<<
>>

§ 2.1. Международно-правовые аспекты правового регулирования недропользования в Арктической зоне Российской Федерации

В данном диссертационном исследовании уже приводилась дефиниция термина «Арктика» и упоминалось высокое значение ресурсного потенциала Арктики для устойчивого развития Российской Федерации ввиду спада добычных показателей разрабатываемых в настоящее время месторождений.

Наряду с этим данный макрорегион является стратегически важным для обеспечения оборонных, экологических, транспортных и иных интересов Российской Федерации и остальных арктических государств.

И.А. Игнатьева указывает, что «уникальность Арктического региона неоднократно подчеркивалась в разного рода документах как международного, так и национального уровня»[155]. Наиболее подробные и разносторонние характеристики региона приведены в подпрограмме «Освоение и использование Арктики» Федеральной целевой программы «Мировой океан», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 10 августа 1998 г. № 919[156]. Отметим экономическую значимость Арктики, обозначенную в подпрограмме, которая заключается в ее природоресурсном и морском логистическом потенциале. Также подчеркивается геополитическая значимость, обусловленная особым географическим положением, и экологическая значимость, заключающаяся в наличии уникальных экосистем.

Но стоит указать, что есть и противоположные мнения в экспертных кругах о целесообразности освоения недр Арктики в силу объективных

причин, среди которых: суровые природно-климатические условия, опасность нанесения вреда уникальным экосистемам, неподтвержденный характер запасов минеральных ресурсов, требующий проведения дорогостоящих геолого-разведочных работ, несовершенство технологий по изучению и освоению недр. В результате предполагается нулевая и даже отрицательная рентабельность проектов по освоению недр.

Однако приводимые оценки сырьевых запасов Арктики, публикуемые разными странами мира, дают большой стимул арктическим странам для разработки всевозможных государственных программ и проектов по освоению этого уникального макрорегиона.

К примеру, доклад Геологической службы США 2008 г. «Оценка неразведанных запасов нефти и газа Арктики к северу от Полярного круга» (Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle — CARA) обосновывает вывод о том, что Арктика может стать крупнейшей нефтегазоносной провинцией мира. Общий предполагаемый объем неразведанных нефтегазовых запасов составляет порядка 413 млрд баррелей нефтяного эквивалента (б.н.э.), или около 22% совокупных неразведанных запасов традиционных углеводородов в мире. При этом на долю традиционной нефти приходится около 134 млрд б.н.э., что соответствует 13-15% ее общемировых запасов, а на обычный природный газ — остальные 279 б.н.э., или около 30% его совокупных запасов в мире [157] . Практически все данные ресурсы располагаются на континентальном шельфе ряда арктических государств. Но необходимо учитывать, что эти данные являются вероятностным геологическим анализом различных осадочных пород. Лишь полноценные геолого-разведочные работы определят действительное количество запасов углеводородов в недрах Арктики.

Возможность появления новых морских торговых путей для поставок сырья из Европы в государства Азии и Тихоокеанского региона, которые будут доступны круглогодично ввиду таяния льдов и которые значительно сократят расстояния, является еще одним важным фактором

привлекательности освоения исследуемого макрорегиона в целом.

Геополитическое значении Арктики для Российской Федерации и остальных арктических стран является на сегодняшний день превалирующим. В настоящее время не существует международного договора, который определяет правовой статус Арктики. Однако арктические государства стремятся определить правовой режим на уровне национального законодательства, при этом руководствуясь нормами международного права, межправительственными соглашениями.

Исторически процесс признания прав государств на территории в Арктике связывался с фактами географических открытий, которые и служили первыми юридическими основаниями для признания и распространения прав и суверенитета государств на открываемые прибрежные и приостровные территории.

А.Н. Вылегжанин как эксперт в вопросах международно-правового регулирования недропользования на морском дне, указывает: «История освоения Россией полярных областей насчитывает более восьмисот лет. Уже в середине XII в. новгородские люди шли далеко на север к берегам «Студеного моря», переходили Уральские горы, осваивали новооткрываемые земли экономически и культурно. В конце XVI — начале XVII вв. русские землепроходцы осваивают сибирские реки. В XVIII в. Академия наук начинает научное изучение и картографирование побережья северных морей, значительную роль в котором сыграла Великая Северная экспедиция 1733—1743 гг.»[158].

Как указывает Е.Ю. Мазков, «именно с XVI в. Россия поднимает на официально - государственный уровень свои правопритязания на северные земли и моря, уже Царь Иван Грозный отвечал Англии отказом на ее ходатайства о предоставлении исключительного права на торговлю в устьях северных рек»[159].

Определение пространственной принадлежности морских акваторий к территориям арктического государства служит основой развития правового регулирования хозяйственной деятельности, в том числе деятельности по недропользованию, на пространстве современных территориальных вод, континентального шельфа и исключительной экономической зоны. До XX века комплексного правового регулирования в данной сфере не существовало. Регулятивное воздействие имело индивидуально-правовой и

правоустанавливающий характер в виде индивидуального правового акта, который подтверждал полномочия индивидуально-определенного субъектов права на проведение деятельности на конкретных территориях.

К середине 1920-х гг. Арктика была фактически поделена на пять секторов ответственности между Россией, США, Норвегией, Канадой и Данией (страны, имеющие океанические границы с Арктикой). За основу деления был взят секторальный принцип: основание секторов — северные границы государств, Северный полюс — верхняя граница, а боковыми гранями служат меридианы. Еще три государства — Исландия, Швеция и Финляндия — не имеют с Арктикой океанических границ, однако тоже считаются арктическими государствами.

Государства, которые имеют выход в Северному ледовитому океану (их называют в официальных документах «арктические прибрежные государства (the Arctic coastal states)» или «пять стран, окружающих Арктику (the five Arctic Rim countries), в соответствии с международным правом осуществляют суверенитет над внутренним морским

морем, территориальными водами, континентальным шельфом и,

соответственно, их недрами и природными ресурсами.

Как указывает А.Н. Вылегжанин, эти государства не только указали свои суверенные права на перечисленные морские районы, но также и на установленные Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. «200-мильные исключительные экономические зоны, в которых они реализуют, согласно современному международному праву, свою целевую юрисдикцию и суверенные природоресурсные права»[160]. Конвенция по морскому праву носит универсальный характер, она кодифицировала целый ряд международноправовых обычаев, что означает возможность стран, не ратифицировавших данный международный правовой акт, придерживаться его положений.

В настоящее время основной площадкой для международного взаимодействия в Арктике является Арктический совет, созданный как межправительственный «форум высокого уровня» на основе «Декларации об учреждении Арктического Совета», принятой в г. Оттаве 19 сентября 1996 г.[161], постоянными членами которого являются Россия, Дания, Исландия, Канада, Норвегия, США, Финляндия и Швеция. Приведенный перечень стран является исчерпывающим в силу регионального характера форума. Помимо членов Совета существуют еще и «постоянные участники», среди которых: Приполярная конференция инуитов, Совет саамов и Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Согласно Декларации, Арктический совет учреждается с целью нахождения способов организации сотрудничества, координации и взаимодействия между арктическими государствами по вопросам Арктики, представляющим общий интерес (при этом Арктический совет не должен заниматься вопросами, относящимися к военной безопасности), с привлечением объединений арктических коренных народов и других жителей Арктики, особенно по вопросам устойчивого развития и защиты арктической окружающей среды.

В ней заявлено о «стремлении к достижению благополучия жителями Арктического региона», к «устойчивому развитию», «защите арктической природной среды, включая здоровье арктических экосистем, поддержание биологического разнообразия Арктического региона и сохранение и стабильное использование природных ресурсов».

Наиболее важными документами, принятыми в рамках Арктического совета, можно считать Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике (заключено в г. Нууке 12.05.2011)[162], Соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике (заключено в г. Кируне 15.05.2013)[163], которое приобретает особое значение для всех арктических государств, занимающихся разработкой месторождений на арктическом континентальном шельфе.

В рамках сотрудничества членов Арктического совета в 2010 году в Мурманске между Российской Федерацией и Королевством Норвегия был подписан «Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» (Мурманск, 15 сентября 2010 г.)[164] (далее — Договор).

Рассмотрение предыстории заключения договора представляется целесообразным для определения степени выгодности его положений для Российской Федерации.

До принятия Конвенции ООН по морскому праву 1982 года экономическая и иная деятельность в Баренцевом море и западной части Северного Ледовитого океана осуществлялась с использованием всего водного пространства за исключением территориального моря всеми странами с соблюдением норм международного права.

С установлением института 200-мильных зон и развитием добычи углеводородных ресурсов на морском континентальном шельфе возникла проблема разграничения экономической зоны и континентального шельфа Баренцева моря и западной части Северного Ледовитого океана с Норвегией. В соответствии с Постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г.

«Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане»[165] СССР предложил провести разграничение по линии границ полярных владений Советского Союза. Норвегией был предложен принцип «серединной линии», в соответствии с которым разграничение спорных зон происходило по принципу равного отстояния от соответствующих ближайших точек на побережьи материковых и островных территорий, над которыми соответствующее государство осуществляет суверенитет, включая архипелаг Шпицберген и его морской район, несмотря на то, что в соответствии с положениями Договора о Шпицбергене 1920 года [166] суверенитет Норвегии на архипелаг имеет ограниченный характер.

Ввиду разного подхода двух стран к разграничению 200-мильных зон и континентального шельфа была достигнута договоренность о временных мерах регулирования рыболовства в районе, прилегающем к материковому побережью Норвегии и Советского Союза в Баренцевом море в соответствии с Соглашением между Правительством СССР и Правительством Королевства Норвегии о сотрудничестве в области рыболовства от 11 апреля 1975 года и

Соглашением между Правительством СССР и Правительством Королевства Норвегии о взаимных отношениях в области рыболовства от 15 октября 1976 года.

Однако страны не пришли к соглашению о порядке разведки и освоения углеводородных ресурсов соответствующих зон и был наложен мораторий на деятельность по недропользованию до окончательного разграничения спорных зон.

Ныне действующий Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане завершает продолжавшийся с 1970 года процесс делимитации всего спорного морского района общей площадью около 175 тысяч квадратных километров. Статьей 1 Договора устанавливается линия разграничения морских пространств, которая делит весь спорный район примерно на две равные части. Определен также Специальный район площадью около 3,4 тыс. кв. километров, находящийся за пределами 200-мильной зоны от российского берега. Договор предоставляет России право осуществлять в Специальном районе суверенные права и юрисдикцию, которые она осуществляет в отношении своей исключительной экономической зоны.

В Договоре впервые определяются принципы сотрудничества в освоении месторождений углеводородов. Подробно описан механизм

разрешения споров по поводу трансграничных месторождений, пересекаемых линией разграничения. Согласно статье 1 Приложения II к Договору месторождение может эксплуатироваться только на основании Соглашения об объединении между странами по вопросам эксплуатации трансграничного месторождения углеводородов и только как единое целое. При этом установлено содержание данного Соглашения и возможность судебного урегулирования разногласий сторон Соглашения.

В Приложении I к Договору, посвященному вопросам рыболовства,

устанавливается, что ранее заключенные соглашения между Правительством

СССР и Правительством Королевства Норвегии о сотрудничестве в области

107

рыболовства остаются в силе в течение пятнадцати лет после вступления в силу Договора. По истечении указанного срока каждое из этих Соглашений остается в силе в течение последующих шестилетних периодов, если ни одна из сторон Договора не уведомит другую сторону о прекращении его действия не позднее, чем за 6 месяцев до истечения шестилетнего периода.

Многие эксперты считают, что заключенный Договор не отвечает интересам Российской Федерации в Арктике по следующим причинам: с вступлением в силу положений Договора западная граница полярных владений, определенная постановлением Президиума ЦИК СССР от 1926 года, фактически отменяется; отсутствие ссылки на Договор о Шпицбергене 1920 года приводит к отмене оснований Российской Федерации возражать против 200-мильной зоны, континентального шельфа, территориального моря Королевства Норвегия вокруг архипелага Шпицберген.

Полагаем, что стороны договора в результате двусторонних переговоров пришли к решению заключить «Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» с целью снятия моратория на освоение месторождений углеводородов морского дна.

Охрана окружающей среды Арктики является приоритетным направлением сотрудничества членов Арктического совета. Эффективная охрана окружающей среды при недропользовании невозможна без международного сотрудничества государств в этой области, в том числе на региональном и двустороннем уровне. Как указывает А.С. Тимошенко, масштабные экологические проблемы наилучшим образом решаются путем регионального международно-правового регулирования. Автор подчеркивает, что на формирование регионального природоохранного сотрудничества «влияют, помимо политических и географических факторов, еще и факторы экологические», и «совпадение экологических интересов группы государств, которые, в свою очередь, диктуются необходимостью охраны крупного

природного комплекса или объекта (как правило, на уровне экосистемы)» является определяющим в данном сотрудничестве[167].

В науке международного права выделяют региональные и локальные (партикулярные) нормы, которые могут приниматься в рамках определенного региона[168] [169]. Г.И Тункин выделяет «локальные международно-правовые нормы, которые зафиксированы главным образом в международных договорах, заключенных между двумя или несколькими государствами ... и обязательны лишь для государств, являющихся участниками этих договоров» .

В рамках двустороннего сотрудничества в области охраны окружающей среды в 1989 году было подписано «Соглашение между Правительством СССР и Правительством Соединенных Штатов Америки о сотрудничестве в борьбе с загрязнением в Беринговом и Чукотском морях в чрезвычайных ситуациях» (подписано в г. Москве 11 мая 1989 г.)[170]. В преамбуле данного Соглашения указано, что государства сознают, что разведка, разработка и добыча природных ресурсов, а также связанные с этим морские перевозки создают угрозу значительного загрязнения нефтью и другими опасными веществами в Беринговом и Чукотском морях. Государства-участники соглашения обязуются оказывать друг другу помощь в борьбе с инцидентами, вызывающими загрязнение, которыми могут быть затронуты зоны ответственности сторон соглашения, при этом зоной ответственности, согласно статье 2, являются воды Берингова и Чукотского морей, которые являются внутренними водами или территориальным морем соответствующей стороны соглашения, и «морской район за пределами территориального моря, в котором эта Сторона осуществляет свои суверенные права и юрисдикцию в соответствии с международным правом», т.е. районы континентального шельфа и исключительной экономической

зоны. Стороны также разработают Совместный план чрезвычайных мер на случай загрязнения, «необходимость и практическая значимость такого плана была подтверждена в период проведения мероприятий по очистке от нефтяного загрязнения побережья Аляски после катастрофы танкера Эксон Валдиз в 1989 г. По запросу американской стороны Советский Союз направил к месту аварии суднонефтесборщик «Вайдагубский», а также своих специалистов для помощи в устранении разлива нефти»[171].

Также в 1994 году было подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Норвегия о сотрудничестве в борьбе с загрязнением нефтью в Баренцевом море, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 24 мая 1994 г. № 607[172] , которое регулирует сотрудничество между государствами только в отношении одного вида загрязнения морской среды - нефтью из любого источника. В 2014 г. в Норвегии был откорректирован и вновь подписан «Совместный российско-норвежский план по борьбе с загрязнением в Баренцевом море 1994 года», разработка которого предусмотрена в вышеназванном соглашении между государствами. Основой разработки данного локального соглашения является «Международная конвенция по обеспечению готовности на случай загрязнения нефтью, борьбе с ним и сотрудничеству 1990 года»[173].

В национальном законодательстве Российской Федерации принят ряд нормативных правовых актов по вопросам устойчивого развития Арктики. В целях реализации Основ государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу Указом Президента Российской Федерации от 2 мая 2014 года № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации» были определены

сухопутные территории Арктической зоны Российской Федерации и принята Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года.

Права Российской Федерации в арктических пространствах закреплены в Конституции Российской Федерации , Законе Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. № 4730-I «О Государственной границе Российской Федерации»[174], Федеральном законе от 30 ноября 1995 г. № 187- ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» (далее — ФЗ «О континентальном шельфе»), Федеральном законе от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации».

В Морской доктрине России на период до 2020 года, утвержденной Президентом Российской Федерации 27 июля 2001 года[175], одной из целей национальной морской политики признается реализация и защита суверенных прав на континентальном шельфе Российской Федерации по разведке и разработке его ресурсов.

Российская Федерация, по данным Геологической службы США, располагает почти 15 млрд б.н.э. нефтегазовых запасов в арктическом континентальном шельфе (9,4 млрд - в южной части Баренцева моря и еще 5,3 млрд - в Енисей-Хатангском бассейне) и примерно 70% общего объема неразведанных газовых запасов Арктики (шельфовые запасы есть главным образом в южной части Карского моря и в восточной части Баренцева)[176].

Как уже указывалось в диссертационном исследовании, на уровне международного права Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. в статье 76 устанавливается определение континентального шельфа прибрежного государства. Согласно данному определению, континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние. Для того чтобы претендовать на шельф, простирающийся за установленным пределом в 200 морских миль, необходимо подать представление в Комиссию ООН по границам континентального шельфа (далее — Комиссия). Согласно ст. 4 Приложения II Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, «в случае если прибрежное государство намеревается установить в соответствии со ст. 76 внешние границы континентального шельфа за пределами 200 морских миль, оно представляет Комиссии конкретные данные такой границы наряду с дополнительными научно-техническими данными в возможно кратчайшие сроки, но в любом случае в течение десяти лет со времени вступления в силу для этого государства настоящей конвенции».

Российская Федерация была в числе первых государств, подавших представление о расширении границ континентального шельфа. Официальное название документа «Представление Российской Федерации в соответствии с пунктом 8 статьи 76 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года» (далее — Представление). Секретариат ООН 20 декабря 2001 года зарегистрировал Представление Российской Федерации с прилагаемыми географическими координатами точек, определяющими границы континентального шельфа в Северном Ледовитом и Тихом океанах за пределами 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. Конвенционный механизм позволяет Российской Федерации претендовать на расширенную шельфовую зону Арктики, вплоть до Северного полюса, а также на анклав континентального шельфа за пределами 200 миль в Охотском море[177].

Комиссии потребовались дополнительные научные доказательства в подтверждение требований России, рассмотрение Представления было отложено. Научные исследования проводились вплоть до 2014 года, и весной 2015 года планируется подать обновленное Представление в Комиссию. Россия претендует на присоединение 1,2 млн кв. км территории шельфа в Северном Ледовитом океане, что позволит прирастить потенциальные запасы

3 179

млрд тонн условного топлива .

Следует отметить, что в ходе работы тридцать четвертой сессии Комиссии было одобрено «Пересмотренное частичное представление

Российской Федерации в Комиссию по границам континентального шельфа в отношении континентального шельфа в Охотском море» путем принятия рекомендаций Комиссии[178] [179].

Геополитическое, экономическое и экологическое значение Арктики на сегодняшний день трудно переоценить. Российской Федерации необходимо и в дальнейшем активно участвовать в международной политике в области устойчивого развития Арктики. При этом следует уделять больше внимания взаимодействию Российской Федерации с приарктическими государствами в целях защиты национальных интересов России и реализации предусмотренных международными актами прав прибрежного государства в Арктическом регионе, в том числе касающихся вопросов разведки и разработки ресурсов континентального шельфа и установления его внешних границ.

<< | >>
Источник: Тельхигова Малика Шамельевна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ НА СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2015 Москва. 2015

Еще по теме § 2.1. Международно-правовые аспекты правового регулирования недропользования в Арктической зоне Российской Федерации:

  1. Глава I. Основы правового регулирования труда спортсменов по праву Российской Федерации и Федеративной Республики Германии
  2. ГЛАВА I ГЕНЕЗИС ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО регулирования ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
  3. Глава 1. Теоретические основы финансово-правового регулирования таможенных сборов по законодательству Российской Федерации
  4. ГЛАВА 3. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ГОЛОСОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
  5. § 3. Правовое регулирование системы обязательных платежей в Российской Федерации
  6. Глава 1. Теоретические основы эколого-правового режима Арктической зоны Российской Федерации
  7. Муштакова Екатерина Сергеевна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ В АРКТИЧЕСКОЙ ЗОНЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  8. Правовые понятия и историческое развитие правового регулирования недропользования в Арктике
  9. Глава 2. Правовое регулирование недропользования в Арктической зоне Российской Федерации
  10. Законодательство, регулирующее недропользование в Арктической зоне Российской Федерации
  11. Правовой режим недропользования в Арктической зоне Российской Федерации и его эколого-правовые предпосылки
  12. Глава 3. Совершенствование правового регулирования недропользования в Арктической зоне Российской Федерации
  13. Правовое регулирование недропользования на участках недр Арктической зоны Российской Федерации
  14. Глава II. Правовое регулирование геологического изучения недр в Российской Федерации за счет различных источников финансирования
  15. Тельхигова Малика Шамельевна. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ НА СЕВЕРНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2015 Москва, 2015
  16. Глава 1. Теоретико-правовые основы недропользования на северных территориях Российской Федерации
  17. Глава 2. Правовой механизм регулирования недропользования на северных территориях Российской Федерации
  18. § 2.1. Международно-правовые аспекты правового регулирования недропользования в Арктической зоне Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -