<<
>>

Соотношение рискового договора и условной сделки

Говоря о зависимости экономического результата рискового договора от случая, невозможно обойти стороной дискуссию по поводу соотношения такого договора и условной сделки, имеющую важное практическое значение.

Признание сходства указанных категорий может послужить основанием для применения к ним в порядке аналогии закона соответствующих норм и наоборот. Разрешение этого вопроса важно как в отношении существующих рисковых договоров, так и в отношении договоров, появление которых возможно в будущем.

Следует указать, что в рамках данного параграфа под условной сделкой понимается именно двусторонняя сделка, т.е. договор, совершенный под условием. Тем более, что и по смыслу ст. 157 ГК РФ условная сделка рассматривается как договор, поскольку применяется термин «стороны». Понятие «условная сделка» используется по причине его устоявшегося употребления.

По мнению ряда ученых, зависимость возникновения, изменения и прекращения прав от наступления или ненаступления события дает основание относить рисковый договор к сделке условной. Так, Ж. Морандьер считал, что рисковый характер может быть придан любому возмездному договору. Для этого достаточно, чтобы предусмотренное исполнение или объем его были поставлены в зависимость от недостоверного обстоятельства1.

М.И. Брагинский пришел к выводу, что игра является условной сделкой, поскольку для возникновения права одной стороны и обязанности другой, связанные с выплатой выигрыша, помимо заключения договора, необходимо еще и наступление указанного в договоре обстоятельства[148] [149]. Другими словами, в алеаторной сделке возникновение прав и обязанностей поставлено в зависимость от обстоятельства, в отношении которого неизвестно, наступит ли оно[150]. В связи с этим любая алеаторная сделка, по утверждению М.И. Брагинского, по своей природе есть сделка условная.

Указание на сходство условных и алеаторных сделок обнаруживается и в правоприменительной практике. Так, в постановлении ФАС МО от 11 мая 2006 г. по делу № КГ-А40/3650-06 указано, что элемент риска, характерный для сделок с отлагательным условием по смыслу п.1. ст.157 ГК РФ, а также алеаторных сделок (игры, пари), по которым встречное удовлетворение одной из сторон ставиться в зависимость от обстоятельств, не зависящих от действий сторон по договору, противоречит существу договора возмездного оказания услуг1. В определении ВАС РФ от 6 марта 2012 г. № ВАС-1790/12 указано, что если под условие ставится только встречная обязанность оплаты, договоры оказания автотранспортных услуг приобретают алеаторный характер, что противоречит принципу возмездности договоров данного типа[151] [152].

Сторонники противоположной точки зрения критически относятся к отождествлению рискового договора и условной сделки.

Так, проводя анализ договора страхования, В.И. Серебровский отмечал, договор приобретает свойство алеаторности только в том случае, если предоставления, в силу соглашения, находятся явно или скрыто в зависимости от неизвестного события[153]. При этом событие должно быть возможным: либо это событие, о котором совсем неизвестно, наступит оно или не наступит, или это событие неизбежное, но момент его наступления не может быть точно определен. В противном случае утрачивается смысл сделки.

Указывая на неотъемлемость случая в структуре рискового договора, В.И. Серебровский пришел к выводу о различиях в природе рисковых и условных сделок. Рассматривая всю совокупность условий (частей) договора, он разделил их на три группы: существенные, обыкновенные и случайные. К существенным относятся те части, без которых не может быть сделки. Обыкновенные части присущи данной сделке, если между сторонами нет иного соглашения. Случайные части сделки устанавливаются сторонами по их усмотрению, причем наличие подобных частей не вытекает из существа сделки.

Как раз к случайным частям сделки В.И. Серебровский относил «присоединенные сторонами к основной сделке оговорки, в силу которых стороны ставят последствия сделки в зависимость от будущего неизвестного обстоятельства»1. В страховании же, по его мнению, наступление предусмотренного в договоре страхового случая является существенной, а не случайной частью договора. Следовательно, являясь сделкой алеаторной, договор страхования к условным сделкам не относится.

Схожей логики придерживается и И.В. Миронов, отмечающий, что обстоятельство в условной сделке является дополнительным элементом сделки. Совершение такой возможно сделки и без такого условия. В игре и пари от обстоятельства, которое может наступить или не наступить в будущем, зависит наступление конечного правового результата, т.е. без такого обстоятельства существование алеаторного договора невозможно2.

По мнению В.С. Белых и И.В. Кривошеева, в условных договорах само условие относимо ко всем встречным обязательствам сторон, при этом возмездность и компенсационный характер сделки сохраняется. В алеаторных же договорах случайное обстоятельство ставит под сомнение возможность и объем наступления основного обязательства, не отражаясь при этом на существовании и обязанности исполнения встречного к нему обязательства по уплате определенной денежной суммы3.

В.А. Запорощенко, поддерживая точку зрения В.С. Белых и И.В. Кривошеева, предлагает рассматривать алеаторные и условные сделки как разновидности единой группы так называемых сделок с условием4.

Каково же соотношение рискового договора и условной сделки?

Как уже отмечалось, основанием для отождествления рисковых и условных сделок служит зависимость возникновения отдельных прав и [154] [155] [156] [157] обязанностей сторон от будущего случайного события. По В.М. Хвостову, условными сделками называются сделки, юридический эффект которых поставлен сторонами в зависимость от наступления или ненаступления в будущем события, относительно которого неизвестно, наступит ли оно или нет1.

Говоря о сделках с отлагательным условием, О.А. Красавчиков замечал, что «в момент заключения сделки никаких прав и обязанностей не возникает; их появление отодвинуто до наступления условия»[158] [159]. Возникает довольно специфическая ситуация - договор заключен, но при этом никаких прав и обязанностей у сторон не возникает. Причем, если оговоренное обстоятельство так и не наступит, сделка прекращает свое действие, так и не породив между ее участниками обязательства.

По поводу такой связи между будущим событием и последствиями сделки Р. Иеринг писал: «Оно (условие) только и дает полное и практическое выражение идее юридического господства над будущим... условие эмансипирует нас от рамок настоящего и подчиняет нам будущее, без подчинения нас этому будущему»[160].

Действительно, на первый взгляд, наступление страхового случая, выигрыш можно рассматривать как отлагательное условие, с которым стороны связали возникновение прав и обязанностей (обязанности страховщика по выплате страхового возмещения и корреспондирующего права требования страхователя в договоре страхования, и аналогичные право и обязанность сторон по сделке игры).

Рассуждая подобным образом, можно прийти к следующим выводам. В конструкцию большинства гражданских договоров можно внести отлагательное условие. Если предположить тождество рискового договора и условной сделки, то почти любой договор можно признать рисковым.

Подобное утверждение обезличивает рисковые договоры и ставит под сомнение само их выделение в самостоятельную группу, что противоречит традициям римского права, зарубежной и отечественной цивилистики. В данном исследовании такое суждение противоречило бы и ранее сделанным выводам.

В условной сделке и в рисковом договоре имеет место зависимость экономического результата, а, следовательно, и реализации конкретных прав и обязанностей сторон сделки от случайного обстоятельства. Однако влияние такой зависимости на договорную конструкцию различно.

Конститутивным признаком рискового договора служит риск как возможность наступления отрицательных имущественных последствий, в силу обстоятельства, неподвластного воле лица, на имущественные интересы которого оно влияет. Следовательно, в рисковом договоре указание на случайное обстоятельство присутствует всегда, независимо от желания сторон, что позволяет говорить о таком договоре как об особом виде. В условной же сделке стороны вводят условие искусственно по своей воле, хотя оно и не свойственно сделкам подобного вида. Другими словами, условие в условной сделке является факультативным элементом, не оказывающим влияния на саму договорную конструкцию. Например, включение в договор купли-продажи отлагательного условия не означает, что данный договор перестает быть коммутативным договором и становится рисковым.

Подтверждение этим умозаключениям находим в трудах ученых. Известный цивилист ХХ в. Ю.С. Гамбаров, и современный исследователь Н.Б. Щербаков полагают, что условное волеизъявление никогда не может выражаться в существенных частях сделки, определяющих тот или иной ее законный состав. Так, в той же купле-продаже воля сторон направлена на возникновение прав и обязанностей по передаче товара и соответственно уплате покупной цены. Собственно два этих условия и определят законный состав купли-продажи как сделки. В случае прибавления к основному волеизъявлению условия купля-продажа как сделка сохраняется, но считается совершенной под условием. Соответственно если исключить условие, сделка возвратится к первоначальному виду, поскольку договорная конструкция не повреждена. Другими словами, условная сделка всегда предполагает наличие законного состава, без которого сделки нет как таковой, а условие является «добавочным определением воли»1.

На невозможность отождествления рискового договора и условной сделки также указывает тот факт, что применение правового регулирования условных сделок к рисковым договорам порождает весьма интересные ситуации. Речь идет о п.3 ст.

157 ГК РФ, согласно которому если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Наоборот, если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

Интересно рассмотреть рассуждение по этому поводу Н.Б. Щербакова[161] [162]. Применяя правовое регулирование условных сделок к такому рисковому договору, как страхование, ученый делает следующие выводы. Рассматривая первый вариант, когда наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, очевидно, что страхователь не может недобросовестно воспрепятствовать наступлению гибели своего имущества, поскольку его интерес и заключается в сохранении своего имущества. Воспрепятствование наступлению страхового случая со стороны страховщика, во-первых, физически маловероятно, во-вторых, может только поощряться, поскольку защищается имущественный интерес страхователя.

При втором варианте, когда наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, мошеннические действия со стороны страхователя пресекаются законодателем (например, в соответствии со ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя). Применительно же к страховщику, предположение о недобросовестном содействии наступлению условия в силу возникающей в результате обязанности по выплате страхового возмещения, противоречит здравому смыслу.

Таким образом, отождествление условной сделки и рискового договора противоречит существу последнего. В рисковом договоре установление зависимости возникновения прав и обязанностей от будущего события является частью основного волеизъявления сторон. Очевидно, что невозможно убрать из договора страхования, игры, пари указание на определенное событие, сохранив при этом сам договор. Указание на будущее событие в рисковом договоре является, так же как и риск, признаком, определяющим вид договора. В условных же сделках указание на будущее событие определяется как добавочное волеизъявление сторон, не оказывающее влияние на квалификацию сделки.

С учетом вышеизложенного отметим, что использование в правоприменительной практике в порядке аналогии закона правовых норм об условных сделках в отношении рисковых и алеаторных договоров невозможно, поскольку, несмотря на некоторое сходство, между условной сделкой и рисковым договором имеются существенные различия. По мнению диссертанта, Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Г ражданского кодекса Российской Федерации» следует дополнить пунктом 54.1 следующего содержания:

«При рассмотрении дел по спорам, связанным с заключением, исполнением, изменением, расторжением и оспариванием рисковых, в том числе алеаторных, договоров, судам следует учитывать невозможность применения к подобным правоотношениям положений законодательства об условных сделках ввиду различий данных категорий. В рисковых, в том числе алеаторных договорах зависимость возникновения или прекращения прав и обязанностей от конкретного события, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит, является существенным признаком указанных договоров, позволяющим отграничить их от иных гражданско-правовых договоров. В условных сделках, являющихся по сути меновыми, зависимость возникновения или прекращения прав и обязанностей от случайного события выступает в качестве добавочного волеизъявления сторон, не оказывающего влияние на квалификацию сделки».

2.4.

<< | >>
Источник: Мадагаева Татьяна Фёдоровна. АЛЕАТОРНЫЕ ДОГОВОРЫ В СИСТЕМЕ РИСКОВЫХ ДОГОВОРОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Соотношение рискового договора и условной сделки:

  1. Глава 1.2. Функции управления риском
  2. Работа казначейства в условиях колебаний финансового рынк
  3. Классификации видов страхования
  4. 3.2. Управление риском
  5. 9. ТЕОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  6. Лекция 10. Коммерческие банки и их деятельность
  7. 2.3 Организация и оценка кредитоспособности заемщика ЗАО «Кредит Европа Банк»
  8. §2.4. Ответственность субъектов КУ
  9. § 1. Понятие, функции и современное состояние систем гражданскоправовых договоров по принципу дихотомии
  10. § 3. Формирование системы гражданско-правовых договоров по направленности результата на современном этапе
  11. § 2. Субъекты банковской системы как субъекты предпринимательской деятельности
  12. §2.4. Ответственность субъектов КУ
  13. § 1. Понятие, признаки и виды азартных игр и пари.
  14. § 2. Субъекты банковскои системы как субъекты предпринимательскои деятельности
  15. СОДЕРЖАНИЕ
  16. Введение
  17. Соотношение рискового договора и условной сделки
  18. 3.1. НПФ как организатор инвестирования
  19. § 1. Понимание рисков в имущественной сфере
  20. § 3. Финансовый контроль за расходованием денежных средств организациями образования и науки
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -