<<
>>

Сходства и отличия административной ответственности за нарушения в сфере налогов и сборов в РФ от других видов юридической ответственности

Отличительная черта правоотношений в налоговой сфере состоит в том, что они неразрывно связаны с деятельностью государства, и не могут быть представлены независимо от нее. Безусловно, что в налоговой сфере экономические отношения играют ключевую роль, однако их формирование и развитие происходит не непосредственно, а через правовые институты.

Поиск отличительных черт административной и налоговой ответственности за нарушения законодательства о налогах и сбора представляет собой, по мнению многих видных отечественных ученых, важнейшую теоретическую проблему. Возникают закономерные вопросы: «Есть ли объективная необходимость в существовании налоговой ответственности как самостоятельного вида? В чем заключается разница между налоговой и административной ответственностью за нарушения законодательства о налогах и сборах?»

Формирование института налоговой ответственности сопряжено с поиском его места в системе юридической ответственности. Приведем несколько точек зрения по данному вопросу, а именно, налоговая ответственность - это:

- «... административная ответственность за налоговые правонарушения; какие-либо основания для ее выделения в качестве самостоятельного вида юридической ответственности (включая употребление самого термина «налоговая ответственность») отсутствуют.»[77];

- «. один из видов административной ответственности со значительной процессуальной спецификой.»[78];

- «... самостоятельный вид юридической ответственности, обладающий значительной отраслевой спецификой.»[79] [80];

- «. разновидность финансовой ответственности, раскрывающая

специфику применения административных, уголовных, гражданско

правовых санкций за нарушение правовых норм налогового

4

законодательства.» .

Стоит отметить, что авторы, акцентирующие внимание на процессуальной специфике применения ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах, не анализируют ее сущности[81].

Дело в том, что материальное право и его нормы, устанавливающие определенный вид ответственности и описывающие конкретные составы правонарушений, являются первичными по отношению к нормам процессуальным, охватывающим порядок применения ответственности. Без норм материального права процессуальные существовать не могут. Указанные исследователи смещают акценты на процессуальный аспект и не анализируют сущность ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах. Процессуальная специфика того или иного вида ответственности не возникает сама по себе, она обусловлена содержанием норм материального права, посвященных ответственности. Применительно к налоговому праву сложно говорить о специфике названных норм.

В юридической науке можно выделить два диаметрально противоположных подхода. В соответствии с первым, говорят об известной монополии или исключительности административной ответственности, тем самым все правонарушения в сфере налогов и сборов, которые не имеют признаков налогового преступления, представляют собой административные правонарушения. Приверженцы данной позиции не признают финансовую ответственность в качестве самостоятельной, а рассматривают ее как разновидность административной ответственности[82].

Другая точка зрения фокусируется на том, что налоговая ответственность является одним из видов финансовой ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности.

В связи с этим постараемся проанализировать возникшую проблему разграничения ответственности за нарушения законодательства в сфере налогов и сборов.

В первом случае можно говорить об универсальности административной ответственности, реализуемой «...как в нормах административного права, так и в правовых нормах ряда других отраслей, в частности, финансового права.». Тем самым, это подтверждает «чисто «...административную природу финансовой ответственности, и безосновательность выделения ее в отдельный вид.»[83].

Кроме того, по мнению ряда авторов, термин «налоговая ответственность» применяется законодателем в качестве синонима «.ответственности за налоговое правонарушение.».

Так, например, виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение (16 глава НК РФ), они рассматривают в качестве мер административной ответственности, то есть под налоговым правонарушением подразумевают вид административного проступка.

Такая точка зрения опирается на отсутствие в НК РФ каких-либо специальных мер воздействия за нарушения налогового законодательства, и сведению их к «штрафу» как типичному административному взысканию. Стоит отметить и позицию Ковалевской М.Ю, которая в своей кандидатской диссертации отмечает мультиотраслевой характер правового обеспечения налоговой ответственности, «.вбирающий в себя не только нормы

налогового, но и административного, уголовного законодательства.»[84].

Несмотря на наличие разнообразных различных доводов, вывод об административно-правовой природе налоговой ответственности нельзя считать однозначным и убедительным. Сомнения по этому поводу содержатся и в трудах некоторых отечественных ученых, так В.В. Кизиловым отмечается, что КоАП РФ, включающий в себя нормы, регулирующие правоотношения в налоговой сфере, является доказательством административной природы что ответственности за правонарушения в налоговой сфере. Однако он обращает внимание на тот факт, что законодателем все еще не исключены главы 15 и 16 НК РФ, касающиеся налоговых правонарушений, ответственности за их совершение

и применения штрафных санкций. По мнению Кизилова В.В., под термином «налоговая ответственность» должно пониматься «... только начисление и предъявление к нарушителю налогового законодательства пени за просрочку исполнения денежных обязательств - несвоевременную и неполную уплату налогов или сборов.»[85] . Он впервые в отечественной науке обращает внимание на наличие двух различных конструкций, формирующих ответственность в налоговом праве, в частности, гражданско-правовой и административно-карательной ответственности[86] [87]. То есть за нарушение норм о налогах и сборах, выражающих публичные интересы, нарушитель должен быть подвержен как карающему воздействию в порядке, установленном в законодательстве, так и возмещению имущественного ущерба, причиненного налоговым правонарушением, в целях поддержания бюджетных

обязательств.

Данное обстоятельство является свидетельством

правовосстановительной направленности налоговых санкций, следовательно, цели административной и налоговой ответственности не совпадают.

Несмотря на сходство единой публично-правовой природы налоговой и административной ответственности, из этого «.не следует, что одна ответственность является разновидностью другой, так как и другие виды ответственности имеют публичную природу .». Поэтому, как отмечает в своей кандидатской диссертации Шейхов Т.С[88]. «.теперь не приходится

говорить о том, что ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах во всех случаях является одной из разновидностей административной ответственности.». Шейхов Т.С. также отмечает, что «. отождествление административно наказуемых нарушений налогового законодательства и налоговых правонарушений может привести к .

различным проблемам правового регулирования и правоприменительной практики...»[89].

Как отмечают некоторые правоведы, в частности Гогин А. А., «.на начальном этапе формирования налогового законодательства как подотрасли права, ответственность за нарушения в сфере налогов и сборов представляла собой разновидность административной ответственности.». Однако принятие первой части НК РФ, полностью отвечало требованиям времени, и явилось следующим шагом в развитии налогового законодательства, которое «.вышло за строго очерченные отраслевые рамки, и содержало как материальные, так и процессуальные нормы, сфокусированные на таких вопросов как исполнение обязанности по уплате налогов и сборов, на порядке наложения санкций за нарушение налогового законодательства, исполнения соответствующих решений налоговых органов и др.»[90].

Стоит отметить, что правовая природа ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах, по мнению многих юристов, сводится к проблеме соотношения мер административного воздействия, определенных в КоАП РФ, и санкций, которые установлены в НК РФ.

Шейхов Т.С. вполне обоснованно говорит о том, что «.налоговая ответственность с теоретической точки зрения является одним из видов административной ответственности хотя бы потому, что рассматриваемые в НК РФ налоговые правоотношения входят в число административных.». Однако, по мнению Емельянова А.С. « .при формальном рассмотрении норм КоАП РФ и НК РФ, определяющих соответствующие понятия, необходимо говорить о самостоятельности налоговой ответственности.», при этом «. ее отождествление с административной ответственностью может послужить причиной затруднений в юридической практике.».

В ряде научных работ[91] [92] представлены суждения, заключающиеся в однозначном признании самостоятельности налоговой ответственности. При этом решающее значение при заполнении пробела в законодательстве будут иметь вопросы обоснования самостоятельности финансовых правонарушений как особого вида правонарушений, поскольку именно основания применения являются основными критериями разграничения видов ответственности. При этом, необходимо учитывать содержание ответственности, состав субъектов, порядок правоприменительных мер, а также другие признаки.

Для окончательного уяснения сущности ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах необходимо сравнить существующую

налоговую ответственность и административную, касающуюся

2

правонарушений в области налогов и сборов. Шилехин К.Е. в своей статье отмечает, что при таком анализе необходимо обратить внимание на:

- принципы того или иного вида ответственности;

- особенности конструкции составов правонарушений;

- виды санкций, применяемых за соответствующие правонарушения, а также на цели их применения;

- правовой статус органов, устанавливающих факт совершения правонарушения, проводящих разбирательство по нему, выносящих итоговое решение и уполномоченных его пересматривать;

- правовой статус лиц, привлекаемых к ответственности, а также иных участников производства;

- порядок производства по делу о нарушениях законодательства и принятие решения по нему;

- порядок исполнения решения, принятого по результатам рассмотрения дела о нарушении законодательства;

- последствия привлечения к ответственности.

Принципы налоговой ответственности отражены в ст. 108 НК РФ. В то же время принципы административной ответственности содержатся в главе 1 КоАП РФ.

Таблица 2 - Принципы налоговой и административной ответственности в российском законодательстве.

Налоговая ответственность Административная ответственность
Обеспечение законности Обеспечение законности
Исключение повторности за совершение одного и того же налогового правонарушения. Недопустимость действий, унижающих человеческое достоинство.
Возможность одновременного применения за совершение налогового правонарушения мер административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.

Привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора) и пени.

Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.
Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье.

Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Ответственность за совершение налоговых Лица, совершившие административные

правонарушений несут организации и физические лица в случаях, предусмотренных главами 16 и 18 настоящего Кодекса. Физическое лицо может быть привлечено к ответственности за совершение налоговых правонарушений с шестнадцатилетнего возраста.

правонарушения, равны перед законом. Физические лица подлежат

административной ответственности

независимо от пола, расы,

национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного

положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Административной ответственности подлежит лицо,

достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

В настоящий момент основополагающие начала обоих видов

ответственности не совсем идентичны. Одним из расхождений, можно считать п. 4 ст. 108 НК РФ, в котором отмечается «мультиотраслевой» характер некоторых нарушений налогового законодательства, а именно возможность одновременного мер административной, уголовной или иной ответственности.

Следующим отличием является то, что вместо понятия «юридическое лицо», используемого в КоАП РФ, при определении субъекта налогового правонарушения НК РФ использует термин «организация», которое лингвистически является более общим по отношению к категории «юридическое лицо», при этом как очевидно, участником налоговых правоотношений может быть только организация, приобретшая право от своего имени вступать в гражданские и иные правоотношения, то есть имеющая форму юридического лица и признанная в таком качестве государством.

Кроме того в КоАП РФ имеются исходные правила установления административной ответственности (установление минимального возраста лица для возможности привлечения к административной ответственности, понятие должностного лица и условия привлечения его к ответственности, вина юридического лица и т. д.), то при установлении ответственности за совершение налоговых правонарушений установлен лишь минимальный возраст лица для привлечения к данному виду ответственности, причем

полностью идентичный возрасту наступления административной

ответственности (16 лет).

Тем самым, использование неопределенных категорий в праве, тем более в случаях, когда речь идет о привлечении к юридической ответственности, является недостатком для соответствующей систем правового регулирования.

Рассмотрев принципы, перейдем к анализу конструкций составов правонарушений.

Для этого представляется целесообразным рассмотреть соотношение между собой базовых категорий административное и налоговое правонарушение.

Согласно ст. 2.1 КоАП РФ[93] «... административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность».

Последовательно проанализировав данное определение, можно отметить следующие признаки административного правонарушения:

Во-первых, «противоправность» - наличие прямого нормативного

запрета на совершение определенного действия или воздержания от определенного действия; во-вторых, «виновность» - системный признак для привлечения к карательной ответственности, заключающийся в наличии при совершении деяния умысла или неосторожности; причем данные понятия должны быть определены, а ответственность дифференцирована в зависимости от формы вины (как правило, ответственность за неосторожные деяния ниже, чем за умышленные, а невиновное причинение вреда охраняемым законом интересам не может быть наказуемо); в-третьих, обязательное наличие правового запрета на совершение деяния в соответствующем акте законодательного уровня, причем правовой запрет должен сопровождаться определенной, применительно к каждому деянию, санкцией.

В еще более обобщенном виде можно сказать, что основной признак административного правонарушения заключается в наличии логической пары: «противоправность - запрещенность определенным законом»[94]..

Упоминание в определении понятия «административное правонарушение» законодательства субъектов Российской Федерации связано с разграничением предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами: в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации административное и административно-процессуальное

законодательство находятся в совместном ведении федерального центра и субъектов Российской Федерации, что применительно к системе регулирования привлечения к административной ответственности выразилось в возможности установления законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях (обратим внимание на то, что речь опять же идет о специализированных актах) административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов органов местного самоуправления (ст. 1.3.1 КоАП РФ).

Уместно также отметить, что установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации также находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Обращаясь к рассмотрению понятия «налоговое правонарушение», следует отметить, что согласно ст. 106 НК РФ1 «... налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность...»

Анализ данной дефиниции показывает следующее:

- наличие в нем общесистемного признака противоправности;

- наличие в нем общесистемного признака виновности;

- установление ответственности только законодательными нормами.

При таком подходе следует обратить внимание на некоторые нюансы.

Акцент при определении противоправности за нарушение

законодательства о налогах и сборах общеправового смысла не имеет, так как противоправность, как было показано выше, возникает в случае нарушения прямого правового запрета, установленного в законе путем формулирования наказуемого деяния. На чем именно при этом делается акцент - нарушении правил дорожного движения, санитарно-эпидемиологических правил или законодательства о налогах и сборах - значения не имеет. Субъектом этого правонарушения, несмотря на видимость специфичности, также может стать любое лицо.

Говоря о правонарушении, необходимо уделить внимание

определению его составу. Так, любое деяние, преследующее определенную цель, представляет собой органичное единство внешних факторов, сознания, объективных и субъективных моментов. Поэтому в его составе имеются четыре стороны: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона, представляющие собой систему взаимодействующих друг с другом признаков.

В целях деления составов на виды различают две группы признаков: конструктивные признаки и признаки юридической техники, используемые в нормотворчестве при формировании составов. Что касается конструктивных [95] признаков, то в КоАП РФ составы сгруппированы по признаку родового объекта, разделены по главам. Кроме того составы, можно разделить по наличию признака вреда (материальные и формальные), по признаку субъекта, по формам вины.

Кроме того объективная сторона нарушений законодательства о налогах и сборах может быть выражена как в форме действий, так и бездействия. Например, это прослеживается в диспозиции статьи 15.6 КоАП РФ, где одновременно содержатся два состава правонарушений, объективная сторона которых представлена как действиями, так и бездействием. Что касается субъективной стороны, то различают две формы: умысел и неосторожность. При этом необходимо исходить из определения форм вины, которое содержится в ст. 2.2 КоАП РФ.

Рассмотрев некоторые теоретические выкладки, перейдем к сравнительному анализу состава правонарушений, содержащихся в НК РФ и КоАП РФ.

Таблица 3 - Состав правонарушений.

КОАП РФ НК РФ
Статья 15.3. Нарушение срока постановки на учет в налоговом органе Статья 116. Нарушение порядка постановки на учет в налоговом органе
Статья 15.7. Нарушение порядка открытия счета налогоплательщику Статья 132. Нарушение банком порядка открытия счета
Статья 15.5. Нарушение сроков представления налоговой декларации Статья 119. Непредставление налоговой декларации (расчета финансового результата инвестиционного товарищества)

Статья 119. 1. Нарушение установленного способа представления налоговой декларации (расчета)

Статья 119.2. Представление в налоговый орган управляющим товарищем, ответственным за ведение налогового учета, расчета финансового результата инвестиционного товарищества, содержащего недостоверные сведения

Статья 15.6. Непредставление (несообщение) сведений, необходимых для осуществления налогового контроля Статья 126. Непредставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля

Статья 126.1. Представление налоговым агентом налоговому органу документов, содержащих недостоверные сведения
Статья 122.1. Сообщение участником консолидированной группы налогоплательщиков ответственному участнику этой группы
Статья 15.8. Нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога или сбора (взноса) Статья 133. Нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога (сбора), авансового платежа, пеней, штрафа
Статья 15.9. Неисполнение банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента. Статья 134. Неисполнение банком решения налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента, счету инвестиционного товарищества
Статья 122. Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора)
Статья 120. Грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения
Статья 123. Невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов Статья 125. Несоблюдение порядка владения, пользования и (или) распоряжения имуществом, на которое наложен арест или в отношении которого налоговым органом приняты обеспечительные меры в виде залога Статья 128. Ответственность свидетеля Статья 129. Отказ эксперта, переводчика или специалиста от участия в проведении налоговой проверки, дача заведомо ложного заключения или осуществление заведомо ложного перевода Статья 129.1. Неправомерное несообщение сведений налоговому органу
Статья 129.3. Неуплата или неполная уплата сумм налога в результате применения в целях налогообложения в контролируемых сделках коммерческих и (или) финансовых условий, не сопоставимых с коммерческими и (или) финансовыми условиями сделок между лицами, не являющимися взаимозависимыми

Статья 129.4. Неправомерное непредставление уведомления о

контролируемых сделках,

представление недостоверных сведений в уведомлении о контролируемых сделках

Статья 129.5. Неуплата или неполная уплата сумм налога в результате невключения в налоговую базу доли прибыли контролируемой иностранной компании

Статья 129.6. Неправомерное непредставление уведомления о контролируемых иностранных

компаниях, уведомления об участии в иностранных организациях,

представление недостоверных сведений в уведомлении о контролируемых иностранных компаниях, уведомлении об участии в иностранных организациях_

Анализируя Таблица 3, можно прийти к следующим выводам, во- первых, количество налоговых правонарушений заметно выше административных, во-вторых, получаем сходство составов правонарушений по таким статьям КоАП РФ как ст. 15.3, ст. 15.5-15.6, ст. 15.8-15.9, которые во многом совпадают с соответствующими составом правонарушений, установленных главами 16 и 18 НК РФ, но имеются некоторые различия в формулировках. Так, например, в ст. 15.3 и 15.5 КоАП РФ используется «термин» срок вместо «порядка» в ст. 116 НК РФ, и «способа» в ст. 119 НК РФ.

Проанализировав ст. 15.6 КоАП РФ, укажем, что на практике предусмотренные ею административные правонарушения невозможно будет отличить от налогового правонарушения по ст. 129.1 НК. Оно устанавливает ответственность за неправомерное (несвоевременное) сообщение налоговому органу сведений, которые лицо должно было сообщить налоговому органу. Безусловно, это требует принятия определенных законодательных мер в целях предупреждения ошибок.

На наш взгляд, из этого следует, что нет оснований к полному отождествлению конструкций составов административных и налоговых правонарушений.

В этой связи уместно отметить, что административно-деликтные отношения и отношения в области установления и применения налоговой ответственности, выстраиваются в системе исполнительной власти, поэтому имеют общий административно- правовой фундамент, на котором базируется деятельность всех органов исполнительной власти. Поэтому обе эти группы правоотношений направлены на обеспечение исполнения соответствующих государственных функций в сфере исполнительной власти.

Если говорить о санкциях, которые могут быть применены к правонарушителям, то в налоговом законодательстве предусмотрен только штраф.

В КоАП наряду с административным штрафом применяется такая санкция как предупреждение, введенная Федеральным законом от 27 июля 2010 г. №239-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

Таким образом, санкции, предусмотренные КоАП РФ и НК РФ, хотя и похожи, но широта их применения говорит о различных возможностях воздействия на общественные отношения.

Что касается компетентных органов и их правового статуса, то налоговые органы (как и любые иные государственные органы) осуществляют властно-распорядительную деятельность в отношении неопределенного круга лиц. Отношения между налоговыми органами и налогоплательщиками строятся на уровне власти и подчинения, что подтверждает их административно-правовую природу, ничем не

отличающуюся от отношений между любыми иными органами государственной власти, гражданами и организациями.

При анализе правового статуса лиц, привлекаемых к ответственности, заметно, что НК РФ устанавливает ответственность юридических и физических лиц, а КоАП РФ - должностных. В случае смежных составов правонарушений получается, что за одно и то же деяние закон устанавливает два вида ответственности: административную для должностных лиц и налоговую для организаций и физических лиц. Нельзя не согласиться с мнением И. В. Пановой, что «...разделение норм об ответственности между двумя кодексами, основанное лишь на разном субъектном составе, неубедительно, и нуждается в исправлении.»[96] . Отметим, что в ст. 2.10 КоАП РФ устанавливается возможность привлечения юридических лиц к ответственности.

Производство по делу о налоговом правонарушении и об административном нарушении законодательства в области налогов и сборов, а также порядок реализации итогового решения в обоих случаях отличны. Как отмечает Шилехин К.Е. «.возникает парадоксальная ситуация, когда одни и те же правонарушения рассматриваются с разных углов - в зависимости от того, кто привлекается к ответственности (должностное, юридическое или физическое лицо). Законодатель искусственно создал несколько процедур привлечения к ответственности, тогда как факт правонарушения один .»[97].

Последствия привлечения, как к налоговой, так и к административной ответственности похожи. В обоих случаях состояние судимости не наступает, а повторное совершение правонарушения является

обстоятельством, отягчающим ответственность.

Сходство и переплетение норм административной и налоговой ответственности особенно проявляется в имплементации института обстоятельств, смягчающие ответственность за нарушения налогового законодательства в Российской Федерации.

Стоит отметить, что одним из средств индивидуализации правового воздействия на лиц, совершивших противоправное деяние является возможность смягчения наказания при назначении, а также при его исполнении, способствующая более эффективному достижению в каждом конкретном случае цели наказания. Смягчение наказания - это не только реализация принципов гуманизма, хотя данный аспект безусловно очень важен, это прежде всего показатель целесообразности мер правового воздействия, то есть соответствия их интересам решения задач законодательства и целей юридической ответственности. Поэтому только на основе дифференциации и индивидуализации может быть достигнута целесообразность наказания.

Рассмотрим возможность смягчения наказания за правонарушения в сфере налогов и сборов Российской Федерации. В ст. 4.2. КоАП РФ и ст.112 НК РФ приведены перечни обстоятельств, смягчающих ответственность за налоговые правонарушения.

Стоит отметить, что перечень смягчающих обстоятельств является открытым как в административном, так и в налоговом законодательстве и не ограничивается указанными факторами. Вышеприведенные смягчающие обстоятельства носят личный характер. Для ст.112 НК РФ это можно объяснить тем, что при формировании налогового законодательства фундаментом выступали положения уголовного законодательства и законодательства об административной ответственности, в которых субъектом являются физические лица. Поэтому в НК РФ отсутствуют смягчающие обстоятельства, применимые непосредственно к юридическим лицам.

Во многом это связано с тем, что согласно п. 4 ст. 110 НК РФ «...вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения...».

Поэтому при применении мер юридической ответственности к организации могут учитываться смягчающие обстоятельства, которые действуют в отношении именно тех должностных лиц либо представителей организации, действия (бездействие) которых обусловили совершение налогового правонарушения. Однако учет такого фактора как тяжелое материальное положение физического лица, происходит при условии, что именно это лицо привлекается к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В настоящее время налоговыми органами в рамках проводимой ими работы применяются первые три разновидности смягчающих обстоятельств, обозначенных в ст.4.2. КоАП РФ, направленные на добровольный отказ налогоплательщиков от использования схем уклонения от налогообложения.

Другие смягчающие обстоятельства по КоАП РФ, такие как «...совершение правонарушения в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств, а равно совершение правонарушения беременной женщиной или женщиной, имеющей малолетнего ребенка.», могут быть признаны как

обстоятельства, смягчающие налоговую ответственность. Однако, на наш взгляд, эти обстоятельства являются конкретными случаями стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 112 НК РФ.

Кроме того, перечень обстоятельств, смягчающих юридическую ответственность за налоговые правонарушения выработан и судебной практикой. Стоит отметить следующие: - незначительность пропуска сроков, установленных НК РФ, в тех случаях, когда пропуск или нарушения такого срока являются квалифицирующим признаком налогового правонарушения; - тяжелое финансовое положение юридического лица полностью освобождает лицо от ответственности;- зависимый от влияний внешней среды характер деятельности юридического лица, заключающийся в производстве и реализации сельскохозяйственной продукции; - утерю отчетной

документации в связи с гибелью главного бухгалтера.

Так как действующая в настоящее время налоговая политика предполагает и поощряет самостоятельное уточнение налогоплательщиками своих обязательств перед бюджетом, в том числе в ходе и по результатам камеральных и выездных налоговых проверок, то в качестве обстоятельств, смягчающих налоговую ответственность, может приниматься совокупность действий, связанных с уточнением налоговых обязательств, в частности: - представление налогоплательщиком уточненной налоговой декларации, в которой указана сумма налога в размере, большем, чем в декларации, ранее представленной за тот же период; - перечисление налогоплательщиком в бюджет суммы налога, подлежащей уплате на основе уточненной налоговой декларации (расчета); - уплата соответствующих пеней.

Указанные обстоятельства по сути представляют собой условия освобождения от налоговой ответственности, предусмотренные в п. 4 ст. 81 НК РФ. Правда, за тем лишь исключением, что согласно названной норме налогоплательщик должен совершить перечисленные действия до того, как он узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, либо о назначении выездной налоговой проверки по налогу за данный период.

Рассмотрев вышеприведенные перечни, можно прийти к выводу, что источниками, на основании которых на практике возникают конкретные обстоятельства, смягчающие юридическую ответственность за налоговые правонарушения, являются нормы налогового, административного и уголовного законодательства, а также судебная практика и существующая налоговая политика.

Изучение перечня обстоятельств, смягчающих ответственность за налоговые правонарушения, является очень важным моментом в понимании природы и сущности юридической ответственности за налоговые правонарушения, выделении ее основных видов, их координационных и управленческих связей в целях совершенствования налоговой дисциплины с одной стороны, и улучшения предпринимательского климата с другой.

Кроме того, отношения власти и подчинения, содержащиеся в правоотношениях, возникающих в налоговой сфере, говорят о взаимосвязи административной и налоговой ответственности, и о близости их юридической природы. Это заключается в подобии и схожести их признаков. Однако отличие заключается в специфике видов налоговых правонарушений и едином порядке рассмотрения и привлечения к ответственности виновных лиц, которыми в нашем случае являются, как правило, налогоплательщики или налоговые агенты. В свою очередь административное законодательство указывает на ряд правонарушений в сфере налогов и сборов, совершаемых, как правило, должностными лицами организаций.

Шарова С.В. отмечает различие цели наказания этих видов ответственности. Так, в «... налоговом законодательстве основная цель наказания подразумевает побуждение налогоплательщика, физического или юридического лица, к добросовестному выполнению своих обязанностей, связанных с уплатой налогов и сборов, в административном - это побуждение должностных лиц организаций правильно исполнять свои трудовые обязанности, связанные с исчислением и уплатой в бюджет налогов.»[98].

Ключевым результатом правового регулирования налоговой системы является фискальная цель, то есть пополнение доходной части бюджетов на различных уровнях государственной власти как финансовых основ деятельности общественно-территориальных образований. В связи с этим можно выделить конечную цель налоговой ответственности как укрепление налоговой дисциплины и ее важнейших составляющих, при которой возможно удовлетворение фискальных интересов бюджетной системы страны.

Рассмотренная система целей налоговой ответственности, обнажает свои недостатки, в особенности в части мер реагирования на нарушения налоговых обязанностей, их внутрисистемной согласованности. Цель

наказания виновного в совершении противоправного деяния в налоговой сфере должна реализоваться исключительно с помощью мер юридической ответственности, а именно штрафов. Именно, штраф побуждает к уплате налога угрозой наступления невыгодных материальных последствий, и обеспечивает реальное исполнение налоговой обязанности. Другие способы обеспечения уплаты налогов (пеня, залог и поручительство, арест имущества и приостановление операций по счетам в банке) выполняют в основном восстановительную и профилактическую функции.

Так и Шейхов Т.С., в своем исследовании отмечает, что «...ключевая особенность налоговой ответственности заключается в применении как штрафных, так и правовосстановительных санкций, обеспечивающих компенсацию ущерба, причиненного обществу в результате противоправного деяния, и стимулирующих исполнение физическими и юридическими лицами обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.». Именно, «.правовосстановительный характер налоговых

санкций.», считает Шейхов Т.С., «. является определяющим моментом при разграничении налоговой и административной ответственности.»[99].

Другим отличием являются различные основания дифференциации данных видов ответственности. Так, у налоговой ответственности нет дифференциации по субъекту правонарушения, будь то физическое или юридическое лицом. К нарушителям налогового законодательства применяется штраф, исходя из финансового результата их деятельности или размеров платежей, подлежащих уплате или перечислению (ст. 116 НК РФ - от доходов; ст. 119 НК РФ - от не уплаченной в установленный законодательством о налогах и сборах срок суммы налога; в ст. 120 НК РФ - от суммы неуплаченного налога и др. Таким образом, дифференциация налоговой ответственности происходит в зависимости от размера неисполненных налоговых обязанностей.

Другим важным различием этих двух видов ответственности является процессуальная форма. Так, например, согласно п.1 ст. 10 НК РФ «...порядок привлечения к ответственности и производство по делам о налоговых правонарушениях осуществляются в порядке, установленном главами 14, 15 НК РФ, а в соответствии с п.2. ст. 10 НК РФ производство по делам о нарушениях законодательства о налогах и сборах, содержащих признаки административного правонарушения или преступления, ведется в порядке, установленном соответственно законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях и уголовно-процессуальным

законодательством Российской Федерации. При сравнении порядков осуществления производств по данным правонарушениям, можно отметить существенные различия, как в части соответствующих органов государственной власти, так и процедур привлечения к ответственности.[100] [101].

Хотелось бы отметить, что и судебная практика, хотя и неоднозначна, но подтверждает вывод о самостоятельности налоговой ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах, наряду с уголовной и административной.

Так, в п. 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации от 28 февраля 2001 г. № 5 «О некоторых вопросах

2

применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» отмечается, что «. при решении вопросов о разграничении налоговой и иной ответственности физических лиц следует учитывать то, что одно и то же правоотношение не может одновременно квалифицироваться как налоговое и иное, не являющееся налоговым, в связи с чем, налогоплательщик - физическое лицо за совершенное им деяние не может быть одновременно привлечен к налоговой и иной ответственности.». Поэтому, если выявленное налоговым органом деяние совершено физическим лицом в рамках налоговых правоотношений, вопрос о квалификации такого деяния как правонарушения и его последствиях должен решаться только в соответствии с нормами НК РФ. В отношении должностных лиц организаций - налогоплательщиков необходимо учитывать, что указанные лица не являются субъектами налоговых правоотношений и соответственно не могут быть привлечены к налоговой ответственности. Эти лица при наличии состава правонарушения могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности.

Таким образом, перед должностными лицами налоговых и правоохранительных органов стоит непростая задача - решить, когда, к кому, в каком порядке, и какое законодательство должно быть применено. После введения в действие Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее - КоАП РФ) оказалось, что в некоторых случаях за одни и те же противоправные действия ответственность одновременно предусмотрена и КоАП РФ, и НК РФ, но существуют явные отличия в ее применении:

Различие цели административной и налоговой ответственности. «Остается дискуссионным вопрос о разграничении целей налоговой административной ответственности. Так как существует мнение, что различного рода пени и недоимки, взимаемые с виновных лиц в порядке, определенном НК РФ, являются свидетельством правовосстановительной направленности налоговых санкций, следовательно, цели административной и налоговой ответственности не совпадают[102].

В НК РФ содержится исчерпывающий перечень видов правонарушений. В отличие от этого, действующим законодательством Российской Федерации субъектам РФ предоставлено право самостоятельно принимать законы об административных правонарушениях.

Субъектами налогового правонарушения могут выступать налогоплательщики, налоговые агенты и банки в качестве юридических лиц, индивидуальные предприниматели. К административной ответственности можно привлечь физическое, юридическое лицо (не в качестве налогоплательщика) или должностное лицо юридического лица.

Совершенно различны и процедуры привлечения к тому или другому виду ответственности, регламентируемые разными законами - НК РФ и КоАП РФ. К ответственности за совершение налогового правонарушения имеют право привлекать только налоговые органы после проведения соответствующей проверки, а санкции могут быть наложены только судом. Более широк круг органов государственной власти, правомочных привлекать к административной ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах, в их числе, налоговые органы, суды. Различаются и размеры санкций, установленных НК РФ и КоАП РФ. Сроки привлечения к административной ответственности и ответственности за налоговые правонарушения также отличаются: согласно КоАП РФ такой срок равен 1 году, НК РФ предполагает полгода.

Таким образом, мы выделили ряд отличий между налоговой и административной ответственностью. Необходимо обратить внимание, что некоторые юристы[103] в целях дальнейшего реформирования института юридической ответственности в сфере налогов и сборов предлагают перенести составы налоговых правонарушений, предусмотренные гл. 16 НК РФ, в КоАП РФ. Учитывая результаты первой главы, это возможно только в отношении тех налоговых правонарушений, которые имеют административно-правовую природу, где объектом посягательства является отношения, обеспечивающие соблюдение налоговой дисциплины - установленного порядка управления в сфере налогов и сборов. К таким правонарушениям можно отнести те, объективная сторона которых выражается в непредоставлении в установленный законом срок различного рода документов и сведений (ст. 118, ст. 126, ст. 129.1 НК РФ), а также нарушении сроков постановки на налоговый учёт (ст. 116, ст. 117, 129.2 НК РФ). Перенести из НК РФ в КоАП РФ возможно и составы правонарушений, в объективную сторону которых входят непредставление (несвоевременное представление) налоговых деклараций (ст. 119 НК РФ).

Составы таких налоговых правонарушений, как неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) (ст. 122 НК РФ) и невыполнение налоговым агентом обязанности по удержанию и (или) перечислению налогов (ст. 123 НК РФ) отличает имущественный характер, так как они посягают на отношения, связанные с осуществлением налоговых изъятий и непосредственно влекут финансовые потери для государства. Именно эта особенность, по мнению диссертанта, не позволяют провести их механический перенос в КоАП РФ и их регулирование предпочтительнее именно НК РФ.

На наш взгляд, это обусловлено еще и тем, что противоправные деяния, регламентированные ст. 122 и ст.123 НК РФ, по степени общественной опасности превосходят административные проступки, которые предусмотрены в гл. 15 КоАП РФ.

Дальнейшее развитие нашего исследования предполагает обращение к проблеме соотношения и взаимосвязи административной и уголовной ответственности за нарушения налогового законодательства.

Реализуя одну и ту же функцию (карательную) в системе юридической ответственности, необходимо найти признаки, позволяющие их

разграничить. При этом необходимо учитывать ряд обстоятельств, которые служат «камнем преткновения» при решении вопроса о соотношении уголовной и административной ответственности. Это, во-первых, «смежные» составы, при определенных обстоятельствах квалифицируемые как мелкие и в этом случае относимые к сфере административной юрисдикции, а в других случаях попадающие в сферу уголовной юрисдикции. А, во-вторых, составы, по которым законодатель установил уголовную ответственность для физических лиц и административную ответственность для юридических лиц, работниками которых являются виновные физические лица.

В соответствии с УК РФ под налоговыми преступлениями обычно понимаются деяния, предусмотренные: ст. 198-199, ст. 199.1 и 199.2 УК РФ. Учитывая причинно-следственные связи последствий правонарушений и преступлений можно сделать вывод, что по некоторым составам преступлений (ст. 198, ст. 199 УК РФ, ст.199.2 УК РФ) на практике можно получить пересечение с КоАП РФ и НК РФ.

В этой связи в первую очередь необходимо обратиться к уже имеющимся теоретическим наработкам, касающимся разграничения уголовной и административной ответственности.

Так, отечественный ученый Шергин А. П. в 1980-х годах обратил внимание на институт замены уголовной ответственности административной, то есть на явление «декриминализации» преступлений. По его мнению, существование данного института свидетельствует «...о тесной взаимосвязи уголовной и административной ответственности, единстве их целей.», о расширении возможностей использования административно

юрисдикционного способа правоохраны в борьбе с преступлениями[104]. Ученый также полагает, что установление способа защиты тех или иных общественных отношений должно исходить из реальной оценки опасности деяний. Необходимо иметь в виду, что некоторые правонарушения, которые оказались вне уголовной юрисдикции, не перестают быть общественно опасными. Наряду с мерами общественного воздействия, противодействие им должно осуществляться административными или дисциплинарными мерами.

Соотношение уголовных и административных мер ученый характеризует процессом сужения первых и расширением сферы действия вторых, причем, не исключая возможность обратного процесса. Он обращает внимание на явление, отмечавшееся в те годы в зарубежном законодательстве буржуазных государств, где обострение уголовной репрессии, ее расширение «скрывалось под прикрытием административных взысканий, устанавливаемых за отдельные правонарушения, которые при введении так называемого чрезвычайного положения автоматически заменяются уголовными»[105].

Как отмечает профессор Зырянов С.М. «...в настоящее время

наблюдается аналогичное, но более примитивное явление и в российском законодательстве, когда проводится декриминализация уголовного законодательства и уголовная ответственность за отдельные деяния заменяется административной ...»[106].

Разумеется, А. П. Шергин не мог обойти вниманием институт административной преюдиции - предварительного применения административных взысканий за некоторые правонарушения как основания уголовной ответственности. В этом случае, по мнению уважаемого профессора, имеет место проявление принципа экономии правовых средств, потому как «. основная нагрузка противодействия таким правонарушениям лежит на административной юрисдикции.»[107]. Тем самым, посредством уголовной ответственности оказывалось принудительное государственновластное воздействие к лицу, не реагировавшему на управленческое воздействие.

По поводу различия опасности и вредности Н. В. Витрук замечает, что, конечно, такое терминологическое разграничение возможно и напоминает, что ранее административные деликты принято было называть проступками в отличие от преступлений - уголовных деликтов. Что важно, Н. В. Витрук отмечает однородность социальной природы административных правонарушений и преступлений, что обусловливает подвижность грани между ними и возможность криминализации и декриминализации деяний.

Таким образом, приходится констатировать, что в административноправовой науке пока не выработаны сущностные критерии разграничения административной и уголовной ответственности, точнее сказать, оснований применения конкретного вида юридической ответственности.

Тем самым, формальные критерии вытекают из легальных дефиниций УК РФ и КоАП РФ, согласно которым преступление отличают признаки общественной опасности и установления уголовной ответственности исключительно уголовным законом. Административное правонарушение отличает то, что оно может быть совершено также юридическим лицом, и то, что административная ответственность может быть установлена также законами субъектов Российской Федерации. Но эти формальные признаки не раскрывают сущностных различий между преступлениями и административными правонарушениями.

Представляется возможным предложить еще один формальный критерий, связанный с термином «административная». Применение законодателем этого термина должно иметь какое-то значение. По крайней мере, внешнее отличие уголовной и административной ответственности определяется именно этими словами: «уголовная» и «административная». Однако здесь могут быть варианты.

Во-первых, предположим, что определения «уголовная»

«административная» необходимы для отражения юридической природы ответственности. Уголовная ответственность устанавливается уголовным законом - УК РФ, тогда как административная ответственность - административным законодательством - КоАП РФ и законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Во-вторых, термин «административная» может означать сферу, в которой совершаются деликты. Эта сфера должна совпадать с предметом административного права - сферой управленческих отношений. Однако в сферу управленческих отношений, на которую распространяются интересы исполнительной власти, входят многие общественные отношения, в частности, отношения, возникающие в сфере налогов и сборов. Узкое же понимание администрации как аппарата управления не соответствует кругу охраняемых административной ответственностью отношений, напротив, внутриуправленческие отношения охраняются по большей части дисциплинарной, а не административной ответственностью.

В-третьих, наконец, эти термины могут иметь отношение к порядку производства. Преступлениям соответствует уголовное судопроизводство, а административным правонарушениям - производство по делам об административных правонарушениях. Эти два юридических процесса имеют существенные различия. Более того, производство по делам об административных правонарушениях ближе к гражданскому судопроизводству, нежели к уголовному, хотя здравый смысл требует обратного. Даже в судах общей юрисдикции дела об административных правонарушениях рассматривались судьями коллегий по гражданским делам. Об этом же свидетельствует отнесение к ведению судей арбитражных судов дел об административных правонарушениях в предпринимательской деятельности. Никому не пришло в голову передать арбитражному суду рассмотрение уголовных дел по предпринимательским преступлениям.

Из анализа приведенных оснований следует, что административная ответственность устанавливается актами административного, а не уголовного законодательства и реализуется широким кругом субъектов в самостоятельном административно-юрисдикционном (административноделиктном) производстве.

Как отмечает профессор Зырянов С.М. «... сущностных оснований за исключением степени общественной опасности не существует.»[108].

Следует отметить, что, степень общественной опасности - величина не постоянная. В разные исторические периоды одни и те же деяния могут представлять большую или меньшую общественную опасность. Можно вспомнить времена, когда уголовная ответственность устанавливалась за любые хищения социалистической собственности (закон о трех колосках), за неуплату коммунальных платежей. Кстати сказать, степень общественной опасности лежит в основе классификации преступлений по видам. В соответствии с ч. 1 ст. 15 УК РФ различаются преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. Классификация преступлений в налоговой сфере опирается на размер причиненного ущерба государству («крупный размер» или «особо крупный размер»)

И последний вопрос: кто и как оценивает степень общественной опасности того или иного противоправного деяния? Ответ на него прост - субъектом оценки является законодатель, который в силу коллегиальной организации обладает свойствами объективности своих решений. Хотя, конечно же, на эти решения влияет множество субъективных факторов.

И, судя по тем изменениям, которые происходят во взаимоотношениях уголовного закона и законодательства об административных

правонарушениях, можно утверждать, что административные

правонарушения отличает от преступлений устанавливаемая законодателем степень общественной опасности и собственный административнопроцессуальный порядок производства. А это означает, что преступления и административные правонарушения как противоправные деяния, посягающие на охраняемые законом общественные отношения, имеют общую правовую природу и рассмотрение в настоящее время административной ответственности как юридической ответственности за уголовные проступки незначительной тяжести оказывается верным.

Однако стоит обратить внимание на следующие проблемы. В отношении субъектов предпринимательской деятельности вместе с административными мерами часто применяется и уголовная ответственность: органы правоохранительной системы привлекают к уголовной ответственности, а органы административной юрисдикции «...не дожидаясь результата, то есть отказа в возбуждении уголовного дела, назначают многочисленные проверки и привлекают к налоговой, административной и иной ответственности.»[109] [110]. Действующие нормы КоАП РФ способствуют этому, допуская привлечение к административной ответственности не только физических, но и юридических лиц, причем, как сказано в статье 1.4 Кодекса, «независимо от местонахождения. а также других обстоятельств».

Что касается судебной практики по этому вопросу, то стоит обратиться к Постановлению Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 20-П , в котором отмечается, что «... применение мер административной и уголовной ответственности базируется на закрепляемых схожим образом принципах равенства всех перед законом, законности, вины как обязательного основания ответственности, гуманности. Потому и федеральный

законодатель во многих случаях конструирует составы административных правонарушений и преступлений как смежные, а также, принимая во внимание изменение степени общественной опасности тех или иных правонарушений, другие обстоятельства, зачастую преобразует составы административных правонарушений в составы преступлений и наоборот».

Также в Постановлении №20-П отмечено, что «.криминализация федеральным законодателем деяний, ранее признаваемых административными правонарушениями, представляет собой ужесточение публично-правовой ответственности за их совершение, проявляющееся в повышенной строгости уголовных санкций по сравнению с административными санкциями, большей степени ограничения прав при применении уголовно-правового института судимости по сравнению с институтом административной наказанности. Отмена законом административной ответственности за определенное деяние с одновременным переводом такого деяния под действие УК РФ означает, что законодатель не только продолжает оценивать данное деяние как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности...».

Проанализировав административную и уголовную ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах можно сделать следующий вывод: «единство целей этих видов ответственности создает предпосылки возникновению института замены одного вида ответственности на другой и возможностей применения данного института в зависимости от возникающих условий, учитывая степень общественной опасности и угрозы экономической безопасности страны. То есть, имея в распоряжении данный институт, органы государственной власти могут превратить сферу административной ответственности, как в тонкий государственный инструмент, развивающий бизнес, так и в сферу административного произвола.

<< | >>
Источник: ВАСКЕВИЧ КИРИЛЛ НИКОЛАЕВИЧ. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ОБЛАСТИ НАЛОГОВ И СБОРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2016. 2016

Еще по теме Сходства и отличия административной ответственности за нарушения в сфере налогов и сборов в РФ от других видов юридической ответственности:

  1. Наука финансового права в Ярославском Демидовском лицее
  2. § 1. Социально-экономические и политические условия развития Молдовы в период турецко-фанариотского ига. Влияние базисных и надстроечных институтов на право
  3. § 2. Понятие и структура холдингового объединения
  4. § 2. Понятие двойного налогообложения. Избежание двойного налогообложения во внутригосударственном и международном праве.
  5. § 3. Сравнительно-правовой анализ отношений ответственности за налоговые и административные правонарушения
  6. §2 Понятие, признаки и юридическая сущность должника
  7. § 2.1. Договор как правовое средство обеспечения франчайзинга
  8. § 2. Понятие и структура холдингового объединения
  9. 3.2.2. Статья 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации.
  10. Оглавление
  11. Сходства и отличия административной ответственности за нарушения в сфере налогов и сборов в РФ от других видов юридической ответственности
  12. Зарубежный опыт регулирования ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах
  13. § 3. Состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.25 КоАП РФ
  14. §7. Административное право Японии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -