполвзования информацион- HBix ресурсов, противодействие угрозе развязвівания противоборства в информационной сфере.

При реализации данного принципа государство должно стремитвся к соблюдению баланса интересов как отделвного человека и гражданина, так и государственник органов и органов местного самоуправления. Кроме того, при ограничении доступа к информации при создании информацион- HBix систем должнві учшыватвся как установленнвіе Конституцией России правомочия конституционного права человека и гражданина на информацию, так и положения ч. 3 ст. 55 Конституции России, устанавливающие его ограничения.

6. Принцип достоверности информации представляет собой один из принципов правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию путем обеспечения человеку и гражданину своевременного доступа к официальным источникам, содержащим достоверную и актуальную информацию. Он основан на нормах ст. 42, 55 Конституции Российской Федерации, которыми установлено право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, имеющее принципиальное значение для реализации права на благоприятную среду. Указанный принцип является составной частью принципа признания прав и свобод человека высшей ценностью.

Эффективность относительно новой для нас сферы деятельности по обеспечению экологической безопасности, экологического благополучия и реализации экологических прав граждан в значительной мере определяется ее информационным обеспечением, которое в XXI в. приобретает значительный вес и может влиять на политику, экономику, правоприменение, на проведение единой государственной экологической политики.

Предусмотренные в законодательстве Российской Федерации предписания об информации развивают основные принципы российского законодательства и служат основательной правовой базой для реализации, в том числе, экологических прав граждан, для формирования благоприятнвіх природ- нвіх условий их жизни.

Информационнвіе требования, предвявляемвіе к деятелвности в области природополвзования и обеспечения экологической безопасности, установленні в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и соответствующей декларации Российской Федерации 1991 г., Всемирной хартии природні 1982 г.1

За последнее десятилетие создана болвшая нормативно-правовая база информационного обеспечения экологической сферы. В соответствии с требованиями федералвного законодателвства об информации запрещено отно- ситв к информации с ограниченнвш доступом документы, содержащие экологическую, метеорологическую, демографическую, санитарно-эпидемиологическую и другую информацию, необходимую для обеспечения безопасного функционирования населеннвіх пунктов, про извод ственнвіх объектов, безопасности граждан и населения в целом.

Согласно ст. 7 Закона РФ «О государственной тайне» не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, о чрезввічайнвіх ситуациях и катастрофах. За сокрвітие указаннвіх сведений, включение их в состав секретных либо ограниченного доступа должностнвіе лица, принявшие такие решения, несут предусмотренную законом ответственноств, вплотв до уголовной[168] [169].

В ряде федералвнвіх законов, регулирующих отделвнвіе сферві общественных отношений, в том числе экологические, гражданские и административные, содержатся нормві, опосредующие информационное обеспечение этих сфер деятелвности, которвіе могут и дол живі бвітв всесторонне учтенві при осуществлении экологической деятелвности органов государственной власти и реализации права каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды.

Например, в ст. 6 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» установлено, что информация в области защиты населения и территорий от таких чрезвычайных ситуаций является гласной и открытой, а органы государственной и муниципальной власти, организации, предприятия обязаны оперативно и достоверно информировать население через органы массовой информации и по иным каналам о прогнозируемых и возникающих чрезвычайных ситуациях, о приемах и способах защиты от них.

Законодательством устанавливаются, а федеральными органами исполнительной власти принимаются меры по расширению информационного обеспечения деятельности в области экологии. В то же время многочисленные призывы об использовании информационных пространств для реализации экологических прав зачастую призывами и остаются. Государственные органы и их должностные лица не принимают активных мер к своевременному оглашению полных и достоверных сведений о состоянии земель, иных природных ресурсов и об окружающей среде, о мерах по предотвращению и ликвидации загрязнения природных ресурсов, неохотно откликаются на соответствующие запросы общественных объединений и граждан, пытаются порой брать плату за ознакомление с экологической информацией, хотя ее предоставление должно быть обязанностью государства, отвечающего за соблюдение и защиту экологических прав человека и гражданина.

Важно отметить, что принцип достоверности информации должен распространять свое действие не только на сферу природопользования, но и на все остальные сферы жизнедеятельности человека и гражданина. Достоверная информация должна предоставляться всеми государственными органами и органами местного самоуправления, их должностными лицами бесплатно в установленном порядке.

Для решения возникающих проблем в сфере правового регулирования конституционного права на информацию, в том числе достоверности предоставляемой информации, необходимо внесение соответствующих изменений в действующее законодателвство, что позволит четко определятв пределві оборота информации и пределві ответственности за нарушение порядка ее предоставления, в том числе за предоставление недостоверной информации.

7. Принцип неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, исполвзования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия - один из принципов правовой реализации конституционного права человека и гражданина на информацию путем осуществления составляющих его прав, которвш берет свое начало в положениях ст. 23, 24 Конституции России, закрепляющих право, корреспондирующее данному принципу.

При реализации этого принципа важно учшыватв то обстоятелвство, что получение информации о личной жизни человека и гражданина возможно либо с его согласия, либо в установленном законом порядке, в частности при проведении доследственной проверки в порядке ст. 144, 145 Уголовно- процессуалвного кодекса РФ, прокурорской проверки в порядке ст. 6, 22 Фе- дералвного закона «О прокуратуре Российской Федерации» и в других случаях.

Например, правомерной реализацией положений ч.1 ст. 23 и ч. 1 ст. 24 Конституции России, устанавливающих право на неприкосновенноств частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени и недопустимости сбора, хранения, исполвзования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия, является наделение соответствующими правомочиями адвоката. При этом правомерноств будет ввіра- жатвся в даче лицом согласия на реализацию адвокатом указаниях правоввіх норм, в том числе правомочий на сбор, хранение, исполвзование и распространение информации о его частной жизни.

Волгоградский областной суд в одном из своих определений указал, что надлежащее удостоверение полномочий адвоката на представление интересов, в том числе получение соответствующих информации, документов и материалов, не образует нарушения принципа неприкосновенности частной жизни и не ограничивает права адвоката на сбор, хранение, исполвзование и распространение информации о частной жизни лица.

При этом суд отметил, что согласно ст. 13 Федералвного закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охранві здороввя граждан в Российской Федерации»1 сведения о факте обращения граждан за оказанием медицинской помощи, состоянии здороввя и диагнозе, иные сведения, получен- нвіе при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Достаточнвш основанием нарушения данного права является передача кому-либо сведений, отнесеннвіх к врачебной тайне, при отсутствии согласия лица, к которому относятся эти сведения, на их передачу. Однако факт наделения соответствующими полномочиями адвоката не образует нарушения принципа неприкосновенности частной жизни, так как ввіступает формой ввіражения согласия на получение адвокатом соответствующих сведений[170] [171].

На конституционнвіх положениях, устанавливающих конкретнвіе запреты разглашатв информацию, относящуюся к частной жизни, базируется комплекс специалвнвіх норм права, закрепленнвіх в федералвном законода- телвстве: ст. 26 Федералвного закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятелвности», ст. 1 Федералвного закона от 25 января 2002 г. № 8-ФЗ «О Всероссийской переписи населения», ст. 53 Федералвного закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», ст. 8 Федералвного закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятелвности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 139 Семейного кодекса Российской Федерации.

Неприкосновенноств и конфиденциалвноств частной жизни защищена правом обжалования решений и действий органов и лиц, нарушивших эту неприкосновенноств и конфиденциалвноств, в судебном и (или) административном порядке, а также нормами уголовного, административного, дисциплинарного и гражданского законодателвства об ответственности должност

по

ных лиц, государственных и муниципальных служащих, иных лиц, нарушивших право на неприкосновенность частной жизни или конфиденциальность таких сведений.

Допустимым условием правомерности реализации конституционного права на конфиденциальность частной жизни лица является дача им согласия на сбор, хранение, использование и распространение информации о своей частной жизни. Между тем из этого правила есть исключения. В частности, такое согласие не может дать человек, признанный недееспособным в силу возраста либо иных причин.

В целях реализации анализируемого принципа законодателем принят Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», в котором предусмотрен механизм защиты информации о человеке и гражданине, установлены перечень такой информации, а также перечень мер, направленных на защиту персональных данных при их обработке. В Трудовом кодексе РФ этому вопросу посвящена глава 14, в которой помимо механизма реализации положений ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, принципа неприкосновенности частной жизни, недопустимости сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия установлена также дисциплинарная ответственность за их нарушение (ст. 90).

8. Принцип недопустимости установления нормативными правовыми актами каких-либо преимуществ применения одних информационных технологий перед другими - это один из принципов реализации конституционного права на информацию посредством обеспечения правовыми средствами равенства информационных технологий, равенства субъектов информационных отношений при создании и последующем использовании информационных систем. Данный принцип можно рассматривать как составную часть принципа свободы экономической деятельности, выделяемого А. Н. Кокотовым1 и Г. А. Гаджиевым[172] [173]. Так, ст. 8 Конституции России гарантирует единство

экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и фи- нансоввіх средств, поддержку конкуренции, свободу экономической деятель- ности.

Этот принцип получил развитие в ряде федералвнвіх законов. Например, в ст. 1 Закона РФ «О средствах массовой информации» закреплена свобода изготовления, приобретения, хранения и эксплуатации технических устройств и оборудования, свірвя и материалов, предназначеннвіх для производства и распространения продукции средств массовой информации.

Запрет на установление преимуществ применения одних информаци- OHHBix технологий перед другими закрепляет равноправие субъектов инфор- мационнвіх отношений в возможности разрабатвіватв информационнвіе си- стемві, информационные технологии и иные информационнвіе продукты в конкурентной среде в условиях рвшка.

Вместе с тем государство помимо создания конкурентной средві в экономических отношениях с целью обеспечения прав и свобод человека и гражданина, в том числе конституционного права на информацию, должно стремиться к развитию информационных технологий, которые позволяют сократить сроки предоставления информации, сделать ее доступной в соответствии с тенденциями времени. В этом смысле государство выступает в качестве гаранта реализации конституционного права на информацию.

Согласно Доктрине информационной безопасности Российской Федерации третья составляющая национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере включает в себя развитие современных информационных технологий, отечественной индустрии информации, в том числе индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внутреннего рынка ее продукцией и выход этой продукции на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов.

Установленная федеральным законом обязательность применения для создания и эксплуатации государственных информационных систем опреде

ленных информационных технологий не нарушает указанного принципа, наоборот, она направлена на реализацию конституционного права на информацию. В этом смысле на государстве лежит обязанности по обеспечению доступа к таким информационнвш системам и к хранящейся в них информации (подп. 4 ч. 4 ст. 8 Федералвного закона «Об информации, информацион- HBix технологиях и о защите информации»), В силу ст. 13 данного Федералвного закона такими системами являются: государственнвіе информационнвіе системні - федералвнвіе информационнвіе системні и регионалвнвіе информационнвіе системні, созданнвіе на основании соответственно федералвнвіх законов, законов субъектов Российской Федерации, на основании правовик актов государственных органов; муниципалвнвіе информационнвіе системні, созданнвіе на основании решения органа местного самоуправления, и иные информационные системні.

Иначе говоря, государство для обеспечения человека и гражданина информацией создает информационные системы двух уровней: федералвнвіе и региональные и муниципальные.

Примерами информационных систем федерального и регионального уровня выступают банк данных исполнительных производств, банк данных судебных решений судов общей юрисдикции, арбитражных судов и др., муниципального уровня - банки данных нормативных правовых актов органов местного самоуправления, информационно-поисковые системы исполнительно-распорядительных органов местного самоуправления и др.

Важно отметить, что некоторые муниципальные образования разработали и приняли реестры для регистрации в них информационных систем, а также порядки функционирования данных систем.

Так, в Омске функционирует реестр, в который включено 19 муниципальных информационных систем: «Сбор платы за пользование муниципальными жилыми помещениями», «Делопроизводство КУ г. Омска „ГЦСП“, Реестр объектов капитального строительства департамента архитектуры и градостроительства Администрации г. Омска, локальная система электронного документооборота и делопроизводства информационной системні обеспечения градостроителвной деятелвности муниципалвного образования «городской округ город Омск Омской области» и др.1

Ввісокие технологии, в том числе информационнвіе и телекоммуника- ционнвіе, уже стали локомотивом социалвно-экономического развития во многих странах мира, а обеспечение гарантированно свободного доступа граждан к информации - одной из важнейших задач государства. В современном обществе информация и знания становятся все более важнвш фактором производства, движущей силой его экономического развития и процветания. В свою очереди, как говорится в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 7 февраля 2008 г. № Пр-212), информационное общество характеризуется ввісоким уровнем развития информационнвіх и телекоммуникационнвіх технологий и их интенсивHBiM исполвзованием гражданами, бизнесом и органами государственной власти, местного самоуправления[174] [175].

К числу основник задач развития информационного общества отнесены: формирование современной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры, предоставление на ее основе качественнвіх услуг и обеспечение вніс о ко го уровня доступности для населения информации и технологий, поввннение качества образования, социалвной защиты населения на основе развития и исполвзования информационнвіх и телекоммуникационнвіх технологий, совершенствование системні государственник гарантий конституцион- HBix прав человека и гражданина в информационной сфере, поввннение эффективности государственного управления и местного самоуправления.

В соответствии с государственной программой Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годві)» (утв. распоряжением Прави- телвства РФ от 20 октября 2010 г. № 1815-р) основними задачами при создании информационного общества являются: 1) обеспечение предоставления гражданам и организациям услуг с использованием современных информационных и телекоммуникационных технологий; 2) развитие технической и технологической основы становления информационного общества; 3) предупреждение угроз, возникающих в информационном обществе[176].

Развитое информационное общество предоставляет широкие возможности для реализации человеком и гражданином своих прав и свобод, повышения качества услуг, предоставляемых в электронной форме как государственными органами, так и органами местного самоуправления, создания условий для дальнейшего успешного социально-экономического развития государства.

Установленные в ст. 3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» принципы правового регулирования отношений в сфере реализации конституционного права на информацию с целью дальнейшего формирования единого информационного пространства в Российской Федерации, становления информационного общества создали платформу для последующего правового регулирования информационных отношений и фактической реализации уже принятых федеральных программ развития информационного общества. Между тем для реализации этих принципов одного закрепления в нормативном правовом акте обязательных к исполнению положений недостаточно, поскольку их реализация требует финансового наполнения. До сих пор созданные на основе федеральных программ информационные системы находятся в развитии, а многие субъекты Российской Федерации и муниципальные образования не имеют финансовой возможности для обеспечения их реализации. Достаточное финансовое обеспечение принятых информационных программ будет выступать одной из гарантий реализации конституционного права человека и гражданина на информацию, обеспечит определенный уровень государственной устойчивости, стабильности в регулировании правоотношений в информационной сфере.

<< | >>
Источник: ВАХРАМЕЕВ Роман Геннадьевич. ПРАВО НА ИНФОРМАЦИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2015. 2015

Еще по теме § 2. Принципы конституционно-правового регулирования конституционного права на информацию:

  1. 4. Система юридических гарантий конституционных прави законных интересов потребителей банковских услуг
  2. § 4. Конституционно-правовая и иные виды ответственности за нарушение избирательного законодательства
  3. § 2. Нормативно-правовая основа конституционно-правовой ответственности за избирательные правонарушения.
  4. § 1. Правовые предпосылки формирования российской модели конституционно-правовой защиты персональных данных
  5. § 2. Персональные данные как предмет защиты конституционных прав в России
  6. 3.3. Основные принципы, формы и методы деятельности полиции по обеспечению конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  7. 5.3. Особенности взаимодействия полиции и средств массовой информации при обеспечении конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
  8. § 2. Проблемы правового регулирования процедуры рассмотрения обращений граящан в Конституционном Суде России и Конституционном Совете Франции
  9. §3. Основы правового регулирования банковской деятельности в Российской Федерации
  10. § 1. Понятие и содержание права на информацию
  11. § 2. Конституционно-правовые основы права на информацию
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -