<<
>>

Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве

Основную роль в обеспечении интереса стороны обязательства, безусловно, играют именно средства защиты, поскольку применяются уже после совершенного нарушения охраняемого интереса.

По мнению М.А. Рожковой, все средства правовой защиты необходимо разграничивать на правовые, определяющие форму защиты прав, и средства, определяющие способ защиты[177]. К первым автор относит только двусторонние сделки (соглашение о подсудности, соглашение о международной подсудности, арбитражное соглашение, соглашение о выборе процедуры примирения), а ко вторым, помимо двусторонних и многосторонних сделок (например, мировая сделка, сверка расчетов), также односторонние сделки (односторонний отказ от исполнения договора) и юридические поступки (в частности, удержание, предъявление иска).

Представляется, что согласиться с данной классификацией можно лишь в том случае, если под правовыми средствами, определяющими форму защиты, будут пониматься лишь те, которые применяются в рамках охранительного, но не регулятивного правоотношения. Для признания того или иного инструмента средством защиты необходимо, чтобы он использовался для достижения определенного правового результата - пресечения нарушения и/или устранения его негативных последствий. В этом аспекте достижение между сторонами сделки соглашения о подсудности или третейского соглашения о передаче спора, который может возникнуть в будущем, на рассмотрение конкретного суда не может признаваться средством защиты. Более того, такое соглашение сложно считать и средством предупреждения, поскольку определение компетентного суда само по себе не гарантирует соблюдения сторонами установленных правил поведения. Однако когда названные инструменты используются сторонами уже после совершенного нарушения в целях устранения его негативных последствий, их действительно можно считать средствами защиты.

Наиболее применимыми правовыми средствами защиты интереса должника являются средства судебной защиты, такие как иск, заявление, жалоба, представление и др.

По своей правовой природе их можно отнести к юридическим поступкам, поскольку они выражаются в действиях носителя интереса, а их использование предполагает возникновение особого процессуального правоотношения. Такое обращение в суд представляет собой реализацию правомочия использования принудительной силы судебных органов, осуществляемого посредством обращения к уполномоченному органу, который обладает правом вынесения обязательного для сторон решения.

Следует отметить, что в теории гражданского процесса понятие иска раскрывается в двух смыслах:

1) в процессуальном - как обращение истца к суду с просьбой о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком и защите нарушенного субъективного права или охраняемого законом интереса;

2) в материальном - как право на удовлетворение своих исковых требований (право требования) . Данное свойство присуще и иным средствам судебной защиты - заявлениям, жалобам и пр.

Из сказанного следует, что для применения иска (и иных судебных средств защиты) необходим не только факт умаления интереса должника, а факт нарушения его субъективных прав и законных интересов, закрепляющих его объективный интерес. Иными словами, носитель интереса для его защиты указанными средствами должен обладать правом на защиту.

В силу двойственной природы иска (процессуальной и материально - правовой) классификации исков также основываются на отражении одного из названных аспектов данного явления. Классификация исков по материальноправовому признаку позволяет выделить иски по отдельным категориям [178] материально-правовых отношений в рамках отраслей и подотраслей российского права (гражданского, семейного, трудового, наследственного, жилищного и т. д.) .В свою очередь, названные виды исков могут делиться на подвиды. Например, гражданские иски подразделяются на иски из причинения внедоговорного вреда, иски из обязательственных правоотношений и др. Иски из обязательственных правоотношений также состоят из исков, вытекающих из

189

отдельных видов договоров: купли-продажи, аренды, мены, хранения и пр.

По процессуально-правовому критерию (по цели, предмету иска) иски классифицируются на иски о признании, иски о присуждении, преобразовательные иски[179] [180] [181].

Выделяют также классификацию исков по характеру защищаемого интереса, подразделяя их на личные, в защиту публичных интересов, в защиту прав других лиц, производные (косвенные) и групповые иски[182].

Наиболее важным свойством иска как средства судебной защиты является отражение в нем способа восстановления нарушенного права, поскольку всякое обращение к суду с требованием о защите обязательно должно содержать указание на способ такой защиты. Указание неверного или неприменимого способа защиты нарушенного интереса может повлечь за собой отказ в его защите.

Как указывает О.М. Роднова, право применить соответствующий способ защиты возникает с момента правонарушения, объективно-противоправного деяния либо оспаривания права, а также наступления других юридических фактов, предусмотренных гипотезами охранительных норм. Содержание способа защиты предопределяется тремя факторами: характером конфликтной ситуации, послужившей основанием применения мер защиты, характером нарушенных

прав, правовым статусом лица, допустившего правонарушение . При этом, как справедливо указывает Э.И. Велиев, способ защиты должен быть адекватен нарушению, вместе они должны образовать систему, один элемент которой согласован с другим . В данной связи наиболее подходящей для целей настоящего исследования является классификация исков о защите интереса должника в обязательстве по процессуально-правовому критерию.

Иски о признании направлены на подтверждение судом наличия определенного права или правоотношения. Они представляют собой требования о вынесении решения о признании (подтверждении) наличия или отсутствия спорного правоотношения в целом либо конкретного права или обязанности.

Наиболее подходящим для целей защиты интереса должника в обязательстве является иск о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности.

Однако следует учитывать особенность правового положения должника как субъекта защиты.

Часто должник в договорном обязательстве, инициирующий защиту своего интереса, является стороной, уже получившей встречное предоставление от контрагента (это характерно для договоров кредита, займа, приобретения товаров с отсрочкой платежа и др.). Данное обстоятельство накладывает определенные ограничения в применении средств защиты путем оспаривания договора.

Так, согласно п. 5 ст. 166 ГК РФ и разъяснениям, приведенным в п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[183] [184] [185], сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т. п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Кроме того, требование должника, принявшего исполнение по договору, о признании такого договора недействительным также подлежит отклонению в силу п. 2 ст. 431.1 ГК РФ, поскольку, получив в полном объеме исполнение от кредитора, он лишается права ссылаться на его недействительность.

Правила п. 5 ст. 166 ГК РФ закрепляют применение принципа эстоппель, в силу которого лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих требований и возражений при наступлении определенных обстоятельств.

Как указывает И.Ю. Софонов, в отечественной судебной практике впервые данный принцип был применен в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.03.2011 № 13903/10 по делу № А60-62482/2009-С7, в котором суд, рассматривая вопрос о том, вправе ли сторона спора требовать уплаты неустойки, не указанной в мировом соглашении, посчитал, что отсутствие в мировом соглашении каких-либо дополнительных обязательств означает достижение сторонами соглашения о полном прекращении гражданско-правового конфликта, что влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель)[186].

Сегодня в юридической литературе вполне обоснованно отмечается возможность применения указанного принципа не только к решению процессуальных вопросов, но и в материальных правоотношениях. При этом для ситуации эстоппель характерны следующие конститутивные элементы:

1) наличие у субъекта права ясной позиции (представления) по вопросу факта/права;

2) осуществление действий лицом, добросовестно положившимся на представление первого субъекта;

3) наличие самого факта создания ситуации эстоппель, когда субъект права существенно изменил в последующем свою первоначальную позицию по определенному вопросу, относящуюся к одним и тем же фактам (допустил непоследовательное поведение в отношении другого субъекта права);

4) нанесение заявителю реального ущерба сложившейся ситуацией[187].

В указанных обстоятельствах применение такого правового средства защиты интереса, как иск об оспаривании сделки должником, принявшим исполнение, противоречит юридической природе принципа эстоппель, вытекающей из «добросовестного постоянства в поведении субъекта в отношении определенной фактической или юридической ситуации»[188] [189].

Это правило, однако, не распространяется на случаи, когда принятие должником обязательств происходило под влиянием существенного заблуждения, обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 178-179 ГК РФ), а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны. Несложно заметить, что перечень исключений, отраженных в данной норме, не является исчерпывающим. Как справедливо замечает В.В. Кулаков, это один из немногих случаев, когда реализация субъективного права на защиту нарушенного права путем предъявления иска о признании сделки недействительной связывается с

~ 198

действиями другой стороны, которые носят оценочный характер .

Так, например, в п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за 2015 г., утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015[190], отражена позиция судебного органа, о том, что поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии государственного или муниципального контракта даже при наличии договоренностей между исполнителем и заказчиком не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

В данном примере суд квалифицировал действия исполнителя, выполнившего работы, как недобросовестные в силу того, что последнему было известно о необходимости заключения государственного контракта, однако данное требование закона сторонами не было выполнено. При указанных обстоятельствах ссылка должника на недействительность соглашения, заключенного в нарушение конкурентных процедур, является допустимой, несмотря на факт получения исполнения от другой стороны.

Общим последствием недействительности сделки является двусторонняя реституция (п. 2 ст. 167 ГК РФ) - каждой из сторон возвращается другой все полученное по сделке, а в случае невозможности такого возврата возмещается стоимость исполненного в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Применение общих положений о последствиях недействительной сделки (ст. 167 ГК РФ) для целей защиты интереса должника означает, что последний обязан возвратить кредитору лишь то, что им было получено по сделке (т. е. без учета платы, установленной договором). К примеру, при недействительности договора займа, в случае его исполнения должником в части уплаты процентов за пользование денежными средствами, у кредитора возникает неосновательное обогащение в виде разницы между уплаченным должником и ключевой ставкой Банка России.

Преобразовательные иски определяются как иски, направленные на вынесение судебного решения, которым должно быть внесено нечто новое в существующее между сторонами правовое отношение. Положительное решение по преобразовательным искам влечет возникновение, изменение или прекращение права.

Чаще всего основание применения преобразовательного иска в качестве средства защиты интереса должника в обязательстве связано с квалификацией соглашения в качестве договора присоединения.

Согласно п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Данная легальная дефиниция договора присоединения послужила основанием для выработки доктриной нескольких признаков:

а) условия договора присоединения определяются лишь одной стороной договора;

б) указанные условия договора могут либо полностью приниматься другой стороной, либо полностью отвергаться;

в) договор присоединения должен заключаться в письменной форме[191].

В качестве определяющего в литературе часто называется именно второй признак. Так, по мнению В.В. Витрянского, основной признак типовой конструкции договора присоединения касается не фактического способа его заключения (когда текст договора, предложенный одной стороной и подписанный другой, представляет собой стандартный формуляр, разработанный одним из контрагентов), а того обстоятельства, что условия данного договора могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК)[192]. Такой подход, по сути, закрепил мнение о том, что на часть договора положение о договоре присоединения не распространяется, а совместное определение хотя бы одного из условий договора сторонами не позволяет квалифицировать соглашение как договор

присоединения[193].

Указанный вывод был подвергнут справедливой критике со стороны исследователей. Так, Е.В. Федулина, основываясь на положениях п. 2 ст. 5 Федерального закона о потребительском кредите, указывает, что к условиям договора потребительского кредита (займа), за исключением условий, согласованных кредитором и заемщиком (индивидуальных условий), применяется ст. 428 ГК РФ[194].

Возможность применения должником указанного правового средства защиты своего интереса зависит от другого обстоятельства, а именно содержания самого договора. Так, исходя из правовой позиции, сформулированной в п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого лица. Иными словами, помимо невозможности должника участвовать в определении условий договора должен присутствовать факт нарушения его интереса - закрепления в договоре несправедливых условий.

Следует отметить, что изменение и расторжение договора по своему содержанию и правовым последствиям имеют существенные различия. При изменении договора регулятивное правоотношение, возникшее между сторонами, продолжает существовать в уже измененном виде, а в случае расторжения договора обязательство сторон прекращается. Поэтому при расторжении договора стороны не вправе заявлять требование о возврате исполненного ими по обязательству (п. 4 ст. 453 ГК РФ).

Иски о присуждении, являясь наиболее распространенным в судебной практике видом исков, содержат конкретное материально-правовое притязание к ответчику, основанное на имеющемся между ними правоотношении. В иске о присуждении истец требует от суда обязать ответчика совершить определенное действие (например, вернуть долг) или воздержаться от совершения определенных действий (к примеру, не чинить препятствий к пользованию имуществом). Обращение должника в суд должно быть вызвано тем, что кредитор в добровольном порядке не исполняет свои обязанности. Принудительное исполнение стороной обязательств определенных действий является обязательной целью и неотъемлемым признаком исков о присуждении, поэтому их еще называют исполнительными исками.

В учебной литературе отмечается, что для иска о присуждении характерны:

1) понуждение ответчика к совершению определенных действий либо к воздержанию от них;

2) требование истца на получение им определенного материального удовлетворения при наличии на то законных оснований;

3) применение как в случае нарушения субъективного права, так и в случае продолжения его нарушения;

4) возбуждение исполнительного производства, добровольное или принудительное исполнение в рамках исполнительного производства как следствие удовлетворения (кроме исков о воспрещении)[195].

В целях защиты интереса должника в обязательстве могут использоваться виндикационные и негаторные иски (средства защиты вещных прав), иски о возмещении убытков, о взыскании неустойки, процентов, иски о компенсации морального вреда, требования о присуждении к исполнению обязательства в натуре.

Требования по виндикационным и негаторным искам, хотя и вытекают из нарушения абсолютных прав (права собственности и иных вещных прав), могут применяться и для защиты интереса должника в обязательстве, в частности при неправомерном удержании кредитором имущества должника, создании им препятствий по пользованию своим имуществом и т. п.

В отношении исков о присуждении к исполнению обязательства в натуре в юридической литературе, как правило, подчеркивается направленность данного средства на обеспечение интереса кредитора. Так, по мнению Т.И. Брыновой, данный способ защиты предполагает возможность понуждения должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу имеющегося гражданско-правового обязательства . Однако подобный односторонний взгляд на возможность применения указанного средства защиты представляется неверным.

Как справедливо полагает М.Н. Малеина, способ защиты присуждением к исполнению в натуре может быть применим в том числе и к обеспечению выполнения кредитором своих обязанностей[196] [197] [198]. В данной связи при всяком неисполнении обязательства кредитором, выраженном в ненадлежащем совершении им действий, предписанных законом или договором, причинивших ущерб интересу должника в обязательстве, последним может быть заявлен иск о присуждении к исполнению обязанности в натуре. Нарушение интереса может выражаться в неправомерном одностороннем списании кредитором денежных средств со счета должника; непредставлении кредитором информации о задолженности должника; нарушении порядка очередности погашения задолженности при его исполнении и др.

Одним из наиболее часто применяемых средств защиты интереса должника является иск о возмещении убытков. Направленность данного средства именно на обеспечение интереса поддерживается многими авторами. В частности, по мнению У. Маттеи, возмещение убытков относится к категории таких средств защиты, которые охраняют интерес, но не субъективное право. В соответствии с позицией автора всякое имущественное право должно охраняться вещным способом защиты. Иная же защита должна считаться мерой охраны интереса, а не субъективного имущественного права .

Ущерб интересу должника может быть причинен как ненадлежащим исполнением кредитором своих обязанностей (к примеру, информационных), так и общих предписаний действовать разумно, добросовестно, не нарушая прав и законных интересов иных лиц. В первом случае требование о возмещении убытков следует отнести к договорной ответственности кредитора; во втором - к внедоговорной (кондикционной или деликтной). Так, скажем, разглашение персональных данных должника порождает ответственность за нарушение кредитором условий обязательства. Списание со счета заемщика денежных сумм в счет уплаты комиссии, не установленной соглашением сторон, влечет ответственность за причинение внедоговорного вреда.

Следует отметить, что наряду с подачей соответствующего иска средствами интереса должника могут также являться инструменты по распоряжению иском (изменение предмета или основания иска, отказ от иска, заявление об обеспечении иска, мировое соглашение).

Кроме того, поскольку производство по делу может быть инициировано не только должником, чей интерес нарушен, но и иным лицом, в том числе самим кредитором, в целях обеспечения реализации такого интереса могут использоваться иные правовые средства судебной защиты: возражение против иска, заявление о подложности доказательства, ходатайство о назначении экспертизы, жалобы и представления. Среди специальных средств, позволяющих обеспечить интерес должника, в данном случае следует выделить: заявление о пропуске кредитором срока исковой давности; заявление об уменьшении неустойки; заявление об уменьшении размера предусмотренных договором процентов; встречный иск.

Важно учитывать, что к средствам судебной защиты интереса должника относятся не только инструменты, применяемые при недобросовестном поведении кредитора, т. е. при нарушении интереса. Умаление интереса должника может быть связано с обстоятельствами, не зависящими от поведения сторон. Скажем, в случае неисполнения обязательств должником в связи с его неплатежеспособностью возникает состояние, при котором должник не в полной

мере способен удовлетворить свои потребности в условиях сохранения обязательства, а значит, он не в состоянии реализовать свой объективный интерес. В данном случае у должника появляется возможность инициировать процедуру несостоятельности (банкротства) и тем самым освободиться от долгового бремени.

Средства административной защиты интереса должника представляют собой обращение заявителя к компетентному (несудебному) органу с просьбой о применении к нарушителю предусмотренных законом мер государственного принуждения или совершении иных действий в рамках своей компетенции, направленных на предупреждение, пресечение и устранение последствий нарушения охраняемого интереса. К ним, в частности, относятся средства защиты государственными и муниципальными органами, а также средства нотариальной защиты.

Общие правила приема и рассмотрения обращений граждан и организаций государственными и муниципальными органами власти установлены Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» , закрепившим обязательность рассмотрения обращений, поступивших в государственные или муниципальные органы и их должностным лицам в соответствии с их компетенцией, в течение 30 дней с момента регистрации такого обращения (если иные сроки не установлены специальными нормами).

Закон предусматривает различные виды средств административной защиты. Так, согласно ст. 4 названного Закона, обращением является направленное в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение.

К общим обязанностям государственных и муниципальных органов относится обеспечение объективного, всестороннего и своевременного рассмотрения обращений; принятие всех мер, направленных на восстановление или защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина; подготовка письменного ответа по существу поставленных в обращении вопросов.

Специальным законодательством предусмотрены особые возможности некоторых государственных или муниципальных органов, связанные с защитой интереса должника в обязательстве. Так, Федеральный закон от 26.07.2006 № 135 - ФЗ «О защите конкуренции»209, запрещая «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (т. е. соглашения между покупателем и продавцом), приводящие к установлению цены перепродажи товара или содержащие обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца, а также запрещая действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта или соглашения хозяйствующих субъектов, выразившиеся в навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, предусматривает право антимонопольного органа выдать предписание о прекращении данного нарушения, изменении условий договоров или их расторжении в случае, если лицами, интересы которых нарушены, было заявлено соответствующее ходатайство.

Кроме того, полномочиями по реализации мер, связанных с защитой интереса должника в обязательстве, обладают органы прокуратуры, органы службы судебных приставов, Роспотребнадзор и др.

Особая роль в применении средств административной защиты интереса должника принадлежит нотариату. Согласно ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате он призван обеспечивать в соответствии с Конституцией РФ, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской

Федерации . К числу правовых средств, инициирующих совершение нотариальных действий, которые могут быть использованы в целях защиты интереса должника, в первую очередь следует отнести исполнение обязательства внесением долга в депозит нотариуса или суда (ст. 327 ГК РФ). В силу п. 2 данной статьи внесение денежной суммы или ценных бумаг в депозит нотариуса или суда считается исполнением обязательства, о чем нотариус или суд, в депозит которого внесены деньги или ценные бумаги, извещает кредитора. Следует отметить, что в соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении»[199] [200], переданные в депозит нотариуса денежные средства и ценные бумаги считаются принадлежащими кредитору с момента получения им указанного имущества из депозита. Однако нотариус не вправе возвращать названные денежные средства и ценные бумаги должнику, если от кредитора поступило заявление об их получении. При этом внесение должником в срок, предусмотренный обязательством, причитающихся с него денег в депозит нотариуса считается своевременным исполнением обязательства, что лишает кредитора возможности по начислению предусмотренных штрафных санкций.

Кроме того, нотариат выполняет иные юрисдикционные функции, направленные на юридическое закрепление интереса и предупреждение его возможного нарушения в будущем. Это может обеспечиваться нотариальным удостоверением сделок, удостоверением полномочий, фактов, копий документов. К охранительным нотариальным действиям, направленным на обеспечение интереса должника, можно также отнести принятие нотариусом мер к охране наследственного имущества, поскольку по общему правилу смерть должника не прекращает обязательства.

Указанные нотариальные действия, как правило, совершаются на основании личных обращений граждан и представителей организаций, которые в данном смысле также являются средствами административной защиты интереса.

Говоря о правовых средствах, применяемых в неюрисдикционной форме, следует отметить, что данный вопрос не нашел должного отражения в литературе. Более того, некоторые авторы полагают, что в данной форме защиты (часто неюрисдикционная форма защиты именуется также самозащитой) возможность применения правовых средств существенно ограничена. Так, М.А. Рожкова указывает, что «принципиально выделяющей самозащиту из всех прочих способов защиты прав является недопустимость ее использования для устранения последствий нарушения прав: самозащита допускает только предупреждение и пресечение нарушения прав, тогда как цель устранения последствий нарушения гражданских прав может быть достигнута только с помощью правовых средств» . Иными словами, автор считает, что действия по самозащите нарушенных прав осуществляются без применения соответствующих им правовых средств.

Указанный вывод основан на буквальном понимании содержания ст. 14 ГК РФ, закрепляющей правило, согласно которому «способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения». Данная формулировка закона позволила многим исследователям прийти к выводу, что меры самозащиты носят сугубо фактический характер , а те меры, которые предоставляют управомоченной стороне возможность непосредственно воздействовать на неисправного контрагента с помощью юридических средств, являются мерами оперативного воздействия. Так, А.Я. Курбатов предлагает выделять лишь две формы самозащиты - необходимую оборону и крайнюю необходимость . Обе [201] [202] [203] названные формы не могут быть применимы к обеспечению интереса должника в силу особенностей его правового статуса - обязанной стороны в правоотношении, потому что предполагают причинение вреда в качестве реакции на посягательство или опасность.

Вместе с тем сам подход, ограничивающий содержание самозащиты совершением лишь фактических действий в ответ на нарушение, мы считаем неправильным. Следует согласиться с позицией В.Н. Игнатенко о том, что самозащиту необходимо понимать в узком и широком смысле. В узком смысле под самозащитой следует понимать совершение управомоченным лицом не запрещенных законом фактических действий, направленных на ненаступление, уменьшение негативных последствий такого нарушения. Самозащита в широком смысле охватывает как фактические, так и юридические действия . При этом важно отметить, что осуществление фактических действий способом самозащиты само по себе может пониматься и как средство обеспечения нарушенного интереса, поскольку обеспечивает воздействие на нарушителя, выражаясь в фактическом действии, едином в своей форме и содержании.

Необходимо учитывать, что в доктрине гражданского права под действиями фактического характера принято понимать действия, которые не влекут за собой правовых последствий[204] [205] [206], тогда как практически все меры обеспечения интереса, осуществляемые в рамках неюрисдикционной формы защиты, предполагают наступление юридических последствий (изменение срока, порядка исполнения обязательства, прекращение обязательства и др.). В частности, защита интереса должника может быть осуществлена путем совершения действий, выражающихся в приостановлении исполнения обязательства. С помощью данного средства реализуется право должника, заключающееся в задержании исполнения, - exceptio non adimpleti contractus . Указанное средство самозащиты закрепляется

в п. 2 ст. 328 ГК РФ, из содержания которой можно выделить следующие условия его применения. Во-первых, данная норма устанавливает возможность приостановления лишь встречного исполнения. Во-вторых, сторона обязательства может приостановить его исполнение только при непредставлении другой стороной обусловленного исполнения. В-третьих, приостановление исполнения допускается лишь в части, соответствующей непредставленному встречному исполнению. В-четвертых, приостановление возможно также при возникновении обстоятельства, очевидно свидетельствующего о неисполнении в будущем контрагентом своего обязательства в установленный срок.

Как справедливо указывает А.Г. Карапетов, приостановление исполнения как мера защиты носит исключительно организационный характер и напрямую направлено на стимулирование контрагента к выполнению договора и предотвращение передачи исполнения тому, кто уже нарушил договор, с целью недопущения усугубления своих рисков . Вместе с тем приостановление исполнения, признанное правомерным, имеет и юридические последствия для самого обязательства. Поскольку в указанном случае приостановление исполнения не может быть признано нарушением его условий о сроке исполнения, оно фактически изменяет такое условие. Кроме того, санкция п. 2 ст. 328 ГК РФ позволяет стороне, не получившей от контрагента обусловленного встречного предоставления, не только приостановить свое исполнение, но также отказаться от исполнения этого обязательства. Таким образом, реализация данной возможности требует не столько совершения фактических, сколько юридических действий.

Возможность отказа от исполнения договора связана не только с неосуществлением встречного предоставления. Правила об основании и правовых последствиях одностороннего отказа закреплены в ст. 450 ГК РФ. Также нарушения условий договора, которые могут послужить основанием для [207] одностороннего отказа, закреплены в нормах ГК РФ, регулирующих отдельные виды договорных обязательств.

Однако следует учитывать, что применение данного средства возможно и в случаях, не зависящих от поведения кредитора (договором может быть предусмотрено основание для одностороннего отказа, не связанное с нарушением обязательства). Поэтому данная мера может реализовываться как с помощью средств неюрисдикционной защиты, так и иных средств обеспечения интереса должника, вне рамок формы самозащиты.

<< | >>
Источник: Гаймалеева Айсылу Тагировна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИНТЕРЕСА ДОЛЖНИКА В ДОГОВОРНОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве:

  1. 3.3. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении организационной функции
  2. 3.4. Правовые средства, используемые арбитражным управляющим при осуществлении функции контроля
  3. § 2. Защита гражданских прав
  4. Законодательное обеспечение защиты прав кредиторов и иных лиц в обязательствах с имущественными комплексами
  5. 10.5. Средства правовой защиты сторон договора в случае его нарушения
  6. Понятие, правовая природа интереса должника в договорном обязательстве
  7. Общая характеристика гражданско-правовой охраны интереса должника в договорном обязательстве
  8. Понятие и природа гражданско-правовых средств охраны интереса должника в договорном обязательстве
  9. Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве
  10. Гражданско-правовое обеспечение потребительского интереса гражданина, являющегося должником в договорном обязательстве
  11. § 2. ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  12. § 3. ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ
  13. 2.2. Средства защиты превентивного характера
  14. 2.3. Средства защиты компенсационного характера
  15. § 2. Гражданско-правовые отношения как институциональные средства реализации интересов собственников
  16. § 1. Сущность и особенности институционализации гражданскоправовой защиты законных интересов собственников
  17. § 3. Обязательственно-правовые способы институциональной гражданско-правовой защиты законных интересов собственников
  18. §3. Обязательственно-правовые средства охраны прав потребителей электрической энергии
  19. § 2.3 Ответственность сторон за нарушение условий договорного обязательства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -