<<
>>

Основные научные представления о понятии и системе рискового и алеаторного договоров в зарубежной и российской цивилистической доктрине

Первое упоминание об алеаторных договорах встречается в римском частном праве. Этимологически термин «алеаторный» происходит от латинского слова «alea» - жребий, игральная кость.

Встречается термин «аіеаінг», в переводе означающий «азартный игрок»1. Соответственно к алеаторным договорам римские юристы относили в первую очередь игры и пари[93] [94]. Отношение к играм и пари было негативным - подобные соглашения признавались безнравственными, и споры, возникающие из алеаторных договоров, не подлежали исковой защите. В качестве исключения рассматривались игры, связанные с проведением спортивных состязаний (бег, метание копья или дротика, борьба, прыжки, кулачный бой), поскольку «это делается ради доблести»[95].

Целесообразно начать исследование природы алеаторного договора с анализа законодательства и цивилистической доктрины зарубежных государств, откуда во многом заимствованы представления об алеаторных договорах, существующие в отечественной науке гражданского права.

Легальное определение алеаторного договора закреплено в ст. 1964 Французского гражданского кодекса (ФГК): Le contrat aleatoire est une convention reciproque dont les effets, quant aux avantages et aux pertes, soit pour toutes les parties, soit pour l'une ou plusieurs d'entre elles, dependent d'un evenement incertain. Tels sont: le contrat d'assurance; - le pret a grosse aventure; le jeu et le pari; - le contrat de rente viagere[96]. В известном авторитетном источнике приведен перевод этой статьи: под рисковым договором понимается двустороннее соглашение, последствия которого, как в отношении выгод, так и потерь, зависят для всех сторон или для одной, или для нескольких сторон, от неизвестного события. К рисковым ФГК относит договор страхования, морской заем, игру и пари, а также договор пожизненной ренты1.

В изложенном переводе понятия «алеаторный договор» и «рисковый договор» рассмотрены как синонимы, что широко распространено в российском гражданском праве. Подобное отождествление вызывает ряд возражений, которые будут обоснованы далее по мере исследования. В рамках же данного параграфа термины «алеаторный договор» и «рисковый договор» также использованы как синонимы.

Мнения французских ученых относительно содержания понятия «рисковый договор» существенным образом от законодательного определения не отклоняются. Например, Е. Годэмэ отмечал, что договор является рисковым, если существование или размер предоставления одной из сторон, зависит, от события, неизвестность которого не позволяет при заключении договора определить шансы выигрыша или потери[97] [98]. От легального определения не отступал и Ж. Морандьер, хотя и расширял перечень рисковых договоров, указанный в ФГК, договорами продажи состоящих в споре прав, узуфрукта, «голого» права собственности[99]. Ж. Потье определял рисковые договоры как договоры, в которых то, что одно лицо дает или обязуется дать другому, есть цена риска, который один возложил на другого (Les contrats aleatoires sont ceux dans lesquels ce que l'un donne, ou s'oblige de donner a l'autre, est le prix d'un risque dont il l'a charge)[100].

Таким образом, во французском праве круг рисковых договоров, обозначенный в римском частном праве, расширен. Помимо собственно игр и пари, морского займа, к таким договорам отнесены страхование и пожизненная рента. Тем не менее, выделяя группу рисковых договоров, французский законодатель закрепляет особенности правового регулирования лишь некоторых из них. Так, под игрой понимается договор, согласно которому его участники обещают одному или нескольким из них получение выигрыша из общего банка, в зависимости от степени сноровки, ловкости, комбинационных способностей участников, и от случая. Пари - это соглашение, по которому одно лицо утверждает, а другое - отрицает наличие определенного обстоятельства.

Выигрыш получает то лицо, которое окажется правым.

В отношении игры и пари ст.1965 ФГК закрепляет известное правило, согласно которому ни из игры, ни из пари не возникает права на иск. Однако в соответствии со ст.1967 ФГК проигравший не может требовать возвращения ему добровольно им уплаченного, кроме случаев допущения обмана, подлога или мошенничества со стороны выигравшего[101]. Договор пари в связи с его безнравственностью в судебной практике считается недействительным, однако уплаченное не может быть истребовано обратно. Данное правило о возражении об игре носит императивный характер, поэтому суд может применить его по своей инициативе, а сторона вправе ссылаться на него в любой стадии процесса.

Правила ст. 1965 ФГК не распространяются на игры, предусмотренные ст.1966 ФГК: игры, состоящие в упражнении оружием, бег, игра в мяч и иные игры, требующие ловкости и физических упражнений. Пари между лицами, не участвующими в таких играх, хотя и связанные с ними, подпадают под действие ст.1965 ФГК (изъятия устанавливаются специальными нормами, допускающими пари в связи со скачками).

Называя в ряду рисковых договоров договор страхования, подразумевался, прежде всего, договор морского страхования. В отношении страхования французский законодатель специального регулирования, обусловленного алеаторной природой договора, не устанавливает1.

Представления о рисковых договорах широко распространены в трудах немецких цивилистов, хотя положений о таких договорах непосредственно в Германском гражданском уложении нет. Так, Ю. Барон указывал, что в рисковых договорах, согласно намерению сторон, зависит от случая, для кого обязательство принесет выгоду, а для кого убыток[102] [103]. Ученый отмечал, что к рисковым договорам римское право относило договор, в котором предметом выступала надежда (Emtio spei), к примеру, покупка будущего улова рыбы; договор, где предметом является вещь, возникновение которой возможно в будущем (Emtio rei speratae), например, сто четвертей пшеницы будущей жатвы, а также морской заем (Foenus nauticum)[104].

Б. Виндшейд считал, что договоры, основанные на счастье или на риске, являются особым видом договоров. В таких договорах стороны ставят в зависимость от случая то обстоятельство, которая из них получит от договора выгоду или убыток[105]. К ним ученый относил игру, пари, страхование, Foenus nauticum и Emtio spei.

В ст. 1382 Гражданского кодекса Квебека закреплено определение менового и алеаторного договоров: «Договор является меновым, если в момент его заключения объем обязательств сторон и предоставления, приобретаемые ими взамен, конкретны и определенны. Если же объем обязательств или предоставлений не определен, договор является алеаторным»[106].

В гражданском праве стран англосаксонской правовой семьи термины «рисковый договор» или «алеаторный договор» не встречаются.

Так, английское право не оперирует понятием «рисковые договоры», это понятие не распространено и в правовой доктрине. Однако по аналогии с французским правом английское законодательство (акты об игре 1845 г., 1892 г.) устанавливает правило, согласно которому договоры игры или пари недействительны. Требования о взыскании денежной суммы или иных ценностей, выигранных по игре или rap^ либо ранее депонированных у третьего лица до наступления события, являющегося предметом пари, не подлежат исковой защите. В качестве исключения из указанного правила лицо, заключившее пари и депонировавшее деньги или вещи у хранителя ставки (stakeholder), в ожидании наступления события, служащего предметом пари, вправе потребовать их возвращения, за исключением случая, когда они уже были выплачены лицу, выигравшему пари. Если деньги были депонированы в качестве ставки одной стороной у другой стороны в ожидании события, служащего предметом пари, то депонент может требовать их возврата в любое время до наступления оговоренного события1.

Также в исключительном порядке в Акте об игре 1892 г. предусмотрено, что если лицо заключает пари в качестве агента другого лица и выигрывает, то принципал вправе предъявить иск агенту об истребовании суммы, выигранной им на основании пари[107] [108].

Почти аналогичная позиция обнаруживается и в праве США. Здесь, как и в Англии, рисковые договоры не выделяются в самостоятельную группу. Однако правоотношения по игре и пари регулируются уголовным, а не гражданским законодательством.

В США установлен запрет на азартные игры. Однако допускаются договоры, направленные на принятие риска, и заключенные в соответствии с законом. Различие между этими соглашениями состоит в следующем. Если стороны создают ранее не существовавший риск с целью принятия его на себя, то такая сделка признается пари, что запрещено нормами об азартных играх. Сделки, связанные с принятием на себя уже существующего риска, признаются правомерными. К ним относятся договоры страхования. Другими словами, различие между страхованием (правомерной сделкой) и пари (неправомерной сделкой) заключается в том, что в страховании принимаемый риск может причинить убытки, а в пари вновь создаваемый риск не причинил бы сторонам имущественного вреда.

Согласно уголовному законодательству США, договор страховании рассматривается как азартная игра и признается противоправной сделкой, если у страхователя отсутствует законный интерес к страхуемому имуществу. Интерес проявляется в том, что при наступлении страхового случая страхователь должен понести денежный ущерб.

В американском праве, как и английском, на сделки на фондовой и товарной биржах могут распространять свое действие нормы об играх и пари. Покупка и продажа, совершенная bona fide на бирже, считается законной сделкой, а притворная покупка и продажа признается по правовой природе пари.

Согласно биржевому правилу, продавец обязан передать покупателю ценные бумаги или товар, а покупатель обязан их принять и уплатить оговоренную цену. В сделках, не предусматривающих передачу товара, покупатель оплачивает только часть покупной цены, а товар закладывается в обеспечение остальной части цены. В случае понижения цены товара покупатель обязан уплатить залогодержателю дополнительную сумму для возмещения стоимости заложенного имущества.

Если покупатель не уплачивает обусловленную сумму, то залогодержатель вправе продать заложенный товар, удержать сумму аванса и отдать покупателю оставшуюся часть денег.

В случае повышения цены товара покупатель вправе требовать разницу между ценой товара в момент покупки и ценой в момент передачи его покупателю. При наступлении срока передачи товара каждая из сторон вправе отказаться от его передачи, уплатив разницу в цене. Такие сделки признаются противоправной игрой на колебании цен, т.к. ни одна из сторон ставила цель передать товар покупателю.

Важно отметить, что в последнее время, учитывая большую популярность биржевых и сходных внебиржевых сделок, право Англии, США, Франции, Германии и других развитых стран, проводит различия между игрой, пари и вышеуказанными сделками и признает некоторые из них, что более подробно рассмотрено п. 3.2.1. настоящей работы.

Таким образом, законодательство и доктрина зарубежных стран трактуют вопрос о рисковых договорах различно. Благодаря французской правовой мысли, отраженной в законодательстве, ученые, собственно говоря, и оперируют понятиями «рисковые договоры», «алеаторные договоры». Как правило, к ним относят договор страхования, морской заем, игру и пари, договор пожизненной ренты, биржевые сделки. При этом общего регулирования данной группы договоров не закреплено, в то же время имеется специальное регулирование игр, пари, биржевых сделок. Английская и американская правовые системы напротив, не рассматривают рисковые договоры как самостоятельную группу. Однако особенности правового регулирования, в отношении игр и пари, биржевых сделок также присутствуют. Таким образом, отчетливо прослеживается обособление игр, пари, биржевых сделок внутри группы рисковых договоров, продиктованное спецификой их правовой природы.

Обратимся к отечественным цивилистическим воззрениям на категорию «рисковый договор», «алеаторный договор». Анализ рисковых договоров проводился дореволюционными юристами в Комментариях к Проекту Гражданского уложения Российской Империи. В пояснениях к Главе XXII Проекта «Игры и пари» указано, что рисковые или зависящие от случая договоры отличаются от других договоров присущим им элементом риска, так как исход их поставлен в зависимость от случайного обстоятельства. В противоположность таким договорам в других, меновых договорах обе стороны принимают на себя обязательства относительно друг друга, и каждая является одновременно должником и кредитором (верителем). Заключая договор, зависящий от случая, стороны также обязуются что-либо передать или сделать друг другу, но при этом правам и обязанностям одной стороны не корреспондируют права и обязанности другой стороны. В рисковом договоре одна сторона может стать исключительно кредитором (верителем), другая - исключительно должником, при этом на каждую из сторон могут быть возложены как права, так и обязанности. Однако даже в этой ситуации распределение между сторонами рискового договора как прав, так и обязанностей, зависит не от соглашения сторон, как в меновых договорах, а от случайного обстоятельства.

Изучив зарубежное законодательство, составители Проекта Гражданского уложения Российской империи отнесли к рисковым договорам игру, пари, лотерею, пожизненную ренту и страхование.

К.П. Победоносцев в отношении договоров «о неверном и случайном», отмечал, что по цели и намерению сторон конечный результат договора поставлен в зависимость от события неизвестного или случайного. При заключении такого договора неизвестно, которая сторона в конечном результате выиграет, получит большую выгоду1. К таким договорам ученый относил игру, пари, договор о передаче имения при жизни с обязательством производить пожизненный доход, страхование, продажу будущей жатвы, а также сделки на разницу.

А. Яновский употреблял термин «рисковые сделки», понимая под ними договоры, исполнение которых контрагентами или одним из них, ставится в зависимость от события, о котором совсем неизвестно, случится ли оно [109] или не случится, или же от неизбежного события, но момент наступления которого не может быть определен1. К рисковым сделкам ученый относил: игру, пари, лотерею, покупку на счастье, страхование, продажу будущего урожая, бодмерейные займы, продажу открывшегося наследства, срочные сделки о поставке товара и биржевых бумаг.

В отличие от дореволюционных цивилистов советские ученые- цивилисты, хотя и выделяли рисковые договоры из ряда других, не занимались их изучением как самостоятельных гражданско-правовых договоров. В.И. Серебровский рассматривал рисковые договоры применительно к договору страхования2, а О.С. Иоффе - в рамках обязательственных правоотношений. Так, по мнению О.С. Иоффе, алеаторные договоры, будучи возмездными, конструируются таким образом, что объем встречного удовлетворения, причитающегося одной из сторон, остается неизвестным, пока не наступит обстоятельство, призванное его определить3.

В настоящее время рисковые договоры признаются как доктриной4, так и судебной практикой. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 16 марта 1999 г., дело № КГ-А40/571-99, указывается, что расчетные форвардные контракты представляют собой разновидность алеаторных сделок типа пари, судебная защита которых возможна только в случаях, установленных законом5. В апелляционном определении Московского городского суда от 14.01.2014 по делу № 33-604 сказано, что совершенные истцом сделки с валютой на финансовом рынке относятся по гражданскому законодательству к рисковым (алеаторным) сделкам, а [110] [111] [112] [113] [114] потому истец может оспаривать спорные сделки только по тем основаниям, что они совершены под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения сторон1.

Современный исследователь И.В. Миронов предлагает под алеаторным договором понимать договор, по которому одна сторона (игрок) обязана внести определенное имущество в общий фонд, а другая сторона (организатор игры) обязуется передать в случае выигрыша игрока часть или все имущество общего фонда2.

В.А. Запорощенко, используя термин «алеаторная сделка», определяет ее как двух- или многостороннюю срочную сделку, порождающую двусторонне обязывающее, возмездное отношение, при котором возникновение отдельных (наиболее значимых) прав и обязанностей, касающихся наличия и/или направленности, а также количества основного предоставления, поставлено в зависимость от обстоятельств, имеющих

- 3

неподвластный участникам характер .

Проведенный обзор мнений зарубежных и отечественных цивилистов свидетельствует о том, что в науке гражданского права в настоящее время отсутствует единое представление о рисковых договорах, выраженное в целостной и бесспорной их концепции. Разрозненные попытки цивилистов сформулировать их определения являются недостаточными для формирования представления о сущности рисковых договоров.

Научное исследование рискового договора, как правило, не носит комплексного характера и ограничивается рамками конкретного договора (игры, пари, страхования и др.)4. В отечественной цивилистике отсутствует единая терминология для их обозначения. Как указывалось, К.П. [115] [116] [117] [118]

Победоносцев называл такие договоры «договорами о неверном и случайном». В комментариях к Проекту Гражданского уложения Российской империи подобные договоры именуются «рисковыми» и «зависящими от случая».

Таким образом, в отечественной цивилистической доктрине не только не сформирована система рисковых договоров, но не закреплены даже соответствующие термины, хотя правовое регулирование соответствующих отношений по мере повышения их значимости расширяется. Тем не менее, возможность для систематизации указанных договоров имеется, так как рисковые и алеаторные договоры хотя и сходны ввиду наличия в них в качестве общего начала категории риска, но все же существенно различаются. Как показал проведенный анализ положений зарубежного и российского гражданского права, в группе рисковых договоров еще со времен римского права обособлялись собственно алеаторные договоры - игры и пари, а позднее - срочные биржевые и внебиржевые сделки. Однако в первую очередь необходимо определить место рисковых договоров, включая алеаторные договоры, в общей системе гражданско-правовых договоров, путем их сравнения с так называемыми меновыми договорами. В следующем параграфе вопросы о сходстве и различиях меновых и рисковых договоров, с одной стороны, и рисковых и алеаторных договорах - с другой, будут рассмотрены более детально, на базе общефилософских категорий «общего», «особенного» и «отдельного». Критерии систематизации - конституирующие признаки рисковых договоров в общей системе гражданско-правовых договоров, и алеаторных договоров в системе рисковых договоров.

2.2.

<< | >>
Источник: Мадагаева Татьяна Фёдоровна. АЛЕАТОРНЫЕ ДОГОВОРЫ В СИСТЕМЕ РИСКОВЫХ ДОГОВОРОВ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме Основные научные представления о понятии и системе рискового и алеаторного договоров в зарубежной и российской цивилистической доктрине:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Введение
  3. Основные научные представления о понятии и системе рискового и алеаторного договоров в зарубежной и российской цивилистической доктрине
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -