<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе развития Российского государства лицензирование без сомнения является одним из самых сложных и серьёзных механизмов государственного регулирования экономической деятельности хозяйствующих субъектов и внесение любых изменений в процесс регулирования лицензирования должно осуществляться только после детального и всестороннего анализа видов деятельности на предмет наличия угроз различным общественным благам при их осуществлении.

К ним относятся виды деятельности: 1) ставящие под угрозу права, законные интересы, жизнь и здоровье граждан; 2) затрагивающие окружающую среду; 3) могущие причинить вред объектам культурного наследия народов Российской Федерации; 4) затрагивающие оборону и безопасность государства.

Основываясь на результатах анализа содержания административноправовой охраны общественных отношений в сфере лицензирования в настоящей работе сделан вывод, что участники таких правоотношений, которые исходя из характера выполняемых ими функций, представляют собой три группы: а) субъекты, обладающие публично-властными полномочиями; б) субъекты, не наделённые такими полномочиями; в) особую группу составляют эксперты, которые могут стать участниками правоотношений в сфере лицензирования как при решении вопроса о выдаче лицензии, так и при осуществлении лицензионного контроля. К субъектам, обладающим публичновластными полномочиями, отнесены компетентные органы государственного управления, уполномоченные предоставлять лицензию и применять меры административного принуждения к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, органы прокуратуры и органы судебной власти. Субъектами, не наделёнными такими полномочиями, являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, выступающие в качестве соискателей лицензии и лицензиатов и к которым могут применяться меры административного принуждения; представители, решающие организационные вопросы от имени соискателя на получение лицензии.

Приведённые в работе акты судов разных инстанций подтверждают сложившееся положение с отсутствием единообразного толкования и общего порядка при применении действующего законодательства, позволяющего эффективно разрешать множество актуальных вопросов, среди которых: определение основания для отказа в предоставлении лицензии, приостановление действия лицензии и аннулирование лицензии для юридических лиц, объективная сторона нарушения законодательства о лицензировании. В связи с этим необходимо указать правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 25 апреля 1995 г. № 3-П1, Определении от 14 июля 1998 г. № 86-О[208] [209]: «Положения Закона, касающиеся возможных ограничений прав и свобод, должны быть ясны и определённы. Этот принцип, вытекающий из требований статьи 19 Конституции Российской Федерации, неоднократно был выражен в позициях Конституционного Суда как необходимое условие недопущения произвола при применении закона. Установленные ограничения должны быть четки и понятны любому гражданину и должностному лицу. Норма должна не допускать произвольного толкования, ясно устанавливать пределы ограничений и степень усмотрения исполнительных органов. В противном случае нарушается принцип верховенства закона (статьи 76, часть 3 ст. 90, часть 3 ст. 115, Конституции Российской Федерации)».

Закономерным следствием приведённой правовой позиции Конституционного Суда РФ должно явиться единообразие в толковании норм федеральных законов и со стороны органов судебной власти, особенно касающиеся такой сферы, в которой относится лицензирование, затрагивающее охраняемые Конституцией Российской Федерации права граждан.

Обеспечить единообразное применение законодательства о лицензировании может рассмотрение мер административного принуждения, применяемых к юридическим лицам, в качестве мер административной ответственности. Указанные меры административного принуждения уже длительное время ведущими учёными-административистами рассматриваются в качестве мер, схожих по характеру правоограничений с административными наказаниями.

В связи с этим отдельными авторами они обозначаются в качестве мер квазиадминистративной ответственности. В то же время в научной и учебной литературе по административному праву указывается, что фактическое состояние нормативно-правового регулирования этих мер позволяет их рассматривать либо как административно-восстановительные, либо как административно-пресекательные меры в зависимости от фактических оснований применения. Однако такое положение вещей не может отвечать потребностям практики, поскольку эти меры предполагают существенное ограничение прав и законных интересов лиц, на которых они рассчитаны, в том числе такого конституционного права, как свободное осуществление предпринимательской деятельности.

Фактические основания применения приостановления действия лицензии и её аннулирования (отзыва) сами по себе не образуют состав административного правонарушения. Применение этих мер может сопутствовать ходу осуществления производства по делам об административных правонарушениях либо производиться после привлечения юридического лица к административной ответственности. Однако степень карательного воздействия этих мер, особенно аннулирования лицензии, может значительно превосходить наказательный потенциал существующих административных наказаний, в том числе административного штрафа, о чём было указано в работе, и влечь причинение существенных материальных потерь.

Вместе с тем существование иных административных (в отношении деятельности органов исполнительной власти), финансово-правовых (применительно к деятельности Банка России) и судебно-арбитражных процедур, по результатам которых к юридическому лицу могут применяться указанные меры, не может в полной мере гарантировать соблюдение экономических интересов юридических лиц. Если фактическим основанием применения этих мер не является наличие состава административного правонарушения, то на правоприменителя не возлагается обязанность устанавливать все элементы состава, включая их признаки. Особенно это касается такого признака, как вина юридического лица.

Установление только лишь внешнего проявления деяния, выразившегося в нарушении лицензионных требований и условий, не должно влечь принудительное приостановление или прекращение действия лицензии без вины. Однако примеры из арбитражной практики свидетельствуют об обратном. В то же время из отдельных актов арбитражных судов явствует, что приостановление действия лицензии и её аннулирование имеют административно-карательное содержание, хотя и не рассматриваются законодателем в качестве видов административных наказаний и не включены в содержание ст. 3.2 КоАП РФ.

В настоящей диссертации предпринята попытка осветить весь этот комплекс проблем и предложить внести изменения и дополнения в федеральное законодательство. Затронуты и теоретические моменты, поскольку предложения практического характера должны быть обоснованы при помощи комплекса научных приёмов. Системно-структурный подход позволил изложить систему мер административного принуждения и выделить из них те, которые применяются к юридическим лицам. Одновременно скорректированы теоретические позиции, касающиеся контрольно-принудительных мер

административного принуждения, которые, как было выявлено, применяются не только в отсутствие правонарушений, но и в связи с ними, но, не имея при этом пресекательного характера (контрольно-надзорные проверки,

направленные на установление факта устранения допущенных нарушений лицензионных требований). Теоретическим путём, а также на основе исследования содержания решений арбитражных судов и законодательства зарубежных государств обоснована также наказательная сущность приостановления действия и аннулирования лицензии.

Посредством обращения к иностранному опыту выявлена современная тенденция развития административно-деликтного законодательства государств ближнего зарубежья по пути расширения перечня административных санкций, в том числе за счёт включения в него административных наказаний (взысканий), направленных на принудительное приостановление или прекращение действия лицензии.

Такое положение рассматривается как один из показателей обоснованности высказанных в настоящей работе предложений по усовершенствованию российского законодательства.

Дальнейшие исследования по вопросу нормативно-правового регулирования аннулирования лицензии, выданной юридическому лицу, могут быть проведены по двум направлениям: а) рассмотрение возможности установления указанной меры в качестве административно-восстановительной посредством введения в законодательство об административном судопроизводстве новой главы, регулирующей производство по делам об аннулировании лицензии, что может способствовать дальнейшей систематизации законодательства об административном судопроизводстве ввиду публично-управленческого характера дел об аннулировании лицензии; б) приоритетным направлением является исследование возможности усовершенствования института административной ответственности за счёт признания карательной сущности аннулирования лицензии и иных мер, связанных с принудительным прекращением её действия (отзыв лицензии Банком России; исключение из реестра лицензий субъекта Российской

Федерации информации по всем многоквартирным домам, в отношении которых лицензиат осуществляет деятельность по управлению).

В настоящей работе в рамках второго варианта (рассматриваемого в качестве приоритетного) предложено внести в перечень ст. 3.2 КоАП РФ новые административные наказания: 1) приостановление действия лицензии в качестве меры меньшего карательного воздействия по сравнению с аннулированием лицензии (с отграничением его от административного приостановления деятельности); 2) лишение специального права, предоставленного юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, рассматривая его как разновидность общего лишения специального права, распространяющегося в настоящее время только на физических лиц. Соответственно, установление новых административных наказаний возможно только с одновременной корректировкой составов административных деликтов, касающихся нарушений, связанных с лицензионными требованиями и условиями (ст. 14.1, 19.20 КоАП РФ).

При усовершенствовании положений КоАП РФ необходима сопутствующая оптимизация отдельных положений Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», других федеральных законов и подзаконных нормативных правовых актов, предусматривающих лицензирование деятельности. Одновременно с модернизацией института административной ответственности из указанных нормативных правовых актов следует исключить все положения, устанавливающие основания и порядок применения принудительного приостановления и прекращения действия лицензии.

<< | >>
Источник: Джамирзе Бэла Юнусовна. МЕРЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЯМИ ЛИЦЕНЗИОННЫХ ТРЕБОВАНИЙ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  13. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  14. § 2. Заключение трудового договора: корректировка норм с учетом правовой доктрины
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  18. Умозаключение и связь предложений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -