<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. Большинство обязательственных отношений в гражданском обороте не обходится без воздействия на них лиц, не являющихся их сторонами - третьих лиц. При этом обязательство может исполняться как третьему лицу, так и третьим лицом.

Несмотря на многочисленные исследования, посвященные участию третьего лица в обязательстве, к настоящему времени в доктрине гражданского права не сложилось единого подхода к определению понятия «третье лицо», а также к специфике правового положения третьего лица, участвующего в исполнении обязательства. В этой связи имеют место противоречивые воззрения на правовой статус третьего лица в традиционных обязательственных конструкциях, в исполнении которых оно может принимать участие. Участие третьих лиц в обязательстве исследователями рассматривается преимущественно через призму юридической связи третьего лица с одной из сторон обязательства без учета такого важного признака, обусловливающего воздействие третьего лица на обязательственное правоотношение, как интерес одного из его участников. Кроме того, среди цивилистов до сих пор не сложилось единого мнения относительно правовой природы права требования третьего лица по договору, заключенному в его пользу; момента возникновения у третьего лица права требования исполнения договора, заключенного в его пользу; судьбы исполненного третьим лицом обязательства; пределов возложения исполнения обязательства на третье лицо и пределов исполнения третьим лицом обязательства в отсутствие возложения.

Противоречивость доктринальных положений напрямую влияет на дальнейшее правоприменение и правотворчество, что не способствует устойчивости гражданского оборота. Определение пределов воздействия третьих лиц на гражданско-правовое обязательство необходимо с целью недопущения злоупотребления правом как сторонами обязательства, так и третьим лицом. В связи с обновлением отечественного законодательства, регулирующего правила участия третьих лиц в исполнении обязательства, необходима критическая переоценка соответствующих положений.

Создание целостной системы, демонстрирующей модели участия третьего лица в исполнении гражданскоправового обязательства, позволит в дальнейшем привнести изменения в гражданское законодательство, а также решить проблемы и противоречия правоприменительной практики.

Степень разработанности темы исследования. Проблемами участия третьих лиц в исполнении гражданско-правового обязательства занималось множество исследователей советского и современного периода, как непосредственно - М.И. Брагинский («Влияние действий других (третьих) лиц на социалистические гражданские правоотношения», 1962 г.), Н.С. Ковалевская ( «Договор в пользу третьих лиц - граждан», 1988 г.), М.К. Кроз («Третье лицо в обязательстве», 2001 г.), И.В. Кисель («Обязательство с участием третьих лиц», 2002 г.), Ю.Ю. Захаров («Договор в пользу третьего лица в теории и хозяйственной практике», 2003 г.), М.А. Мильков («Обязательства с участием третьих лиц в гражданском праве», 2010 г.), так и через призму отдельных правовых категорий и институтов - А.Г. Певзнер («Понятие и виды субъективных гражданских прав», 1961 г.), С.В. Михайлов («Категория интереса в гражданском (частном) праве», 2000 г.), Д.А. Балыкин («Действия в чужом интересе без поручения», 2002 г.),

A. Б. Бабаев («Проблема секундарных прав в российской цивилистике», 2006 г.) и др. Тем не менее, отдельные проблемы, касающиеся воздействия третьих лиц на обязательство, не были разрешены в рамках перечисленных работ.

Теоретическую основу исследования составили труды представителей отечественной цивилистической науки: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева,

B. А. Белова, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанова, Д.В. Дождева, А.В. Егорова, О.С. Иоффе, А.Ю. Кабалкина, О.А. Красавчикова, П.В. Крашенинникова, В.В. Кулакова, Л.А. Лунца, Д.И. Мейера, Л.Ф. Нетишинской, Н.О. Нерсесова, И.Б. Новицкого, А.Г. Певзнера, К.П. Победоносцева, И. Б. Пугинского, С.В. Сарбаша, В.И. Серебровского,

C. К. Соломина, М.К. Сулейменова, В.С. Толстого, Ю.К.

Толстого, Ю.Б. Фогельсона, Г.Ф. Шершеневича, А.М. Эрделевского и др. Кроме того, в диссертации используются труды таких зарубежных ученых, как W. Anson, A. Burrows, J. Cartwricht, C. Elliott, G. Treitel, Г. Дернбург, Р. Саватье.

Эмпирическая основа исследования представлена опубликованной и неопубликованной практикой судов общей юрисдикции и арбитражных судов по вопросам участия третьего лица в исполнении гражданско-правового обязательства.

Методологическую основу исследования составили как общенаучные (описательный, логический, системно-структурный, исторический, лингвистический, анализ, синтез), так и специально-юридические (историкоюридический, формально-юридический, сравнительно-правовой, техникоюридический) методы.

Объектом исследования являются обязательственные отношения, в исполнении которых участвуют третьи лица.

Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие обязательства с участием третьих лиц, а также правовое положение третьего лица в таких обязательствах.

Цель исследования состоит в разработке понятия третьего лица как участника обязательственного правоотношения и построении системы обязательств, в исполнении которых могут участвовать третьи лица. Указанная цель достигается посредством решения следующих задач:

- исследовать категорию третьих лиц в обязательственном праве;

- выявить модели участия третьего лица в исполнении гражданско-правового обязательства;

- исследовать модель участия третьего лица на стороне должника;

- исследовать модель участия третьего лица на стороне кредитора;

- разработать рекомендации по совершенствованию гражданского законодательства в сфере регулирования участия третьих лиц в исполнении гражданско-правового обязательства.

Научная новизна исследования состоит в формировании целостной системы моделей и форм участия третьего лица в исполнении гражданскоправового обязательства, в основе которой лежит теоретическая установка о том, что реализация интереса участника гражданского оборота выступает достаточным и необходимым условием приобретения таким участником качества третьего лица по отношению к обязательству.

Авторский подход к пониманию третьего лица и интереса третьего лица в исполнении обязательства позволил доказать недостоверность и противоречивость некоторых устоявшихся в гражданскоправовой доктрине конструкций с участием третьего лица в обязательственной правовой связи, в частности: перемены лица на стороне кредитора при исполнении обязательства третьим лицом; ответственности третьего лица за исполнение обязательства.

Кроме того, научная новизна диссертации заключается в теоретических выкладках, затрагивающих положения норм позитивного права, которые в свете реформы гражданского законодательства были подвергнуты существенным изменениям и поэтому до настоящего времени не подлежали научному исследованию, а также в анализе, не получивших в настоящее время глубокого теоретического осмысления, новых видов договорных конструкций, предусматривающих участие третьего лица в исполнении гражданско-правового обязательства.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Третье лицо, участвующее в исполнении гражданско-правового обязательства, - это участник гражданско-правового обязательства, отличный от его сторон, но обладающий интересом, лежащим всегда за пределами этого обязательства, реализация которого затрагивает его динамику и является основной предпосылкой для участия третьего лица в исполнении гражданско-правового обязательства. Реализация интереса участника гражданского оборота выступает достаточным и необходимым условием приобретения таким участником качества третьего лица по отношению к обязательству.

2. Вывод о том, что выделение двух основных моделей участия третьего лица в исполнении гражданско-правового обязательства (модели участия третьего лица в исполнении основного обязательства на стороне должника и модели участия третьего лица в исполнении основного обязательства на стороне кредитора) обусловлено наличием комбинированного критерия, включающего два элемента (сторону обязательства, на которой выступает третье лицо, и интерес участников обязательственного правоотношения, реализация которого обеспечивает вовлечение третьего лица в исполнение обязательства).

Каждая из этих моделей представлена системой обязательств, элементы которой объективируются через формы выражения интереса участников обязательственного правоотношения.

3. Сделан вывод о том, что интерес третьего лица в механизме исполнения обязанности должника может выражаться в следующих формах: 1) в погашении существующей правовой связи и, как следствие, прекращении обязательства, сторонами которого выступают должник и третье лицо; 2) в возникновении имущественной выгоды у должника, за счет сбережения на его стороне того, что он должен был исполнить в пользу кредитора; 3) в сохранении имущественной сферы третьего лица, которое подвергнуто опасности утраты своего права на имущество; 4) в возникновении правовой связи - обязательства между должником и третьим лицом, в котором третье лицо становится кредитором.

4. Доказано, что в модели участия третьего лица на стороне кредитора принципиальное (квалифицирующее) значение для определения той роли, которая отводится третьему лицу, приобретает содержание интереса кредитора. Установлено, что с появлением третьего лица кредитор, помимо интереса, который соответствует цели основного обязательства, обладает интересом, характеризующимся особенностями правовой связи кредитора и третьего лица. Этот интерес может выражаться в следующих формах: 1) в предоставлении имущественной выгоды третьему лицу; 2) в определении надлежащего места исполнения основного обязательства, когда при исполнении основного обязательства кредитор указывает место его исполнения отличное от места жительства (места нахождения) кредитора.

5. Доказано, что перечень специальных оснований участия третьего лица в исполнении обязательства на стороне должника не ограничивается основаниями, предусмотренными п. 2 ст. 313 ГК РФ. С точки зрения выявленной диссертантом обновленной системы специальных оснований участия третьего лица на стороне должника в исполнении обязательства, а также установленных пределов реализации таких оснований предложена дополнительная аргументация положения о том, что обязательство, обязанности в котором полностью исполнены за должника третьим лицом, прекращается как обязательство, исполненное самим должником.

Обоснована недостоверность законодательного подхода о том, что к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству на основании закона.

6. Установлены особенности участия третьего лица в обязательстве на стороне должника, когда таковое имеет интерес в сохранении своей имущественной сферы при опасности утраты своего права на имущество. Сделан вывод о том, что добросовестный кредитор имеет право требовать подтверждения наличия правовых притязаний третьего лица на имущество должника, а также вероятности их нарушения.

7. Установлены особенности реализации интереса кредитора в предоставлении имущественной выгоды третьему лицу через конструкцию договора в пользу третьего лица. Доказано, что в договоре в пользу третьего лица третье, по отношению к договору, лицо является таковым только на момент непосредственного заключения договора сторонами. Выявлены две разновидности конструкции договора в пользу третьего лица - с замещением третьим лицом кредитора и без такого замещения. При реализации договорной конструкции с последующим замещением третьим лицом кредитора в результате передачи права требования в полном объеме третье лицо утрачивает свой первоначальный статус, занимая в результате перемены лиц место кредитора. При реализации конструкции договора в пользу третьего лица, когда передается только отдельное правомочие, составляющее содержание права требования кредитора, вкупе с соответствующими кредиторскими обязанностями (договор в пользу третьего лица без замещения третьим лицом кредитора), третье лицо, оставаясь за пределами договора между кредитором и должником, подменяет собою кредитора, становясь «доминирующим» кредитором с только ему присущими правами, в первую очередь, правом требования исполнения договорной обязанности должника в свою пользу.

Теоретическая значимость диссертации обусловлена тем, что выводы и положения, содержащиеся в работе, вносят вклад в развитие учения о третьих лицах и их участии в исполнении гражданско-правовых обязательств, способствуют дальнейшей разработке различных аспектов указанной проблематики.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности их использования в правотворческой и правоприменительной практике. Выводы исследования могут быть использованы в процессе преподавания гражданско-правовых дисциплин.

Степень достоверности результатов проведённых исследований. Достоверность результатов исследования обеспечивается тем, что в своих выводах диссертант опирается на основные концептуальные положения общей теории права и доктрины гражданского права, специальные монографические работы и научные статьи, нормативный и практический материал. Положения и выводы диссертации базируются на комплексе теоретических подходов, соответствующих и отражающих специфику объекта, предмета, цели и задач исследования.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы исследования отражены в публикациях, обсуждались на заседаниях кафедры гражданского права Национального исследовательского Томского государственного университета. Полученные результаты используются в процессе преподавания курса гражданского права в НИ ТГУ, а также являлись предметом выступления автора на научных конференциях (Всероссийская научнопрактическая конференция «Правовые проблемы укрепления российской государственности» (Томск, 2015, 2016); «23rd International Academic Conference» (Venice, Italy, 2015); Молодёжная международная научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука 21 века: новый подход» (Санкт-Петербург, 2015); Международная научная студенческая конференция МНСК - 2017 (Новосибирск, 2017).

Структура диссертации обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка использованных источников и литературы.

<< | >>
Источник: Чурилов Алексей Юрьевич. УЧАСТИЕ ТРЕТЬИХ ЛИЦ В ИСПОЛНЕНИИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Томск - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -