<<
>>

§ 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения

Отправной точкой, основанием возникновения правоотношений в связи с административной ответственностью является особый юридический факт — административное правонарушение. КоАП РФ в качестве повода к возбуждению дел об административных правонарушениях предусматривает достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, содержащего все элементы его юридического состава (ст.

28.1).

Фактическим основанием для наступления административной ответственности за появление в общественных местах в состоянии опьянения являются соответствующие административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность. Для определения правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность как административных деликтов, необходим системный анализ ряда признаков, характеризующих деяние как правонарушение.

Как справедливо отметил А. П. Шергин, говоря о значении понятия административного правонарушения, «уровень науки определяется степенью разработки фундаментальных понятий. Для административно-деликтного права таковыми являются административное правонарушение и административное наказание. Это — основные институты данной отрасли российского права, выполняющие функции ее несущих конструкций. При этом административное правонарушение — определяющая категория. Оно не только является основанием административной ответственности, но и предопределяет ее содержание и пределы. Несмотря на богатый выбор литературных источников, посвященных понятию, сущности и видам административного правонарушения, остается без исчерпывающего ответа главный вопрос — как оно становится таковым, что определяет перевод фактического поведения в юридическую конструкцию “административное правонарушение”»[90].

В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое указанным Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Анализ данного определения позволяет утверждать, что законодатель использовал следующие юридические признаки: противоправность; виновность; совершение действий (бездействия), предусмотренных нормами Особенной части КоАП РФ или законами субъектов РФ об административной ответственности.

Обобщение мнений ученых по вопросу о сущности административного деликта позволяет выделить признаки, присущие всем правонарушениям, в том числе и правонарушениям, связанным с появлением в состоянии опьянения в общественных местах: деяние; общественная опасность; противоправность; виновность; административная наказуемость.

В настоящее время наиболее дискуссионным остается вопрос о наличии такого признака административного правонарушения, как общественная опасность. Так, в статье 2.1 КоАП РФ признак общественной опасности не закреплен. Ряд ученых считает, что общественно опасными деяниями являются только преступления, а административным правонарушениям такой признак не присущ, они общественно вредны или антиобщественны[91] [92] [93]. Другие авторы полагают, что подобное противопоставление общественной опасности и вредности необоснованно . Например, В. Е. Севрюгин пишет: «...во-первых, если общественная опасность является качественной характеристикой правонарушения вообще, то общественная вредность свидетельствует о качественной особенности лишь административного проступка; во-вторых, общественная вредность, как и общественная опасность деяния, свидетельствует о материальном характере правонарушения (как проступка, так и преступления); в-третьих, содержание общественной вредности, как и общественной опасности, в конечном итоге выражается в причинении или угрозе причинения реального вреда (ущерба) социалистическим общественным отноше-

3

ниям, охраняемым правом» .

Некоторые исследователи высказывают мнение о том, что одним административным правонарушениям присущ признак общественной опасности, а другим нет; правонарушения, как правило, не обладают общественной опасностью, это общественно вредные, антиобщественные деяния[94].

Тем не менее большинство административистов придерживаются позиции о том, что административному правонарушению присущ данный признак, хотя и не в той степени как преступлению[95]. Различие между двумя видами этих противоправных деяний заключается в степени общественной опасности. Автор придерживается именно такого мнения. Общественная опасность деяния — это признак правонарушения, отражающий опасность указанного поведения для общества, причинение вреда охраняемым нормой права общественным отношениям, социальным ценностям, образу жизни.

Административные правонарушения, связанные с появлением в состоянии опьянения в общественных местах, на наш взгляд, причиняют существенный вред нормальной жизнедеятельности человека.

Потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах, появление в общественных местах в состоянии опьянения, стали, несомненно, бичом нашего времени. Эти и иные правонарушения, связанные с появлением в состоянии опьянения в общественных местах, нарушают общественный порядок и посягают на безопасность граждан. Данные правонарушения способствуют возникновению дискомфорта в сфере общественных отношений, препятствуют нормальному отдыху, вызывают чувства нестабильности, незащищенности и страха перед негативными последствиями, которые сопровождают данные виды правонарушений.

Прослеживается тесная взаимосвязь между совершением административных правонарушений и преступлений. Состояние опьянения способствует формированию мотива и умысла на совершение преступлений[96]. Нередко пьяные сами становятся их жертвами. По данным ИЦ УМВД России по Омской области, на территории Омской области в 2016 г. количество потерпевших, находящихся на момент совершения в отношении них преступного посягательства в состоянии алкогольного опьянения, составило 1216 человек, в 2017 г.

их число достигло 1329. Неизмерима вина алкоголя в различных социальных бедах — суициды, разрушенные семьи, осиротевшие дети и т. п. Безудержная алкоголизация населения Российской Федерации приводит к росту насилия и преступности, асоциальному поведению, безработице коренного населения и замещению его мигрантами, среди которых встречаются непьющие, но часто преступные элементы[97].

Следует согласиться с точкой зрения авторов, поддерживающих позицию о целесообразности законодательного закрепления общественной опасности как необходимой характеристики любого правонарушения[98]. При этом отметим, что административные правонарушения обладают меньшей степенью общественной опасности, нежели преступления. Именно степень общественной опасности служит критерием, который законодатель берет за основу при отграничении административного правонарушения от преступления.

Обязательным признаком правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, является их противоправность.

Административная противоправность закреплена законодательно в ст. 2.1 КоАП РФ в качестве обязательного признака и означает, что общественно опасное деяние того или иного вида запрещено правом, нормами законодательства об административной ответственности под угрозой применения правовых санкций[99].

Противоправность административных правонарушений находится в неразрывной связи с виновностью лиц в их совершении. И если противоправность характеризует административное правонарушение со стороны его юридической формы, т. е. внешнего проявления, то виновность свидетельствует о его внутренней, субъективной стороне[100].

Вина выражает психическое состояние лица к содеянному и его последствиям. Для признания противоправного деяния, связанного с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, правонарушением, необходимо установить, являлось ли оно проявлением воли и разума лица, его совершившего. Не может быть признано правонарушением общественно опасное и противоправное деяние, если оно было совершено лицом, не способным отдавать отчет своим действиям.

Следующий, четвертый признак административного правонарушения в исследуемой сфере — наказуемость деяния. Последняя, базируясь на признаке противоправности, представляет собой угрозу применения мер государственного принуждения, содержащихся в санкции к виновным в совершении проступка[101]. Так, если запрет на потребление (распитие) алкогольной продукции в определенных местах установлен Федеральным законом от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», то санкция за нарушение указанного запрета установлена ст. 20.20 КоАП РФ.

С учетом сказанного административное правонарушение, связанное с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, можно определить как противоправное, виновное, общественно опасное деяние физического лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, создающее угрозу общественной и личной безопасности и нарушающее законодательно установленный порядок поведения в общественных местах, за которое законодательством об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Систему признаков административного правонарушения следует отличать от его юридического состава, который является единственным основанием для привлечения лица к административной ответственности. «Какие бы сложные очертания ни принимали основания юридической ответственности, все это не должно заслонять главного: юридическая ответственность устанавливается за совершенное правонарушение, и поэтому решающую роль в системе фактов, предопределяющих юридическую ответственность, всегда играет состав правонарушения»[102].

Система признаков дает общую социальную характеристику того или иного деяния. В свою очередь, юридический состав административного правонарушения представляет собой единство установленных КоАП РФ объективных и субъективных признаков, позволяющих квалифицировать общественно опасное деяние как административное правонарушение[103].

Исследование административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения, в целях выявления особенностей их юридического состава имеет важное практическое значение при решении вопросов, касающихся квалификации противоправных деяний уполномоченными должностными лицами органов исполнительной власти.

Под составом административного правонарушения принято понимать установленную административно-правовой нормой совокупность признаков, при наличии которых противоправное деяние признается правонарушением[104] [105] [106]. Эти признаки, зафиксированные законодателем в административном правонарушении, находят отражение в конструкции состава каждого правонарушения Особенной части КоАП РФ, а их наличие лишь подразумевается при юридическом анализе любого конкретного деяния (действия или бездействия), материального или формального .

Составы административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, представляют собой установленную КоАП РФ совокупность объективных (объект и объективная сторона) и субъективных (субъект и субъективная сторона) элементов, при наличии которых указанные противоправные деяния признаются административными правонарушениями.

В юридической литературе под объектом административного правонарушения понимаются общественные отношения, урегулированные нормами права и охраняемые мерами административной ответственности .

Государство посредством права регулирует и охраняет не все общественные отношения, а лишь те из них, которые являются наиболее важными, значимыми для его нормального функционирования, сохранение и развитие которых отвечает интересам общества, государства и его граждан.

Объект административного правонарушения — необходимый элемент юридического состава каждого противоправного деяния. Не может быть признано административным правонарушением действие или бездействие, которое не направлено ни на какой объект или направлено на объект, не охраняемый законодательством об административных правонарушениях[107].

Являясь одним из структурных элементов состава правонарушения, его объект часто играет определяющую роль в процессе дифференциации разнообразных форм противоправного поведения. Данное обстоятельство обусловливает несомненную теоретическую и практическую значимость правильного понимания категории объекта административного правонарушения, связанного с появлением граждан в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.

В соответствии с трехчленным делением объектов посягательства строится и Особенная часть действующего административного законодательства об административных правонарушениях. Так, общему объекту посягательства соответствует Особенная часть КоАП РФ, в котором представлена вся совокупность имеющихся составов проступков; родовой объект выражен группой однородных посягательств, сконцентрированных в соответствующих главах Особенной части Кодекса; непосредственный объект представлен статьей, предусматривающей конкретный состав проступка.

КоАП РФ определяет появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения в главе 20 КоАП РФ «Административные правонарушения против общественного порядка и общественной безопасности», таким образом, родовым объектом рассматриваемого правонарушения выступает общественный порядок и общественная безопасность.

Общественный порядок и общественная безопасность, являясь объектами посягательств административных правонарушений, представляют собой ценностные философско-правовые и социальные категории, которые были достигнуты человечеством в процессе его целесообразной социальной деятельности. Общественный порядок и общественная безопасность во все времена соблюдались и охранялись нормами действующих во всех государствах законодательных актов и иных устоявшихся в обществе правил социального поведения.

Вместе с тем, несмотря на широкое использование, термины «общественный порядок», «охрана общественного порядка» законодательного и устоявшегося доктринального толкования не имеют[108].

Определение термина «порядок» во многих изданиях приводится в различных контекстах. Так, толковый словарь С. И. Ожегова данное понятие трактует как правильное, налаженное состояние, расположение чего-нибудь; последовательный ход чего-нибудь; правила, по которым совершается что-нибудь, существующее устройство, режим[109] [110].

Применительно к сфере общественных отношений употребляют термин «порядок», под которым понимается сложившаяся и устойчивая их упорядоченность. А его синонимами являются понятия «система», «распорядок», «очередность», «строй» .

Термин «общественный порядок» уже традиционно рассматривается исследователями в широком и узком смысле.

Категория «общественный порядок» в широком смысле понимается как вся система общественных отношений, существующих в данном обществе. Общественный порядок содержится в самом характере производства, обусловлен в конечном счете системой производственных отношений и является в то же время формой упрочения и охраны способа производства. Он включает в себя всю систему общественных отношений, складывающихся вследствие соблюдения и реализации действующих во всех сферах жизни социальных норм (права, религии, традиций, иных социальных норм неюридического характера), принципов, идей, заключающих общественно необходимое и наиболее важное для данного государственного строя поведение людей, государственных органов, общественных организаций[111].

К. С. Бельский отмечает, что «общественный порядок» как политико-правовая категория означает социальную благоустроенность и организованность всего общества, охватывает все сферы общественных отношений, регулируемых юридическими и неюридическими нормами. Основу общественного порядка в широком смысле составляет правопорядок в обществе[112]. Таким образом, в широком смысле данная категория отражает общесоциальный аспект упорядоченности общественных отношений, устойчивость и стабильность социально-экономических институтов, их направленность на гармонизацию социальных связей и оптимизацию общественного развития на основе используемых в обществе социальных регуляторов.

Ключевыми категориями выступают: реально существующая система общественных отношений, нормы права, морали, иные социальные нормы, государственный строй.

На наш взгляд, категория «общественный порядок» в широком смысле полностью совпадает (перекрывается) с философско-социальным понятием «социальный порядок», которое является центральным понятием социологических теорий и выражает идею организованной общественной жизни, упорядоченности действий социальных структур.

Идея существования некоей всеобщей формы порядка — бытия социума — возникла у философов античного мира (Платон, Аристотель).

В сочинении Платона «Г осударство» само государство рассматривается как гармония внутреннего и внешнего мира человека, а порядок общественной жизни — как «взаимосвязанные идеи космоса, справедливого государства и отдельной человеческой души»[113].

Основные понятия и концепции социального порядка появляются в эпоху Просвещения и принадлежат Т. Гоббсу, Д. Локку и Ж. Ж Руссо. В частности, социальный порядок был осознан в форме парадокса Т. Гоббса — как возможно упорядоченное общество, если доминирующим принципом отношений между людьми есть: “Homo homini — lupus est” (человек человеку — волк)? Он же и дает ответ — за счет принуждения государством[114]. В настоящее время категория социальный порядок в том или ином виде так и трактуется.

Известные социологи, создатели теории социального конструктивизма П. Бергер и Т. Лукман заявляют: «Социальный порядок — это человеческий продукт, или точнее непрерывное человеческое производство, и в своем генезисе это человеческое производство». А общественный порядок, по их мнению, не является ни систематическим, ни запланированным, но и не является случайным. Они считают его весьма целесообразным[115].

Многочисленные процессы, формирующие организацию людей, групп, преобразуя их взаимодействие в социальную систему, обозначают термином «инсти- туциализация» (от лат. institutum — установление, обычай, учреждение). Таким образом, социальный порядок возникает благодаря институциализации схем поведения, он поддерживается наделением людей обязательным знанием в процессе социализации и его закреплению в процессе повседневного взаимодействия.

На наш взгляд, использование термина «социальный порядок» является более предпочтительным, нежели термин «общественный порядок» в широком смысле. Причины этого следующие. Категория «социальный порядок» — более проработана, принята международной научной общественностью, имеет значительный исторические корни. Также такая замена позволит уйти от путаницы и подмены понятий в юриспруденции.

Характерно, что некоторые авторы[116] отмечают противоречия между нормами международного права, являющимися частью российской правовой системы (общественный порядок “public order”, употребляется в широком смысле), и российским законодательством (общественный порядок употребляется в узком смысле)[117].

В таком контексте термин «социальный порядок» предпочтительнее термина «общественный порядок» в широком смысле. Приведенный анализ позволяет сделать вывод, что во всех законодательных актах объектом охраны является общественный порядок в узком (полицейском) смысле. Это еще раз подчеркивает целесообразность отказа от определения «общественный порядок» в широком смысле и замены его на термин «социальный порядок».

Значительный интерес с точки зрения полицейского права представляет категория «общественный порядок», применяемая в узком смысле. Необходимость вычленения понятия общественного порядка в узком смысле обусловлена многосторонностью и своеобразием общественных отношений, складывающихся в той или иной социальной сфере, наличием специальных правовых норм, регулирующих различные виды общественных отношений, установлением законодательством ответственности за правонарушения, посягающие на общественный порядок как правовую категорию, а также существованием специальных функций по обеспечению общественного порядка и органов, реализующих эти функции[118].

Таким образом, как социально-правовая категория, охватывающая специфическую сферу отношений, она определяет содержание деятельности органов внутренних дел (полиции) по их охране (обеспечению).

В административно-правовой литературе выделяют две основные концепции общественного порядка в узком смысле, предложенные в 60-е гг. XX в. М. И. Еропкиным и А. В. Серегиным.

М. И. Еропкин определял общественный порядок как «обусловленную интересами советского народа, регулируемую нормами права, морали, правилами... общежития и обычаями систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих и развивающихся вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести граждан, укрепление народного достояния, общественное спокойствие, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений и организаций»[119]. Таким образом, определяя круг отношений в данной сфере, М. И. Еропкин выделял в качестве основного критерия место их возникновения и развития — общественные места. Автор справедливо отмечал, что «состояние общественного порядка характеризуется, прежде всего, добровольным сознательным соблюдением подавляющим большинством людей установленных государством правовых норм и действующих правил общежития, не закрепленных в праве. Однако эксцессы со стороны отдельных лиц, выражающиеся в посягательствах на установленный общественный порядок, обусловливают необходимость его защиты от посягательств силами и средствами специальных государственных органов: суда, прокуратуры, органов внутренних дел»[120].

А. В. Серегин основным критерием считал содержание отношений, определяя общественный порядок как «урегулированную нормами права и иными социальными нормами систему общественных отношений, установление, развитие и охрана которых обеспечивают поддержание состояния общественного и личного спокойствия граждан, уважение их чести, человеческого достоинства и общественной нравственности»[121]. При этом он выделял три группы отношений, составляющих сферу общественного порядка: а) отношения, складывающиеся в процессе обеспечения обстановки общественного спокойствия и предотвращения действий, способных вызвать нарушение нормального ритма жизни населения; б) отношения, обеспечивающие условия для покоя и отдыха граждан, предотвращение озорства и недисциплинированного поведения в быту; в) отношения, обеспечивающие честь и достоинство граждан и предотвращение антиобщественных действий, в которых выражается пренебрежение к обществу[122] [123] [124].

А. П. Клюшниченко под общественным порядком понимал систему отношений, обеспечивающую «нормальные условия для общественно-полезной деятельности граждан, их отдыха и быта, гарантированное общественное спокойствие, уважение к общественной нравственности, чести и достоинству людей, а также сохранности имущества» . Он критически относился к позиции М. И. Еропкина и других ученых, которые в качестве критерия разграничения сферы общественного порядка от иных общественных отношений выделяли общественное место. А. П. Клюшниченко справедливо подчеркивал, что данный подход к определению круга рассматриваемых отношений может привести к неправильному выводу о том, что при обеспечении порядка охраняются лишь те из них, которые образуются в общественных местах, и что органы охраны порядка должны быть безразличны к таким нарушениям, как дебош в коммунальной квартире, непри-

4

стойное поведение в семье и т. д.

В 1980-х гг. взгляды отечественных ученых на понимание общественного порядка несколько изменились. Так, Д. А. Гавриленко считал, что общественный порядок — это урегулированные нормами права общественные отношения, развитие и охрана которых направлены на обеспечение обстановки общественного спокойствия, нормального распорядка, быта, благоприятных условий для обеспечения общественно полезной деятельности трудящихся, а также уважения общественной нравственности, чести и достоинства граждан. И. И. Веремеенко полагал, что сущность общественного порядка — обеспечение личной и общественной безопасности в процессе общения, сожительства людей[125]. С. А. Комаров указывал, что общественный порядок является сложившейся системой стабильных отношений между членами общества, утвердившейся как образ жизни в результате воздействия всей системы нормативного регулирования, отражающей идеи социальной справедливости. Не следует сужать объем общественного порядка, понимая под ним лишь систему отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести, достоинства и других прав граждан[126] [127].

По мнению Ю. П. Соловья, общественный порядок представляет собой «состояние общественных отношений, складывающихся по поводу соблюдения гражданами, должностными лицами и организациями ограничений, обусловленных общественным характером человеческого сосуществования и установленных правовыми и моральными нормами в целях обеспечения максимальной безопасности и свободы жизнедеятельности каждого человека, всех законных институтов об-

3

щества и государства» .

Необходимо отметить, что некоторые законодательные органы субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления при принятии региональных законов и актов местного самоуправления предпринимали попытку легально определить понятие общественного порядка. Так, в соответствии со ст. 2 Решения Омского городского Совета от 5 июля 2006 г. № 378 «Об утверждении

Порядка организации и проведения культурно-зрелищных, спортивно-массовых и иных массовых мероприятий на территории города Омска»[128] под общественным порядком понимается система сложившихся в обществе отношений, включающая в себя правила взаимного поведения, общения и проживания, которые установлены нормами действующего законодательства, основаны на нормах нравственности и возникают под воздействием обычаев и традиций.

Несмотря на неопределенность и многочисленные толкования категории «общественный порядок», можно выделить его основные характерные признаки:

— общественный порядок существует как реальная данность;

— упорядоченность общественных отношений;

— определяется нормами права, нормами морали и иными неюридическими нормами;

— целью общественного порядка является устойчивая, защищенная, спокойная деятельность общественной жизни, обеспечение личной и общественной безопасности граждан.

Обратим внимание, что у исследователей нет единого подхода к определению круга общественных отношений в сфере общественного порядка, однако многие авторы выделяют тесную связь общественного порядка и общественной нравственности. Так, в последние годы в обществе поставлены задачи нравственнодуховного возрождения нации, проводятся обсуждения, связанные с потерей духовности человеческого сообщества, однако четких ориентиров в данной проблеме нет. До сих пор в научной литературе нет единой позиции по вопросу об определении понятия общественной нравственности. На бытовом уровне общественная нравственность понимается как определенная по содержанию нормативная система, регламентирующая деятельность человека в конкретных сферах общества[129].

Данная проблема активно исследовалась в области социальной философии. Так, Н. А. Бердяев под нравственностью понимал особую сферу человеческой жизни, где все существующее являет собой добро или зло[130] [131] [132] [133]. В. С. Соловьев в труде «Оправдание добра» определял нравственность как «действительно нравственный порядок, выражающий безусловно, должное и, безусловно, желательное отношение каждого ко всему и всего к каждому; в реальном мире это — само человеческое общество, которое и есть “организованная нравственность”» . Г. В. Ф. Гегель рассматривал нравственность как содержательное добро, как долг, реализованный в общественных институтах (семья, общество и государство) . По мнению Э. Дюркгейма, «нравственность по сути является способом нормативной регуляции, общественным институтом, который направляет и контролирует поведение людей. Человек моральное существо только потому, что он живет в обществе, ибо нравственность состоит в том, чтобы быть солидарным с группой, и она изменяется вместе с этой солидарностью. Пусть исчезнет социальная жизнь, и тотчас же,

4

не имея точки опоры, исчезнет жизнь моральная» .

Таким образом, изучив различные определения нравственности, можно прийти к выводу, что нравственность неразрывна с обществом, ее основной функцией является регулирование поведения людей в целях поддержания общественного порядка.

В вопросе изучения общественной нравственности необходимо определиться, в каком отношении явления нравственного порядка могут быть предметом государственного управления. Нравственные устои человека, представляя прежде всего явления внутренней (духовной) жизни, не могут быть подвержены внешнему воздействию. При этом государственные органы располагают лишь мерами внешнего воздействия, которые не могут быть средством влияния на нравственность индивидуума.. Сокровенная область общественной нравственности не допускает влияния на нее государственной власти. При этом нравственность общества и государства зависит от нравственности отдельных индивидов точно также как и нравственность конкретного человека зависит от нравственного состояния общества, в котором он находится[134] [135].

Однако это совсем не означает, что государство не должно реагировать на безнравственные проявления. «Государство не в силах оказывать прямое воздействие на индивидуальную нравственность, почему оно и не может брать на себя задачу нравственного воспитания своих граждан при помощи принудительных мер. Но оно вполне может оказывать косвенное воздействие на нравственность, влияя, с одной стороны, на ее факторы, с другой — на внешние проявления нравственных принципов. Нет сомнения, что одним из важнейших факторов нравственного развития индивидуума являются условия его воспитания и образования; следовательно, содействуя широкому развитию хороших воспитательных и образовательных учреждений, государство этим самым может содействовать нравственному воспитанию народа. С другой стороны, внутренние нравственные принципы выражаются во внешних поступках, действиях, и вот эти-то внешние проявления нравственности или безнравственности вполне доступны воздействию государства»2.

Защита общественной нравственности указана в качестве одной из задач законодательства об административных правонарушениях (ст. 1.2 КоАП РФ), наряду с охраной прав и свобод человека и гражданина, здоровья граждан, общественного порядка и общественной безопасности и другими ценностями.

В федеральном законодательстве отсутствует определение понятия «общественная нравственность». По умолчанию считается, что оно заведомо ясно любому правоприменителю. Однако понятие общественной нравственности как юридической категории встречается в различных законодательных актах регионального уровня.

Так, Закон Алтайского края от 4 декабря 1995 г. № 28-ЗС «Об охране общественной нравственности»[136] определял общественную нравственность как совокупность норм и правил поведения человека, выработанных в результате исторического развития общества и признанных им в качестве обязательных для исполнения. Данный нормативный правовой акт устанавливал правила и условия публичной демонстрации кино- и аудиовизуальных произведений, продажи продукции эротического характера, изготовления и распространения рекламы.

Общественная нравственность предъявляет требования к поведению людей не только в связи с их отношением к другим лицам, но и к самим себе. Эти требования подразумевают необходимость для каждого члена общества в действиях и поступках проявлять уважение к своему человеческому достоинству (уважение к себе как к личности) и обладающего определенными моральными качествами, положительно оцениваемые другими членами общества.

В связи с этим представляет интерес Закон Республики Дагестан от 9 ноября 1999 г. № 16 «О защите личной и общественной нравственности в Республике Дагестан»[137], определяющий понятия личной и общественной нравственности следующим образом:

— личная нравственность — совокупность норм, принципов, идеалов, обосновывающих нравственную деятельность в сфере моральной свободы личности, разумное понимание необходимости, целесообразности определенного поведения с учетом общественного мнения, нравов, обычаев, требований, норм и принципов общественной морали;

— общественная нравственность — система норм, правил поведения, сложившихся в обществе в результате исторического развития на основе традиционных духовных и культурных ценностей.

Указанный закон регулирует деятельность физических и юридических лиц по распространению, публичной демонстрации кино- и аудиовизуальных произведений, продаже продукции эротического характера, проведения зрелищных мероприятий, рекламы и реализации алкогольной продукции, табачных изделий и наркотических веществ, способной нанести вред нравственному здоровью населения, а также предусматривает ответственность за нарушение требований личной и общественной нравственности, к которым законодатель относит деяния, связанные с посевом или выращиванием запрещенных к возделыванию растений, а также культивирование сортов конопли, мака и других растений, содержащих наркотические вещества; незаконным приобретением или хранением наркотических средств либо потреблением таковых без назначения врача; продажу алкогольных напитков и табачных изделий лицам, не достигшим 18 лет; реализацию спиртных напитков и табачных изделий вблизи объектов религиозного почитания, в местах массового скопления граждан, нахождения источников повышенной опасности (вокзалы, аэропорт, морской порт) и на прилегающих к ним территориях; распитие спиртных напитков в общественных местах; появление в общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность; курение в установленных законом местах и организацию специальных заведений и (или) использование каких-либо помещений в целях получения или оказания сексуальных услуг.

Таким образом, региональный законодатель относит к сфере общественной нравственности отношения, связанные с:

1) распространением продукции эротического характера, проституцией;

2) поведением граждан в общественных местах;

3) незаконным оборотом наркотиков, пьянством и алкоголизмом;

3) продажей определенных товаров несовершеннолетним.

Категория нравственности, будучи универсальной, прочно укрепилась в основе человеческих взаимоотношений. Обладая уникальной способностью сочетать интересы отдельных лиц, нравственность вносит согласованность во все без исключения социальные явления и процессы.

Общественная нравственность представляет собой внешнее проявление системы моральных норм и правил поведения, сложившихся в ходе исторического развития общества и способствующих его упорядоченному существованию и взаимодействию.

Мы поддерживаем существующее в научной литературе мнение о комплексном характере общественного порядка[138]. В связи с чем полагаем, что в настоящее время можно говорить о том, что общественная нравственность является элементом (частью) общественного порядка.

Термин «общественный порядок» тесно связан с понятием «общественная безопасность».

Стержневым понятием, характеризующим содержательную составляющую общественной безопасности, выступает понятие «безопасность».

Толковый словарь С. И. Ожегова дает следующее понятие безопасности: «Безопасность — это состояние, при котором не угрожает опасность, есть защита от опасности»[139] [140], а опасность, в свою очередь, определяется как «возможность, угроза чего-нибудь очень плохого, какого-нибудь несчастья» . В. И. Даль под безопасностью понимал «отсутствие опасности, сохранность, надежность»[141]. Так, в советском юридическом словаре указывается: «Общественная безопасность (в праве) — система общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий»[142].

В различных научных направлениях безопасность понимается как защищенность или состояние защищенности, отсутствие опасности, свойство (атрибут) системы, состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности к выживанию и развитию[143]. Категория «безопасность» — не абсолютна, и смысловое значение приобретает только в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности и окружающего мира[144] [145].

В утратившем силу Законе Российской Федерации от 5 марта 1992 г. № 2446-1 «О безопасности» в ст. 1 дано определение: «Безопасность — состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз».

Законодатель определил жизненно важные интересы как совокупность потребностей, удовлетворение которых обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Также обозначены объекты безопасности: личность, ее права и свободы; общество, его материальные и духовные ценности; государство, его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.

Безопасность личности — это такое состояние и условия жизни личности, при которых реализуются ее права и свободы, закрепленные в Конституции Российской Федерации. Личность, ее права и свободы относятся к основным объектам и субъектам национальной безопасности. Основные конституционные права личности — это право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища, свободу мысли и слова, право собираться мирно, без оружия, проводить митинги, собрания, шествия и пикетирование, право на охрану здоровья и медицинскую помощь, на судебную защиту своих прав и свобод. Как показывают социологические опросы, среди угроз безопасности личности на первое место вы-

ходят угрозы безопасности жизни, здоровья, имуществу граждан от преступных посягательств[146].

Безопасность общества означает защиту его материальных и духовных ценностей от внешних и внутренних угроз, а также предполагает наличие общественных институтов, правовых норм, развитых форм общественного сознания, гарантирующих реализацию и защиту этих условий.

В праве общественная безопасность определяется как «система общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отношения в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий»[147] [148].

Исследовав правовые нормы, касающиеся вопросов обеспечения общественной безопасности и содержащиеся в различных законах на постсоветском пространстве, можно констатировать, что законодательное определение понятия «общественная безопасность» было закреплено только в Модельном законе «О безопасности», принятом постановлением Межпарламентского Комитета Республики Беларусь, Республики Казахстан, Кыргызской публики, Российской Федерации и Республики Таджикистан от 15 октября 1999 г. № 9-9 . В статье 1 указанного закона под общественной безопасностью понимается состояние защищенности жизни, здоровья и благополучия граждан, а также ценностей общества от возможных опасностей и угроз, способных нанести им ущерб.

В настоящее время безопасность выходит за пределы исключительно государственного понимания и приобретает гуманистическое содержание. Так как человек есть высшая ценность в государстве, то приоритетностью безопасности вообще становится защита человека и общества в целом[149] [150] [151]. Следует рассматривать сущность общественной безопасности именно в связи с этим. На наш взгляд, понятие общественной безопасности значительно шире понятия «общественный порядок», более того, вбирает в себя последнее. На самом деле, «безопасность есть высшее социальное понятие гражданского общества... согласно которому все общество существует лишь для того, чтобы обеспечить каждому из своих членов неприкосновенность его личности, его прав и его собственности» . Мы согласны с мнением И. И. Веремеенко, рассматривающего общественную безопасность как безопасность «не только здоровья отдельного члена общества или коллектива (группы), но и их имущества, чести, достоинства, нравственности. Это безопасность всех основных компонентов отдельной личности или коллектива, которые представляют некую со-

3

вокупную ценность, охраняемую моральными и правовыми нормами» .

Поддерживая такой подход, предлагаем под общественной безопасностью понимать обеспечиваемое государством состояние защищенности жизни, здоровья, благополучия граждан и духовно-нравственных ценностей общества от внешних и внутренних угроз, преступных посягательств, нарушений общественного порядка и иных неправомерных действий.

Итак, юридические составы правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, содержатся в главе 20 КоАП РФ. Традиционно считается, что непосредственным объектом административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения, является общественный порядок и общественная нравственность[152]. Отдельные авторы указывают в качестве объекта рассматриваемого правонарушения человеческое достоинство и общественную нравственность[153]. Однако мы полагаем, что непосредственным объектом правовой охраны данного правонарушения выступает общественная безопасность как составная часть национальной безопасности.

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации общественная безопасность названа стратегическим национальным приоритетом, а одной из главных угроз национальной безопасности в сфере охраны здоровья граждан является массовое распространение алкоголизма[154] [155].

Под угрозой национальной безопасности в указанной Концепции понимается совокупность условий и факторов, создающих прямую или косвенную возможность нанесения ущерба национальным интересам.

По нашему мнению, появление граждан в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения создает возможность нанесения указанного ущерба, является одной из причин распространения алкоголизма, формирования терпимого отношения к пьянству, в том числе среди подростков.

Заболевание алкоголизмом несовершеннолетних стало серьезной угрозой разрушения генофонда нации, национальной безопасности страны. Если в начале 60 гг. ХХ в. мужчины начинали систематически употреблять спиртные напитки в среднем в возрасте 24 лет, то в 80 гг. — в 19 лет. В начале ХХ! в. средний возраст начала употребления алкоголя мальчиками снизился до 9-11 лет, а девочками — до 12,9 лет. Между тем, чем раньше подросток приобщился к алкогольным напиткам, тем больше риск злоупотребления ими, а также развития алкоголизма в молодом возрасте, и, соответственно, совершения на этой почве правонарушений.

По данным Федеральной службы государственной статистики, только в 2016 г. под диспансерное наблюдение с впервые установленным диагнозом «алкоголизм» было взято 95,8 тыс. человек .

Заболеваемость населения алкоголизмом и алкогольными психозами в 2016 г. составила 1444,5 больных на 100 000 населения (в 2014 г. — 1155,4). Для сравнения: заболеваемость самыми многочисленными социально значимыми болезнями, такими как болезни, характеризующиеся повышенным кровяным давлением, в 2016 г. составила 1399,4 больного на 100 000 населения)[156].

Общеизвестна подтвержденная многочисленными исследованиями высокая криминогенная роль пьянства в этиологии преступности. В современных условиях из всех социальных факторов, влияющих на преступность, наиболее прочная корреляционная связь существует между уровнем преступности и употреблением спиртных напитков. По данным ГИАЦ МВД России, за последние пять лет удельный вес лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, определялся в интервале 27,9-32,1% от общего числа правонарушителей[157].

Пьянство является одной из причин совершения тяжких и особо тяжких преступлений против жизни и здоровья граждан, краж чужого имущества, хулиганства. Среди лиц, совершивших умышленные убийства, изнасилования, причинения тяжкого вреда здоровью, этот показатель, как у взрослых, так и несовершеннолетних, достигает 65-75%. Таким образом, чем опаснее деяние, тем больше удельный вес виновных, находившихся в момент его совершения в нетрезвом состоянии.

Более того, лица, находящиеся в состоянии опьянения в общественных местах, создают реальную угрозу не только для окружающих, но и для самих себя, так как, будучи в беспомощном состоянии, сами могут стать объектами преступных посягательств. Согласно правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 г. № 328-О, норма ст. 20.21 КоАП РФ направлена на защиту общественного порядка, общественной безопасности, нравственности, на устранение опасности для жизни и здоровья людей, которые в состоянии опьянения создают реальную угрозу как для самих себя, так и для окружающих[158].

Медицинские работники отмечают, что в большинстве случаев смертельный исход происходит от несчастных случаев (дорожно-транспортные происшествия, обморожения, производственный травматизм и др.) в состоянии алкогольного опьянения. По данным Министерства здравоохранения Омской области, ежегодно только по городу Омску более 11 тыс. вызовов скорой помощи осуществляется к лицам, находящимся в состоянии опьянения, и более 23 тыс. вызовов, касающихся заболеваний и травм на фоне опьянения[159].

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что основным непосредственным объектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, следует считать общественную безопасность.

Объективная сторона состава административного правонарушения — система предусмотренных нормами административного права признаков, характеризующих его внешнее проявление[160]. К таковым относятся противоправное деяние (действие, бездействие), противоправный результат (материальный или нематериальный вред, ущерб от посягательства), прямая причинная связь между противоправным деянием и противоправным результатом (обязательные признаки), а также время, место, способ, средства и орудия совершения правонарушения (факультативные признаки)[161].

Конструкция описания юридического состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 20.21 КоАП РФ, вполне содержательна и позволяет сделать вывод, что обязательным признаком объективной стороны данного правонарушения является деяние, выразившееся в появлении в общественных местах в состоянии опьянения[162].

Указывая в норме КоАП РФ о привлечении к ответственности за появление в общественных местах в состоянии опьянения, законодатель, однако, не раскрывает признаков такого состояния, не упоминает о том, какое именно состояние опьянения (легкая степень, средняя, тяжелая степень опьянения) может послужить основанием для привлечения к ответственности, что также может вызывать спорные вопросы его квалификации.

В частности, слово «состояние» в энциклопедическом словаре определяется как положение, внешние или внутренние обстоятельства, в которых находится кто-нибудь, физическое самочувствие. Слово «пьяный» — как возбужденный от вина, одурманенный вином. В медицинском смысле алкогольное опьянение — это «симтомакомплекс психических, вегетативных и неврологических расстройств, обусловленный психотропным действием спиртных напитков»[163]. Соответственно, у лица, находящегося в состоянии опьянения в общественных местах, присутствуют внутренние или внешние обстоятельства проявления результатов употребления им алкогольных напитков.

Медики выделяют три степени алкогольного опьянения: легкая степень (концентрация алкоголя в крови составляет 0,3-1,5%о); средняя степень опьянения (концентрация алкоголя в крови составляет 1,5-2,5%); тяжелая степень опьянения (концентрация алкоголя в крови составляет 2,5-5,0%). Концентрация алкоголя в крови выше 6% считается смертельной.

Как справедливо отмечают исследователи[164], степень алкогольного опьянения — это величина относительная и обусловленная множеством факторов, такими как количество принятого алкоголя, концентрация его в крови, вес тела, наличие или отсутствие заболеваний и т. д. Далеко не всегда существует четкая связь между степенью опьянения, количеством алкоголя в крови и проявлениями опьянения, поэтому мы не считаем необходимым замерять количество алкоголя в крови какими-либо лабораторными или инструментальными методами, а степень опьянения определяем по ее клиническим проявлениям.

В зависимости от количества принятого алкоголя и функционального состояния организма выделяется три степени простого алкогольного опьянения:

1. Легкая степень опьянения характеризуется улучшением настроения, чувством бодрости, стремлением к общению. Ослабляется тормозящая функция ЦНС, усиливается жестикуляция, появляется размашистость в движениях, теряется их четкость и точность, снижается способность к концентрации внимания. Темп мышления ускоряется, однако оно становится непоследовательным, появляются поверхностные ассоциации, речь становится более быстрой и громкой, но без заметных нарушений артикуляции.

2. Характерными признаками средней степени опьянения являются резкие изменения в поведении. Часто появляется раздражительность, которая сменяется чувством злобы и обиды, возможны немотивированные подъемы настроения, на поступки все большее влияние оказывают аффективные нарушения. Внимание человека переключается медленно, движения заторможены, координация движений нарушена, мимика невыразительна. Углубляются расстройства мышления. Из-за изменения в слуховом восприятии речь становится громкой и смазанной (дизартрия).

3. При тяжелой степени опьянения наблюдаются различные симптомы оглушения, в тяжелых случаях — алкогольная кома. Речь становится малопонятной, наблюдается бессмысленное бормотание.

Обязательным признаком объективной стороны выступает то, что лицо находится в общественном месте не просто в состоянии опьянения, а в таком виде, который оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность (вызывает у окружающих чувство отвращения и брезгливости). Только лишь запах алкоголя изо рта или же нарушение координации движения не образуют состава данного правонарушения. В юридической литературе под достоинством понимается «...внутренняя самооценка гражданином собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения. Достоинство... характеризует личность, неотделимо от нее и составляет важнейшее духовное богатство. Вместе с этим достоинство... отражает определенные социальные отношения между гражданином и обществом, а потому имеет большое общественное значение и охраняется правом»[165].

В качестве признаков опьянения, оскорбляющих человеческое достоинство и общественную нравственность, можно указать следующие: запах алкоголя изо рта с той или иной степенью выраженности; нарушение координации движения (шаткая походка, спотыкания, частые падения, передвижение с трудом или нехарактерным для человека способом (на четвереньках, по стенке), утрата способности самостоятельно встать на ноги и передвигаться на ногах, беспомощное состояние); нарушение способности критического отношения к действительности (бесцельное передвижение в общественном месте, плохая ориентация в окружающей обстановке, во времени, утрата такой ориентации), блуждающий взгляд, засыпание на улице, в общественных местах, на остановке, сидение или лежание в связи с состоянием сильного алкогольного опьянения, заговаривание вслух в отсутствие собеседника, утрата чувства стыда; внешний вид привлекаемого к ответственности лица вызывает брезгливость и отвращение (неопрятная, неряшливо надетая, расстегнутая или изорванная одежда), или если одежда не соответствует погоде и не предназначена для появления в общественных местах (нижнее белье, спальные принадлежности), или одежда мокрая, в снегу, в пыли, испачкана грязью; невнятная или бессвязная речь, утрата речевой способности.

Такой вид, несомненно, нарушает права граждан, наблюдающих за лицом, находящимся в состоянии опьянения (например, право гражданина на отдых, реализуемое в общественном месте).

Не вызывает сомнений тот факт, что внешний вид, оскорбляющий человеческое достоинство и общественную нравственность, должен быть связан именно с опьянением. Если указанные выше признаки вызваны болезненным состоянием или иными причинами, не связанными с опьянением, деяние не образует состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 20.21 КоАП РФ. В ряде случаев лицо, внешний вид которого вызывает у окружающих чувство отвращения и брезгливости, находящееся в общественном месте, подлежит привлечению к административной ответственности, но не по анализируемой статье. Например, ст. 21 Кодекса Омской области об административных правонарушениях, установлена административная ответственность за проезд в троллейбусе, трамвае, автобусе городского, пригородного или межмуниципального сообщения в пачкающей одежде, провоз загрязняющих салон транспортного средства и одежду пассажиров[166].

Для квалификации правонарушения по данной статье не имеет значения, в результате употребления каких напитков или препаратов лицо пришло в указанное состояние опьянения.

Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого правонарушения является место его совершения — оно должно быть общественным.

Термин «общественное место», как и термин «общественный порядок», широко применяется в практической деятельности правоохранительных органов и используется субъектами РФ при разработке и принятии собственных нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения в сфере общественного порядка. Однако само определение понятия «общественное место» законодательного закрепления не нашло. Под общественными местами принято понимать улицы, площади, транспорт общего пользования, аэропорты, вокзалы, парки, жилые микрорайоны, подъезды и другие места нахождения людей, в которых удовлетворяются их различные жизненные потребности, и которые свободны для доступа неопределенного круга лиц.

Законодатель закрепил перечень общественных мест, в которых запрещено потреблять (распивать) алкогольную продукцию, который содержится в ст. 16

Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». К таким местам относятся: дворы, подъезды, лестничные площадки, лифты жилых домов, детские площадки, зоны рекреационного назначения (в границах территорий, занятых городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, пляжами, в границах иных территорий, используемых и предназначенных для отдыха, туризма, занятий физической культурой и спортом), остановочные пункты движения всех видов общественного транспорта (транспорта общего пользования) городского и пригородного сообщения (в том числе станции метрополитена), автозаправочные станции, оптовые и розничные рынки, вокзалы, аэропорты, иные места массового скопления граждан, места нахождения источников повышенной опасности, территории, к ним прилегающие, нестационарные объекты торговли. Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку законодатель также указывает и другие общественные места, однако в данном законе такие критерии, как и само определение термина «общественное место», отсутствуют.

Обратившись к ведомственным нормативным правовым актам в совместном приказе Генпрокуратуры России, МВД России от 29 декабря 2005 г. № 1070, можно найти следующее определение рассматриваемого понятия: «К числу общественных мест относятся специально оборудованные территории и зоны общего пользования в черте городов и населенных пунктов либо вне их и предназначенные для использования населением, а также проведения массовых мероприятий, обслуживания и отдыха граждан»[167].

В соответствии с данным приказом общественные места подразделяются на места постоянного и периодического пользования.

К числу мест постоянного пользования относятся места с открытым свободным доступом в любое время года и суток (проспекты, улицы, переулки, скверы, бульвары, набережные, площади, внутридворовые территории и тупики, проезды, а также круглосуточно работающие предприятия торговли и общественного питания, культурные, развлекательные учреждения, вокзалы, аэропорты).

К числу мест периодического пользования относятся территории учреждений, предприятий, организаций, а также территории, охраняемые частными охранными предприятиями, предназначенные для обслуживания населения в установленные часы работы (предприятия торговли и общественного питания, санатории, дома отдыха, пансионаты, профилактории, культурные, развлекательные, спортивные учреждения, общественный транспорт, лесопарковые зоны, берега открытых водоемов (реки, озера, пруды, водохранилища), непосредственно водоемы и прилегающие к ним зоны отдыха и зеленых насаждений в черте городов и других населенных пунктов, а также используемые во время проведения санкционированных массовых мероприятий (гуляний) территории, находящиеся за чертой населенных пунктов), общественный транспорт.

Возникает вопрос, можно ли привлечь к ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ, если лицо находится в общественном месте в состоянии опьянения, но в ночное время, в отсутствие граждан, т. е. его внешний вид не вызывает брезгливости и отвращения ни у кого, кроме сотрудников полиции? Правоприменительная практика свидетельствует о том, что существенное доказательственное значение имеют показания свидетелей, уверенных в том, что виновные находятся в состоянии опьянения, так как обладают всеми видимыми его признаками, оскорбляющими человеческое достоинство и общественную нравственность, изложенными выше. Соответственно, если никто, кроме сотрудников полиции, не воспринимал факта нахождения лица в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, ничьи интересы не затронуты, и не может идти речи о привлечении к административной от- ветственности по ст. 20.21 КоАП РФ. Подобная практика находит свое отражение и в судебных решениях. Так, в решении судьи Вяземского районного суда Смоленской области от 18 марта 2013 г. по жалобе гр. Ц. указано, что: «квалификация действий Ц. за появление на улице в состоянии опьянения, как оскорбляющим человеческое достоинство и общественную нравственность при отсутствии объективной и субъективной стороны, не основаны на законе, поскольку, как установлено в судебном заседании, Ц. шел по улице в темное время суток... Умысел (неосторожность) на нарушение общественного порядка, оскорбляющее человеческое достоинство и общественную нравственность отсутствует»[168].

Аналогичное решение было принято Даниловским районным судом Волгоградской области от 4 июня 2012 г. по делу № 12: «.поскольку, как установлено в судебном заседании, Б. шла по улице в темное время суток в состоянии алкогольного опьянения, никто из свидетелей не видел ее в состоянии опьянения, с шаткой походкой, нечленораздельной речью... признаков объективной и субъективной стороны правонарушения не установлено...»[169].

Нет оснований не согласиться с подобной позицией, если рассматривать указанную норму в том виде, в котором она представлена на данный момент в КоАП РФ. Однако если рассматривать в качестве непосредственного объекта правонарушения общественную безопасность, о чем указывалось выше, привлечение указанных лиц к административной ответственности за сам факт нахождения лица в общественном месте в состоянии опьянения, угрожающем личной или общественной безопасности, независимо от того, находятся ли в этот момент в общественном месте другие граждане или нет, станет очевидной необходимостью. Обеспечение общественной безопасности является одной из задач, возложенных на полицию и направленных на поддержание такого состояния, при котором права и свободы человека и гражданина гарантируются от нарушений в результате противоправного поведения других лиц, которые, употребляя спиртные напитки, находясь в состоянии опьянения в общественных местах, создают реальную угрозу, как для самих себя, так и для окружающих[170].

Таким образом, установив запрет на нахождение в любых местах, доступных для появления людей в состоянии опьянения, угрожающем личной и общественной безопасности, ст. 20.21 становится нормой, направленной на реальную защиту интересов общества и безопасности самого лица, пребывающего в состоянии опьянения. Учитывая сказанное, предлагаем изложить диспозицию ст. 20.21 в следующей редакции: «Нахождение в состоянии опьянения, угрожающем общественной и личной безопасности в местах, открытых для доступа граждан».

В теории административного права выделяется три группы индивидуальных субъектов: общие, специальные и особые. Рассматриваемое правонарушение не имеет специального субъектного состава.

Субъектом административной ответственности за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения является физическое лицо, обладающее административной деликтоспособностью, — «особым юридическим свойством, заключающимся в способности (возможности) субъекта принять на себя ответственность за совершенный административный проступок»[171]. Правовая категория субъекта правонарушения и юридической ответственности представляет собой специфическое преломление в правовой науке общефилософской категории субъекта. Субъектом ответственности может быть только то лицо, которое способно осознавать общественный смысл своих действий, смысл правовых и иных социальных требований, и соотносить с ними свои действия. Субъект юридической ответственности в юридической литературе традиционно определяется как вменяемое (деликтоспособное) лицо, достигшее возраста, определенного в нормативном правовом акте, предусматривающем юридическую ответственность.

В законодательстве отсутствует понятие вменяемости, оно выводится путем сопоставления с понятием невменяемости. Невменяемость, как состояние человека, раскрыта в КоАП РФ с использованием двух критериев. Отсутствие возможности осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) является интеллектуальным элементом первого критерия невменяемости. Волевой элемент первого критерия — отсутствие возможности руководить своими действиями. Оба этих элемента характеризуют состояние воли и интеллекта лица во время совершения правонарушения. Первый критерий невменяемости относится к психологическим или юридическим критериям. Отражение психического состояния человека в сравнении с общей биологической нормой заключено во втором критерии невменяемости. Данный критерий содержит в себе понятие о наличии у виновного лица слабоумия, хронического или временного психического расстройства или другого болезненного состояния психики. Второй критерий относится к критериям биологического или медицинского характера[172]. Критерии невменяемости являются обязательными и взаимосвязанными. Так, отсутствие одного из них исключает наличие указанного состояния психики человека.

Лица, признанные невменяемыми, не несут административную ответственность. Таким образом, вменяемость (от слова «вменять», в смысле «вменять в вину») в широком, общеупотребительном смысле означает способность нести ответственность перед законом за свои действия.

Из этого положения закона можно заключить, что вменяемость — это такое состояние психики, при котором человек в момент совершения противоправного деяния может осознавать значение своих действий и руководить ими, а потому способен быть ответственным за свои действия.

Понятие вменяемости присутствует в ст. 85 УК Италии: «Вменяем тот, кто имеет способность понимать и хотеть»[173]. Однако возникает вопрос, способно ли лицо, находящееся в сильной степени алкогольного опьянения, в полной мере осознавать фактический характер и противоправность своих действий. Следует отметить, что алкогольные психозы, белую горячку относят к заболеваниям, несущим временный разлад в психике. Эти состояния происходят в виде нападений на сознание субъекта, отличаются кратковременностью, возникают в связи с комплексом внешних факторов. Известно, что алкоголь, воздействуя на центральную нервную систему человека, поражает его сознание и волю. Благодаря нарушению мышления и ослаблению самоконтроля поведение пьяного человека заметно отличается от поведения того же человека в трезвом состоянии. Очевидно, что многие правонарушения не были бы совершены вообще, если бы правонарушитель не находился под влиянием алкоголя. Систематическое злоупотребление спиртными напитками ведет к общей деградации личности. Некоторые лица, совершившие преступления и административные правонарушения в состоянии опьянения, ссылаются на то, что они не сознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся и т. д. Однако состояние опьянения не может служить основанием для освобождения от ответственности. КоАП РФ не рассматривает состояние опьянения лица в момент совершения им административного правонарушения как обстоятельство, смягчающее наказание, напротив, является обстоятельством, отягчающим административную ответственность (п. 6 ч. 1 ст. 4.3). Возможно, при совершении административного правонарушения, связанного с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, вести речь о так называемой «уменьшенной вменяемости», при этом рассматривая ее не как промежуточную категорию, а как составную часть вменяемости. Полагаем, что при определенных условиях к лицам, совершившим такого рода правонарушения, целесообразно применение принудительного лечения от алкоголизма.

В статье 2.3 КоАП РФ устанавливается возраст — 16 лет, по достижении которого лицо может быть привлечено к административной ответственности. Установление возраста административной ответственности с 16 лет считается наиболее целесообразным и отвечающим международным руководящим принципам ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних. Несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет являются особым субъектом административной ответственности. Учитывая конкретные обстоятельства дела и данные о правонарушителе, комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав может освободить его от административной ответственности и применить к нему меры воздействия, предусмотренные федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних.

Порядок образования комиссий и осуществления ими полномочий определяется законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. В настоящее время названные комиссии действуют на основе Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[174] [175] [176]. Административные наказания, назначаемые несовершеннолетнему комиссией, имеют воспитательный, профилактический характер. За аналогичные действия, совершаемые подростками в возрасте до 16 лет, ответственность несут родители несовершеннолетних или лица, их замещающие по ст. 20.22 КоАП РФ.

Субъектом рассматриваемого правонарушения могут быть также иностранные граждане — это лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству другого государства; лица без гражданства — лица, не имеющие прав гражданства в каком-либо государстве. Вышеназванные лица, находящиеся на территории Российской Федерации на законных основаниях, за административные правонарушения, совершенные на территории Российской Федерации, несут ответственность на общих основаниях. Безусловно, за появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения могут нести ответственность и другие особые субъекты. Это могут быть лица, обладающие особыми демографическими признаками (инвалиды I и II групп, женщины, имеющие малолетних детей и т. п.), признаками, указывающими на особенности социального статуса (военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел) и т. д. Однако особые признаки таких субъектов в равной степени оказывают влияние на их ответственность как за появление в состоянии опьянения, так и за другие правонарушения, а конструктивные признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, характеризующие правонарушителей, у них отсутствуют.

Субъективная сторона административного правонарушения представляет собой совокупность признаков, характеризующих внутреннее, психическое отношение лица к содеянному[177] [178]. К таковым относятся вина (основной признак), мотив и цель (факультативные признаки).

Существуют различные мнения относительно форм вины, с которыми может быть совершено рассматриваемое правонарушение. Например, судебная практика исходит из того, что данное правонарушение может быть совершено только умышленно2. Ряд исследователей отмечает, что появление в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения может быть связано как с умышленной так и с неосторожной виной[179] [180]. Более распространенной формой вины является, разумеется, вина умышленная, когда «нарушитель понимает антиобщественный характер своего поведения, но в силу своих эгоистических побуждений пренебрегает требованиями общественной нравственности» . Для привлечения к административной ответственности, на наш взгляд, форма вины не имеет существенного значения. Во всех случаях данное правонарушение совершается виновно, лицо имеет достаточное представление об аморальном характере своего поведения и отрицательной общественной оценке. Так, в ходе изучения более 300 материалов судебной практики и правоприменительной деятельности нами было выявлено, что 92% лиц, привлекаемых к ответственности за данные правонарушения, полностью согласны с составленным протоколом и признают свою вину. Для правильной квалификации также не имеют принципиального значения такие факультативные признаки субъективной стороны правонарушения, как мотив и цель. Обычно появление в общественных местах в состоянии опьянения бесцельно, так как нарушитель обычно не стремится быть объектом общественного наблюдения и осмеяния. В равной мере не учитывается правоприменителем и мотивационная сторона деяния, ввиду того что появление в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность, столь же безмотивно, сколько и бесцельно[181].

Таким образом, рассмотренные объективные и субъективные признаки образуют состав административного правонарушения, связанного с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения. По существу, состав административного правонарушения представляет собой главное нормативное основание административной ответственности. Закрепление в норме его признаков является гарантией законности в применении института административной ответственности.

Проведенное исследование института административной ответственности за правонарушения, связанные с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, позволяет сформулировать следующие основные выводы.

При анализе понятия и признаков административного правонарушения можно определить наиболее приемлемое, с нашей точки зрения, понятие административного правонарушения, связанного с появлением в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, а именно как противоправное, виновное, общественно опасное деяние физического лица, нарушающее законодательно установленный порядок поведения в общественных местах и создающее угрозу общественной безопасности, за которое законодательством об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

На наш взгляд, категория «общественный порядок» в широком смысле полностью совпадает (перекрывается) с философско-социальным понятием «социальный порядок». Это центральное понятие социологических теорий выражает идею организованной общественной жизни, упорядоченности действий социальных структур. Использование термина «социальный порядок», по нашему мнению, более предпочтительно, чем термина «общественный порядок» в широком смысле. Во-первых, категория «социальный порядок» является более проработанной, принята международной научной общественностью, имеет значительный исторические корни. Во-вторых, такая замена позволит уйти от путаницы и нередко подмены понятий в юриспруденции.

Изучив различные определения нравственности, можно прийти к выводу, что нравственность неразрывна с обществом, ее основная функция — регулирование поведения людей в целях поддержания общественного порядка. Общественная нравственность представляет собой составную часть общественного порядка и внешнее проявление системы моральных норм и правил поведения, сложившихся в ходе исторического развития общества и способствующих его упорядоченному существованию и взаимодействию. При этом общественный порядок в узком смысле является составной частью общественной безопасности.

Под общественной безопасностью необходимо понимать обеспечиваемое государством состояние защищенности жизни, здоровья, благополучия граждан и духовно-нравственных ценностей общества от внешних и внутренних угроз, преступных посягательств, нарушений общественного порядка и иных неправомерных действий.

Рассмотрев различные точки зрения на понятия «общественный порядок» и «общественная безопасность», полагаем, что основным непосредственным объектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, следует считать общественную безопасность. В целях обеспечения общественной безопасности необходимо установить запрет на нахождение граждан в состоянии опьянения, угрожающем общественной и личной безопасности в местах, открытых для доступа граждан. Предлагаем изложить диспозицию ст. 20.21 в следующей редакции: «Нахождение в состоянии опьянения, угрожающем общественной и личной безопасности в местах, открытых для доступа граждан».

<< | >>
Источник: Водяная Мария Юрьевна. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГРАЖДАН ЗА ПОЯВЛЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения:

  1. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[248] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  2. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[211] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  3. ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ[101] ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ (ювенологический глоссарий)
  4. § 5. Расторжение индивидуального трудового договора (контракта)
  5. § 4. Уголовно-правовой аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[206]
  6. § 5.1. Процессуальный порядок и организационные проблемы назначения ССТЭ
  7. § 2. Понятие и виды нормативной основы усмотрения в административной деятельности милиции
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. § 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения
  10. § 1. Компетенция полиции по пресечению административных правонарушений, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах
  11. § 2. Оценочные категории, характеризующие поведение и личность осужденных
  12. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
  13. § 1 Объективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  14. § 2. Субъективные признаки состава нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
  15. § 2. Понятие и виды нормативной основы усмотрения в административной деятельности милиции
  16. § 1. Доставление, административное задержание, привод
  17. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  18. 3.2. Перспективы распространения специальной дисциплинарной ответственности на иные категории работников
  19. 3.2. Перспективы распространения специальной дисциплинарной ответственности на иные категории работников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -