<<
>>

Гражданско-правовое обеспечение потребительского интереса гражданина, являющегося должником в договорном обязательстве

В юридической науке понятия «правовая охрана», «правовое регулирование», «правовое обеспечение» и «правовые средства» тесно взаимосвязаны. При этом, как отмечает Е.Б. Лаутс, правовое обеспечение понимается большинством исследователей как наиболее общее понятие .

Следует отметить, что целью настоящего исследования не является рассмотрение всех аспектов и соотношения указанных понятий. Однако в свете специфики заявленной тематики целесообразно остановиться на позиции, изложенной А.Б. Ольшанецким.

Ученый предлагал понимать «правовое обеспечение» несколько шире, чем «правовое регулирование». По его мнению, правовые нормы могут действовать в двух направлениях: либо способствовать поиску, принятию и осуществлению оптимальных решений, либо, наоборот, препятствовать этим процессам. Во втором случае правовое обеспечение отсутствует, так как действующее правовое регулирование не гарантирует достижение целей[208] [209]. Такой подход наиболее точно отражает потребность современного общества не столько в установлении правил поведения, регламентирующих общественные отношения, сколько в их эффективном воздействии на участников гражданского оборота для достижения необходимого результата - реализации их охраняемых интересов.

Интересы субъектов имущественного оборота в процессе их реализации обретают определенную форму в зависимости от избранного способа

удовлетворения потребностей. В этом смысле обязательственное

правоотношение, имеющее своим содержанием, по сути, «право на чужое действие», вместе с тем выражает несколько объективных интересов: интерес обязанной стороны и интерес управомоченной стороны. Каждый из них может иметь разную степень признания обществом и охраны государством, которая в зависимости от значимости конкретного объективного интереса для общества проявляет себя в установлении особых правил, обеспечивающих приоритетную реализацию наиболее важного интереса.

В этой связи очевидной особенностью правового обеспечения интересов граждан, являющихся должниками в обязательственных отношениях, является установление приоритета их охраняемых интересов перед интересами иных участников.

Указанное обстоятельство в литературе связывают с необходимостью обеспечения и защиты интересов «слабой стороны» в обязательстве[210]. Данная проблема сегодня актуальна не только для юридической науки, она также имеет и практическое значение. Подтверждение этого - значительное число различных толкований, данных высшими судебными инстанциями по данному вопросу, среди которых следует отметить п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», п. 5 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 22.05.2013, Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2014 № 80-КГ14-9 и др. Нижестоящие суды при разрешении спорных ситуаций часто также приходят к выводу о необходимости защиты интереса более слабой стороны в конкретном правоотношении[211]. При этом, несмотря на частое обращение судами к данной проблематике, в правоприменительной практике отсутствует единство, пожалуй, по главному вопросу: какой участник обязательства должен признаваться слабой стороной - должник или кредитор? Нет единодушия по данному вопросу и в доктрине.

Довольно часто слабой стороной в обязательстве называется кредитор. Так, по мнению С.А. Хохлова, «если же говорить о слабой стороне, то в обязательствах таковой реально являются кредитор, потерпевший и другие лица, утратившие то, что им полагается по закону» . Р.С. Бевзенко считает, что «юридическая слабость положения кредитора связана с тем, что у него (в отличие от обладателя ограниченного вещного права) нет возможности удовлетворить свои требования путем прямого воздействия на имущество должника»[212] [213] [214].

По мнению Б.Д. Завидова, нынешний законодатель, придерживаясь традиций русской цивилистической науки и в противовес советскому гражданскому праву, исходит из той идеи, что слабой стороной в обязательствах является кредитор, а не должник. Именно поэтому ГК РФ устанавливает презумпцию в пользу недопустимости исполнения обязательства по частям, которая направлена на

225

защиту интересов кредитора .

Однако существует и иная позиция. Так, Е.В. Вавилин полагает, что «...из двух сторон в обязательственном отношении (должника и кредитора), скорее всего, должник относится к слабому субъекту, поскольку он обременен необходимостью совершать определенные действия (либо воздерживаться от совершения действий) в пользу другой стороны»[215] [216] [217]. По мнению ученого, «вследствие определенных причин субъективного или объективного характера должник несет риск невозможности исполнения лежащей на нем обязанности, и при неблагоприятном развитии событий, исходя из добросовестности ведения дел должником, именно на данного субъекта гражданского правоотношения

227

возлагается гражданско-правовая ответственность» .

Встречается и другой подход. К примеру, С.А. Синицын считает, что понятие слабой стороны не исчерпывается индивидуальными характеристиками субъекта гражданского права (пол, возраст, правовая неграмотность, социальная принадлежность, имущественное благосостояние), хотя именно так чаще всего стараются представить характеристику личности слабой стороны в договоре в юридической литературе. По его мнению, выявление слабой стороны договора требует комплексного анализа правового положения сторон применительно к каждому конкретному обязательству, оценки меры влияния-принуждения, которое может оказать одна из договаривающихся сторон на другую в каждом отдельном

998

случае .

С последним мнением сложно согласиться в полной мере, поскольку практическое внедрение столь индивидуализированного подхода с неизбежностью приведет к нарушению единообразия в правоприменении, в частности, когда в однотипных отношениях слабой стороной будут признаваться противоположные субъекты.

Вместе с тем другой аспект позиции автора - о том, что сама по себе роль стороны обязательства (должника или кредитора) не может свидетельствовать исключительно об ее слабости или силе в правоотношении, - достойна поддержки и признания.

В этой связи верно мнение Е.В. Вавилина, допускающего возможность выделения третьего (помимо должника или кредитора) значения слабой стороны в гражданском правоотношении, когда слабой стороной в договорном обязательстве выступает участник, обладающий изначально меньшей ресурсной, экономической базой, статусными возможностями по отношению к своему контрагенту[218]. В этом случае в действие приводятся гражданско-правовые механизмы, нивелирующие возможные негативные последствия такого несоответствия.

Однако следует отметить, что экономическое превосходство может выражаться не только в различиях имущественной базы субъектов. Как справедливо подмечает Ю.Г. Лескова, часто кредитные организации фактически понуждают присоединиться к предложенным условиям, зная, что даже при обращении в суд заемщику (поручителю) будет трудно доказать факт отсутствия у него возможности влияния на содержание договора[219]. Таким образом, неравенство субъектов отношений также проявляется в наличии у одной из сторон преимуществ организационного свойства, обусловленных перевесом в переговорных возможностях, востребованностью продукта и пр.

Важно понимать, что в зависимости от конкретных обстоятельств возможно признание должника слабой стороной обязательства независимо от субъектного состава таких отношений. Исходя из перечисленных выше критериев, «слабым» может быть признан как гражданин, так и коммерческая организация. В этом смысле гражданин, являющийся должником в обязательстве, только лишь в силу своего статуса должника не может быть признан слабой стороной.

Другое дело, когда гражданин в обязательстве выступает в качестве стороны, приобретающей товары, работы, услуги для удовлетворения личных потребностей (потребительские отношения).

В этом случае вне зависимости от фактических обстоятельств гражданин наделяется дополнительными возможностями, обеспечивающими удовлетворение его интереса.

Однако очевидно, что особенность правового регулирования указанных отношений обусловлена не столько слабостью позиции гражданина, сколько наличием в их основе разнородных объективных интересов.

Как верно отмечается в литературе, потребительские отношения возникают по поводу обеспечения разнонаправленных интересов их участников. С одной стороны, продавец (производитель, изготовитель товара либо лицо, оказывающее услугу или выполняющее работу) вступает в подобные отношения для целей извлечения прибыли (получения дохода от реализации продукта). С другой стороны, гражданин, приобретающий соответствующий товар, работу или услугу, имеет намерение удовлетворить свои личные, семейные и иные потребности .

Д.Г. Батищев справедливо замечает, что «главная причина

противоречивости интересов производителя и потребителя вытекает из их экономической обособленности, а также разнонаправленности лежащих в ее основе материальных потребностей» .

Действительно, именно дифференциация объективных интересов участников потребительских отношений, установление иерархии и закрепление приоритета одних над другими позволяют отграничить потребительские отношения от иных и объяснить их специфическую природу.

Круг потребительских отношений, являющихся предметом регулирования гражданским законодательством, обширен. Как правило, подобные отношения возникают по поводу приобретения гражданами потребительских товаров, результатов работ или услуг в целях удовлетворения личных, домашних, семейных и иных нужд. При этом ключевым отличительным признаком указанных отношений является их специфичный субъектный состав: с одной стороны, участником данных отношений всегда выступает «потребитель», с [220] [221] другой стороны - лицо, предприниматель (осуществляющее хозяйственную деятельность на профессиональной основе).

Действующее гражданское законодательство использует термин «потребитель» в различных значениях. Упоминание о потребителе встречается во многих статьях ГК РФ, однако лишь в некоторых раскрывается содержание данного понятия.

Одно из значений, отраженных в законодательстве, обнаруживается в ст. 426 ГК РФ, посвященной понятию публичного договора. В ней законодатель, закрепляя обязанность лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность, заключить договор с любым обратившимся, называет примерный перечень таких соглашений: розничная торговля, услуги связи, перевозка транспортом общего пользования , энергоснабжение, гостиничное, медицинское обслуживание и т. д. При этом закон предписывает устанавливать цену всякого публичного договора одинаковой для потребителей соответствующей категории. В значении данной нормы потребителем является всякое лицо, обратившееся за заключением договора, с которым заключение договора для профессионального участника хозяйственного оборота является обязательным. К примеру, в соответствии со ст. 539 ГК РФ таким потребителем будет лицо, обратившееся в энергоснабжающую организацию с заявкой на поставку электроэнергии через присоединенную сеть.

Особенностью данного подхода является то, что потребителем, помимо гражданина, может признаваться и юридическое лицо, причем независимо от того получает ли организация энергию для целей осуществления предпринимательской деятельности или нет.

В схожем значении потребитель понимается и в абз. 25 ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» и определяется как юридическое или физическое лицо, приобретающее товар, а также в ст. 1252 ГК [222]

РФ, запрещающей использование средства индивидуализации, способного ввести потребителей в заблуждение относительно свойств товара, работы, услуги.

Через содержание названных норм невозможно правильно выявить специфические черты такого субъекта, как потребитель, поскольку они нацелены в первую очередь на недопущение отказа коммерческих организаций от заключения определенных видов договорных соглашений либо на обеспечение конкуренции на соответствующем товарном рынке.

Другой подход к использованию термина «потребитель» отражен в ст. 429, 626, 730 ГК РФ (договор розничной купли-продажи, проката, бытового подряда). В них этот термин используется в значении Закона о защите прав потребителей , из которого в литературе выделяют три ключевых признака данного понятия:

1) потребителем является гражданин - участник гражданско-правовых отношений;

2) потребитель удовлетворяет исключительно личные, семейные, домашние и иные нужды, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности;

3) потребитель вступает в отношения с намерением заказать, приобрести или использовать товары, работы или услуги .

Именно это значение весьма обоснованно получило самое широкое освещение в правовой литературе и правоприменительной практике. Кроме того, представленный подход позволяет обозначить объективный интерес, имеющий приоритетную охрану, а именно удовлетворение имущественных потребностей граждан, т. е. использование товаров, работ, услуг таким способом, при котором их стоимость не перекладывается на вновь создаваемые хозяйственные объекты, поступающие в оборот (концепция конечного потребления)[223] [224] [225].

Следует отметить, что основу законодательства, регулирующего указанные отношения, составляет Закон о защите прав потребителей, принятый в обеспечение права каждого потребителя на приобретение товара (результата работы, услуги) надлежащего качества, безопасного для его здоровья, жизни, а также имущества, на полную информацию о товаре (результатах работы, услуге), его изготовителе (исполнителе, продавце) и, конечно, права на защиту государством интереса потребителя в случае его нарушения.

Помимо указанного закона нормы, касающиеся отдельных аспектов реализации и защиты интересов потребителей, содержатся и в иных нормативноправовых актах, в том числе в ГК РФ, в федеральных законах «О рекламе» , «О

238

почтовой связи» , «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и др. При этом положения иных законов по вопросам защиты прав потребителей не должны противоречить правилам Закона о защите прав потребителей.

По мнению М.А. Бычко, основная цель законодательства о защите прав потребителей - защита слабой стороны от неправомерных действий его контрагентов[226] [227] [228] [229] [230] [231]. В свою очередь, «реализация данной задачи требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского законодательства - равенства участников гражданско-правовых отношений (ст. 1 ГК РФ)» . Фактически, предоставляя слабой стороне дополнительные права и, соответственно, возлагая на ее контрагента по договору дополнительные обязанности, ГК РФ и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство

242

участников таких договорных отношений .

Однако анализ положений законодательства о защите прав потребителей позволяет заключить, что нормы названных законов обеспечивают реализацию «потребительского интереса» граждан, как правило, выступающих на стороне кредитора в обязательстве. При этом в самом Законе о защите прав потребителей совсем немного внимания уделяется проблемам реализации интереса гражданина при исполнении им своих обязанностей по договору.

Тем не менее, в Законе о защите прав потребителей можно обнаружить несколько правил, применимых для целей обеспечения интереса гражданина- должника.

Первым обращает на себя внимание общий запрет на включение в договор условий, способных умалить законные интересы потребителей, который закреплен в ст. 16 Закона о защите прав потребителей. Подобные условия договоров с участием потребителей считаются недействительными. В частности, на этом основании суды признают недействительными условия об уплате комиссионного вознаграждения за открытие и ведение ссудного счета как ущемляющие установленные законом права потребителей . Названные условия квалифицируются как ничтожные. При этом, помимо реституционных последствий недействительности рассматриваемых сделок, в силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей с контрагента в пользу потребителя могут быть взысканы убытки, понесенные гражданином при исполнении им договора.

Недействительными признаются и положения договоров, обусловливающие получение гражданином одних благ в зависимости от приобретения иных товаров, работ, услуг (п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей). Такими, например, считаются условия, связывающие право на получение заемщиком кредита с необходимостью обязательного приобретения другой услуги - страхования жизни и здоровья заемщика . Кроме того, контрагент по договору не вправе без письменного согласия потребителя выполнять дополнительные работы или оказывать услуги за плату. Потребитель вправе отказаться от оплаты [232] [233] таких работ (услуг), а если они оплачены - потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы (п. 3).

И все же специальных правил, направленных исключительно на реализацию интереса потребителя как обязанной стороны договорных отношений, Закон о защите прав потребителей практически не содержит. Это можно объяснить тем, что собственно «потребительских» обязательств (т.е. регулируемых законодательством о защите прав потребителей), где гражданин выступает в качестве стороны, на которой лежит преимущественное исполнение, не так уж много. В основном они связаны с возвратом гражданином полученных заемных средств либо приобретением им товаров, работ, услуг в кредит или с отсрочкой платежа.

Именно в этой области принято несколько нормативно-правовых актов, закрепляющих особый правовой статус потребителя-должника, среди которых в первую очередь следует назвать Федеральный закон от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», который регулирует отношения, возникающие в связи с предоставлением потребительских кредитов и займов физическим лицам в целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности[234].

Указанный Закон содержит специальные правила, направленные на реализацию интереса потребителя-должника. Он кардинально изменил подход к регламентации взаимоотношений между кредиторами и заемщиками, установив новые механизмы защиты граждан-потребителей, существенно ограничив свободу усмотрения сторон при заключении кредитных договоров. В первую очередь это выразилось в установлении предельной стоимости потребительских кредитов (займов); в закреплении невозможности изменения процентной ставки, предусмотренной договором, в сторону ее увеличения; в закреплении информационных обязанностей за кредитором; в установлении очередности погашения требований; в определении правил взаимодействия между кредитором и заемщиком в рамках исполнения договора.

Закрепляя ограничения размера предельной стоимости потребительского кредита (займа), Закон предусматривает, что цена кредита (займа) с учетом всех платежей заемщика не может превышать более чем на одну треть рассчитанное Банком России среднерыночное значение полной стоимости потребительского кредита (займа), применяемое в соответствующем календарном квартале. При этом Банком России указанное значение определяется как средневзвешенное не менее чем по ста крупнейшим кредиторам или по одной трети общего количества кредиторов, предоставляющих соответствующую категорию потребительского кредита. Кроме того, закон ограничивает размер неустойки (штрафа, пени) за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату кредита и/или уплате процентов. Размер неустойки не может превышать 20 % годовых, если на невозвращенную сумму начисляются предусмотренные договором проценты, или 0,1 % просроченной задолженности в день, если за период нарушения договорные проценты не начисляются (ч. 21 ст. 5).

В защиту интереса должника Законом о потребительском кредите (займе) допускается одностороннее изменение условий заключенного договора потребительского кредита только в пользу заемщика. Так, согласно п. 16 ст. 5 кредитор вправе уменьшить в одностороннем порядке постоянную процентную ставку, уменьшить или отменить плату за оказание услуг, предусмотренных индивидуальными условиями договора потребительского кредита (займа), уменьшить размер неустойки (штрафа, пени) или отменить ее полностью или частично, установить период, в течение которого она не взимается, либо принять решение об отказе взимать неустойку (штраф, пеню), а также изменить общие условия договора потребительского кредита (займа) при условии, что это не повлечет возникновения новых или увеличения размера существующих денежных обязательств заемщика по договору потребительского кредита (займа). При этом кредитор в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа), обязан направить заемщику уведомление об изменении условий договора потребительского кредита (займа), а в случае изменения размера предстоящих платежей - также информацию о предстоящих платежах, и обеспечить доступ к информации об изменении условий договора потребительского кредита (займа). Кредитор вправе изменить общие условия договора потребительского займа в том случае, если это не повлечет возникновения новых или увеличения существующих денежных обязательств заемщика, о чем он должен уведомить заемщика.

Информационные обязанности кредитора выражаются, в частности, в необходимости сообщения заемщику общих условий кредита (займа). Данные условия (регламентируют порядок предоставления кредита (займа), основополагающие права и обязанности сторон, порядок расчетов и т. п.) устанавливаются кредитором в одностороннем порядке и рассчитаны на многократное применение. Заемщик может лишь присоединиться к ним, поэтому в отношении названных условий действуют правила о договоре присоединения. Законом (п. 4 ст. 5) установлено требование об обязательном размещении кредитором в местах оказания услуг информации об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (займа), в том числе о сроках, в течение которых заемщик вправе отказаться от получения потребительского кредита (займа).

Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально при заключении договора, их перечень приведен в п. 9 ст. 5 Закона о потребительском кредите (займе). При этом в п. 11 ст. 5 установлено правило, согласно которому индивидуальные и общие условия договора потребительского кредита (займа) должны соответствовать информации, предоставленной кредитором заемщику. Эта норма направлена на защиту от недобросовестных кредиторов, которые меняют условия договоров по сравнению с ранее размещенной информацией. Однако, как справедливо замечает С.П. Гришаев, никаких конкретных санкций за ее нарушение не установлено, поэтому эта норма носит декларативный характер[235].

Важным условием договора о потребительском кредите (займе) является условие о процентах за пользование денежными средствами по договору потребительского кредита (займа). Законодатель уделяет этому вопросу большое внимание. По существующим правилам сама процентная ставка может быть либо постоянной, когда она является фиксированной на протяжении всего срока действия договора, либо переменной - ее величина может изменяться в зависимости от изменения переменной величины, предусмотренной в индивидуальных условиях договора. Порядок расчета переменной процентной ставки должен включать в себя переменную величину. Значения переменной величины должны определяться исходя из обстоятельств, не зависящих от кредитора и аффилированных (связанных) с ним лиц. Значения переменной величины должны регулярно размещаться в общедоступных источниках информации. Сложные проценты («проценты на проценты») действующим законодательством запрещены.

На кредитора возлагаются особые информационные обязанности, если сумма кредита превышает сто тысяч рублей. В таких случаях кредитор обязан сообщить заемщику, что если в течение одного года общий размер платежей по всем имеющимся у заемщика на дату обращения к кредитору о предоставлении потребительского кредита (займа) обязательствам по кредитным договорам, договорам займа, включая платежи по предоставляемому потребительскому кредиту (займу), будет превышать пятьдесят процентов годового дохода заемщика, для заемщика существует риск неисполнения им обязательств по договору потребительского кредита (займа) и применения к нему штрафных санкций.

Важной информационной обязанностью кредитора является указание в договоре полной стоимости потребительского кредита. Она рассчитывается кредитором в процентах годовых по формуле, указанной в п. 2 ст. 6 Закона. Кредитор обязан довести ее до заемщика, отразив в содержании кредитного договора. Полная стоимость кредита должна быть размещена в квадратной рамке в правом верхнем углу первой страницы договора потребительского кредита (займа) и нанесена прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом. Информация о полной стоимости кредита должна быть достоверной. Кредитор, распространивший недостоверную информацию о полной стоимости кредита, может быть привлечен к административной

247

ответственности .

Еще одной обязанностью информационного характера является обязательность регулярного сообщения заемщику сведений об исполнении им договора, о текущем долге и предстоящих платежах. При этом особым образом регулируется предоставление информации о просроченной задолженности. Так, согласно п. 4 ст. 10 Закона о потребительском кредите (займе) информация о наличии просроченной задолженности по договору потребительского кредита (займа) направляется заемщику бесплатно способом и в срок, которые предусмотрены договором потребительского кредита (займа), но не позднее семи дней с даты возникновения просроченной задолженности.

Особым образом регламентируются отношения, связанные с исполнением договора. В соответствии с п. 22 ст. 5 Закона о потребительском кредите (займе) в договоре потребительского кредита (займа) стороны могут установить один или несколько способов исполнения заемщиком денежных обязательств по договору. При этом кредитор обязан предоставить заемщику информацию о способе бесплатного исполнения денежного обязательства по договору потребительского кредита (займа) в населенном пункте по месту получения заемщиком оферты (предложения заключить договор) или по указанному в договоре потребительского кредита (займа) месту нахождения заемщика.

Поскольку часто погашение (возврат) кредита производится путем списания банком денежных средств со счета клиента-заемщика по его платежному поручению (письменному распоряжению) либо без такового в безакцептном порядке, большое значение приобретают правила, определяющие очередность погашения требований. В отличие от общего правила ст. 319 ГК РФ сумма, [236] недостаточная для исполнения обязательств заемщика, погашает в первую очередь не издержки кредитора, а проценты, затем основной долг, неустойку и т. д. (ч. 20 ст. 5 Закона о потребительском кредите (займе)). Это отличие обеспечивает защиту интереса должника от неправомерного начисления кредитором неустойки и списания или зачета платежей по договору в погашение необоснованных мер ответственности.

Закон о потребительском кредите (займе) закрепляет правило о том, что общие условия договора потребительского кредита (займа) не должны содержать обязанность заемщика заключить другие договоры. Вместе с тем действующее законодательство все же допускает приобретение заемщиком дополнительных услуг при условии письменного согласия на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа). При этом, как далее указывает законодатель, кредитор в заявлении о предоставлении потребительского кредита (займа) обязан указать стоимость предлагаемой за отдельную плату дополнительной услуги и обеспечить заемщику возможность согласиться или отказаться от оказания ему за отдельную плату такой дополнительной услуги, в том числе посредством заключения иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа). Тем самым Закон о потребительском кредите дополняет положения, закрепленные в ст. 16 Закона о защите прав потребителей.

Справедливости ради стоит отметить, что некоторые авторы считают невозможным включать отношения, связанные с предоставлением потребительских кредитов, в сферу регулирования Закона о защите прав потребителей. Часто это доказывается спецификой заемных правоотношений, которые нельзя отнести ни к оказанию услуг, ни к продаже товаров, ни к выполнению работ.

Так, по мнению А.Я. Курбатова, кредитование не является оказанием финансовой услуги, поскольку в соответствии с ГК РФ заемные (кредитные) отношения не отнесены к регулированию возмездного оказания услуг, а элементы финансовой услуги, имеющиеся в договоре денежного займа (кредита), не носят

248

определяющего характера . Е.В. Федулина также обращает внимание на то, что Закон о защите прав потребителей не упомянут в списке законов, подлежащих применению к договорам потребительского кредита (займа), указанных в ст. 2, и

-249

на существенные различия в правовом регулировании исследуемых отношений . Данные выводы авторов спорны.

Во-первых, вопрос отнесения кредитования к сфере оказания услуг разрешен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» , в п. 3 которого предоставление кредитов (займов) признано финансовой услугой, т. е. услугой, оказываемой физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав. Во- вторых, само наличие некоторых различий в правилах названных законов не исключает возможности их одновременного действия с учетом принципа применения более специальной нормы к регулированию гражданских правоотношений. В-третьих, исключение потребительского кредитования из сферы действия Закона о защите прав потребителей необоснованно лишит заемщиков, являющихся экономически более слабой стороной данных отношений, эффективных средств и способов защиты от злоупотреблений со стороны кредиторов. Кроме того, в Законе о потребительском кредите (займе) имеется привязка к Закону о защите прав потребителей: в п. 1 ст. 13 указано, что иски заемщика к кредитору предъявляются в соответствии с законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей.

Данные обстоятельства позволяют прийти к выводу о том, что интересы гражданина-заемщика могут обеспечиваться не только инструментами, закрепленными в специальных законах (Законе о потребительском кредите, «О [237] [238] [239] банках и банковской деятельности» и др.), но также предусмотренными общими нормами законодательства о защите прав потребителей - при условии, что кредит или заем были получены физическим лицом не для целей, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Вместе с тем стоит согласиться со справедливостью некоторых доводов авторов, выступающих против применения норм Закона о защите прав потребителей к отношениям по поводу предоставления потребительского кредита (займа). В частности, Е.В. Федулина высказывает обоснованные сомнения в возможности использования некоторых способов защиты для целей обеспечения интересов заемщиков, а именно о начислении законной неустойки при нарушении установленных сроков оказания услуги в размере трех процентов цены оказания услуги (п. 5 ст. 28)[240].

Действительно, применение подобных санкций к кредитору в кредитных отношениях представляется сомнительным. Вместе с тем в соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, отраженной в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17, к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие гл. III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (ст. 812), об ответственности за нарушение прав потребителей (ст. 13), о возмещении вреда (ст. 14), о компенсации морального вреда (ст. 15).

Кроме того, согласно Закону о защите прав потребителей гражданин обладает рядом процессуальных преимуществ при предъявлении судебных исков. В первую очередь истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (п. 3 ст. 17). Также потребители обращаются в суд с исками по правилам альтернативной подсудности (ст. 17). Следует отметить, что применение норм об альтернативной подсудности касается лишь споров, инициированных должником в обязательстве. При этом в отношении требований кредитора к заемщику ст. 13

Закона о потребительском кредите (займе) позволяет сторонам кредитного договора в индивидуальных условиях изменить территориальную подсудность дела по иску. Такое изменение будет считаться допустимым, если при установлении сторонами правил о подсудности будет определен суд, расположенный в пределах субъекта Российской Федерации по месту нахождения заемщика или по месту получения заемщиком предложения заключить договор (оферты).

По мнению исследователей, данное правило введено в попытке «сбалансировать интересы заемщика и кредитора» . Однако «сбалансированность» данного нововведения вызывает сомнения. Дело в том, что специфика субъектного состава отношений, возникающих из потребительского кредитования, предполагает, что в них участвует гражданин, не обладающий навыками и специальными знаниями в области юриспруденции. При этом, как показывает практика, наибольшее количество нарушений со стороны кредиторов происходит при выдаче микрозаймов - незначительных сумм, необходимых гражданину для удовлетворения основных потребностей в лекарствах, еде, одежде и т. п. В указанных случаях отступление от общего правила предъявления исков к ответчику по месту его жительства может существенно затруднить ему реализацию возможностей по защите своих интересов. При согласовании таких условий в кредитном договоре, как правило, указывается судебный орган по месту расположения отдела кредитора по работе с просроченной задолженностью, который часто не только не совпадает с местом жительства заемщика, но и находится в другом населенном пункте . В этой связи считаем целесообразным ограничить возможность изменения сторонами договора потребительского кредита территориальной подсудности не пределами субъекта [241] [242]

Российской Федерации, а границами муниципального образования по месту нахождения заемщика.

Закон о потребительском кредите особым образом регламентирует отношения, связанные с передачей споров на рассмотрение третейских судов. Согласно п. 4 ст. 13 третейское соглашение о разрешении спора, возникшего из договора потребительского кредита (займа), может быть заключено между заемщиком и кредитором только после появления оснований для предъявления иска. Данное правило весьма своевременно, поскольку позволяет выбрать того арбитра, которому доверяют обе стороны спора, и ограничивает возможности для злоупотребления кредитором своим положением при выдаче кредита.

Следует отметить, что данное правило в силу особой природы договора потребительского кредита как договора присоединения ранее дополнялось императивным положением п. 3 ст. 5 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», в силу которого третейское соглашение о разрешении спора по договору присоединения признавалось действительным только если оно было заключено после возникновения оснований для предъявления иска. В новом законе, регламентирующем деятельность третейских судов - «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» - данная норма отсутствует. Потому на участников потребительских отношений, не касающихся потребительского кредитования, данное ограничение не распространяется. Однако, как справедливо указывает А.И. Савельев, «цель данных положений очевидна: не дать возможность экономически более сильной стороне навязать другой стороне удобный для себя третейский суд»[243] [244]. Таким образом, в целях обеспечения правовой охраны интереса должника необходимо закрепить аналогичное правило в нормах Закона о защите прав потребителей.

Важной проблемой в аспекте обеспечения правовой охраны интереса должника, выступающего заемщиком по договору потребительского кредита, является проблема взыскания задолженности по кредиту при неисполнении договора заемщиком. При этом важно оговориться, что в данном случае речь идет об обеспечении интереса добросовестного заемщика, по объективным причинам ставшего неспособным исполнить обязательство надлежащим образом.

В связи с кризисными явлениями в экономике и, как следствие, увеличением количества просроченных кредитов банковские организации в последнее время чаще стали активно прибегать к услугам коллекторских агентств. При этом взаимное сотрудничество между кредитными организациями и коллекторскими агентствами, как правило, основывается на двух формах отношений: уступки прав требования; агентского договора или договора поручения[245] [246].

Следует отметить, что в соответствии с положениями ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» уступка прав требования по кредитным договорам не является банковской операцией и поэтому с позиции действующего законодательства прямой запрет кредитным организациям на уступку своих прав, в том числе и организациям, не являющимся кредитными и не имеющим лицензии на занятие банковской деятельностью, отсутствует. Однако в правоприменительной практике сама возможность такой уступки долгое время ставилась под сомнение.

В частности, ФАС Северо-Западного округа в своем постановлении по делу № А56-60582/2009 от 28.04.2010 указал, что по смыслу ст. 819 ГК РФ денежные средства в кредит может предоставить только банк или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию, следовательно, право требования может быть передано лишь субъектам банковской сферы . Данная позиция утвердилась и в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17, где указано, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду следующее: Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении. Кроме того, суды, признавая недействительными договоры цессии, указывали, что поскольку коллекторские агентства не имели банковской лицензии, то, заключая договоры уступки с кредитными организациями, они нарушали нормативные положения о банковской тайне .

Данный подход получил поддержку и в юридической литературе. При этом исследователями приводились различные аргументы, в частности о том, что уступка прав требования кредитора лицу, не имеющему соответствующей лицензии, нарушает публичные интересы, что подобная уступка может привести к искажению показателей обязательных нормативов банка, установленных Банком России, к невозможности удовлетворения требований вкладчиков и др.[247] [248]

Закон о потребительском кредите (займе) разрешил указанный спор, закрепив в п. 1 ст. 12 правило о допустимости уступки прав требования из договоров потребительского кредита третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или соглашением, содержащим условие о запрете уступки, согласованной при заключении договора. При этом передача права требования предполагает предоставление третьему лицу доступа к охраняемой информации, в том числе к персональным данным должника (информации о должнике, в том числе его фамилии, имени, отчестве, адресе проживания, домашних и иных контактных телефонах, паспортных данных и т. п.). В этой связи справедливым представляется закрепление в правилах указанной статьи требований об обеспечении конфиденциальности и безопасности таких данных, установлении юридической ответственности за их разглашение. Схожее правило закреплено и в новой редакции ст. 47 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»[249], допускающей уступку прав требования по данным договорам «любым третьим лицам».

Данный шаг законодателя в сторону обеспечения интересов кредиторов значительно расширил практические возможности банков по продаже просроченных долгов коллекторским агентствам, что привело к активизации деятельности подобных структур на рынке финансовых услуг.

При указанных обстоятельствах интересы должников по потребительским кредитам, по смыслу закона, должны обеспечиваться действием ст. 15 Закона о потребительском кредите (займе), регламентирующей процедуру взаимодействия должника с кредитором или иным лицом, действующим от его имени.

Указанная норма устанавливает императивные правила о допустимых формах взаимодействия с должником в целях возврата долга. Такое взаимодействие возможно при личных встречах, телефонных переговорах, путем отсылки почтовых отправлений, телеграфных, текстовых, голосовых и иных сообщений, использования иных средств современных информационнокоммуникационных технологий. Допустимость иных способов взаимодействия с должником зависит от наличия его письменного согласия. Кроме того, в Законе содержится указание на то, какие действия в отношении должника являются недопустимыми. В частности, недопустимым является применение любых мер к должнику до наступления срока исполнения обязательства (за исключением случая досрочного истребования, предусмотренного законом). Законодательно определен период времени в течение дня, когда допускается взаимодействие с должником, закреплено правило, запрещающее третьим лицам совершать действия, которые могут причинить вред должнику, а также злоупотребление правом в иных формах.

По мнению законодателя, установление данных правил является достаточным для защиты интересов должников от злоупотреблений со стороны коллекторов. Однако, как справедливо замечает С.Н. Шишкин, Генеральной прокуратурой РФ неоднократно выявлялись факты грубых и незаконных методов воздействия на людей со стороны коллекторов, причем произошли они уже после вступления в силу Федерального закона от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)»[250]. Поэтому верным представляется

утверждение Е.Б. Казаковой, озвучившей сомнения в достаточности одной лишь нормы для урегулирования деятельности столь внушительного по масштабам направления[251], а также позиция авторов, видящих необходимость в особом регулировании коллекторской деятельности[252].

В данной связи весьма своевременным стало принятие специального нормативно-правового акта - Федерального закона от 03.07.2016 № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях"»[253], который регламентирует совершение действий, направленных на возврат просроченной задолженности физических лиц.

Законодатель весьма широко определил сферу применения указанного Закона, исключив из нее лишь долги граждан перед другими физическими лицами на сумму не более пятидесяти тысяч рублей, долги индивидуальных предпринимателей и долги перед коммунальными службами. Таким образом, действия по получению исполнения практически любого денежного обязательства от гражданина-должника с 1 января 2017 г. должны осуществляться в строгом соответствии с нормами данного Закона. Следует отметить, что нормы рассматриваемого Закона формально применяются и к отношениям граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, но и не относящихся к потребителям по смыслу Закона о защите прав потребителей.

Закон содержит ряд существенных ограничений для коллекторов, осуществляющих данную деятельность на профессиональной основе. Для ее осуществления необходимо включение сведений в государственный реестр, страхование ответственности за причинение убытков должнику в размере не менее десяти миллионов рублей, наличие чистых активов в размере не менее указанной суммы, отсутствие денежного обязательства, не исполненного в течение 30 дней с даты вступления в законную силу судебного акта о взыскании просроченной задолженности, соблюдение иных технических и организационных требований[254].

Важно отметить, что, закрепляя в ст. 15 Закона о потребительском кредите (займе) правила взаимодействия с должником, аналогичные указанным, новый Закон распространяет эти требования и на общение с третьими лицами - членами семьи должника, родственниками, иными проживающими с должником лицами, соседями и любыми другими физическими лицами, взаимодействие с которыми возможно только при наличии отдельного письменного согласия должника.

Без получения согласия должника допустимы лишь три формы взаимодействия с ним: непосредственное взаимодействие (личные встречи, телефонные переговоры), почтовые отправления, сообщения по каналам информационно-коммуникационных средств связи. Таким образом, законодатель дополняет арсенал средств правового обеспечения интереса гражданина- должника письменным соглашением о взаимодействии между ним и кредитором, а также письменным согласием должника на взаимодействие с третьими лицами.

Следует отметить, что применение не согласованных с должником форм взаимодействия может повлечь для кредитора или лица, действующего от его имени, неблагоприятные последствия. Под взаимодействием необходимо понимать любые действия по понуждению должника к исполнению обязательства, в том числе к совершению действий, направленных на возврат просроченной задолженности, в рамках неюрисдикционной формы защиты (самозащиты). Так, например, удержание имущества гражданина-должника, списание денежных средств с его счета, если это не предусмотрено условиями обязательства, будет являться неправомерным взаимодействием.

Об этом, в частности, свидетельствуют положения п. 2 ст. 6 указанного Закона, запрещающие кредитору или иному лицу, действующему от его имени, совершать действия, связанные с введением должника и иных лиц в заблуждение относительно размера неисполненного обязательства, сроков исполнения обязательства, последствий неисполнения обязательства для должника и иных лиц. Неправомерное изменение, например, срока возврата кредита или размера платежа кредитором повлекут за собой дополнительную гражданско-правовую (возмещение убытков и компенсация морального вреда), а для третьих лиц - административную ответственность согласно ст. 14.57 КоАП РФ.

Важным правовым средством, направленным на защиту интересов должников, является возможность должника определить лицо, которое будет осуществлять взаимодействие с кредитором от его имени. При этом весьма сомнительным представляется ограничение действия института представительства в данной сфере, выразившееся в возможности привлечения в качестве представителя лишь лица, имеющего статус действующего адвоката. Данное правило накладывает бремя дополнительных расходов на гражданина, уже оказавшегося неспособным исполнить свое денежное обязательство.

Действенным инструментом в механизме правовой охраны интереса должника-гражданина является право последнего заявить отказ от любого взаимодействия с кредитором и иными лицами по поводу погашения возникшей задолженности. Такой отказ гражданин может сделать не ранее чем через четыре месяца с даты возникновения просрочки исполнения обязательства. При получении кредитором заявления должника об отказе от взаимодействия по истечении срока он вправе взаимодействовать с ним лишь путем почтовых отправлений. Непосредственное и иные формы взаимодействия с этого момента не допускаются. Причем такое ограничение распространяется и на случаи судебного взыскания задолженности. При принятии соответствующего судебного акта действие заявления должника лишь приостанавливается на два месяца.

Указанное правило существенно ограничивает возможности кредитора воздействовать на должника не только на досудебной стадии, но и на стадии производства по делу и исполнения судебного решения.

Можно констатировать, что, несмотря на некоторые недостатки, Закон № 230-ФЗ довольно прогрессивен и направлен на формирование цивилизованных условий взаимодействия между кредиторами и должниками - физическими лицами, позволяет обеспечить должный уровень правовой охраны и защиты интересов граждан, являющихся слабой стороной в обязательстве. Кроме того, названный Закон задает стандарты профессиональной коллекторской

деятельности, запрещая противоправные и унижающие достоинство гражданина формы воздействия на должника и третьих лиц, причинение им вреда, угроз применения физической силы и психологического давления; предъявляет высокие требования к личности лиц, осуществляющих взаимодействие с гражданином- должником, запрещает привлекать к данной деятельности граждан с непогашенной (не снятой) судимостью, совмещать эту деятельность с деятельностью ломбарда, микрофинансовой организации.

Таким образом, можно заключить, что гражданско-правовое обеспечение объективного потребительского интереса гражданина, являющегося должником в обязательстве, обеспечивается установлением дополнительных обязательных требований к содержанию договорного обязательства с участием гражданина- потребителя, а также закреплением особых правил взаимодействия с кредитором по поводу исполнения обязательства.

3.2.

<< | >>
Источник: Гаймалеева Айсылу Тагировна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ИНТЕРЕСА ДОЛЖНИКА В ДОГОВОРНОМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Уфа - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Гражданско-правовое обеспечение потребительского интереса гражданина, являющегося должником в договорном обязательстве:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Статья 12. Уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа)
  3. права и свободы человека как исходное правовое начало
  4. § 3. Правовое регулирование отдельных инвестиционных договоров и соглашений
  5. 3.1. Права заемщика при просрочке исполнения договора потребительского кредита
  6. 2. Совершенствование договорного механизма в рамках Европейского союза
  7. Субъективные вещные права как разновидность абсолютных имущественных прав
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Понятие и природа гражданско-правовых средств охраны интереса должника в договорном обязательстве
  11. Правовые средства защиты интереса должника в договорном обязательстве
  12. Гражданско-правовое обеспечение потребительского интереса гражданина, являющегося должником в договорном обязательстве
  13. § 3. Формирование системы гражданско-правовых договоров по направленности результата на современном этапе
  14. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм
  15. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  16. §3. Обязательственно-правовые средства охраны прав потребителей электрической энергии
  17. § 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа
  18. § 2. Меры гражданско-правовой ответственности по договору займа
  19. §2. Принцип защиты слабой стороны в обязательстве
  20. 1.2. Профессиональная ответственность как разновидность гражданско-правовой ответственности, ее понятие, признаки и виды
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -