<<
>>

Влияние риска на существо правоотношения в отдельных видах деривативов Фьючерсы

Согласно Положению о видах производных финансовых

инструментов, утвержденном Приказом ФСФР от 4 марта 2010 г. № 10- 13/пз-н (далее - Положение), под фьючерсным договором понимается договор, заключаемый на биржевых торгах, и устанавливающий обязанность каждой из сторон периодически уплачивать денежные суммы в зависимости от изменения цены и (или) значения базисного актива и (или) наступления обстоятельства, являющегося базисным активом.

Этот же акт закрепляет два вида фьючерсов: поставочный и беспоставочный.

Фьючерсы, по которым предусматривается передача товаров, по поводу которых они заключены, являются поставочными. В литературе существует мнение о том, что поставочный фьючерс является договором купли-продажи со сроком исполнения в будущем1. Такой договор является классической срочной сделкой, но к рисковому договору, согласно выводам, сделанным ранее в настоящем исследовании, он не относится. Напомним, что рисковым договором следует считать соглашение, в котором эквивалентность встречного предоставления поставлена в зависимость от обстоятельства, не подвластного воле сторон. В поставочном фьючерсе предмет и цена исполнения согласуются изначально. Возможное колебание цены товара на момент реального обмена и, как следствие, вероятность потерь, не позволяют квалифицировать такое соглашение как рисковое, так как в этом случае риск представляется неотъемлемым элементом торгового оборота, а не конституирующим признаком договора.

Тем не менее, подавляющее большинство (более 90%) фьючерсных договоров завершается не поставкой ценных бумаг, валюты, других реальных товаров, а заключением обратной (офсетной) сделки[208] [209]. Офсетная сделка является видом срочной сделки, которая влечет прекращение прав и обязанностей по ранее открытой позиции в связи с возникновением противоположной позиции по одному и тому же срочному контракту (ст.

1 Правил совершения срочных сделок ОАО «Фондовая биржа РТС»)[210].

Возможность заключения офсетной сделки как способа прекращения первоначального обязательства рассматривается в литературе как особое правило фьючерсной торговли, предусмотренное биржевыми правилами, и соответствующее норме п. 1 ст. 407 ГК РФ, в соответствии с которым обязательство прекращается полностью или частично по основаниям,

предусмотренным ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором[211].

В связи с этим особого внимания заслуживает именно беспоставочный (расчетный) фьючерс, сущность которого состоит в том, что уже при заключении договора закрепляется условие, согласно которому никакой передачи товара не предполагается, а в качестве предмета выступает разница между ценой биржевого товара или значением иного показателя (например, биржевого индекса) на момент заключения договора и на определенный момент в будущем.

Рассмотрим данный договор с точки зрения его алеаторной природы. Несмотря на то, что в момент заключения соглашения оговариваются и биржевой товар, и его цена, конструкция договора смоделирована таким образом, что реальный размер предоставления зависит от случайного обстоятельства - колебания цены товара.

Более того, расчетный фьючерс является не только рисковым договором, но именно алеаторным, так как представляет собой соглашение сторон, в котором встречное предоставление выражается в той или иной степени вероятной возможности приобретения имущественного блага, поскольку возникновение соответствующих прав и обязанностей сторон поставлено в зависимость от обстоятельства, не подвластного воле сторон (реального обмена благами не происходит, управомоченная или обязанная сторона определяется по факту изменения цены).

Приведем в качестве примера Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 ноября 2002 г. по делу № КГ - А40/6531-02, подтверждающее вышесказанное.

ООО НПП «Конраст» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ОАО «М и К» о возмещении ущерба в размере 388342 руб., причиненного ненадлежащим исполнением ответчиком договора об обслуживании на рынке ценных бумаг от 5 января 1998 года.

Решением от 31 октября 2001 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 28 декабря 2001 года, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Кассационная инстанция не нашла оснований для его изменений или отмены в связи со следующим.

Для осуществления операции с ценными бумагами и денежными средствами истца по условиям спорного договора последнему были открыты лицевые счета в АБ «ТОРИБАНК»: счет № 1, предназначавшийся для покупки акций и обслуживания их на ММВЦ и счет № 2, предназначавшийся для использования перечисленного на него гарантийного взноса для обеспечения фьючерсных позиций на МЦФБ. По условиям спорной сделки истец (инвестор) доверил ответчику (оператору) управление денежными средствами в размере 600000 руб., из которых 400000 руб. были направлены на счет № 1 для покупки 3500 акций НК «Лукойл» и 200000 руб. были направлены на счет № 2 для обеспечения осуществления операций с фьючерсными контрактами, а именно - для продажи, согласно указаниям доверителя 35 фьючерсных контрактов НК «Лукойл».

Мотивируя заявленные требования, истец указал, что истребуемые им к возмещению убытки были вызваны ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по спорному договору. По мнению истца, ответчик, управляя его денежными средствами, осуществлял операции с фьючерсными контрактами от имени и за счет истца заведомо в убыток для него.

Данный довод признан судом несостоятельным.

Согласно представленной в деле переписке, несмотря на констатацию в письме от 13 мая 1998 года о причинении ему значительных убытков в результате деятельности ответчика (оператора), истец (инвестор), тем не менее, уже 14 мая 1998 года дал очередное поручение оператору о выполнении от своего имени и за свой счет операций с фьючерсными контрактами.

Оценивая данные обстоятельства, суд указал на необходимость учитывать и характер спорных правоотношений - действующее законодательство прямо говорит о наличии рисков и потерь при биржевых торгах. Заключая вышеуказанный договор в целях получения прибыли от игры с фьючерсными контрактами, истец, и ранее участвовавший в указанных отношениях, понимал или должен был понимать, что такие операции с ценными бумагами несут рискованный, спекулятивный характер.

В этой связи убыточный характер деятельности оператора по спорной сделке не мог однозначно свидетельствовать о том, что эта деятельность была неправомерной.

Рассмотренное постановление также подтверждает вывод о невозможности применения концепции laesio enormis к алеаторным договорам, сформулированный в п. 2.4. настоящей работы.

Тем не менее, анализ судебно-арбитражной практики показал, что число споров, вытекающих из фьючерсов, незначительно по сравнению с другими срочными сделками, что обусловлено устоявшимся за столетия механизмом фьючерсной торговли. В качестве гаранта защиты прав заинтересованных лиц в данном случае выступает весь «организм» биржи.

Форварды

В литературе встречается целый ряд в принципе схожих определений форвардных контрактов. Так, А. Буркова считает, что форвард - это соглашение, в котором стороны договариваются обменяться активами в определенную дату в будущем по цене, согласованной на дату заключения сделки (trade date)1.

На первый взгляд, фьючерсы и форварды, как срочные сделки с исполнением в будущем, схожи по своему механизму. Однако, несмотря на закрепление в Положении как биржевых, так и внебиржевых форвардных контрактов, на практике они совершаются вне биржи, что в первую очередь отличает форвардные сделки от фьючерсных[212] [213]. Вторым отличием является реальное исполнение договора: «Обязанности, вытекающие из форвардных договоров, как правило, прекращаются не путем зачета взаимных однородных требований, а путем осуществления исполнения обязательств. В сфере внебиржевой торговли отсутствует Clearing House как отдел, производящий расчеты и предоставляющий гарантию...»[214].

Субъектами форвардных сделок являются продавцы и покупатели валюты, ценных бумаг, другого товара, которые в обычном порядке заключают друг с другом сделки непосредственно, а не с помощью сотрудников биржи1.

Внебиржевой рынок имеет свои достоинства. Так, он позволяет приобрести или реализовать товар в любом желаемом количестве, а не лотами, как при заключении фьючерсных контрактов. Объектом форвардного договора могут быть ценные бумаги разных эмитентов.

Форвардный рынок не дает права на офсетную сделку, т.е. условия форвардного договора в одностороннем порядке нельзя менять (контрагент не вправе путем обратной заявки закрыть сделку). Форвардный договор в отличие от фьючерсного может быть изменен или прекращен только в общем порядке по соглашению сторон.

Так, Г. Райнер указывает, что «биржевые фьючерсы отличаются от внебиржевых форвардов тем, что заключаются не в целях исполнения обязательства, предусмотренного договором: участники рынка, как правило, стремятся к прекращению своих обязательств путем совершения обратной сделки до наступления момента исполнения обязательств по фьючерсу. Возможность в любой момент времени провести так называемую ликвидацию обеспечивается механизмом централизованной торговли, существующим на срочной бирже»2.

По аналогии с фьючерсами также выделяются два вида форвардов: поставочный и беспоставочный (расчетный). По мнению ученых, природа поставочного форварда, как и поставочного фьючерса - купля-продажа с отсроченным моментом исполнения, что, по мнению диссертанта, не вызывает сомнения3.

Юридическая же природа расчетного форвардного контракта является одним из дискуссионных вопросов в науке и практике. [215] [216] [217]

Пристальное внимание к расчетному форвардному контракту возникло в связи с тем, что длительное время судебная-арбитражная практика признавала расчетные форвардные контракты разновидностью игровых договоров, что служило основанием для отказа в защите требований, вытекающих из них.

Так, в постановлении ФАС Московского округа от 10.08.1999 г. № ГК-А40/2424-

99 по делу, вытекающему из расчетного форвардного контракта, отмечалось, что

стороны заключили «не что иное, как сделку «пари», т.е. игровую сделку»,

обязательства по которой, взятые каждой из сторон по настоящему делу, не

подлежат судебной защите по действующему российскому гражданскому

законодательству, в том числе по статье 1062 ГК РФ, тем более, что обе эти

конверсионные сделки были заключены истцом и ответчиком на добровольных 1

началах» .

Судебная практика была унифицирована постановлением Президиума ВАС РФ от 08.06.1999 № 5347/98, согласно которому расчетные форварды признавались пари, однако при этом рекомендовано учитывать непосредственную цель сделки - хеджирование или спекуляцию.

Позиция Президиума ВАС РФ аргументирована следующим образом: во-первых, у сторон сделки отсутствует какая-либо хозяйственная цель; во-вторых, в действующем законодательстве отсутствуют положения, регулирующие указанные сделки и не содержатся указания на предоставление подобным сделкам судебной защиты2.

Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торговопромышленной палате России, ссылаясь на статью 1062 ГК РФ, отказал в удовлетворении иска, указав на отсутствие доказательств совершения спорных сделок хотя бы одной из сторон с какой-либо хозяйственной целью. По мнению МКАС, эти сделки следует отнести к одному из видов игровых сделок»2.

Согласно известному Определению от 16.12.2002 «О прекращении производства по делу о проверке конституционности статьи 1062 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой коммерческого акционерного банка «Банк Сосьете Женераль Восток» Конституционный суд Российской Федерации отказал в [218] [219] [220] судебной защите сделок, основанных на расчетном форвардном контракте, по мотивам отсутствия доказательств, подтверждающих наличие у сторон хозяйственного интереса, такого как страхование риска, обеспечение исполнения заключенных контрактов и др1.

Подобная судебно-арбитражная практика не могла не вызвать возражения в научной среде.

По мнению Е.П. Губина и А.Е. Шерстобитова, расчетные форвардные контракты не являются пари, поскольку их нельзя отнести к условным и рисковым сделкам. В данных правоотношениях подлежит уточнению размер обязательства, а не факт его наступления или ненаступления2.

Как отмечает С.Р. Амбарцумян, в основании игры лежит иной риск, нежели в основании расчетного форвардного контракта. Расчетные форвардные контракты - это рисковые сделки, однако риск изменения цены на актив - это предпринимательский риск, присущий хозяйственному обороту и деятельности участников рынка, а риск при игре искусственно создается игроками, спорщиками3.

Г. Гаджиев и В. Иванов проводят различия между играми, пари и расчетными форвардными контрактами через призму каузы. По их мнению, в игре и в пари риск, продиктованный чувствами (азартом, страстью, прихотью, упрямством), - основная кауза, неотъемлемый, обязательный элемент таких сделок. Расчетные же форвардные контракты ученые называют квазиалеаторными договорами, поскольку они отличаются от пари тем, что основаны не только на риске. Расчетные форвардные контракты являются формой предпринимательской деятельности на финансовом рынке, на котором получение прибыли выступает в качестве основной цели деятельности, но для ее реализации [221] [222] [223]

используются сделки, выработанные банковской и биржевой практикой. Таким образом, ученые считают, что каузой расчетных форвардных контрактов является извлечение предпринимательской прибыли с помощью особых рисковых договоров, распространенных исключительно в банковской и биржевой деятельности[224].

Относительно вышеизложенного следует сделать некоторое уточнение. В рамках проведенного исследования установлено, что целью алеаторного договора выступает извлечение выгоды, а повышенный субъективный риск представляется его неотъемлемым элементом. Азарт, страсть и прочие внутренние психологические состояния субъекта представляют собой мотивы. Они лишь побуждают субъектов к совершению сделки и не служат ее правовым компонентом. Иногда практически невозможно выяснить, что движет спекулянтом - стремление к прибыли (как предпринимателя) или патологическая азартная страсть (как игрока), равно как по этому признаку проводить различия между соответствующими договорами.

Под влиянием зарубежного опыта российский законодатель внес изменения в ст. 1062 ГК РФ, придав подобным соглашениям исковую защиту при условии соответствия рассмотренным требованиям, а также принял ряд необходимых нормативно-правовых актов.

По мнению диссертанта, расчетный форвардный контракт следует отнести к самостоятельному виду договоров, поскольку структура такого соглашения не позволяет отнести его к купле-продаже, а специфический субъектный состав - к играм и пари. Однако сходство игр, пари и расчетного форвардного контракта свидетельствует о возможности объединения их в общую группу. Следует признать расчетный форвардный контракт не просто рисковым договором, а именно алеаторным договором, поскольку в нем колебания цен порождает ситуацию, от которой зависит, какая из сторон получит выгоду, а какая - понесет потерю. Особенностью этого договора, как и в расчетном фьючерсе, является характер самого риска, который и выступает квалифицирующим признаком. Разграничение таких алеаторных договоров, как игры/пари и расчетные форвардные контракты (как, впрочем, и иных срочных биржевых и внебиржевых сделок), обусловлено присущим предпринимательской деятельности особым правовым регулированием.

Опцион

По мнению Г. Райнера, опционы являются двусторонне обязывающими договорами, по которым исполнение обязательства одной из сторон отстрочено, а также поставлено в зависимость от стохастического и потестативного условий1. Стохастическим (случайным) условием признается условие, которое зависит от случая и не зависит от воли сторон договора. Потестативным условием является условие, наступление которого или воспрепятствование наступлению которого находится во власти одной из сторон договора[225] [226].

Вопрос о правовой квалификации опционного контракта как гражданско-правового договора является, пожалуй, одним из самых дискуссионных.

В юридической литературе можно выделить несколько подходов:

1. опционный договор как предварительный договор купли-продажи[227];

2. опционный договор как договор купли-продажи имущественного права[228];

3. опционный договор как договор купли-продажи с особой квалификацией премии (как отступного, как платы за право отказа от исполнения, как неустойки)1;

4. опционный договор как договор купли-продажи с отлагательным условием[229] [230];

5. опционный договор как договор особого рода, состоящий из двух этапов[231].

В рамках проводимого исследования нецелесообразно углубляться в данную дискуссию. Однако, по мнению диссертанта, анализ различных подходов свидетельствует о квалификации опционного договора как договора особого рода (sui generis).

По мнению П.А. Меньшенина, понятие «опционный договор» включает в себя три вида договоров: поставочный опционный договор, расчетный опционный договор и опционный договор на заключение срочной сделки[232].

Рассмотрим по аналогии с фьючерсом и форвардом сущность поставочного и расчетного опционных договоров, закрепленных Положением. Поставочный опционный договор предусматривает реальный переход товара. Обязанность надписателя по такому договору сводится к передаче или принятию определенного товара по требованию держателя опциона. В качестве товара по опционному договору выступают движимые вещи, ценные бумаги, валютные ценности.

Расчетный опционный договор не предусматривает реальный переход товара. Интерес сторон заключается в получении разницы цен на заранее определенный базисный актив. Обязанностью надписателя опциона является уплата разницы между ценой, указанной в договоре, и фактической рыночной ценой, сложившейся к определенной дате (опцион на продажу), или разницы между ценой, фактически сложившейся на рынке на определенную дату, и ценой, определенной в договоре (опцион на покупку).

П.А. Меньшенин отмечает алеаторный характер опционного договора, поскольку он направлен на распределение между его сторонами экономического риска, возникающего из-за недостаточной информации о будущей рыночной конъюнктуре. По мнению диссертанта, конструкция опционного договора свидетельствует о его рисковой природе. В отличие от форварда и фьючерса каждый вид опциона является рисковым договором, поскольку даже в поставочном опционе объем встречного предоставления сторон в момент заключения соглашения неизвестен.

Держатель опциона не может заранее предвидеть, реализует он или не реализует свое право, полученное в обмен на уже уплаченную премию, поскольку целесообразность этого действия обусловлена случайным колебанием рыночной цены базового актива. Целью держателя поставочного опциона является защита своих имущественных интересов. Таким образом, природа поставочного опционного договора схожа со страхованием, а опционную премию можно рассматривать как своеобразную плату за переложение бремени риска неблагоприятного изменения конъюнктуры рынка.

В отличие от поставочного опциона в расчетном опционе по аналогии с расчетными фьючерсами и форвардами характерно проявляется «игровой», алеаторный элемент.

Расчетный опционный договор направлен на предоставление держателю опциона возможности получения от надписателя опциона денежной суммы, рассчитываемой в зависимости от изменения определенного рыночного показателя, в случае его благоприятного для держателя опциона изменения к установленному сроку. Размер денежного обязательства надписателя опциона точно не определен в момент его заключения и может оказаться значительно больше, чем полученная им опционная премия. С другой стороны, держатель опциона рискует «потерять» опционную премию, ничего не получив от надписателя. Таким образом, после надлежащего исполнения обязательств сторонами расчетного опционного договора одну из них можно условно назвать выигравшей, а другую - проигравшей. Другими словами, расчетный опционный договор - именно алеаторный договор.

Далее особое внимание следует обратить на Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 19 мая 2009 г. № КГ-А40/4026-09-П, в котором по аналогии с рассмотренной выше практикой по фьючерсам отражена позиция суда о невозможности применения к рисковым, а именно алеаторным договорам концепции «убыточности» в рамках ст. 451 ГК РФ[233].

ИП Б. обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с Банка ВТБ 24 (ЗАО), ООО «ЮФК» 3 234 953 руб. 00 коп. убытков, возникших в связи с осуществлением ответчиками за счет денежных средств истца сделок по покупке опционов через систему Онлайн-брокер ВТБ 24 (ЗАО) в отсутствие распоряжения истца на совершение данных операций.

09.02.07 г. по принадлежащему истцу лицевому счету в системе бронирования Онлайн-брокер ВТБ 24 (ЗАО) без распоряжения и согласия истца ответчики совершили сделки по купле-продаже опционов на общую сумму 3 498 580 руб.

В исковом заявлении истец указал на то, что сделки по продаже опционов осуществлены по цене более чем в три тысячи раз ниже их рыночной стоимости, что привело к возникновению у истца убытков в заявленном размере.

Решением от 12.02.08 г. Арбитражного суда г. Москвы, оставленным без изменения постановлением от 14.04.08 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, иск был удовлетворен за счет второго ответчика - ВТБ 24 (ЗАО), с которого было взыскано в пользу истца 3 234 953руб. 00 коп., в иске к ООО «ЮФК» отказано.

Постановлением от 03.07.08 г. Федерального арбитражного суда Московского округа решение и постановление отменены, дело направлено на новое рассмотрение в

Арбитражный суд г. Москвы.

При новом рассмотрении дела решением от 07.11.08 г. Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением от 27.01.09 г. Девятого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении иска отказано по следующим мотивам.

Суды установили, что Б. 01.06.06 г. заключил договор присоединения к условиям «Регламента оказания услуг на рынке ценных бумаг и срочном рынке» ЗАО «Внешторгбанк Розничные услуги» (после переименования - ВТБ 24 (ЗАО), и ему был открыт счет в системе срочного рынка РТС.

01.06.6 г. Б. направил в ЗАО «Внешторгбанк Розничные услуги» заявление с просьбой учитывать денежные средства по операциям с ценными бумагами, осуществляемые от имени истца ООО «ЮФК», на лицевом счете ООО «ЮФК».

09.02.7 г. по принадлежащему истцу счету через систему удаленного доступа Онлайн-брокер ВТБ 24 (ЗАО) были совершены сделки по покупке опционов на сумму 3 489 580руб., которые в тот же день были проданы на общую сумму 86 427руб.

Все названные сделки были совершены банком на основании заявок ООО «ЮФК», поданных в ВТБ 24 (ЗАО) с использованием имени пользователя и пароля, присвоенных ООО «ЮФК».

В соответствии с положениями главы 10 ГК РФ и Федерального закона «О рынке ценных бумаг» указанные в доверенности полномочия ООО «ЮФК» охватывали сферу рисковой, предпринимательской деятельности, связанной с осуществлением операций на рынке ценных бумаг.

Риск, сопутствующий предпринимательской деятельности, не исключает возможность возникновения негативных имущественных последствий в результате совершения ее субъектами, в том числе и сделок.

Отметим, по условиям дела видно, что потери истца (продажа осуществлена в три тысячи раз ниже их рыночной стоимости) действительно очень существенны, что при заключении коммутативного договора тем же предпринимателем в предпринимательских целях могло бы послужить основанием для применения ст. 451 ГК РФ. Однако в данном случае заключен расчетный опционный договор, который является по своей природе алеаторным, поскольку реального движения ценных бумаг не происходило. Поэтому более логичным обоснованием позиции суда будет ее объяснение именно сквозь призму применения специальных норм о рисковых и алеаторных договорах.

Своп

Свопы также являются разновидностью финансовых инструментов, относящихся к производным. В отличие от фьючерса и форварда, исполнение по которым осуществляется одним платежом, исполнение по свопу включает в себя совершение ряда платежей. Своп можно охарактеризовать как определенное число форвардных контрактов, последовательно заключенных в течение определенного времени. Другими словами, своп - это соглашение, по которому стороны обмениваются денежными потоками в соответствующие даты в течение срока действия свопа1. Наиболее популярны на фондовом рынке процентный (interest rate swap) и валютный (cross currency swap) свопы.

По своей правовой природе своп как разновидность дериватива представляет собой взаимные обязательства сторон, предусматривающие будущие денежные выплаты, возникновение и размер которых зависят от изменения размера базисного актива и изменения курсов валют свопа. Платежи зависят от случайного обстоятельства, в силу чего их размер до момента расчета неизвестен[234] [235].

Таким образом, своп представляется договором особого рода, заключая который стороны обмениваются активами и/или связанными с ними выплатами (денежными потоками) в течение фиксированного периода[236]. Своп заключается между определенными субъектами,

отвечающими установленным требованиям (размер капитала, цели сделки и т.п.), а условия соглашения всегда отдельно согласовываются сторонами в индивидуальном порядке. Свопы, как правило, заключаются вне биржи и без участия специализированной организации.

Стороны при заключении сделки свопа в экономическом смысле преследует три основные цели:

1) получение прибыли за счет разницы в курсах валют или стоимости ценных бумаг, товаров и иных активов;

2) хеджирование различных рисков, имеющихся у сторон сделки;

3) обмен активами, имеющимися у сторон до заключения свопа[237].

По мнению диссертанта, вне зависимости от вида и экономической цели заключения своп является алеаторным договором, поскольку соглашением сторон предусмотрено, что наличие встречного предоставления зависит от колебания рыночных цен на базовый актив, т.е. встречное предоставление выражается лишь в вероятной возможности приобретения имущественного блага.

Подводя итог, можно утверждать, что правовая природа срочных сделок, заключаемых на организованных торгах, разнообразна. Поставочный фьючерс и поставочный форвард следует рассматривать как договоры купли-продажи со сроком исполнения в будущем, т.е. как меновые договоры. Поставочный опцион - это рисковый договор. Расчетный фьючерс и расчетный форвард, расчетный опцион и своп являются договорами особого рода и относятся к группе алеаторных договоров. В целях эффективного правового регулирования указанных срочных сделок и единообразной квалификации их судами предлагается в Положение о видах производных финансовых инструментов, утвержденном Приказом ФСФР от 4 марта 2010 г. N 10-13/пз-н внести изменения:

1. Пункт 5 изложить в следующей редакции:

«Опционный договор (контракт), предусматривающий обязанность, установленную подпунктом 2 пункта 3 настоящего Положения, за исключением обязанности заключить договор, являющийся производным финансовым инструментом, который не предусматривает обязанности передать, купить (продать) или поставить ценные бумаги, валюту или товар, является поставочным, рисковым договором. Иные опционные договоры (контракты) являются расчетными, алеаторными договорами».

2. Пункт 8 изложить в следующей редакции:

«Фьючерсный договор (контракт), предусматривающий

обязанность, установленную пунктом 7 настоящего Положения, за исключением обязанности заключить договор, являющийся производным финансовым инструментом, который не предусматривает обязанности передать, купить (продать) или поставить ценные бумаги, валюту или товар, является поставочным, меновым договором. Иные фьючерсные договоры (контракты) являются расчетными, алеаторными договорами».

3. Абзац четвертый пункта 9 изложить в следующей редакции:

«Биржевой форвардный договор (контракт) является поставочным,

меновым договором».

4. Пункт 11 изложить в следующей редакции:

«Внебиржевой форвардный договор (контракт), предусматривающий обязанность, установленную подпунктом 1 или 2 пункта 10 настоящего Положения, является поставочным, меновым договором. Иные внебиржевые форвардные договоры (контракты) являются расчетными, алеаторными договорами».

5. Пункт 14 изложить в следующей редакции:

«Своп договор (контракт), предусматривающий обязанности, установленные подпунктом 2 пункта 12 или пунктом 13 настоящего Положения, за исключением обязанности заключить договор, являющийся производным финансовым инструментом, который не предусматривает обязанности передать, купить (продать) или поставить ценные бумаги, валюту или товар, является поставочным, меновым договором. Иные своп договоры (контракты) являются расчетными, алеаторными договорами».

3.2.3.

<< | >>
Источник: Мадагаева Татьяна Фёдоровна. АЛЕАТОРНЫЕ ДОГОВОРЫ В СИСТЕМЕ РИСКОВЫХ ДОГОВОРОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Влияние риска на существо правоотношения в отдельных видах деривативов Фьючерсы:

  1. Влияние риска на существо правоотношения в отдельных видах деривативов Фьючерсы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -