<<
>>

Материально-правовая характеристика административного выдворения иностранных граждан и лиц без гражданства как вида административного наказания

В качестве важнейших направлений государственной миграционной политики Президент РФ рассматривает модернизацию правовой базы противодействия незаконной миграции, совершенствование мер ответственности за нарушение миграционного законодательства РФ, а также обеспечение органами государственной власти надлежащего функционирования специальных учреждений, предназначенных для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации, как утверждено в акте стратегического планирования — Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года[24].

Как и любой документ стратегического планирования, данная Концепция определяет деятельность участников стратегического планирования по целеполаганию, прогнозированию, планированию и

программированию соответствующей сферы государственного управления и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации [25]

В отечественной административно-правовой литературе выделяется термин «миграционная безопасность», которая рассматривается как составная часть национальной безопасности и представляет собой государственно - правовой институт, включающий комплекс механизмов и структур по обеспечению и защите основ легальной миграции, прав и свобод человека, устойчивого миграционного порядка[26]. Одним из таких механизмов является механизм нормативно -правового регулирования и реализации специфических мер административного принуждения, которые применяются в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, включая административное выдворение за пределы Российской Федерации. Рассматриваемое административное наказание, впрочем, как и депортация, является одним из инструментов селективной миграционной политики, предполагающей организацию миграционных процессов таким образом, чтобы обеспечить пребывание и проживание на территории Российской Федерации только тех иностранных граждан и апатридов, которые соответствуют определенным критериям и соблюдают специальный правовой режим пребывания их в России[27].

В литературе отмечается, что для совершенствования миграционной политики и реализации положений, содержащихся в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации до 2025 года, требуется модернизировать нормативно-правовую основу применения административного выдворения и создать надлежащую инфраструктуру для его осуществления[28].

Кроме того, в целях усовершенствования миграционной политики осуществляется оптимизация структуры органов федеральной исполнительной власти. Так, в соответствии с Указом Президента РФ от 5 апреля 2016 г. № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции»[29] была упразднена Федеральная миграционная служба с передачей ее функций и полномочий Министерству внутренних дел РФ и образованием в структуре его центрального аппарата Главного управления по вопросам миграции.

Иностранные граждане и лица без гражданства ввиду возможности применения к ним специфического административного наказания рассматриваются в качестве особых субъектов административной ответственности. Как утверждается в литературе по административному праву, особый статус имеют те субъекты, которые привлекаются к административной ответственности с какими-либо особенностями, в том числе со спецификой административного наказания[30]. Отдельную группу иностранных граждан составляют сотрудники дипломатических представительств и консульств иностранных государств на территории Российской Федерации, обладающие иммунитетом к административной юрисдикции Российского государства. В научной литературе часто встречается такой термин, как административно-деликтный иммунитет[31], которым обладают указанные лица, а также некоторые другие субъекты (должностные лица, выполняющие определенные государственные функции, — судьи, депутаты, сотрудники Следственного комитета РФ, прокуроры и иные), к которым меры административной ответственности и обеспечения производства по делу об административном правонарушении разрешено применять только при наличии особых условий и в особом порядке.

Поскольку иностранные послы и консулы имеют подобный иммунитет, к ним административное выдворение не применяется. Согласно ч. 1 ст. 31 и ч. 1 ст. 37 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г.[32] дипломатические агенты (главы иностранных дипломатических представительств; члены персонала представительства, имеющие дипломатический ранг, — советники, торговые представители, первые, вторые, третьи секретари посольств, военные, морские и авиационные атташе) и члены их семей пользуются иммунитетом от административной юрисдикции государства пребывания. В отношении консульских должностных лиц и консульских служащих на международно -правовом уровне также установлена невозможность осуществления административной юрисдикции применительно к действиям, совершаемым ими при выполнении консульских функций[33].

Граждане Российской Федерации не могут быть подвергнуты данному административному наказанию, поскольку это прямо запрещено ч. 1 ст. 61 Конституции РФ, хотя отечественная история знает примеры высылки собственных граждан за границу[34]. Помимо этого, граждане Российской Федерации согласно ч. 2 ст. 27 Конституции РФ имеют право беспрепятственно в нее возвращаться, что лишает смысла применение данной меры ответственности. Это противоречит также самой природе гражданства как устойчивой правовой связи лица с государством, заключающейся в совокупности их вз а- имных прав и обязанностей. Указанное утверждение легло в основу правовой позиции Конституционного Суда РФ, которая нашла отражение в его Постановлении от 16 мая 1996 г. № 12-П «По делу о проверке конституционности пункта «г» статьи 18 Закона Российской Федерации „О гражданстве Российской Федерации” по жалобе гражданина А.В. Смирнова» [35]

Названный запрет вытекает из норм международного права. Он установлен в основополагающих для международно-правового регулирования прав человека актах — в п. 2 ст. 13 Всеобщей декларации прав человека[36] и п.

1 ст. 3 Протокола №2 4 Совета Европы от 16 сентября 1963 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Об обеспечении некоторых иных прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый дополнительный Протокол к ней»[37]. Кроме того, аналогичное требование содержится в п. 1 ст. 25 Конвенции Содружества Независимых Государств от 26 мая 1995 г. «О правах и основных свободах человека» [38].

Необходимо отметить, что в законодательном регулировании административного выдворения как вида административного наказания произошло эволюционное изменение в части определения его предназначения, о котором можно судить по санкциям норм Особенной части КоАП РФ. Первоначальная редакция данного Закона содержала требования о применении административного выдворения исключительно за те правонарушения, родовым объектом которых являлись общественные отношения, связанные с защитой Государственной границы Российской Федерации и обеспечением режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации (гл. 18 КоАП РФ). Таким образом, социальное предназначение данного административного наказания сводилось к обеспечению посредством его применения режима Государственной границы и пребывания иностранцев и апатридов в России.

К настоящему времени законодатель переосмыслил карательный потенциал данной меры административной ответственности, что обусловило установление гораздо более широкого круга составов административных правонарушений, по которым санкция содержит административное выдворение. К таким деяниям относятся незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов; потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ (а также одурманивающих веществ) в общественных местах; пропаганда либо незаконная реклама наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, новых потенциально опасных психоактивных веществ; пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних.

Деяния, содержащиеся в данном перечне, характеризуются повышенной степенью общественной вредности, поскольку способствуют развитию процессов социальной дезадаптации граждан, причинению вреда их здоровью, а также общественной нравственности, формированию противоестественных физиологических потребностей. Это обусловливает необходимость ограничения конституционных прав иностранных граждан свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства на территории Российской Федерации в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Виду этого представляется важным вопрос об эффективности административного выдворения как меры административной ответственности и его соразмерности общественной вредности деяния. С одной стороны, наказание должно соответствовать общественной вредности противоправного деяния. В тех случаях, когда строгость административного наказания неадекватна степени общественной вредности правонарушения, права человека подвергаются необоснованному ограничению. С другой стороны, недостаточная репрессивность административных санкций способствует усилению административно-деликтной активности[39], что в итоге также приводит к нарушению прав человека. Речь идет о правах граждан, которым соответствующими правонарушениями был причинен прямой или косвенный вред.

В случаях нарушения иностранными гражданами и лицами без гражданства миграционных правил причинение ущерба гражданам Российской Федерации может показаться неочевидным. Вместе с тем такие нарушения влекут причинение существенного вреда в опосредованных формах, в том числе посредством ухудшения ситуации в сфере занятости населения, в сфере осуществления гражданами Российской Федерации предпринимательской деятельности.

Степень карательного воздействия административного выдворения на лицо, привлекаемое к административной ответственности, зависит и от того, какое значение придает своему пребыванию (проживанию) на территории Российской Федерации сам выдворяемый иностранец или апатрид.

Очевидным является то, что вынесение постановления о назначении административного штрафа как единственного административного наказания воспринимается иностранным гражданином, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не таким строгим правоограничением, как в случае применения к нему административного выдворения, если целью его нахождения на территории Российской Федерации служит трудовая или предпринимательская деятельность. Поэтому применение административного штрафа, налагаемого на иностранцев и апатридов за административные деликты в сфере миграции, в качестве единственного административного наказания с учетом не самых высоких размеров предусмотренного КоАП РФ административного штрафа вряд ли может рассматриваться как эффективное административно-правовое средство противодействия нарушениям миграционных правил.

Обременительный эффект, возникающий в результате административного выдворения, характеризует данное административное наказание в качестве достаточно суровой, почти исключительной меры административной ответственности иностранцев и апатридов за нарушения различных правил, установленных нормами административного права[40]. Его карательные свойства усиливаются вследствие наличия системной взаимообусловленности ограничиваемого права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территории Российской Федерации с прочими связанными с ним правами и свободами, прежде всего, правом на свободу трудовой и предпринимательской деятельности в Российской Федерации.

С учетом того, что пребывающие на территории Российской Федерации иностранцы и апатриды вступают в различные правоотношения, реализуя тем самым иные права, административным выдворением обусловливается наступление ограничения или полного прекращения многих прав, в том числе право свободно передвигаться и выбирать место пребывания (жительства).

Административное выдворение, с одной стороны, представляет собой единовременный акт, связанный с принудительным перемещением или контролируемым самостоятельным выездом иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации. С другой стороны, карательный эффект данной меры этим не ограничивается, поскольку иным законодательством урегулированы правоограничения, которые обязательно наступают в случае применения к иностранному гражданину или лицу без гражданства административного выдворения. В то же время в соответствии со ст. 27 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (в ред. от 30 декабря 2015 г.)[41] названным субъектам воспрещается въезжать в Российскую Федерацию в течение пяти лет со дня административного выдворения, а иностранцу или апатриду, в отношении которых неоднократно (два и более раза) выносились постановления об административном выдворении, — в течение десяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации.

Как полагает А.Н. Чертков, если данные лица были неоднократно подвергнуты административному выдворению из Российской Федерации, имеет смысл законодательного установления пожизненного запрета на въезд в Российскую Федерацию[42]. Вряд ли подобное предложение можно поддержать, поскольку следующие за административным выдворением правоограничения так же, как и само административное наказание, должны быть адекватны степени общественной вредности противоправных деяний, а общественная вредность любых административных правонарушений не настолько высока, чтобы полностью исключать возможность въезда на территорию Российской Федерации для иностранцев или апатридов в случае их совершения.

Установление сроков подобных правоограничений не позволяет рассматривать данное наказание как срочное ввиду их урегулированности иным законодательством. В то же время следует согласиться с И.В. Максимовым, полагающим, что, с точки зрения юридической логики и принципа целесообразности, желательно придать этому административному наказанию срочный характер[43].

Представляется важным наличие такого обстоятельства, при котором согласно п. «г» ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2002 г. №2 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (в ред. от 1 мая 2016 г.)[44] отклоняются заявления о выдаче уведомления о возможности приема в гражданство Российской Федерации, о приеме в гражданство и о восстановлении в гражданстве Российской Федерации, которые поданы лицами, имеющими ограничения на въезд в Российскую Федерацию, так как в отношении их применялось административное выдворение за пределы Российской Федерации, до истечения установленных сроков ограничения на въезд в Российскую Федерацию. Конечно, относительное большинство иностранных граждан и лиц без гражданства не претендуют на получение гражданства Российской Федера- ции, в связи с чем названное ограничение может и не иметь для них значимости. В то же время для тех, кто на это претендует, данное законодательное установление обусловливает существенное ограничение их административно-правового статуса, что опять же служит проявлением наказательного эффекта административного выдворения.

При рассмотрении административного выдворения как меры, применяемой на деликтной основе, следует обратить внимание на схожие по внешним проявлениям меры административного принуждения, но не связанные с совершением административного правонарушения, в целях их отграничения друг от друга. Речь идет о депортации и реадмиссии.

Депортация не является административным наказанием. Как уже говорилось, ее относят к числу принудительных мер административного восстановления, применяемых не в связи с административным правонарушением. Действующее законодательство рассматривает депортацию в качестве принудительного перемещения (высылки) иностранного гражданина и лица без гражданства за пределы Российской Федерации вследствие неисполнения им обязанности выехать за пределы Российской Федерации при утрате законных оснований для дальнейшего пребывания (проживания) на ее территории. Данные основания законодатель не относит к административным правонарушениям. В их числе следует назвать следующие:

а) неисполнение иностранным гражданином обязанности покинуть пределы Российской Федерации при сокращении срока проживания или временного пребывания в Российской Федерации либо если разрешение на временное проживание или вида на жительство аннулировано (п. 3 ст. 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»);

б) получение иностранным гражданином отказа в признании беженцем или уведомления об утрате статуса беженца, а также о лишении такого статуса; лишение лица статуса беженца или временного убежища в связи с его осуждением за совершение преступления на территории Российской Федера- ции (ст. 13 Федерального закона от 19 февраля 1993 г. № 4528-1 «О беженцах» (в ред. от 22 декабря 2014 г.))[45]. По смыслу текста данного Закона выдворение и депортация рассматриваются как синонимичные термины, однако следует иметь в виду, что данный нормативный акт был принят задолго до вступления в силу действующего КоАП РФ и его содержание, несмотря на внесенные изменения, не полностью отражает существующие в настоящее время реалии. Таким образом, речь в нем идет фактически лишь о депортации в современном ее понимании;

в) выявление у иностранных граждан и лиц без гражданства ВИЧ - инфекции (ст. 11 Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» (в ред. от 30 декабря 2015 г.))[46];

г) принятие полномочным государственным органом решения о нежелательности пребывания иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации (ч. 7 ст. 25.10 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»)[47]. В число таких органов входят МИД России, МВД России, Минобороны России, Минюст России, СВР России, ФСБ России, Росфинмониторинг, Роспотребнадзор и ФМБА России[48].

Институт нежелательности пребывания можно рассматривать как одно из наиболее эффективных административно -правовых средств реализации миграционной политики[49]. Принятие такого решения не равнозначно депортации, поскольку факт нахождения либо ненахождения иностранца или апатрида на территории Российской Федерации не влияет на его принятие. В качестве фактического основания при принятии решения о нежелательности дальнейшего пребывания в пределах Российской Федерации следует рассматривать наличие реальной угрозы для обороноспособности или безопасности государства, общественного порядка, здоровья населения, исходящей от данных лиц. Депортация в данном случае служит мерой обеспечения исполнения решения о нежелательности пребывания либо проживания иностранца или апатрида в Российской Федерации.

Административное выдворение отличается от депортации не только по кругу оснований, но и по субъектам, применяющим эти меры. Административное выдворение назначается судом и пограничными органами ФСБ России, а депортация — органами внутренних дел. Вместе с тем порядок осуществления депортации в значительной степени схож с процедурой исполнения постановления об административном выдворении.

В научной литературе существует мнение, согласно которому депортация также фактически имеет деликтное основание, поскольку применяется в связи с неисполнением в установленный срок обязанности по выезду из Российской Федерации в случае утраты законных оснований для продолжения нахождения в пределах ее территории. Так, М.А. Абрамов полагает, что основания, влекущие применение к иностранным гражданам и лицам без гражданства депортации, целесообразно сформулировать в виде состава административного правонарушения с введением в КоАП РФ соответствующей статьи. Тем самым понятие «депортация» будет устранено из федерального законодательства[50].

Данной позиции созвучно мнение А.А. Мнацаканяна, установившего наличие совпадений основных признаков депортации и административного выдворения. Основное различие рассматриваемых мер принуждения проявляется в принятии решения о депортации, которое принимается уполномоченным должностным лицом органа внутренних дел, а об административном выдворении — судьей. Таким образом, данный автор утверждает, что депортация является видом административного наказания, в нарушение требований п. 2 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ установленного не в данном Кодексе, а в иных федеральных законах. Отличие депортации от административного выдворения состоит еще и в том, что назначаемая во внесудебном порядке депортация не подлежит обжалованию. Ввиду нецелесообразности использования двух понятий для обозначения единой процедуры, по его мнению, следует исключить термин «депортация» из федерального законодательства, заменив ее единой мерой административного принуждения, применяемой к иностранным гражданам и лицам без гражданства, — административным выдво - рением за пределы Российской Федерации как административного наказания, правом назначения которого наделены судьи, а в случаях, которые, как исключения, предусмотрены КоАП РФ, — пограничные органы[51].

Действительно, в некоторых случаях можно говорить о нарушениях со стороны иностранных граждан, однако законодатель намеренно их не определяет в качестве административных правонарушений, поскольку ему безразлична субъективная сторона данных деяний. К тому же речь не всегда идет о нарушениях со стороны иностранного гражданина. Выявление у него ВИЧ-инфекции не свидетельствует о нарушении с его стороны. Тем не менее, депортация применяется. Эта мера рассматривается в качестве особого инструмента государственного принуждения, реализация которого преследует цель обеспечения безопасности и охраны здоровья иных граждан. Смысл законодательных установлений здесь состоит в том, чтобы обеспечить высылку иностранного гражданина, пребывание которого в государстве создает угрозу всему обществу либо отдельным его членам[52].

Несмотря на формальное наличие фактического основания для применения депортации, не всегда данный инструмент может быть задействован органами государства в отличие от случаев привлечения к административной ответственности, когда за совершение деликта должно последовать наказание. Так, если ВИЧ-инфицированный иностранный гражданин или лицо без гражданства имеет членов семьи (супруга, детей, родителей — граждан Российской Федерации либо иностранных граждан или лиц без гражданства, местом постоянного проживания которых является Российская Федерация) и отсутствуют нарушения ими законодательства РФ о предупреждении распространения ВИЧ-инфекции, то решение о нежелательности их пребывания на территории Российской Федерации не принимается и, соответственно, не применяется депортация[53].

Иностранные граждане, подлежащие депортации, могут быть переданы Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии. Особенность ре- адмиссии состоит том, что в отличие от депортации и административного выдворения она может применяться только при наличии соответствующего международного договора. Ю.В. Паукова отмечает, что прием и передачу посредством межгосударственного взаимодействия двумя договаривающимися государствами лиц, незаконно находящихся на территории одного из них, что и образует содержание реадмиссии, можно рассматривать в качестве «дипломатического» способа перемещения их на территорию другого государства. При этом фактором, выгодно отличающим реадмиссию от депортации, по ее мнению, является возможность направления запросов о реадмиссии в отношении лиц, у которых отсутствуют документы, удостоверяющие личность, только на основании предположения о гражданской принадлежности, а также направление таких запросов в иностранное государство, с территории которого лицо въехало незаконно, либо государство, в котором лицу, находящемуся на территории Российской Федерации незаконно, разрешено временное или постоянное проживание[54].

Подводя итог, следует отметить, что административное выдворение как мера, применяемая на деликтной основе, является одним из важнейших административно -правовых средств реализации миграционной политики, поскольку, ограничивая право иностранных граждан и лиц без гражданства свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства на территории Российской Федерации, она способствует установлению правового положения, при котором на территории Российского государства могут находиться только те иностранцы и апатриды, которые не допускают нарушений миграционных правил и не совершают ряд иных административных правонарушений. Существуют иные, сходные по форме реализации с административным выдворением, меры административного принуждения, направленные на прекращение нахождения иностранных граждан и лиц без гражданства на территории России (депортация и реадмиссия), однако они применяются на неделиктной основе, в отсутствие административных правонарушений, что отграничивает их от административного выдворения.

В то же время предусмотренный отечественным законодательством перечень мер принудительного удаления иностранцев и апатридов за пределы территории государства не является единственно возможным, о чем свидетельствует опыт законодательного регулирования государств ближнего зарубежья.

1.3.

<< | >>
Источник: ЗУБОВА Елена Григорьевна. МЕРЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ НА ДЕЛИКТНОЙ ОСНОВЕ К ИНОСТРАННЫМ ГРАЖДАНАМ И ЛИЦАМ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2016. 2016

Еще по теме Материально-правовая характеристика административного выдворения иностранных граждан и лиц без гражданства как вида административного наказания:

  1. § 1. Нормы материального права, регулирующие различные стороны отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
  2. § 1. Назначение и исполнение основных видов административных наказаний в области защиты Государственной границы Российской Федерации
  3. § 2. Место института административной ответственности в обеспечении законности в сфере таможенного дела Российской Федерации.
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 3. Нарушение законодательства о трудовой миграции как основание административной ответственности
  6. § 3. Состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 20.25 КоАП РФ
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Понятие и виды мер административного принуждения, применяемых к иностранным гражданам и лицам без гражданства
  10. Материально-правовая характеристика административного выдворения иностранных граждан и лиц без гражданства как вида административного наказания
  11. Сравнительно-правовая характеристика мерадминистративного принуждения, применяемых на деликтной основе к иностранным гражданам и лицам без гражданства, по законодательству Российской Федерации и государств ближнего зарубежья
  12. 2.1. Понятие и нормативно -правовая основа производства по применению мер административного принуждения к иностранным гражданам и лицам без гражданства
  13. 2.2. Правовые процедуры, связанные с административным выдворением иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы Российской Федерации
  14. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  15. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  16. § 2. Общая характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность
  17. § 1. Назначение и исполнение основных видов административных наказаний в области защиты Государственной границы Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -