<<
>>

Финансово-правовой статус Банка России

Осуществление Центральным банком РФ финансовой деятельности связано с реализацией его компетенции, что ставит вопрос об определении финансово-правового статуса Банка России. О.Ю.

Бакаева рассматривает вопрос о финансово-правовом статусе как юридической категории1. Сущностные характеристики финансово-правового статуса субъекта позволяют глубже понять природу принципов его финансовой деятельности.

В советском энциклопедическом словаре термин «статус» раскрывается посредством юридического аспекта как правовое положение (совокупность прав и обязанностей) гражданина или юридического лица. При этом характеристика категории «субъект права» связана с определением правосубъектности лица[23] [24]. Н.И. Матузов определяет правосубъектность как возможность или способность лица быть субъектом права, в целом характеризуя правосубъектность как одну из обязательных юридических предпосылок правоотношений[25]. В.М. Сырых подчеркивает, что правовой статус государственных органов, называемый компетенцией, закрепляется Конституцией РФ, федеральными законами и иными нормативно-правовыми

актами1.

Для определения характеристики финансово-правового статуса Банка России важно выяснить вопрос о том, является ли ЦБ РФ органом государственной власти. Следует подчеркнуть, что этот вопрос по-прежнему остается дискуссионным. С одной стороны, территориальные учреждения Банка России обращаются в арбитражный суд с заявлениями об обжаловании действий управлений внутренних дел субъекта РФ об отказе в предоставлении льготы освобождения от уплаты государственной пошлины за совершение юридически значимых действий (регистрации транспортных средств) как орган государственной власти. С другой стороны, в законодательных актах ЦБ РФ позиционируется обособленно от других субъектов права.

Арбитражным судом Саратовской области удовлетворено заявление Главного управления ЦБ РФ по Саратовской области о признании незаконными действий Управления внутренних дел по Саратовской области по отказу в освобождении от уплаты государственной пошлины за совершение юридически значимых действий (регистрации транспортных средств) как органу государственной власти и обязании администратора доходов федерального бюджета возвратить ЦБ РФ ранее уплаченные суммы государственной пошлины за регистрацию транспортных средств.

Однако апелляционная и кассационная инстанции этот вывод не поддержали и отказали Банку России в удовлетворении заявления, тем самым не признав статус Банка России как органа государственной власти[26] [27].

Арбитражным судом Республики Мордовия и Арбитражным судом Республики Чувашия также заняты позиции об отказе ЦБ РФ в признании его субъектом права на указанную льготу как органом государственной власти. Такую же позицию заняла и кассационная инстанция - Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа1. При этом суды первой и апелляционной инстанций подтвердили право Банка России на льготу как федерального органа государственной власти. Аргументация Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа сводилась к следующему.

В соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 333.35 НК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления при их обращении за совершением юридически значимых действий, установленных гл. 25.3, за исключением случаев, предусмотренных подп. 124 п. 1 ст. 333.33. Суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что ст. 10 и 11 Конституции РФ установлено, что на основе принципа разделения властей государственная власть делится на законодательную, исполнительную и судебную; несмотря на это, Банк России не включен в структуру федеральных органов исполнительной власти, утвержденную Указом Президента РФ от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти».

В судебном акте арбитражного суда кассационной инстанции подчеркивается особая роль Конституционного Суда РФ в определении статуса Банка России. Так, отмечается, что согласно правовой позиции, выраженной в определениях Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 268-О[28] [29] и от 15 января 2003 г. № 45-О[30], Банк России является публичным юридическим лицом, а его полномочия, закрепленные положениями ч.

1 и 2 ст. 75 Конституции РФ, по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, так как их реализация предполагает применение мер государственного принуждения, т.е. Банк России определен в качестве органа, выступающего от имени государства и наделенного определенными властными полномочиями.

Указанное подтверждается выводом кассационной инстанции арбитражного суда о том, что Банк России обладает особым конституционноправовым статусом. Вместе с тем в судебном акте арбитражного суда кассационной инстанции отмечается, что перечисленные обстоятельства не свидетельствуют о том, что Банк России имеет статус федерального органа государственной власти. Из подп. 4 п. 1 ст. 333.35 НК РФ, по мнению суда, не следует, что льготы по уплате государственной пошлины предоставляются лицам, осуществляющим определенные функции, относящиеся по своей правовой природе к функциям органов государственной власти. При этом суд сослался на п. 1.1. Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 июля 2007 г. № 117 «Об отдельных вопросах применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» (в ред. Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 мая 2010 г. № 139[31], в котором прямо указано на то, что Банк России относится к иным органам, не входящим в структуру и систему органов государственной власти или местного самоуправления, но выполняющим публичноправовые функции.

В судебном акте подчеркивается, что наделение ЦБ РФ отдельными функциями государственной власти и нормотворческими полномочиями не может служить основанием для освобождения его от уплаты государственной пошлины применительно к положениям подп. 4 п. 1 ст. 333.35 НК РФ, предусматривающим освобождение от уплаты государственной пошлины только федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления. Кассационной инстанцией Арбитражного суда было обращено внимание на то, что возможность применения налогового законодательства по аналогии не предусмотрена НК РФ. При таких обстоятельствах вывод судов о том, что Банк России является федеральным органом государственной власти, основан на неправильном применении норм материального права - было заключение суда кассационной инстанции.

Необходимо отметить, что ранее также по налоговому спору в отношении земельного налога Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа признавал ЦБ РФ субъектом права на льготу по земельному налогу в качестве органа государственной власти1. Аргументация суда кассационной инстанции была следующей. В соответствии с п. 14 ст. 12 Закона РФ «О плате за землю» земли, предоставляемые для обеспечения деятельности органов государственной власти и управления, освобождаются от уплаты земельного налога полностью. ЦБ РФ и его учреждения вправе претендовать на льготу по уплате земельного налога. С учетом изложенного инспекция неправомерно указала в письме на правильность начисления ЦБ РФ недоимки по земельному налогу за 1995 г. и пеней на основании положений ст. 75 Конституции, — такой вывод сделал Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 29 сентября 2005 г. № А58-6398/04-Ф02-4773/05-С1. Аналогичную позицию занял Федеральный арбитражный суд Московского округа, выводы которого отражены в постановлении от 19 февраля 2001 г. № КА-А41/403-01[32] [33], Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 27 ноября 2003 г. № А48-2046/03-13[34].

Указанная проблематика имеет место и в судебных актах судов общей юрисдикции. Так, Саратовским областным судом был сделан вывод о том, что, поскольку ЦБ РФ относится к органам государственной власти Российской Федерации, заявитель вправе обратиться с иском по месту своего жительства либо по месту нахождения органа власти, следовательно, оснований для возврата заявления о признании незаконным бездействия ЦБ РФ не имелось1.

ЦБ РФ было отказано Арбитражным судом Камчатского края в признании незаконным решения органа внутренних дел о возврате уплаченной им госпошлины за выдачу талонов о прохождении государственного технического осмотра, не принявшего ссылку Банка России на освобождение его от уплаты госпошлины. Судом кассационной инстанции позиция суда была поддержана, в удовлетворении требования отказано, поскольку наделение Банка России отдельными функциями государственной власти и нормотворческими полномочиями не освобождает его от уплаты госпошлины, — сделал вывод Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа[35] [36] [37].

Заслуживает внимания вывод Федерального арбитражного суда Московского округа о том, что системное толкование ч. 2 ст. 75 Конституции РФ и ст. 4 Закона о Банке России 2002 г. признает право Банка России реализовывать государственно-властные функции, в связи с вышесказанным его полномочия и статус соответствуют понятию федерального органа исполнительной власти .

Аналогичная позиция содержится в постановлении Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 9 октября 2006 г. № Ф04-6551/2006 (27146-А46-35) по делу № А46-3541/2006[38], согласно которой из анализа положений ст. 5, 71 и 75 Конституции РФ, ст. 83 Закона о Банке России 2002 г., а также исходя из правовой позиции Конституционного

Суда РФ, изложенной в Определении от 14 декабря 2000 г. № 268-О, следует, что ЦБ РФ относится к федеральным органам исполнительной власти.

Помимо анализа законодательства на предмет, является ли Банк России органом государственной власти, судебная практика рассматривает ЦБ РФ и в качестве государственного органа1. Так, по мнению налогового органа, ЦБ РФ необоснованно применил льготу по налогу на имущество организаций, так как, не являясь органом государственной власти, должен уплачивать данный налог в общеустановленном порядке. Пунктом 1 ст. 4 Закона Псковской области от 25 ноября 2003 г. № 316-ОЗ «О налоге на имущество организаций» установлено, что освобождается от налогообложения имущество органов законодательной (представительной), исполнительной, судебной власти, иных государственных органов, образованных в соответствии с законодательством, и органов местного самоуправления. Рассматривая вопрос о праве ЦБ РФ на применение указанной льготы, суд первой инстанции обоснованно сослался на правовую позицию Конституционного Суда РФ, отраженную в Определении от 14 декабря 2000 г. № 268-О и Постановлении от 3 июля 2001 г. № 10-П. Аналогичные выводы относительно конституционно-правового статуса ЦБ РФ содержатся в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 2002 г. № 5697/01[39] [40].

Ссылка налогового органа на Общероссийский классификатор органов государственной власти и управления ОК 006-93, утвержденный постановлением Госстандарта РФ от 30 декабря 1993 г. № 294[41], была отклонена кассационной коллегией, так как согласно данному классификатору ЦБ РФ вклю- чен в классификационную группировку 15000 «Другие организации федерального уровня», находящуюся в разделе 10000 «Федеральные органы государственной власти» вместе с классификационными группировками 11000 «Президент Российской Федерации», 12000 «Федеральное Собрание Российской Федерации», 13000 «Исполнительная власть Российской Федерации», 14000 «Судебная власть Российской Федерации».

Банк России исходя из его конституционно-правового статуса имел право пользоваться льготой по сбору на содержание милиции, предусмотренной для органов государственной власти.

Изучение судебной практики весьма важно для выводов о правовом статусе ЦБ РФ. Именно это рекомендует Министерство финансов РФ в письме от 16 мая 2013 г. № 03-05-04-03/17215[42]. Предметом рассмотрения Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России был вопрос об освобождении от уплаты государственной пошлины ЦБ РФ за выдачу разрешений на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух, а также при совершении иных юридически значимых действий, установленных гл. 25.3 НК РФ, согласно подп. 4 п. 1 ст. 333.35 гл. 25.3 НК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления при их обращении за совершением юридически значимых действий, установленных гл. 25.3 НК РФ, где в качестве исключения указаны случаи, закрепленные в подп. 124 п. 1 ст. 333.33 НК РФ.

В указанном документе Минфина России приводится вывод судебной практики о том, что Банк России обладает особым конституционно-правовым статусом, но данное обстоятельство не свидетельствует о том, что Банк России имеет статус органа государственной власти, так как действующее законодательство не содержит прямого указания о наделении Банка России статусом государственного органа.

Приведенная судебная практика показывает, что ЦБ РФ имеет уникальный правовой статус. Подтверждением этому является подход законодателя, когда ЦБ РФ указывается как единичный субъект индивидуальной группы тех или иных участников правоотношений. В связи с изложенным следует поддержать мнение М.В. Баглая об уникальности статуса Банка России1.

Так, в Федеральном законе от 26 июля 2006 г. «О защите конкуренции» (в ред. от 28 декабря 2013 г.)[43] [44] в ч. 1 ст. 1 при определении его предмета ЦБ РФ не отнесен законодателем ни к группе федеральных органов исполнительной власти, ни к федеральным органам государственной власти или государственным органам, а заявлен обособленно, индивидуально как ЦБ РФ. Этот подход прослеживается в целом по указанному Федеральному закону (ст. 3, 15, 16, 17.1, 23).

Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (в ред. от 28 декабря 2013 г.)[45], вступившим в силу с 1 января 2013 г., ЦБ РФ в подп. 3 ч. 1 ст. 2 заявлен как особый субъект права, отличный по статусу от государственных органов, обозначенных в подп. 2 ч. 1 ст. 2 указанного Закона.

Между тем ЦБ РФ назван органом государственного регулирования бухгалтерского учета наряду с уполномоченным федеральным органом (ст. 22 Федерального закона «О бухгалтерском учете»), каковым признается Министерство финансов РФ, являющееся федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ осуществлять функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (п. 2 ст. 3 Федерального закона «О бухгалтерском учете»).

Изложенный подход позволяет сделать вывод о том, что ЦБ РФ рассматривается как особый субъект в государственном аппарате.

Указанная тенденция в определении статуса ЦБ РФ наблюдается и при анализе другого федерального закона, закона антикоррупционной направленности. Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам»1 устанавливает контроль за расходами в числе прочих субъектов в отношении служащих ЦБ РФ, которые выделены в отдельную классификационную группу публично-правовых субъектов.

Данная позиция законодателя содержится и в другом Федеральном законе антикоррупционной направленности - Федеральном законе от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами»[46] [47]. Должности членов Совета директоров ЦБ РФ названы обособленно (подп. «в» п. 1 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ).

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что в ст. 5 Федеральном закона от 7 мая 2013 г. № 79-ФЗ законодатель не относит ЦБ РФ к государственным органам, а позиционирует его отдельно как особый вид субъектов заявленных правоотношений.

В указанном аспекте представляет интерес подход законодателя, закрепленный в Федеральном законе от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» (в ред. от 28 декабря 2013 г.)[48]. При определении области действия контрольных полномочий Счетной палаты и объектов аудита (контроля) ЦБ РФ не отнесен к федеральным государственным органам.

Аналогичный подход наблюдается в ст. 30 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ при изложении правовых основ взаимодействия Счетной палаты с другими органами и организациями. Из изложенной нормы следует, что ЦБ РФ прямо не отнесен к государственным органам, хотя и не исключается вывод о том, что перечисление субъектов, заканчивающееся формулировкой «и иные государственные органы» дает основание рассматривать ЦБ РФ в качестве государственного органа, как и иные субъекты, перечисленные в ст. 30 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 41-ФЗ.

И все же в большей степени прослеживается тенденция законодательного закрепления уникальности публично-правового статуса ЦБ РФ, когда в норме права ЦБ РФ обозначается как единичный субъект индивидуальной группы. Так, в ст. 160.1 Бюджетного кодекса РФ предусмотрено, что бюджетные полномочия федеральных органов государственной власти, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и (или) находящихся в их ведении казенных учреждений, являющихся главными администраторами доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, а также Центральным банком Российской Федерации, осуществляются в порядке, установленном Правительством РФ.

Указанная концепция в отношении финансово-правового статуса ЦБ РФ нашла законодательное закрепление в ч. 3 ст. 4 Федерального закона от 3 декабря 2012 г. № 216-ФЗ «О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов» (в ред. от 7 июня 2013 г.). В представленной градации в числе главных администраторов доходов федерального бюджета выделены три группы субъектов: федеральные органы государственной власти, федеральные государственные органы, ЦБ РФ.

Развитие обозначенной тенденции наблюдается в Федеральном законе от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» (в ред. от 21 декабря 2013 г.)[49], в котором ч. 1 и 3 ст. 9 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в ред. от 21 июля 2014 г.)1 изложены в новой редакции.

Системный анализ ч. 1 и 3 ст. 9 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ (в ред. от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ) дает возможность для вывода о том, что законодатель не относит ЦБ РФ ни к органам государственной власти РФ, ни к иным организациям, созданным Российской Федерацией на основании федеральных законов, выделяя в норме права ЦБ РФ как единичный субъект индивидуальной группы.

В законодательстве последних лет наблюдается тенденция, согласно которой ЦБ РФ не относится и к федеральным государственным органам. Это можно проследить на примере регламентации вопросов банковской тайны в ст. 26 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности» (в ред. федеральных законов от 3 декабря 2012 г. № 231-ФЗ и от 7 мая 2013 г. № 102-ФЗ)[50] [51].

Принципиальный характер для анализа финансово-правового статуса ЦБ РФ имеет Федеральный закон от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с передачей ЦБ РФ полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков». Особенность указанного Закона состоит в замене терминов «государственное регулирование» и «государственный контроль» на термины «регулирование» и «надзор», а также включение ЦБ РФ обособленной группой наряду с органами государственной власти в число субъектов правоотношений. Данный подход законодателя отражает обозначенную тенденцию позиционирования ЦБ РФ как индивидуального субъекта обособленной группы участников финансово-правовых отношений, не включаемого в состав органов государственной власти.

Так, Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ наименование гл. Х Федерального закона от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (в ред. от 12 марта 2014 г.)1 применительно к функциям ЦБ РФ изложено в следующей редакции: «Регулирование деятельности в области негосудартвенного пенсионного обеспечения, обязательного пенсионного страхования и профессионального пенсионного страхования. Надзор и контроль за указанной деятельностью». Ранее применительно к полномочиям Федеральной службы по финансовым рынкам использовался термин «государственное регулирование».

Аналогичные изменения внесены Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»[52] [53], в ст. 8 которого слова «государственное регулирование» применительно к функциям ЦБ РФ заменены словом «регулирование».

Данный подход четко проявляется и в обновлении Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ ст. 35 Федерального закона от 11 ноября 2003 г. № 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» (в ред. от 11 декабря 2013 г.) [54], название которой изложено в следующей редакции: «Осуществление уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и Центральным банком Российской Федерации функций по нормативно-правовому регулированию, государственному контролю (надзору) в сфере отношений по формированию, инвестированию и использованию накоплений для жилищного обеспечения». В отношении уполномоченного федерального органа исполнительной власти закреплены функции по нормативно-правовому регулированию, государственному контролю (надзору) в заявленной сфере общественных отношений. Применительно к функциям и полномочиям ЦБ РФ использованы иные формулировки: «регулирует...» (без характеристики регулирования как государственного), «принимает нормативные акты.» (не нормативные правовые акты как у уполномоченного федерального органа исполнительной власти), «осуществляет надзор...» (без характеристики надзора как государственного).

Обозначенная тенденция закрепления особого финансово-правового статуса ЦБ РФ наблюдается и при внесении Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ изменений в Федеральный закон от 18 июля 2009 г. № 190-ФЗ «О кредитной кооперации» (в ред. от 21 декабря 2013 г.), когда выражение «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти» заменено на выражение «Центральный банк Российской Федерации», соответственно термин «государственное регулирование» заменен термином «регулирование», а термин «контроль» — термином «надзор».

Данная схема юридической техники реализована также при внесении Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ изменений в Федеральный закон от 2 июля 2010 г. № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (в ред. от 21 декабря 2013 г.)[55], когда из ст. 1 «Предмет регулирования настоящего Федерального закона» исключается слово «государственного», т.е. если ранее было закреплено, что настоящий Федеральный закон в числе прочих аспектов определяет порядок государственного регулирования деятельности микрофинансовых организаций, то по обновленному законодательству регулирование деятельности микрофинансовых организаций Центральным банком Российской Федерации не закреплено в качестве государственного (п. 2 ст. 14). Контроль деятельности микрофинансовых организаций заменен надзором деятельности микрофинансовых организаций (гл. 4), что показывает преемственность в определении финансово-правового статуса ЦБ РФ как надзорного органа за деятельностью кредитных организаций, а теперь и иных участников финансового рынка.

Показательным является внесение изменений Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ в ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», касающихся перечисления субъектов, которым запрещено вмешиваться в деятельность микрофинансовых организаций. Указанный перечень дополнен Центральным банком Российской Федерацией наряду с ранее закрепленными органами государственной власти и органами местного самоуправления, что подчеркивает особый финансово-правовой статус ЦБ РФ, прямо не относимого законодателем в Федеральном законе от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ к органам государственной власти, но обладающего публично-правовыми полномочиями.

Указанный подход о включении ЦБ РФ в перечень субъектов как отдельной обособленной классификационной группы выражается во внесении изменений Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ в Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (в ред. от 21 июля 2014 г.)1.

Изложенная концепция в отношении финансово-правового статуса ЦБ РФ нашла отражение в изменениях, внесенных Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ в Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности» (в ред. от 12 марта 2014 г.)[56] [57], гл. 5 которого применительно к функциям ЦБ РФ названа «Регулирование клиринговой деятельности и надзор за ее осуществлением», тогда как ранее в отношении федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков гл. 5 имела название «Г осударственное регулирование клиринговой деятельности и государственный контроль за осуществлением клиринговой деятельности».

Исключение характеристики государственного органа по отношению к деятельности ЦБ РФ наблюдается и при внесении Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ изменений в Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах» (в ред. от 21 декабря 2012 г.)[58]: гл. 4 теперь носит название «Регулирование и надзор за осуществлением дея- тельности по проведению организованных торгов», тогда как ранее применительно к федеральному органу исполнительной власти в области финансовых рынков гл. 4 именовалась «Государственное регулирование и государственный контроль за осуществлением деятельности по проведению организованных торгов».

Федеральный закон от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ укрепляет позиции ЦБ РФ в праве на налоговые льготы по освобождению от уплаты государственной пошлины при совершении юридически значимых действий. Новой редакцией подп. 5 п. 1 ст. 333.35 НК РФ закреплено положение об освобождении от уплаты государственной пошлины ЦБ РФ - при обращении за совершением установленных настоящей главой юридически значимых действий в связи с выполнением им функций, возложенных на него законодательством РФ. Данная законодательная новелла разрешает возникшую в судебной практике коллизию относительно того, пользуется ли ЦБ РФ правом на освобождение от уплаты государственной пошлины при регистрации транспортных средств как орган государственной власти. Обновленная норма налогового законодательства уже не требует выяснения вопроса о том, является ли ЦБ РФ органом государственной власти в целях применения налоговой льготы, поскольку в субъектном составе ЦБ РФ поименован индивидуально как субъект обособленной группы участников финансово-правовых отношений.

Выявленные тенденции развития правотворчества и правоприменительной практики в вопросе финансово-правового статуса ЦБ РФ подтверждают востребованность исследования доктрины юридических лиц публичного права. А.В. Турбанов справедливо полагает, что можно лишь сожалеть, что понятие «юридическое лицо публичного права» пока не нашло закрепления в российском законодательстве1. Следует согласиться с выводом Д.В. Кравченко о том, что надлежащая, качественная работа Центрального банка возможна только в имеющемся у него сегодня статусе, совмещающем как элементы государственных органов (публичные функции и полномочия), так и управленческую и имущественную самостоятельность. Действительно, на примере Центрального банка мы можем наблюдать эволюцию субъектного состава финансово-правовых отношений, при которых властный субъект - регулятор - приобрел независимый, особый, публичноправовой статус1.

В российском законодательстве складывается тенденция включения в субъектный состав таких участников правоотношений, как органы, организации, наделенные согласно федеральному закону отдельными государственными, а также иными публичными полномочиями. Показательным в этом отношении является Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» (в ред. от 2 ноября 2013 г.)[59] [60]. В указанном Законе закреплены полномочия уполномоченного в том числе в отношении федеральных органов исполнительной власти (п. 2 ст. 2), органов государственной власти (пп. 2, 3, 7 ч. 5 ст. 4; п. 1 ч. 1 ст. 5; ч. 2 ст. 5; ч. 3 и 4 ст. 7; пп. 1 и 2 ч. 3 и ч. 4 ст. 10), иных органов государственной власти (пункт 1 статьи 6), государственных органов (п. 4 ч. 5 ст. 4), иных органов, организаций, обладающих отдельными государственными или иными публичными полномочиями, которыми они наделены в соответствии с федеральным законом (пп. 4, 7 ч. 5 ст. 4; ч. 1 и п. 2 ч. 3 ст. 10).

Возникает вопрос о полномочиях Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей по отношению к ЦБ РФ по вопросам предпринимательской деятельности кредитных организаций по оказанию банковских услуг. Возможно рассмотрение круга прав и обязанностей и уполномоченного по защите прав предпринимателей по отношению к территориальных учреждениям Банка России.

Надлежит определить и место ЦБ РФ в категории дел, закрепленных в проекте Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации1. В п. 2 ч. 2 ст. 1 указанного Кодекса предлагается закрепить, что к подведомственности судов общей юрисдикции следует отнести общественные отношения, связанные с административными отношениями, носящие публичный характер, в том числе дела об административных правонарушениях, связанные с оспариванием решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов и ряда других субъектов, а в п. 3 ч. 2 ст. 1 — об оспаривании решений, действий (бездействия) организаций, наделенных федеральными законами государственными или иными публичными полномочиями, в том числе государственных корпораций и саморегулируемых организаций.

Следует особо отметить тот факт, что в п. 3 ч. 2 ст. 1 проекта Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не упомянуты органы, наделенные федеральными законами государственными или иными публичными полномочиями, как это сделано в Федеральном законе от 7 мая 2013 г. № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации».

В данной ситуации возникает вопрос о том, по какой категории административных дел подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции дела по обжалованию действий (бездействия) ЦБ РФ о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.

Уникальный статус Банка России подчеркивается в Федеральном законе от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ «О внесении в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»[61] [62], вступивший в силу 1 сентября 2014 г. В ч. 4 обновленной ст. 48 Гражданского кодекса РФ, посвященной вопросам понятия юридического лица, содержится норма о том, что правовое положение Центрального банка Российской Федерации (Банка России) определяется Конституцией РФ и Законом о Центральном банке Российской Федерации.

В настоящее время усиливается роль понятия «финансово-правовой статус».

Представляется необходимым поддержать позицию А.В. Турбанова о необходимости закрепления в российском законодательстве конструкции юридического лица публичного права, которая необходима узкому кругу организаций, активное участие которых в экономическом обороте вызвано выполнением ими публичных функций: ЦБ РФ, Пенсионному фонду РФ, Агентству по страхованию вкладов1. Возражая противникам[63] [64] этой идеи, автор приводит аргументированный тезис о том, что юридическое лицо является не сугубо гражданско-правовым, а межотраслевым институтом[65]. Представляется обоснованным отнесение В.Е. Чиркиным Центрального банка Российской Федерации к юридическим лицам публичного права[66]. Следует подчеркнуть, что указанные обобщения призваны способствовать дальнейшему исследованию отраслевыми юридическими науками специфики статуса ЦБ РФ.

Вышесказанное свидетельствует о том, что определять финансовоправовой статус ЦБ РФ следует исходя из концепции юридических лиц публичного права как публично-правового субъекта, не являющегося органом государственной власти, но обладающего государственно-властными полномочиями.

1.3.

<< | >>
Источник: Земцов Андрей Сергеевич. ПРИНЦИПЫ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ФИНАНСОВО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Саратов - 2014. 2014

Еще по теме Финансово-правовой статус Банка России:

  1. 3. Взаимодействие Банка России с федеральнымиминистерствами и ведомствами, реализующимиправительственную политику в денежно-кредитной сфере
  2. Тема 14. Финансово-правовое регулирование банковской деятельности
  3. Создание и статус Банка России
  4. § 1. Проблемы правового положения Банка России как органа банковского регулирования и надзора
  5. § 2.1. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯМ ФУНКЦИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. § 1. Предпринимательская деятельность Банка России
  7. § 6. Налогообложение Банка России. Перечисление прибыли в федеральный бюджет
  8. Глава IV. Основные направления развития статуса Банка России как органа государственной власти в денежно-кредитной и банковской сферах
  9. § 1. Конституционные основы финансово-правового статуса Центрального банка Российской Федерации
  10. 2.4.0собенности правового положения Банка России как органа надзора
  11. § 1. Правовой статус Центрального банка и правовое положение банков в Российской Федерации как участников валютных операций
  12. § 3. Особенности правового статуса Банка России как органа государственного регулирования банковской деятельности.
  13. § 3. Формирование современной системы правового регулирования деятельности уполномоченных банков Правительства Москвы (конец 1999 г. - н. в.).
  14. Понятие и содержание финансовой деятельности Банка России
  15. Финансово-правовой статус Банка России
  16. Влияние принципов финансового права на формирование и реализацию принципов финансовой деятельности Банка России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -