<<
>>

Международно-правовая ответственность за правонарушения в сфере охраны арктической среды

Приграничное расположение государств арктического региона, предполагающее «тесное» пространственное размещение, предопределило столь же тесное сотрудничество в области охраны окружающей среды Арктики.

Современные экологические проблемы распространены повсеместно. Как отмечалось ранее, промышленная деятельность Азии, Европы и Америки сказываются на состоянии природной среды Арктики. Поэтому арктическими и неарктическими государствами значимое внимание уделяется экологическим проблемам, решить которые по силам благодаря плодотворному сотрудничеству.

Состояние арктической природной среды находится на повестке дня всех арктических государств. Кроме того, снижающаяся степень труднодоступности региона, вызванная уменьшением площади ледяного покрова, привлекает новых международных «игроков». Хотя исследователи утверждают о чрезвычайно низкой возможности возникновения региональных и международных конфликтов в Арктике, присутствие новых государств в арктическом регионе означает появление другой проблемы - увеличение антропогенной нагрузки и риска возникновения чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера.

В связи с этим практический интерес вызывает институт международноправовой ответственности, закрепляющий возможности привлечения виновных субъектов к ответственности за международные правонарушения экологического характера.

Термин «ответственность» применяется не только для обозначения наступления неблагоприятных последствий для нарушителя. Рассматривая основополагающие международные экологические декларации, например, Декларацию Рио-де-Жанейро , стоит упомянуть принцип 7, закрепляющий ответственность государств по обеспечению устойчивого развития. В данном случае, ответственность понимается в более широком смысле, чем, скажем, принцип 13, направленный на исправление неблагоприятной ситуации, возникшей в результате каких-либо действий со стороны государства, в результате которых может быть применен институт ответственности потерпевшей стороной.

Подобным образом рассматривает ответственность Стокгольмская декларация . Определяя основными целями достижение мира, экономического и социального развития, Стокгольмская декларация призывает каждого человека осознать ответственность перед мировым сообществом «за охрану и улучшение окружающей среды на благо нынешнего и будущих поколений». Государства, в свою очередь, должны [283] [284] взаимодействовать по вопросам практического характера, касающегося выплат компенсаций и регулирования на международном и национальном уровне института ответственности.

Рассматриваемые подходы к определению ответственности несут идею не только поиска «технического» решения, способных кратковременно разрешить насущные проблемы, а построения новой парадигмы мышления человечества, нахождения «золотой середины» отношений «человек- природа-общество».

Тем не менее стремление государств урегулировать международноправовую ответственность помогает обеспечить должное соблюдение существующих правовых норм, обезопасить мировое сообщество от возникновения новых угроз и разрешить практические вопросы компенсационного и восстановительного характера.

В основе международно-правовой ответственности лежит противоправное деяние, характеризующееся следующими признаками: в первую очередь учитывается факт совершения противоправного деяния в виде действия или бездействия; во-вторых, объектом противоправного деяния выступает международно-правовая норма, обязательство или общепризнанные принципы .

На арктические пространства, как указывалось выше, распространяется общий международно-правовой режим, устанавливаемый Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. Некоторые международные документы регулируют вопросы ответственности государств, содержат императивные нормы, отклонение от которые ведет к нарушению международного права и возможности привлечения виновного лица к юридической ответственности. [285]

Ответственности в международном праве характерно традиционное разделение на четыре основных элемента любого правонарушения: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона .

Субъектом международно-правовой ответственности выступает государство, совершившее деяния (действие/бездействие). Причем рассматривается в качестве действий самого государства, деятельность органов государственной власти, должностных лиц, государственных образований, поведение определенных лиц, совершающих элементы государственной власти в отсутствие или при несостоятельности официальных властей, а также поведение, которое государство принимает и признает в качестве собственного.

Определенный интерес вызывает способность международных организаций выступать субъектом международной ответственности . Соответствующая возможность предусматривается учредительными документами международных организаций. Если международная организация не обладает международной правосубъектностью, а решения принимаются от имени государств-членов, то вопрос ставится только об ответственности государств. К примеру, Арктический Совет не является международной организацией и не обладает подобной правосубъектностью, хотя, как отмечалось ранее, имеются отдельные направления в этой сфере.

Международные противоправные деяния подразделяются на международные деликты и нарушения обязательств erga omnes . Первые выступают нарушениями обязательств, предусмотренных международными договорами. Обычно правонарушения данного рода совершаются в отношении государства или группы субъектов. Второй вид международных правонарушений направлен против международного сообщества в целом, [286] [287] [288]

имеющие место, по словам У.Ю. Маммадова, даже во время ведения войн . Вопрос о привлечении к ответственности в рамках нарушения обязательств erga omnes может ставить любое государство.

Необходимо отметить, что в международном праве отсутствует строгий перечень деяний, которые относятся ко второму типу международных правонарушений. Однако по общим правилам к ним следует относить правонарушения особо тяжкого характера, имеющие ряд крайне неблагоприятных последствий для всего мирового сообщества, называемые международными преступлениями.

Рассматриваемые международные преступления, в силу общественной опасности для международного сообщества, планировалось объединить в едином международном документе. Комиссия международного права ООН одобрила первоначальный проект статей об ответственности государств, в котором содержался схожий перечень международных преступлений. Среди таких деяний, как агрессия, колониальное господство, рабство, геноцид, апартеид, также содержались тяжкие правонарушения международных обязательств, имеющих основополагающее значение для защиты окружающей среды. В конечном итоге перечень международных преступлений не был принят, однако доктринально под международным правонарушением понимается «серьезное нарушение обязательств,

вытекающих из императивной нормы международного права».

По мнению С.А. Егорова, термин «международное преступление» в международном праве следует рассматривать в качестве «метафоры», т.к. рассматриваемые международные правонарушения не означают

преступления в уголовно-правовом смысле, а подчеркивают повышенную общественную опасность данной категории международных правонарушений[289] [290]. Однако отсутствие в доктрине и практике международного права использования термина «преступление» не означает утрачивание значения особого отношения к подобным правонарушениям. Автор заявляет, что, несмотря на отсутствие конкретного перечня международных преступлений, не должно вызывать абсолютно никаких сомнений, «что к ним относятся агрессия и геноцид в форме государственной

291

политики» .

В.М. Шумилов также упоминает доктринальное понимание международных преступлений (особо тяжких правонарушений)[291] [292] [293]. Ими, по мнению автора, являются международно-противоправные деяния, выражающиеся в нарушении императивных норм общего международного права. Целесообразно относить такого рода правонарушения как: рабство, колониальное господство, нарушение обязательства по обеспечению мира и безопасности и масштабное загрязнение окружающей среды.

Отношения между государствами (и другими субъектами) по поводу охраны окружающей среды и обеспечения рационального природопользования регламентированы международным экологическим правом, являющегося, как отмечает В.Т. Батычко, самостоятельной отраслью

293

международного права .

Нарушение международных обязательств, а также деятельность, противоречащая общепризнанным принципам и нормам международного права, последствия которых привели к массовому загрязнению окружающей среды необходимо рассматривать в качестве серьезнейших международных правонарушений - преступлений. Стоит, однако учитывать наличие факта установленной вины государства, потому что в ряде случаев последствия могут наступить в результате форс мажорных обстоятельств, обстоятельств непреодолимой силы или вооруженного конфликта.

Доктрина международного права обращает внимание также на ситуации, когда государство несет (зачастую неполную) ответственность за деятельность граждан. Р.М. Валеев называет подобные случаи «гражданской ответственностью за причинение трансграничного ущерба окружающей среде»[294] [295]. Такими международными правонарушениями выступают случаи нарушения правил перевозки опасных объектов, загрязнения морской среды нефтепродуктами, радиационные загрязнения, последовавшие после чрезвычайных ситуаций на ядерных объектах.

Отдельными международными соглашениями регламентирована ответственность за ущерб окружающей среде. Например, Конвенция, подготовленная Международной морской организацией о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г . Принятию Конвенции послужила, как отмечено документом, повышенная опасность загрязнений, вызываемых разливом нефтепродуктов во время морских перевозок. Ответственным лицом, согласно ст. 3, выступает собственник судна, отвечающий с момента возникновения инцидента за всякий ущерб, нанесенный загрязнением. Исключениями служат ситуации, когда ущерб явился результатом перечисленных Конвенцией обстоятельств, не зависящих от собственника судна: военные действия, враждебные действия, гражданская война, действия или бездействия третьих лиц, намеренных причинить ущерб и т.д.

Установление ответственности за загрязнение морской среды посредством разведки и разработки минеральных ресурсов морского дна регламентировано одноименной Конвенцией, принятой в 1977 г[296].

Применение документа направлено на возмещение пострадавшим и понесшим ущерб лицам. Конвенцией также урегулированы вопросы установления и применения единообразных правил и процедур наступления ответственности и предоставление компенсации потерпевшей стороне. Ответственным лицом выступает оператор установки, причем ответственность сохраняется спустя 5 лет после оставления объекта загрязнения.

В условиях арктического судоходства широко распространена практика использования атомного ледокольного флота, способного преодолевать дальние расстояния и проходить покрытые льдом районы. Вызывают интерес международные инструменты обеспечения ядерной безопасности, наличие предусмотренных процедур наступления ответственности и расчета компенсаций.

Подобным документом является Конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб, заключенная под эгидой Международного агентства по атомной энергии в 1963 г . Конвенцию необходимо рассматривать вместе с Конвенцией, заключенной под руководством Организации экономического сотрудничества и развития в 1960 г. , предназначенной для установления компенсации лицам, пострадавшим в результате ядерных инцидентов. Конвенция 1963 г. расширила действие первого международного соглашения, также включив в понятие «лица» помимо «индивидов» потерпевшие государства. Общее направление деятельности документов привело к созданию Совместного протокола, объединяющего обе Конвенции в 1988 г. Совместным протоколом обозначалась абсолютная ответственность оператора ядерной установки. [297] [298]

Исключением служили ситуации чрезвычайного характера, когда оператор освобождался от ответственности.

Сфера обеспечения промышленной безопасности регламентирована Конвенцией о трансграничном воздействии промышленных аварий, заключенной в г. Хельсинки в 1992 г[299]. Соглашением регулируются вопросы обеспечения промышленной безопасности и способы международного сотрудничества в целях недопущения возникновения промышленных аварий, способных привести к трансграничному загрязнению. Договаривающимися сторонами могут быть предусмотрены возможности предоставления специальных технологий, позволяющих обеспечивать должный уровень безопасности.

В качестве дополнения, регулирующего вопросы привлечения виновных лиц к ответственности и возмещения понесенного ущерба пострадавшей стороной, Конвенция была дополнена Протоколом о гражданской ответственности, подписанным в 2003 г. Виновным лицом признается оператор, который несет ответственность в результате промышленной аварии. Соответственно, имеются определенные исключения, освобождающие оператора, если представлены доказательства, от ответственности. Российская Федерация не является участником рассматриваемого Протокола, хотя подписала Конвенцию 1992 г. Отсутствие среди участников Протокола России, разъясняющего отдельные элементы ответственности за трансграничный ущерб, на наш взгляд, является серьезным упущением и ставит под угрозу вопросы обеспечения промышленной безопасности, в том числе в арктическом регионе[300].

Представленными документами регламентированы особенности процедуры наступления ответственности и установления размера компенсации в важнейших сферах хозяйственной деятельности, свойственной арктическому региону: добыча нефтепродуктов, использование атомной энергетики и промышленная деятельность. Важно отметить, что всеми перечисленными документами установлена обязанность оператора организации страхования или иного финансового обеспечения. Единственное различие состоит в определении размеров компенсационных выплат.

Необходимо отличать международно-правовую ответственность государств за вред, наступивший в результате правомерных действий. Особенностью выступает схожая необходимость претерпевать определенные неблагоприятные последствия, предусмотренные международными договорами, однако причиненного деятельностью, не противоречащей общепризнанным принципам и нормам международного права, не являющейся противоправной.

Государство, на территории которого произошло экологическое правонарушение, приведшее к выбросам загрязняющих веществ за пределы национальных границ, вполне может нести субсидиарную ответственность . Зачастую подобные меры принимаются относительно части выплаты, которую не способно выплатить виновное лицо.

Региональными арктическими соглашениями, принятыми договаривающими странами в рамках Арктического Совета, не предусмотрены меры ответственности государств и частных лиц за противоправные деяния. Однако ратифицированные Российской Федерацией международные соглашения, юрисдикция которых распространятся вне зависимости от региона, вполне имеют возможность применения в Арктике.

Арктические условия, которые по оценкам исследователей, сочетают хрупкую и уязвимую экосистему и значительное влияние на климатические процессы, определили соответствующие вопросы относительно международно-правовой ответственности государств. Способны ли [301] современные институты международного права справиться с возрастающей угрозой загрязнения арктического региона, что окажет непосредственное воздействие на устойчивое развитие окружающей среды.

Как отмечалось прежде, международно-правовой режим охраны окружающей среды сочетает универсальные нормы международного права, региональные и двусторонние соглашения, определяющие общий вектор развития Арктики. Соответственно, рассматривая международные договоры, распространяющие юрисдикцию в отношении арктических пространств, прежде всего, необходимо проанализировать международные экологические соглашения общего характера.

На сегодня значительное число международных актов представлено в качестве международных деклараций, не содержащих конкретных обязанностей государств. Подобными актами не регламентированы вопросы наступления ответственности субъектов международного права за неисполнение возложенных обязанностей или противоправных действий, приведших к неблагоприятным последствиям.

По нашему мнению, указанные обстоятельства не следует называть упущением международного права, т.к. зачастую декларативные документы составляют основу принятия национального законодательства, нарушение которого будет служить основанием применения ответственности подданных государства.

Примером может служить положение ст. 234 Конвенции по морскому праву , предписывающей возможность прибрежного государства принимать и обеспечивать соблюдение законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны. Конвенцией подчеркивается наличие особо суровых климатических условий и льдов, затрудняющих судоходство и [302] создающих условия повышенной опасности, а возможные загрязнения нанесут тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушат его.

Ст. 260 Конвенции предоставляет государствам возможность установления специальных защитных зон вокруг научно-исследовательских установок или оборудования, не превышающей 500 метров. Российское законодательство о континентальном шельфе повторило положения международного соглашения, предписав установление 500-метровой зоны безопасности вокруг искусственных островов, установок и сооружений. В зонах безопасности специализированными федеральными органами исполнительной власти обеспечиваются безопасность судоходства и безопасность непосредственно самих искусственных установок.

Интересно обратить внимание на дело судна Arctic Sunrise, произошедшее осенью 2013 г. Как известно, установление зон безопасности сопровождается оглашением принятых мер в журнале «Известия мореплавателям». Однако, не взирая на предусмотренные международным правом и национальным российским законодательством предписания, судно Greenpeace вторглось в зону безопасности, нарушив тем самым международные правила судоходства. Ответственным лицом выступает капитан судна. Опасность произошедшей ситуации заключается в осуществляемых установкой «Приразломная», в акваторию которой вторглось судно, работ по добыче полезных ископаемых на континентальном шельфе. В случае непредвиденных обстоятельств, могла возникнуть чрезвычайная ситуация, приведшая к аварии, выбросу загрязняющих веществ в морскую среду и ущербу окружающей среде и здоровью или жизни людей.

Ощутимые последствия загрязнения морской среды арктического региона первостепенно угрожают непосредственно арктическим государствам. Особенно возрастает опасность наступления неблагоприятных последствий сегодня, когда изменение климата, сопровождающиеся таянием

вечных льдов Северного Ледовитого океана, располагает к судоходству в арктическом регионе все больше заинтересованных государств.

К примеру, в 2011 г. на рыболовецком траулере, принадлежащем южнокорейской компании произошло возгорание . Ситуация имела место в Анадырском заливе Берингова моря, расположенного у берегов Чукотки. На борту судна находились 166 т. судового маловязкого топлива, 942 т. мазута и 1689 т. мороженного минтая. Последовавшее заключение договора об оказании аварийно-спасательных услуг между южнокорейской компанией и ФГУП «Балтийское бассейновое аварийно-спасательное управление» и выполнение работ по выгрузке нефтепродуктов способствовало уменьшению вредных последствий. Однако проблема остается актуальной, т.к. по словам губернатора Чукотки, на борту неутилизированного траулера находится порядка 600 т. нефтепродуктов, представляющих угрозу окружающей среде.

Интересно обратить внимание на случай загрязнения морской среды в результате разлива нефти у берегов Австралии, произошедший на платформе американской компании ExxonMobil[303] [304]. Подобный инцидент - не первый случай загрязнения морской среды. В том же заливе, близ Австралии, зафиксированы нефтяные пятна с другой платформы ExxonMobil, расположенной недалеко от побережья. Почему произошедшие события вызывают интерес при изучении эколого-правового режима арктического региона? По заявлениям главы российского подразделения компании, ExxonMobil может возобновить совместные с Роснефтью проекты добычи на арктическом шельфе после отмены экономических санкций.

Конечно, международными договорами и соглашениями, которые также упоминались выше, национальным законодательством обоих государств предусмотрены строгие меры ответственности и процедуры предупреждения и ликвидации аварий. Однако каков потенциал международных и национальных инструментов ответственности, способны ли предусмотренные механизмы в необходимой степени компенсировать вред и восстановить прежнее состояние окружающей среды?

К виновному государству применяются различные меры ответственности, включая материальную и нематериальную ответственность. Формы нематериальной ответственности, которую также называют «морально-политической» или «политической» не дифференцируются из-за разнообразия. Материальная ответственность, как правило, проявляется в форме репараций и реституций. Под репарациями понимается возмещение причиненного ущерба в денежном эквиваленте, также путем «поставок различного рода объектов». Больший интерес, с точки зрения международного экологического права, вызывают реституции - обязанность восстановить в прежнем виде какой-либо объект. Однако часто возникает сложность восстановления, особенно объектов природы, уничтоженных, поврежденных или загрязненных в результате международного правонарушения.

Как отмечено в литературе, восстановление разрушенного здания нельзя назвать реституцией, т.к. фактически результатом восстановления является новое здание, которое возможно не несет прежней значимости. В условиях арктического региона восстановление является, на наш взгляд, наилучшим вариантом формы ответственности виновных субъектов. Однако полнота восстановления напрямую зависит от технологических и финансовых возможностей виновного субъекта. Именно поэтому, как говорилось ранее, в вопросах трансграничного загрязнения предусматриваются финансовые гарантии и возможность наступления субсидиарной ответственности государства, на территории которого находится источник загрязнения и применение института страхования ответственности. Особенно значимость наличия технических средств и финансовых гарантий ощущается в арктических условиях, отличающихся неблагоприятными климатическими условиями и уязвимостью природы перед незначительными изменениями и деградацией.

Важность рассмотрения института международно-правовой ответственности в рамках исследования эколого-правового режима Арктической зоны России заключается в необходимости выработки арктическими и неарктическими государствами эффективных инструментов привлечения виновных лиц к ответственности за загрязнение окружающей среды или создание реальной угрозы наступления неблагоприятных последствий. Рассматриваемый механизм привлечения к ответственности способен выступать существенной гарантией компенсации вреда пострадавшим лицам, их имуществу и окружающей природной среде, удовлетворению интересов государства и общества в целом.

200

202

203

3.2

<< | >>
Источник: Барамидзе Давид Давидович. ЭКОЛОГО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ АРКТИЧЕСКОЙ ЗОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017. 2017

Еще по теме Международно-правовая ответственность за правонарушения в сфере охраны арктической среды:

  1. Н.Б.МУХИТДИНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ РАЦИОНАЛЬНЫМ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕМ
  2. Глава 7. Правовые подходы к защите окружающей среды при недропользовании в США и Канаде.
  3. Глава I. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА - ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ
  4. Библиография
  5. Оглавление:
  6. Региональные особенности правового регулирования охраны окружающей среды Арктической зоны России
  7. Международно-правовая ответственность за правонарушения в сфере охраны арктической среды
  8. Ответственность за правонарушения в области охраны окружающей среды Арктики по законодательству Российской Федерации
  9. Список нормативно-правовых актов и использованной литературы
  10. Библиографический список
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -