<<
>>

Становление института свободных экономических зон в России и за рубежом

В мировой практике предназначение свободной экономической зоны состоит в ускоренном экономическом эволюционировании конкретных территорий, состояние транспортной, инженерной, производственной инфраструктур которых не соответствует ни национальным амбициям, ни требованиям мирового качества жизни.

Именно акцент на развитие инфраструктурной составляющей лежит в основе механизма СЭЗ по привлечению частных инвестиций, как главенствующего источника финансовых ресурсов в процессе преобразования территорий.

Как и следует, эпоха начала функционирования СЭЗ начиналась с выбора институциональных инструментов (организационно-правовых форм и специальных экономико-финансовых режимов), позволяющих аннулировать проблему закрытости страновых экономик и открыть выход национальным компаниям на международные рынки. В процессе адаптации к условиям непредсказуемости мировой экономики, государства и транснациональные корпорации формировали предпосылки новых условий развития глобальной экономической интеграции, в том числе и путем создания свободных экономических зон. Этапы создания различных видов СЭЗ представлены в Приложении 1.

Количество СЭЗ в мире постоянно возрастает. В начале прошлого столетия их насчитывалось единицы; в настоящее время их учет ведется на тысячи, а количество стран в мире, практикующих применение СЭЗ, - это более половины всех государств на земном шаре. Сегодня совокупный объем занятых в СЭЗ составляет более 120 млн. человек, что сопоставимо с народонаселением таких стран как Россия, Мексика или Япония. На рисунке 2.1. отображена динамика

Рисунок 2.1. Динамика количества СЭЗ и стран, их имеющих 65

Правовое пространство, регламентирующее функционирование свободных экономических зон, каждая страна выстраивала в разные периоды времени с учетом своей национальной специфики.

Пионером в создании единой правовой базы для СЭЗ в национальном масштабе стали США, принявшие в 1934 году пакет законов, определяющих условия функционирования СЭЗ. Специальное законодательство относительно СЭЗ «далее было принято Мексикой (1946), Южной Кореей (1970), Румынией (1978), Китаем (1980), Венгрией (1982), Великобританией (1984), Югославией (1984), Колумбией (1986), Болгарией (1987 [64] и 1989), Казахстаном (1990), Украиной (1992), Киргизией (1992), Молдовой (1993), Литвой (1993), Белоруссией (1996), Узбекистаном (1996) и др.»[65].

Инструментарий, применяемый из арсенала СЭЗ, настолько разнопланов и эффективен, что обеспечил институту СЭЗ прочные экономические позиции на глобальных рынках в качестве драйвера развития мировой науки и технологического потенциала. Мировой опыт свидетельствует, что эффективная политика в сфере организации деятельности СЭЗ позволяет государству не только осуществить качественно новую экономическую революцию в национальных масштабах, но и обрести статус мирового лидера на международных рынках. Это в полной мере подтверждает политическая воля Китая, благодаря которой в стране процветают самые эффективные институты СЭЗ - технопарки. Сегодня в КНР действует 75 зон новых и высоких технологий, 90 зон технико-экономического развития, чья специализация, как правило, более расширена по сравнению с технопарками. Эти образования интегрируют достижения фундаментальной науки, генерируемые в свою очередь в государственных НИИ и ВУЗах, в производственные процессы[66].

Сегодня в условиях функционирования в глобальной экономике более пяти тысяч СЭЗ, предоставляющих в зависимости от своей производственной специфики широкий набор общераспространенных преференций (беспошлинный ввоз товаров и услуг, налоговые льготы, права на эксплуатацию резидентами зоны объектов обустроенной инфраструктуры и др.), а также ряд исключительных льгот, создающих преимущества для отдельных стран, идет жесткая конкурентная борьба за главный экономический ресурс - инвестиции.

Международные инвестиционные потоки на пути своей экспансии находят применение в тех предприятиях, которые обеспечивают инвесторам сверхприбыли. В современных экономических реалиях такими предприятиями являются те организации, которые разворачивают свою деятельность на правах пользования льготами, значительно более привлекательных по сравнению с общими условиями предпринимательства. Поэтому институт свободных экономических зон стал для инвестиционного капитала наивыгоднейшей на сегодняшний день формой вложения финансовых средств.

Выгоды социально-экономического порядка от применения института СЭЗ неоспоримы: в мировой практике свободные зоны, аккумулируя частные инвестиции, большей частью иностранные, способствуют благоприятной экономической трансформации не только мирового, но и внутреннего (национального) рынка. Взамен на этот эффект свободные зоны предлагают капиталовладельцу льготное налогообложение, гарантии неухудшения национальной регулятивной среды, инвестиционную безопасность.

М.В. Батыров небезосновательно считает, что «создание в той или иной форме свободных экономических зон является одним из самых эффективных современных макроэкономических инструментов привлечения инвестиций, в том числе иностранных в национальную экономику страны, что служит синергетическим эффектом для ее роста и развития. В первую очередь они создаются для увеличения притока иностранных инвестиций, расширения экспортно-импортных операций, установления более открытых отношений с мировым рынком, развития новых технологий, внедрения инноваций в производство. В отдельных проектах свободные (особые) экономические зоны формируются для оживления экономики депрессивного региона за счет особого режима ведения бизнеса на его территории»[67].

Средняя норма прибыли в СЭЗ «... составляет сегодня 25-30%, а в азиатских странах резидентство в СЭЗ обеспечивает процентный доход от вложений на уровне 35-40%. Немаловажным следует признать факт более быстрой окупаемости инвестиций: в зонах он в 2-3 раза меньше, чем средний показатель окупаемости по всем отраслям мирового хозяйства.

Неудивительно, что развивающиеся страны посредством СЭЗ привлекают в свою экономику от 30 до

80% всех мировых иностранных инвестиций»[68] [69].

Зарубежный опыт административно-правового регулирования свободных экономических зон необходим в целях своеобразного поиска лучших правовых практик, позволяющего усовершенствовать собственную государственную политику в области СЭЗ путем сравнительного анализа действующих в различных странах правовых механизмов государственного воздействия и регулирования экономического пространства. Ретроспективный взгляд на мировой процесс формирования законодательства о СЭЗ обнаружил, что этот институт был и остается своеобразным «эльдорадо» для инвестора, местом технологического, промышленного и финансового процветания, благодаря которому государству в целом можно подняться на новую ступень экономического развития, достигнуть прорыва в технологичности своих производств, уйти от сырьевой направленности экономики. «Решения о создании СЭЗ начинается с определения конкретной специализации зоны, организационных форм экономической деятельности, условий и места дислокации производительных сил, расчета потенциальной мощи производств и механизмов распределения добавленной стоимости, генерируемой в СЭЗ, перспектив диффузионного распространения режима СЭЗ на другие

70

смежные с ней производства, отрасли, территории» .

Принимая решение об организации СЭЗ, правительства стран должны в первую очередь учитывать мотивы национальных и зарубежных инвесторов, стремящихся найти наиболее выгодные условия размещения капитала не только с точки зрения финансовых возможностей, но со стороны условий организационноуправленческого порядка. Так, развитая инфраструктура зон является одним из важнейших стимулов в ходе принятия решения об инвестировании национальными и иностранными субъектами рынка. Причем, для первых качественные условия инфраструктурной конъюнктуры являются желательными, а для вторых - непременными.

Кроме того, иностранный инвестор рассматривает

не только «зональные» условия, но и состояние всех инфраструктурных объектов страны будущего пребывания своих вложений.

Процесс распространения свободных экономических зон не мог остаться незамеченным крупными национальными экономиками, даже если их развитие осуществлялось не в рыночном формате. Привнести передовой опыт функционирования СЭЗ на свою территорию делало попытки еще советское руководство, что ознаменовалось появлением на территории СССР свободных экономических зон в конце 80-х годов XX века. Однако, регулируемость их только подзаконными нормативно-правовыми актами привела к фиаско: высокий риск потери инвестиций, лишенных правовой защиты, отнюдь не способствовал притоку капиталов. Тем не менее, законодательство советского периода было заложено в строительство института СЭЗ будущей рыночной России. Так, в 1990 году вышло два постановления Верховного Совета РСФСР «О создании зон свободного предпринимательства» (от 14 июля 1990 г. № 106-1 , от 13 сентября

1990 г. № 165-1 ), реализация которых была поддержана спустя два года указом Президента РФ от 4 июня 1992 г. № 548 «О некоторых мерах по развитию свободных экономических зон (СЭЗ) на территории Российской Федерации» , утвердившем помимо прочего правовые гарантии иностранных инвестиций. Непосредственно в условиях формирования правового поля, еще далекого до совершенства, на территории РСФСР меньше чем за год (с июля 1990 по июнь

1991 гг.) было утверждено открытие 13 свободных экономических зон. Уполномоченным на то органом являлся Верховный Совет РСФСР, который постановлением от 13 сентября 1990 г. «закрепил статус СЭЗ за 11 регионами общей площадью 1 млн. кв. км (7% всей территории) с проживающими на ней 18,5 млн. человеками (13% населения России)» . «Главным мотивом учреждения новой для страны формы осуществления хозяйствования было стремление к [70] [71] [72] [73]

скорейшему переходу страны на рыночные рельсы и ее включению в международное экономическое пространство, повышению

конкурентоспособности отечественной продукции, сокращению статьи расходов на импорт, росту притока валютных ресурсов, генерируемых как экспортом

75

товаров и услуг, так и вхождением в страну иностранного капитала» .

Последнее обстоятельство обусловило вступление осенью 1991 года в силу Закона РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР» (от 4 июля 1991 г. № 1545-1[74] [75]), где в одной из глав, посвященных СЭЗ, существенно структурированы положения об их образовании. Закон конкретизировал цели образования СЭЗ (привлечение иностранных инвестиций, современного зарубежного оборудования, передовых технологий в области применения управленческого опыта), а также определял льготный порядок регистрации и деятельности для иностранных инвесторов и организаций с участием иностранного капитала. Однако, «эти правовые новшества оказались недостаточными для формирования эффективного института свободных экономических зон. По причине отсутствия закрепленного на федеральном уровне четкого механизма предоставления инструментов поддержки и гарантий имущественных прав в институциональной среде СЭЗ ни одна из них не вышла на планируемую «проектную» мощность»[76].

Понимая несовершенство запущенного процесса создания СЭЗ, власти в

1992 г. временно прекратили их регистрацию, не отказавшись, однако, от самой идеи будущего функционирования зон после необходимого совершенствования правового поля, регламентирующего их деятельность. Так, вступивший в силу в

1993 г. Таможенный кодекс РФ утвердил статус особой разновидности СЭЗ - свободной таможенной зоны (свободного склада), а федеральный закон от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой

деятельности» констатировал, что регламентация особых территориальных режимов хозяйственной (внешнеторговой) деятельности в СЭЗ обеспечивается нормативно-правовыми актами федерального значения. Впредь упрощенную процедуру регистрации компаний с иностранным капиталом и льготный порядок осуществления экспортно-импортных сделок закреплял вышеупомянутый закон и другие федеральные законы.

Амбиции государственной власти в стремлении ассимилировать институт СЭЗ на российской территории оказались более, чем оправданы: лишь за период с 1990 по 2005 гг. в стране было учреждено и функционировало 24 зоны. Однако унифицированной организационно-правовой платформы в ходе их функционирования пока еще не существовало: СЭЗ значительно отличались друг от друга, как по характеристикам территории дислокации, так и по применяемому инструментарию льготирования их деятельности. Условным успехом политики учреждения СЭЗ в этот период можно считать увеличение притока иностранного капитала и рост численности совместных предприятий в Татарстане, Находке, Сахалинской области, Калининграде. Констатация этой условности определена рядом негативных обстоятельств, по сути, дискредитировавшим деятельность института СЭЗ в ходе первого государственного опыта его внедрения. Дело в том, что создаваемые в то время свободные экономические зоны перерождались в офшоры: территория СЭЗ использовалась коммерческими организациями в качестве места регистрации, а стало быть, весь спектр предусмотренных привилегий был в распоряжении этих компаний. Фактически же свою деятельность они осуществляли вне границ СЭЗ с многочисленными нарушениями федерального законодательства. Руководство государства вынуждено было признать, что поставленные задачи кластеризации

экономического пространства страны в лице СЭЗ не были выполнены, и приняло решение об их ликвидации.

Последовавший затем анализ законодательства Российской Федерации о СЭЗ обнаружил значительные недоработки, позволяющие недобросовестным [77] резидентам СЭЗ вести свою деятельность в выгодном только для них формате, в ущерб государственной социально-экономической политике. Законодателю стало очевидно, что свободные экономические зоны, образованные до середины 2005 г., создавались в погоне за преференциями, то есть искусственно, в результате они трансформировались в каналы утечки капитала за рубеж в виде стратегического сырья, дефицитных ресурсов, валютных ценностей. Выявленные причины неэффективного функционирования СЭЗ «лежали с плоскости разноплановых аспектов их деятельности и нуждались в постановке новых организационных, правовых, информационных и методических вопросов, дающих ответ на выявленные основные недочеты и ошибки в ходе создания и «эксплуатации» СЭЗ:

- масштабы СЭЗ были изначально неосуществимыми, инфраструктурное обустройство большей их части нуждалось в весомом инвестиционном капитале, предоставить который Правительство РФ не могло в силу объективных причин;

- действовавшие нормативно-правовые акты не гарантировали в должной степени условий налоговой, таможенной, валютной, инвестиционной конъюнктуры для деятельности СЭЗ;

- излишняя бюрократизация процесса контроля за деятельностью СЭЗ, по причине дублирования надзорных функций различными ведомствами, создавала значительные барьеры для резидентов в ходе прохождения процедур регистрации, осуществления таможенных процедур, предоставления отчетности;

- в практике СЭЗ не редки были ситуации, когда использовались чересчур жесткие нормативные критерии к проектированию, созданию и функционированию СЭЗ и др.»[78].

Таким образом, в первую свою бытность российским СЭЗ не удалось стать институтом, имплементирующим передовые экономические технологии на российских территориях. Масштабные случаи расхождения принципов инвестиционной, производственной и внешнеэкономической деятельности резидентов СЭЗ с действующими нормативно-правовыми актами в этой сфере, криминализация предпринимательской среды, ширящиеся размеры теневого бизнеса не позволили СЭЗ сыграть в экономическом обустройстве государства отведенную для них роль.

Новый этап, связанный с созданием СЭЗ на территории Российской Федерации, связан со вступлением в силу федерального закона от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ «Об особых экономических зонах в РФ» . Согласно нему «целью деятельности особых экономических зон, вне зависимости от направлений их деятельности, является привлечение инвестиций в ключевые отрасли экономики посредством предоставления определенных преференций, которые включают:

- Льготные ставки налогообложения. Зарегистрированные на территории особых экономических зон компании обязаны платить налоги на прибыль от ведения своей деятельности в федеральный бюджет, бюджеты субъектов РФ, по ставке, которая зависит от типа зоны.

- Таможенные льготы, которые заключаются в отмене таможенных пошлин, налогов и нетарифных мер регулирования для товаров, ввозимых на территорию особых экономических зон из других государств.

- Систему «одного окна», предусматривающую получение

государственных услуг в одном месте (заключение договоров аренды, покупки земельных участков, получение разрешения на строительство и так далее), возможность осуществления документооборота в электронном виде и проверки статуса обработки отправленных документов.

- Льготные условия аренды, которые определяются методикой расчета арендной платы Министерства экономического развития РФ. Данная методика

включает расчет арендной платы, как за земельные участки, так и за недвижимое

81

имущество» .

Уместно отметить, что «характерной чертой предпринимательской [79] [80] деятельности, осуществляемой в рассматриваемых экономических зонах, является особый режим, регулирующий использование рабочей силы. Благоприятный инвестиционный климат предполагает наличие недорогой и доступной производственной составляющей, наличие товароемких рынков сбыта

произведенной продукции, специальных финансово-административных условий

82

для инвестирования» .

К списку вышеперечисленных привилегий, получаемых резидентами ОЭЗ, следует добавить другие преференции, содержание которых зависит от вида зоны. Например, в зонах промышленно-производственных и туристско-рекреационных типов резидент вправе применить ускоренную амортизацию основных средств.

За восемь с небольшим лет действия закона (27 августа 2005 г. - 1 января 2016 г.) в России было учреждено 34 особых экономических зоны различных типов:

- 10 ОЭЗ промышленно-производственного типа (далее - ОЭЗ ППТ), зарегистрированные по одной в Республике Татарстан, Приморском крае, Астраханской, Калужской, Московской, Липецкой, Псковской, Самарской, Свердловской и Тульской областях;

- 6 ОЭЗ технико-внедренческого типа (далее - ОЭЗ ТВТ), находящиеся в Республике Татарстан, г. Москве, г. Санкт-Петербурге, г. Томске, в Московской области (2 ОЭЗ);

- 15 ОЭЗ туристско-рекреационного типа (далее - ОЭЗ ТРТ) в том числе туристический кластер, состоящий из 9 ОЭЗ, а также в Алтайском крае, Республике Алтай, Республике Бурятия, Иркутской области, Тверской области и Приморском крае;

- 3 ОЭЗ портового типа (далее - ПОЭЗ) в Ульяновской и Мурманской областях, Хабаровском крае.

Для создания и развития ОЭЗ из федерального и региональных бюджетов стали выделяться значительные суммы денежных средств. Периодически [81] контролирующими органами проводился анализ направлений и объемов их расходования. При этом, не всегда результаты проверок были положительными, в связи с чем в 2016 году 8 особых экономических зон досрочно прекратили свое существование : ОЭЗ ТРТ в Республике Алтай, Ставропольском крае, на о. Русский Приморского края, в Краснодарском крае, Республике Адыгея и Республике Северная Осетия - Алания, а также ПОЭЗ в Хабаровском крае и Мурманской области, что позволило сократить долговую нагрузку федерального и регионального бюджета на 6,1 млрд. и 2,5 млрд. рублей соответственно .

Таким образом, на 1 января 2018 года в России функционирует 26 ОЭЗ: 10 промышленно-производственных, 6 технико-внедренческих, 9 туристскорекреационных (Алтайский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Тверская область, Карачаево-Черкесская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Чеченская Республика, Республика Ингушетия, Республика Дагестан) и 1 портовая (Ульяновская область).

К концу 2016 года в ОЭЗ России зарегистрировано 525 резидентов, что составляет 104% от плановых показателей. В их числе 95 компаний с участием иностранного капитала. Резиденты создали в особых экономических зонах более 21 тысячи новых рабочих мест, в том числе более 3 тысяч - в 2016 году . Общий объем инвестиций резидентов ОЭЗ составил более 221 млрд. рублей, объем налоговых отчислений - 20 млрд. рублей, объем таможенных отчислений - около 26 млрд. рублей, что превысило плановые показатели. В том числе в 2016 году компании осуществили более 40 млрд. рублей инвестиций[82] [83] [84] [85].

Оптимизирована и сама система функционирования ОЭЗ. Общее управление деятельностью ОЭЗ сегодня осуществляет Министерство

экономического развития России (ранее управление осуществляло Агентство по управлению особыми экономическими зонами - РосОЭЗ). Для этого было заключено 20 соглашений о передаче полномочий по управлению ОЭЗ с 17 субъектами РФ (в Липецкой, Самарской, Свердловской, Псковской, Калужской, Астраханской, Московской, Тульской, Томской, Иркутской, Тверской и Ульяновской областях, Республике Татарстан, Приморском и Алтайской краях, в городах Москве и Санкт-Петербурге), которые также утверждают показатели эффективности ОЭЗ.

Уменьшены территории туристических ОЭЗ в Иркутской области и Кабардино-Балкарской Республике, что позволило сократить долговую нагрузку федерального и регионального бюджета на 4,7 млрд. и 4,8 млрд. рублей соответственно.

В Таможенном кодексе ЕАЭС дается еще одно определение СЭЗ - «...понятия «свободная (специальная, особая) экономическая зона», «логистическая СЭЗ», «портовая СЭЗ» и «резидент (участник, субъект) СЭЗ» используются в значениях, определенных международными договорами в рамках

OO

Союза» . «Под территорией СЭЗ понимается вся территория СЭЗ или часть территории СЭЗ, на которой в соответствии с законодательством государства- члена, на территории которого создана СЭЗ, применяется таможенная процедура свободной таможенной зоны» .

Как было упомянуто выше, зоны, учрежденные в России после 2005 года стали называться особыми, в отличие от их предшественников, именовавшихся свободными. Данное обстоятельство поставило перед правовой наукой новый вопрос о тождественности понятий «свободная экономическая зона» и «особая экономическая зона». Этот аспект являлся предметом исследования П.В. Павлова, задавшегося вопросом, уместна ли в юридическом ракурсе синонимизация этих понятий или следует большей частью полагаться на доводы, приводимые в пользу [86] [87] [88]

их разграничения. Разделяя позицию неидентичности, он аргументирует свой выбор следующим: «... свободные экономические зоны правомерно отождествлять с внешнеэкономической (внешнеторговой) деятельностью, в то время как «образования с особыми экономическими условиями функционирования» - особые экономические зоны правомерно сочетать с деятельностью

инвестиционной»[89]. Таким образом, ученый настаивает на существовании в правовом пространстве двух различных правовых институтов.

В спорность этого вопроса, обсуждаемого в российских научных кругах, не вносят ясности и зарубежные теоретические изыскания: однозначный подход к проблеме сущностного равенства или неравенства СЭЗ и ОЭЗ не выработан по сей день. Тем не менее, любую из иностранных экономических зон, несмотря на многообразие их видов, можно отнести к одному из двух типов зон, являющихся в данный момент предметом рассмотрения. Как будет следовать из

нижеприведенных определений отличие между свободными и особыми экономическими зонами, которое закрепилось в российской правовой практике, не столь существенно на первый взгляд. Однако, если задуматься об этом различии - происхождении инвестиционного капитала, направляемого на развитие зон, то проблема целесообразности разграничения этих понятий будет выглядеть более насущной, чем может показаться в начале. Итак, свободные экономические зоны нацелены в первую очередь на привлечение иностранных инвестиций для социально-экономического развития данного региона, в то время как особые экономические зоны в своем целеполагании определили привлечение в экономику региона инвестиций вообще, безотносительно к тому, внутренние или внешние эти инвестиции.

Таким образом, «для свободных экономических зон характерно предоставление в первую очередь таможенных и иных внешнеторговых льгот, привлекательных для иностранных инвесторов. В случае с особыми экономическими зонами отсутствует четко обозначенный акцент на создании привлекательного экономического режима преимущественно для иностранных инвесторов. Государство создает общий льготный режим предпринимательской деятельности, пользователями которого могут быть в равной степени как

91

национальные, так и иностранные инвесторы» .

Сегодня процесс применения института СЭЗ в России продолжает набирать обороты в новом ракурсе. Недавние политические потрясения, затронувшие российско-украинские отношения, изменили границы наших государств на политической карте мира и ознаменовались вхождением в состав Российской Федерации еще двух субъектов Федерации - Республики Крым и города федерального значения Севастополя. Необходимость в скорейшей интеграции новых регионов со своей объективно отличной от российской экономической, политической и социальной инфраструктурой, обусловили решение о создании в 2014 году на их территориях отдельной разновидности СЭЗ - свободной экономической зоны на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя[90] [91].

Учитывая правоприменительную практику в отношении давно функционирующих отечественных ОЭЗ, положительный экономический эффект от их деятельности, приносимый как резидентам, так и регионам в целом, возникает необходимость в тщательной проработке вопросов развития и функционирования СЭЗ в Республике Крым и городе федерального значения Севастополе.

Изучение функционирование этого вида СЭЗ будет сопряжено с разрешением конкретных теоретических и практических проблем, к примеру, определение содержания и отличительных характеристик административно- правового статуса участника свободной экономической зоны; анализа административно-правовых аспектов этого режима, включая условия предпринимательской деятельности на территории свободной экономической зоны в Республике Крым и городе Севастополе и др.

2.2.

<< | >>
Источник: Ткачева Людмила Васильевна. ОСОБЫЙ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ И ГОРОДА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ СЕВАСТОПОЛЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ростов-на-Дону - 2018. 2018

Еще по теме Становление института свободных экономических зон в России и за рубежом:

  1. 2.1. Проблемы применения инструментов денежно-кредитного регулирования на региональном уровне
  2. 2. Классификация элементов банковской системы
  3. § 2. Современное понятие института экстрадиции. Правовые основания и условия экстрадиции. Проблемные моменты в части международного сотрудничества государств по уголовным делам
  4. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  5. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК[1131]
  6. 1. Теоретико-правовая характеристика предвыборной агитации и её значение в избирательной кампании.
  7. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  8. § 1. Особенности осуществления предпринимательской деятельности государственной корпорацией Внешэкономбанк и международными организациями МБЭС И МИБ
  9. § 2.1 Административно-правовая основа современных систем федеральных учетов МВД России в сфере миграции
  10. Введение
  11. Библиографический список
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. Понятие и применение особых административно-правовых режимов осуществления экономической деятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -