§ 1. Компетенция полиции по пресечению административных правонарушений, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах

Современная концепция демократического правового государства исходит из положения о государстве-гаранте, особенность которого состоит в том, что оно не только декларирует общечеловеческие ценности, права и свободы личности, но и проводит масштабные мероприятия по их воплощению в жизнь.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является приоритетным направлением деятельности всех правоохранительных органов. Полиция в этом случае представляет один из важнейших инструментов (средств) государства в обеспечении подобных гарантий. Уникальность деятельности полиции заключается в том, что, являясь частью государственного механизма реализации государственных интересов и государственной политики, она выступает наиболее емким по объему выполняемых правоохранительных функций институтом обеспечения гарантий, прав и свобод граждан. «Полиция и полицейская деятельность возникают в рамках коллективного сообщества индивидов — государства, когда наиболее важные аспекты его жизнедеятельности обеспечены одной или несколькими организациями, уполномоченными населением в лице государственной власти и законом, принятым этой властью выполнять задачу социального регулирования. Они действуют от имени государства и в крайней необходимости правомочны применять меры принуждения»[210].

Следует подчеркнуть, что главные направления повышения эффективности полицейской деятельности связаны ее социализацией, укреплением контактов с населением. Эти положения полностью соответствуют партнерской модели взаимоотношений полиции и общества. Отмечая социальную ориентированность деятельности полиции, законодатель в ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»[211] (далее — Закон о полиции) устанавливает, что полиция незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств.

Данная специфика полицейской службы отражает социальное назначение полиции в современной России.

Основным содержанием полицейской деятельности является «установление контроля над преступностью», пресечение ее посредством всего объема имеющихся у нее средств, которые предоставлены ей законом. Таким образом, дефиниции полицейской деятельности отличаются их общесоциальной направленностью. Профессиональная социализация становится задачей и сутью работы полицейских в современном государстве[212].

Итак, полиция в современном демократическом государстве представляет собой неотъемлемый компонент исполнительной власти. Она является самостоятельным специфичным государственным органом, обладает специальной компетенцией и властными полномочиями.

Компетенция органов власти — весьма сложное и неоднозначное явление. В юридической литературе компетенция имеет несколько трактовок, в частности, понимается как круг (совокупность) полномочий, предоставленных нормативным правовым актом конкретному органу или должностному лицу в соответствии с предметами их ведения[213]. В свою очередь полномочие есть предоставление государственному служащему в зависимости от занимаемого должностного положения (должности) субъективных прав и возложение на него юридических обязанностей[214]. Полномочие выступает составной частью компетенции и статуса органа, осуществляющего функции, предусмотренные законодательством.

Правовую основу организации и деятельности органов внутренних дел составляет множество нормативных правовых актов различной юридической силы, определяющих компетенцию, правовое положение отдельных служб и подразделений, их организационную структуру, полномочия по изданию административных актов, управленческие и иные отношения с другими субъектами деятельности и т. п. В Законе о полиции компетенцию полиции как совокупность юридических обязанностей и реализуемых для их выполнения прав развернуто регламентируют четыре самостоятельные статьи, закрепляющие, соответственно, обязанности полиции (ст. 12), основные обязанности сотрудника полиции (ст. 27), права полиции (ст. 13) и основные права сотрудника полиции (ст. 28).

Законом о полиции определен смысл всей ее деятельности, одним из основных направлений которой является обеспечение правопорядка в общественных местах (п. 6 ч. 1 ст. 2). Именно на полицию возлагается обязанность обеспечивать безопасность граждан и общественный порядок на улицах, площадях, стадионах, в скверах, парках, на транспортных магистралях, вокзалах, в аэропортах, морских и речных портах и других общественных местах (п. 5 ч. 1 ст. 12). «Целью полицейской деятельности государства в конечном итоге выступает не охрана некоего “общественного порядка”, а обеспечение состояния, именуемого безопасностью»[215].

Полиция для выполнения задач, возложенных на нее Законом о полиции, наделена широкими полномочиями по применению различных по характеру мер административного принуждения, с помощью которых государство воздействует на участников соответствующих отношений. «Собственно, для этого общество, сознающее, что механизмы социальной саморегуляции срабатывают далеко не всегда, и имеет полицию»[216] [217]. Административное принуждение является одним из государственных видов принуждения, применяемое, в основном, в сфере обеспечения общественной безопасности и правопорядка. Трудно переоценить важность мер принудительного характера. Противодействие преступлениям и административным правонарушениям в большинстве случаев осуществляется именно посредством принуждения.

До настоящего времени в административно-правовой науке нет единого подхода к определению административного принуждения. Ряд авторов рассматривает административное принуждение в связи с совершением неправомерных действий. Так, Д. Н. Бахрах, раскрывая сущность административного принуждения, отмечает, что «это особый вид государственного принуждения, состоящий в применении субъектами функциональной власти установленных норм административного права принудительных мер в связи с неправомерными действиями» . В. Е. Севрюгин утверждает, что «административное принуждение является разновидностью юридического (правового) принуждения и состоит в применении уполномоченными на то административно-юрисдикционными органами (должностными лицами), судами (судьями) установленных нормами административного права принудительных мер воздействия к правонарушителям в связи с неисполнением правовых предписа- ний»[218] [219]. Т. И. Козырева полагает, что «основанием для применения мер административного принуждения является административный проступок» .

Другие исследователи считают, что совершение противоправного деяния не является единственным условием для применения мер административного при- нуждения[220].

Так, по мнению М. И. Еропкина, принуждение состоит в «применении органами государственного управления, судами (судьями), а в случаях делегирования соответствующих государственно-властных полномочий — общественными организациями, установленных законом мер, состоящих в принуждении к исполнению гражданами, должностными лицами юридических обязанностей в целях предотвращения противоправных действий, привлечения к ответственности за противоправные проступки или обеспечения общественной безопасности»[221]. Таким образом, применение административного принуждения позволяет обеспечить исполнение гражданами и должностными лицами юридических обязанностей. Также автор выделяет в качестве цели его применения не только привлечение к ответственности, но и обеспечение общественной безопасности.

A. И. Каплунов определяет административное принуждение как «метод государственного управления, состоящий в применении субъектами функциональной власти установленных нормами административного и административнопроцессуального права принудительных мер воздействия, направленных на обеспечение неукоснительного выполнения юридических обязанностей лицами, в связи с совершением ими противоправных действий или при возникновении обстоятельств, угрожающих безопасности личности или общественной безопасности»[222].

B. П. Кондрашов отмечает, что «меры административного принуждения в процессе деятельности по обеспечению общественной безопасности применяются как в целях предотвращения угроз общественной безопасности и наступления вредных последствий, исходящих от явлений (фактов) социального, природного и техногенного характера, так и в связи с совершением правонарушений, посягающих на общественную безопасность»[223].

На наш взгляд, такой подход является более предпочтительным, поскольку административное принуждение прежде всего носит профилактический характер и выступает как средством защиты общественных отношений от противоправных посягательств, так и средством обеспечения личной и общественной безопасности.

В зависимости от целей использования, способов обеспечения правопорядка, специфики возникающих при этом правоотношений и особенностей меры административного принуждения принято подразделять на четыре группы: меры административного предупреждения (административно-предупредительные меры); меры административного пресечения; меры административно-процессуального обеспечения (меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях) и административные наказания. Данная классификация в некоторой степени является относительной, так как отдельные меры административно-процессуального обеспечения поглощаются мерами пресечения (например, доставление, задержание и др.)[224].

И. И. Веремеенко отмечает, что критерием классификации мер административного принуждения, применяемых в связи с правонарушением, может служить непосредственная цель применения тех или иных мер[225].

По мнению Д. Н. Бахраха, в связи с пьянством применяются две группы мер административного принуждения. Во-первых, меры административного пресечения: доставление правонарушителя, административное задержание, освидетельствование на состояние опьянения, принудительное лечение. Во-вторых, лица, совершившие административные проступки, привлекаются к административной от- ветственности[226]. Отдельные авторы к мерам пресечения относят требование от граждан прекращения административного правонарушения, проверку у граждан документов, удостоверяющих личность, и помещение на вытрезвление лиц, находящихся в состоянии опьянения, указывая в качестве мер административнопроцессуального обеспечения доставление, административное задержание и медицинское освидетельствование на состояние опьянения[227] [228].

Полагаем, применительно к правонарушению, связанному с появлением граждан в общественных местах в состоянии опьянения, можно выделить такие меры пресечения, как доставление и административное задержание.

Меры административного пресечения дают возможность сотрудникам полиции задержать правонарушителя и обеспечить правопорядок, более того, они дифференцированно воздействуют на личность правонарушителя . Содержание данных мер раскрывается в нормативных правовых актах о компетенции полиции.

Исследование вопросов, связанных с деятельностью органов государственной власти по борьбе с пьянством и алкоголизмом, позволяет выделить ряд правовых и организационных проблем, с которыми сталкиваются сотрудники органов внутренних дел в ходе выполнения служебных обязанностей.

Особенностью деятельности полиции по пресечению рассматриваемого правонарушения является необходимость «изъятия» правонарушителя из общественного места. В связи с этим уместно говорить о такой мере принудительного воздействия, как доставление. Подобная мера применяется в целях прекращения противоправного деяния, предотвращения его общественно опасных последствий, установления личности нарушителя; составления протокола об административном правонарушении в связи с невозможностью его составления на месте выявления административного правонарушения, а также в целях обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении[229].

Анализ нормативных правовых актов применительно к исследуемому вопросу позволяет выделить следующие виды доставления:

— доставление в медицинские организации в случае необходимости оказания медицинской помощи;

— доставление в медицинское учреждение для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (данный вид доставления применяется сотрудниками полиции в целях установления факта совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, и решении вопроса о возбуждении дела об административном правонарушении);

— доставление в орган внутренних дел[230] [231].

При отсутствии медицинских показаний для оказания медицинской помощи в стационарных условиях лицам, находящимся в состоянии опьянения, лицо, совершившее правонарушение, доставляется в дежурную часть территориального органа МВД России . Это обусловлено необходимостью пресечь совершаемое правонарушение, в целях защиты широкого круга лиц изъять из общественного места гражданина, находящегося в состоянии алкогольного опьянения, оскорбляющего человеческое достоинство и общественную нравственность. В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции сотрудникам полиции дано право доставлять граждан в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение для решения вопроса о задержании гражданина (при невозможности решения данного вопроса на месте). Кроме того, п. 5 ч. 2 ст. 14 Закона о полиции предусматривает право задерживать лиц, в отношении которых ведется производство по делам об административных правонарушениях.

Согласно ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении считается возбужденным, соответственно, по нему ведется производство, с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении или составления протокола об административном правонарушении. Полагаем, что таким протоколом о применении мер обеспечения производства по делу применительно к рассматриваемому правонарушению является протокол о доставлении.

Перед применением такой меры принуждения, ограничивающей права и свободы, как доставление, в целях защиты прав и свобод человека и гражданина сотрудник полиции обязан разъяснить ему причину и основания применения подобных мер, а также возникающие по этому поводу права и обязанности (ч. 4 ст. 5 Закона о полиции). Однако лицо, находящееся в состоянии опьянения, не осознает законности совершаемых в отношении него действий, не может в полной мере осознавать, какие на него возлагаются обязанности в связи с совершением правонарушения, и какие права он может реализовать как лицо, участвующее в производстве по делу об административном правонарушении.

Следовательно, сотрудник полиции не может надлежащим образом выполнить требования ч. 4 ст. 5 Закона о полиции, составить протокол процессуального действия и возбудить дело об административном правонарушении. А так как дело не возбуждено, процессуальный статус гражданина в рамках производства по делу об административном правонарушении не определен.

Для обеспечения соблюдения прав и свобод человека и гражданина считаем целесообразным предусмотреть право полиции доставлять граждан, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и не нуждающихся в оказании медицинской помощи в стационарных условиях, в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, для принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении после его вытрезвления. До принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении основанием нахождения такого гражданина в органе внутренних дел будет рапорт сотрудника полиции о выявлении признаков административного правонарушения.

Анализ правоприменительной практики показывает, что при осуществлении доставления сотрудники полиции сталкиваются с фактами оказания им противодействия, выражающимся не только в пассивном невыполнении требований полицейского, но и в воспрепятствовании осуществления законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, выряжающемся в нападении на сотрудника, в том числе и с применением предметов, используемых в качестве оружия. Правоприменительной практике известны случаи, когда гражданин соглашается выполнить требование полицейского прекратить противоправное поведение и проследовать с сотрудником, но в процессе доставления нападает на представителя власти. В результате создается угроза жизни и здоровью сотрудников полиции.

По данным отдела профессиональной подготовки управления по работе с личным составом УМВД России по Омской области, в 2016 г. зафиксировано 130 фактов применения сотрудниками полиции физической силы и специальных средств, в результате чего 14 полицейских получили телесные повреждения различной степени тяжести, в 2017 г. — 125 фактов применения мер непосредственного принуждения, получили повреждения 13 сотрудников. На наш взгляд, этого можно было избежать путем соблюдения мер личной безопасности, в частности, путем качественного проведения досмотра лиц, подлежащих доставлению, и изъятия у них предметов, которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд полиции, причинения вреда окружающим или себе.

Так, 11 августа 2012 г. в ходе проверки сообщения о семейном скандале, поступившим на пульт оператора «02» УМВД России по Омской области, наряд полиции в составе инспектора мобильного взвода ППСП Ф., полицейского-водителя К. и стажера по должности полицейского-водителя С., прибыл по адресу «...». Дверь квартиры открыла гражданка С., которая пояснила, что ее избил отец М., находящийся в состоянии опьянения. Полицейский К. вывел М. из квартиры для доставления в отдел полиции в соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 15 Закона о полиции.

К. отвернулся от задержанного М., чтобы найти понятых для проведения личного досмотра. Обернувшись в сторону задержанного, К. увидел, что М. удерживает стажера С. левой рукой за шею, а правой рукой, в которой находился нож, нанес удар в шею С., причинив ему тяжкий вред здоровью[232].

Личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, в соответствии с п. 16 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции и ст. 27.7 КоАП РФ, проводится в случае необходимости в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения, а также при наличии данных о том, что эти граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества, в присутствии двух понятых.

Представляется проблемным проведение личного досмотра и обеспечение безопасности полицейского при доставлении гражданина, совершившего правонарушение, без использования каких-либо орудий или предметов и в том случае, если нет данных о том, что доставляемое лицо имеет при себе оружие, соответственно, нет правовых оснований для проведения личного досмотра как в приведенном примере.

Среди широкого круга полномочий полиции, предусмотренных Законом о полиции, нет ни одного, направленного на обеспечение личной безопасности самого сотрудника. Упоминание о мерах предосторожности можно найти лишь в ведомственных нормативных правовых актах, а именно в п. 269 Устава патрульно-постовой службы полиции: «Патрульный (постовой) при доставлении задержанного должен предусмотреть меры предосторожности...»[233]. О проведении досмотра как меры, направленной на обеспечение безопасности полицейского, говорится в п. 266: «В зависимости от обстоятельств наружный досмотр одежды и вещей, находящихся у задержанных, производится немедленно или в более удобный момент, когда можно получить помощь от других сотрудников полиции или граждан. Обнаруженное оружие и другие предметы, которые могут быть использованы для оказания сопротивления, нападения на наряд или побега, немедленно изымаются»[234]. Подобное указание содержится в п. 8 Инструкции о порядке доставления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации: «Перед помещением лиц, находящихся в состоянии опьянения, в салон транспортного средства сотрудникам полиции необходимо убедиться в отсутствии у них оружия, а также иных предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия».

Данное положение представляется весьма размытым. Более того, при обнаружении в ходе проведения наружного досмотра каких-либо предметов, подлежащих изъятию, сотрудникам полиции необходимо приглашать понятых и проводить личный досмотр, так как наружный досмотр не является процессуальной мерой, направленной на сбор доказательств.

Наружный досмотр проводится путем прохлапывания, прощупывания элементов одежды задержанного, в ходе которого не всегда представляется возможным обнаружить предметы, которые могут быть использованы в качестве оружия, тем более, если данные предметы сокрыты в сумке.

Выборочный опрос сотрудников полка ППСП и участковых уполномоченных полиции УМВД России по Омской области показал, что подавляющее большинство случаев (96,7%) оказания сопротивления и нападений на сотрудников полиции совершались лицами, находящимися в состоянии опьянения. Указанные лица доставлялись в орган внутренних дел и в медицинские организации в связи с совершением ими административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.1 «Мелкое хулиганство», ч. 1 ст. 20.20 «Потребление (распитие) алкогольной продукции в местах, запрещенных федеральным законом», ст. 20.21 «Появление в общественных местах в состоянии опьянения» КоАП РФ, ст. 48 «Нарушение тишины и покоя граждан» Кодекса Омской области об административных правонарушениях[235] без использования орудий совершения или предметов правонарушения. Соответственно, основания для проведения личного досмотра доставляемых лиц отсутствовали.

В соответствии с Инструкцией о порядке доставления лиц, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, в медицинские организации, медицинская эвакуация лиц, находящихся в состоянии опьянения, в медицинские организации при наличии медицинских показаний для оказания медицинской помощи в стационарных условиях осуществляется выездными бригадами скорой медицинской помощи. При отсутствии возможности прибытия выездной бригады скорой медицинской помощи сотрудники полиции доставляют лиц, находящихся в состоянии опьянения, в медицинские организации на служебном автотранспорте.

В отношении указанных лиц также отсутствуют основания для их досмотра, который следует провести для обнаружения документов, удостоверяющих личность гражданина, находящегося в состоянии опьянения и неспособного сообщить сведения о себе. Это необходимо для обеспечения безопасности медицинских работников, осуществляющих медицинскую эвакуацию и оказание медицинской помощи, путем обнаружения и изъятия предметов, которые могут быть использованы для причинения вреда доставляемым себе или окружающим.

На наш взгляд, своевременное проведение наружного досмотра и изъятие предметов, которые могут быть использованы для причинения вреда себе или окружающим, позволит избежать фактов нападения с применением предметов, используемых в качестве оружия. Целесообразно проводить наружный досмотр не путем прохлапывания, прощупывания элементов одежды задержанного, а путем обследования задержанного и его вещей, как при проведении личного досмотра, регламентированного ст. 27.7 КоАП РФ, во всех случаях при возникновении оснований для доставления граждан.

Таким образом, предлагаем законодательно закрепить право сотрудников полиции на осуществление наружного досмотра, проводимого в целях обеспечения личной безопасности сотрудника полиции без понятых, дополнив ч. 1 ст. 13 Закона о полиции пунктом 15.1 следующего содержания: «Осуществлять наружный досмотр граждан, а также досмотр находящихся при них вещей, при наличии оснований для доставления в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение, в медицинские организации, в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел, в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, в целях обеспечения личной безопасности сотрудника полиции, обнаружения и изъятия предметов, которые могут быть использованы для причинения вреда окружающим или себе»[236].

Кроме того, остаются нерешенными проблемы относительно дальнейшего пребывания доставленных в дежурные части из общественных мест граждан, находящихся в состоянии опьянения. Главным образом это касается вопросов о месте нахождения лица до его вытрезвления и сроках его пребывания в дежурной части[237].

В соответствии со ст. 27.3 КоАП РФ сотрудники вправе осуществлять административное задержание, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении. В соответствии со ст. 27.5 КоАП РФ можно выделить два вида административного задержания, применяемого полицией для пресечения правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность:

— общее задержание (на срок не более 3 часов);

— специальное задержание (до 48 часов, применяется в практической деятельности только в исключительных случаях для обеспечения присутствия правонарушителя в судебном заседании, если имеются основания полагать, что лицо может уклониться от явки в суд)[238].

Административное задержание представляет собой кратковременное ограничение свободы физического лица, применяемое в исключительных случаях, когда это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении; его вправе осуществлять должностные лица органов внутренних дел (полиции), иных уполномоченных государственных органов и учреждений.

Срок административного задержания исчисляется с момента доставления лица, а лица, находящегося в состоянии опьянения, — с момента его вытрезвления. Если по итогам медицинского освидетельствования будет установлено, что лицо, подвергнутое административному задержанию, находится в состоянии опьянения, составление протокола об административном правонарушении, равно как и иные совершаемые в рамках производства по делу об административном правонарушении действия, должны быть отложены до вытрезвления такого лица, поскольку в противном случае не будут соблюдены условия, позволяющие ему надлежащим образом, своевременно и полно уяснить мотивы (причины) административного задержания, а также характер и объем предъявляемых претензий в нарушении действующего законодательства, без чего немыслима эффективная реализация права на защиту от административно-деликтного преследования. Именно на обеспечение этих условий и направлена ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ, закрепляющая правило об исчислении срока административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, со времени его вытрезвления, которое подразумевает, что соответствующие процессуальные действия в рамках производства по делу об административном правонарушении (опрос нарушителя, составление протокола об административном правонарушении и т. п.) в отношении такого лица могут осуществляться только после его вытрезвления[239].

Формулировка «с момента вытрезвления» представляется в данном случае неясной, поскольку вопрос об определении момента вытрезвления должен решаться уполномоченными на то лицами. Отсутствие документально зафиксированного решения специалиста-медика о вытрезвлении не позволяет объективно установить начало течения срока административного задержания для лиц, находящихся в состоянии опьянения. Принимая во внимание то, что понятие «вытрезвление» является не юридической, а медицинской категорией, к тому же основанной на усмотрении должностных лиц, осуществляющих задержание, подобная формулировка создает почву для злоупотреблений при определении момента вытрезвления[240].

В научной литературе высказывается мнение относительно ограничения максимального срок вытрезвления лица 24 часами[241]. Такой срок вытрезвления устанавливался Положением о медицинском вытрезвителе при горрайоргане внутренних дел и Инструкции по оказанию медицинской помощи лицам, доставляемым в медицинские вытрезвители[242] и был обусловлен медицинскими критериями определения степени опьянения.

В период существования медицинских вытрезвителей момент вытрезвления гражданина устанавливал медицинский работник, что исключало предпосылки для злоупотреблений сотрудниками милиции при определении данного факта. К сожалению, в настоящее время недостаточная урегулированность этого вопроса затрудняет работу полиции.

Более того, Конституционный Суд Российской Федерации признал положение ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ, согласно которому срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется со времени его вытрезвления, не соответствующим Конституции РФ, ее ст. ст. 17 (ч. 1), 19 (чч. 1 и 2) и 22 (ч. 2), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования производства по делам об административных правонарушениях, влекущих в качестве одной из мер административного наказания административный арест, оно допускает ограничение свободы такого лица до судебного решения на срок более 48 часов[243] [244]. Таким образом, общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления в соответствии со ст. 27.2 КоАП РФ и его задержания не может превышать 48 часов.

Остаются нерешенными проблемы организационного характера. Так, приказ МВД от 30 апреля 2012 г. № 389 «Об утверждении Наставления о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан» предписывает содержать гражданина при наличии оснований для его помещения в специальном помещении дежурной части, предназначенном для содержания лиц, задержанных полицией по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 14 Закона о полиции. Такое помещение должно отвечать требованиям, предусмотренным постановлением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2003 г. № 627 «Об утверждении Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания таких лиц»[245]. К сожалению, далеко не во всех территориальных органах есть помещения, соответствующие этим требованиям, особенно, если возникает необходимость содержать таких граждан свыше трех часов.

Некоторые авторы высказывают необходимость объединения в одну меру пресечения таких процессуальных мер, как доставление и административное задержание, объясняя это тем, что данные меры логически взаимосвязаны и, по сути, оформляются одним процессуальным документом — протоколом об административном задержании[246]. Подобное предложение представляется дискуссионным, так как не во всех случаях за доставлением обязательно следует административное задержание (например, при ухудшении самочувствия доставленного необходимо направить в медицинскую организацию; несовершеннолетний правонарушитель после доставления передается сотруднику подразделения по делам несовершеннолетних, родителям или иным законным представителям, должностным лицам образовательных или учебно-воспитательных учреждений и др.).

В этих случаях протокол об административном задержании не составляется, и факт доставления необходимо зафиксировать протоколом о доставлении. Задержание может применяться только в исключительных случаях, когда иными способами обеспечить правильное и своевременное рассмотрение дела об административном правонарушении или исполнение постановления по делу об административном правонарушении не представляется возможным.

Более того, ряд мер принудительного воздействия может осуществляться сотрудниками полиции только после возбуждения дела об административном правонарушении, которое считается возбужденным с момента составления первого протокола о применении меры обеспечения по делу об административном правонарушении (ст. 28.1 КоАП РФ[247]), и именно составление протокола о доставлении будет этим моментом.

К мерам, направленным на обеспечение производства по делам об административных правонарушениях применительно к исследуемому правонарушению, следует отнести медицинское освидетельствование на состояние опьянения и освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

В соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции для выполнения возложенных обязанностей полиции предоставляется право направлять и (или) доставлять на медицинское освидетельствование в соответствующие медицинские организации граждан для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств, если результат освидетельствования необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления или административного правонарушения, для расследования по уголовному делу, для объективного рассмотрения дела об административном правонарушении. Однако до недавнего времени в КоАП РФ в качестве одной из мер обеспечения по делу об административном правонарушении предусматривалось только медицинское освидетельствование лица, которое управляет транспортным средством (ст. 27.12). Таким образом, при совершении лицом правонарушения против общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения для обеспечения объективного рассмотрения дела об административном правонарушении по существу применять такую меру не представлялось возможным. Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 227-ФЗ данный законодательный пробел был устранен с введением в КоАП РФ ст. 27.12.1 «Медицинское освидетельствование на состояние опьянения»[248], которая предусматривает направление граждан на медицинское освидетельствование в связи с совершением любого административного правонарушения, если имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения. Этим же законом совершение административного правонарушения в состоянии опьянения либо отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, совершившее административное правонарушение, находится в состоянии опьянения, установлено как обстоятельство, отягчающее административную ответственность (п. 6 ст. 4.3).

В статье 27.12.1. КоАП РФ закреплено, что применение такого вида освидетельствования должно осуществляться в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации. 25 января 2015 г. было принято постановление Правительства № 37 «Об утверждении Правил направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения лиц, совершивших административные правонарушения»[249], где весьма сжато разъяснялся порядок применения указанной меры. Эти недостатки были устранены принятием приказа Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н «О порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсиче- ского»)[250], подробно разъясняющего процедуру применения указанной меры, основания освидетельствования, количественные критерии и т. д. Однако и его своевременное принятие не решает в полной мере вопросов, касающихся порядка проведения освидетельствования.

Так, согласно п. 14 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции сотрудники полиции вправе проводить освидетельствование на состояние опьянения. Однако по смыслу КоАП РФ применение данной меры возможно лишь к лицу, управляющему транспортным средством. Порядок такого освидетельствования утвержден постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. № 475[251] [252]. К лицам, совершившим правонарушения против общественного порядка, например, появление в общественных местах в состоянии опьянения, и другие деяния, связанные с употреблением алкогольной продукции, такой порядок, к сожалению, не применим. Нормы, закрепляющей эту меру обеспечения в КоАП РФ, также не предусмотрено. Важно обратить внимание на тот факт, что за 2016 г. только на территории Омской области сотрудниками полиции выявлено более 2 тыс. граждан, находящихся в нетрезвом состоянии в общественных местах , что, безусловно, требовало оформления необходимых материалов, в том числе проведения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, в отношении данной категории граждан.

В названном постановлении от 25 января 2015 г. № 37 вопросы, касающиеся правил освидетельствования лиц (кроме лиц, управляющих транспортными средствами) на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, своего отражения не нашли.

Кроме того, ряд организационных проблем не позволяет сотрудникам полиции использовать для установления факта правонарушения в каждом случае такую меру обеспечения, как медицинское освидетельствование. Как справедливо отмечают некоторые исследователи, не всегда на территории, обслуживаемой

ОВД, расположены медицинские организации, которые соответствуют требованиям, предъявляемым к учреждениям, и имеют право проводить медицинское освидетельствование, либо есть медицинские работники, имеющие право проводить такое освидетельствование. Не всегда у сотрудников полиции, особенно в ночное время или в силу климатических условий, рельефа местности, развития транспортной инфраструктуры, отдаленности места несения ими службы от органа внутренних дел и отдаленности его самого от данных организаций, есть и сама возможность доставить правонарушителя для проведения медицинского освиде- тельствования[253] [254]. Более того, изучение материалов судебной практики показало, что нередки случаи, когда лица, совершившие правонарушение, отказываются от прохождения медицинского освидетельствования после доставления в медицинскую организацию для его прохождения. Это приводит к тому, что сотрудники полиции напрасно расходуют свое служебное время, при этом не осуществляя охрану правопорядка на улицах и других общественных местах, где их присутствие необходимо. Считаем целесообразным предоставить право на освидетельствование на состояние алкогольного опьянения с помощью технических средств измерения должностным лицам полиции, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, в пределах их компетенции. Подобные предложения уже высказывались исследователями, с той разницей, что авторы предлагали наделить такими полномочиями лишь представителей служб участковых уполномоченных полиции и дежурных частей2. Полагаем, что этот перечень должен быть расширен.

Учитывая вышеизложенное, необходимо внести изменения в ст. 27.12.1 КоАП РФ и добавить положение, закрепляющее такую меру обеспечения, как освидетельствование на состояние алкогольного опьянения лиц (кроме лиц, управляющих транспортными средствами), в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, если это необходимо для подтверждения или опровержения факта административного правонарушения или же объективного производства дела об административном правонарушении, а порядок проведения такого освидетельствования закрепить в соответствующем постановлении[255].

Судебная практика рассмотрения дел об административных правонарушениях данной категории неоднозначна. В большинстве случаев при признании лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, своей вины (факта нахождения в общественном месте в состоянии опьянения), судом выносится постановление о назначении административного наказания, основанное, прежде всего, на его показаниях, объяснениях свидетелей и сотрудников полиции без результатов медицинского освидетельствования на состояние опьянения[256]. В некоторых случаях при несогласии лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, с фактом совершения им правонарушения и отсутствием в материалах дела акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения в связи с отказом от его прохождения, суды принимают решение об отмене ранее вынесенных постановлений о назначении административных наказаний. Например, в решении Самарского районного суда г. Самары, вынесенном по жалобе Д. на постановление по делу об административном правонарушении, суд указал: «...в материалах дела, кроме протокола об административном правонарушении, и рапорта сотрудника УВО, иных доказательств виновности заявителя нет. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения заявитель не проходил, т. е. не подтвержден факт его нахождения в состоянии опьянения. Указание в протоколе на невнятную речь, шаткую походку, грязную одежду и т. п. являются бездоказательными. Заявитель собственноручно в протоколе дал пояснения, о непризнании им свей вины, что свидетельствует о том, что на момент составления протокола он находился во вменяемом состоянии.

При таких обстоятельствах судья полагает, что вина заявителя в совершении указанного административного правонарушении не доказана»[257].

Саргатский районный суд Омской области в своем решении указал: «...из материалов дела следует, что освидетельствование на состояние опьянения в отношении В. не проводилось. Ввиду отсутствия результатов медицинского освидетельствования на состояние опьянения факт опьянения В. не подтвержден доказательствами по делу, в связи с чем состав административного правонарушения в действиях привлекаемого к ответственности лица отсутствует»[258].

Анализ судебных решений показывает отсутствие единой позиции в оценке доказательств, что позволяет ряду лиц, находившихся в общественных местах в состоянии опьянения, но отказавшихся от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения и отрицающих факта совершения ими правонарушения, избежать ответственности. Таким образом, остается нерешенной такая задача законодательства об административных правонарушениях, как охрана прав и свобод человека и гражданина, общественного порядка и общественной безопасности. Не достигается цель административного наказания — предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, что стимулирует правовой нигилизм и чувство безответственности, дискредитирует государственную власть в целом, и органы внутренних дел (полицию) в частности.

Даже при рассмотрении в суде трудовых споров, связанных с расторжением трудового договора с работником в связи с его появлением на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, медицинское освидетельствование не является обязательным. Подобная позиция изложена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 (в ред. от 28 сентября 2010 г.) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в котором указано, что «состояние алкогольного либо наркотического или иного токсического опьянения может быть подтверждено как медицинским заключением, так и другими видами доказательств, которые должны быть соответственно оценены судом» (п. 42)[259].

Более того, изучение статистики показывает, что практически каждый второй правонарушитель отказывается от медицинского освидетельствования. Так, в 2017 г. составлено 1 497 584 протоколов о направлении на медицинское освидетельствование. При этом зафиксировано 768 919 отказов от прохождения этой процедуры.

Таким образом, логичным представляется следующий порядок применения рассматриваемых мер обеспечения: если лицо не оспаривает факта совершения правонарушения, установлены свидетели, объяснения которых подтверждают выводы сотрудника полиции о нахождении гражданина в состоянии опьянения, проведения освидетельствования не требуется. Если же лицо отрицает факт нахождения в состоянии опьянения либо считает, что его действия не образуют состава правонарушения — проведение освидетельствования обязательно. При этом, в случае несогласия лица с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо наличия достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, такое лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование. Данный порядок мог бы значительно облегчить процедуры, связанные со сбором доказательств, сократив временные затраты уполномоченных лиц, а также расходы, необходимые для транспортировки таких лиц в медицинские организации для проведения медицинского освидетельствования.

Полагаем, что применение такой меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как медицинское освидетельствование на состояние опьянения, является своего рода способом защиты лиц, невиновных в совершении правонарушения. Отказываясь же реализовать свое право на защиту, лицо, находившееся в общественном месте в состоянии опьянения, формально признает свою вину[260].

Кроме того, в литературе высказывается мнение относительно возможности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения[261].

Однако в КоАП РФ должна быть предусмотрена специальная норма, посвященная ответственности физических лиц за отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо медицинского освидетельствования.

В качестве одного из решений указанной проблемы необходимо добавить в КоАП РФ статью 19.3.1, изложив ее в следующей редакции: «Невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения и если это необходимо для подтверждения или опровержения факта административного правонарушения».

Таким образом, данная мера должна восприниматься не как принуждение, а как правовая обязанность, невыполнение которой влечет административную ответственность.

Отдельного внимания заслуживает такая мера принудительного характера, как помещение на вытрезвление лица, находящегося в состоянии алкогольного опьянения.

Во время существования медицинских вытрезвителей помещение на вытрезвление являлось мерой принуждения пресекательного характера, и, как справедливо отмечают исследователи[262] [263], она имела целью предупреждение совершения новых подобных правонарушений, юридически опосредовала исключительно важную и широкую сферу отношений превенции.

На данный момент применение указанной меры существенно затруднено. К числу проблем, усложняющих функционирование таких органов, можно отнести отсутствие законодательно закрепленной процедуры недобровольного помещения в медицинский вытрезвитель и обязательного освидетельствования лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения.

Факт помещения гражданина в вытрезвитель означает ограничение свободы без достаточных на то оснований, в то время как в Конституции РФ закреплено, что содержание под стражей возможно лишь по судебному решению. Процесс вытрезвления (даже под контролем медицинского работника) представляет собой недобровольное оказание медицинской помощи. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закрепляет право гражданина на отказ от медицинского вмешательства, более того, дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство является необходимым предварительным условием медицинского вмешательства (ст. ст. 19, 20) .

Правовые аспекты принудительного оказания медицинской помощи исследованы широко[264]. Однако правовой статус недобровольного оказания медицинской помощи лицам, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, нигде не прописан. Соответствующее дополнение к действующему законодательству могло бы быть правовой основой деятельности вытрезвителей. Таким образом, считаем необходимым дополнить ч. 9 ст. 20 указанного Закона, устанавливающую случаи, когда информированное добровольное согласие не требуется, пунктом 1.1 следующего содержания: «...лиц, находящихся в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться либо ориентироваться в окружающей обстановке, в целях их выведения из указанного состояния»[265].

Кроме того, следует внести изменения в п. 4 ч. 9 ст. 20 указанного Закона, предусмотрев возможность осуществлять медицинское вмешательство без согласия гражданина в отношении лиц, совершивших не только преступления, но и административные правонарушения, и изложить его в следующей редакции: «...в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления) и административные правонарушения».

Предложенные дополнения дадут возможность не только обеспечить безопасность граждан, находящихся в состоянии опьянения, которое не позволяет им выразить свою волю и самостоятельно принять меры к самосохранению, но и надлежащим образом обеспечит процесс доказывания при производстве по делу об административном правонарушении, совершенном лицом, находящимся в состоянии опьянения. Это обеспечит защиту лиц, в отношении которых ведется производство по делу, от необоснованного привлечения к административной ответственности.

На наш взгляд, помещение на вытрезвление может применяться не только в связи с совершением правонарушений, но и для предотвращения таковых. Так, полиции предоставлено право доставлять в медицинские организации либо в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции по письменному заявлению находящихся совместно с ними в жилище граждан в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, если есть основания полагать, что они могут причинить вред жизни и здоровью граждан, нанести ущерб имуществу (п. 14 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции). Таким образом, указанная мера может применяться не на основании вины правонарушителя, а в связи с его «опасным состоянием». Вытрезвление человека, находящегося в состоянии выраженного алкогольного опьянения, в ряде случаев необходимо, так как оно может угрожать тяжелыми соматическими последствиями, быть началом запойного состояния, являться рецидивом заболевания или предвестником надвигающегося психотического состояния. Вот почему так необходимо предоставить полиции право «охранять граждан от их собственных действий»[266].

Следует предусмотреть такое право полиции, как помещение на вытрезвление в специализированные учреждения для содержания лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, закрепив данную норму в Законе о полиции, при этом предоставить полномочия помещать на вытрезвление не только лиц в состоянии алкогольного опьянения, находящихся в общественных местах, но и из жилых помещений по письменному заявлению находящихся совместно с ними в жилище граждан.

Порядок создания и функционирования специализированных учреждений для содержания лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, будет рассмотрен в следующем параграфе.

Помещение на вытрезвление можно рассматривать как недобровольную меру защиты социальной направленности. Указанные меры хотя и применяются в принудительном порядке, но не преследуют карательных целей. К числу основных целей следует отнести, во-первых, ограждение общества от общественно опасного поведения лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения; во-вторых, защиту здоровья самого гражданина; в-третьих, проведение мер социальной реабилитации[267].

Подобные меры должны применяться в интересах общества и самого лица, находящегося в состоянии опьянения, являются средством защиты общественной безопасности и здоровья граждан.

Категория мер социальной защиты (именуемых также мерами безопасности) разработана теорией социальной защиты, выдвинутой сторонниками западного антрополого-социологического направления уголовного права, и воспринята впоследствии теорией «новой социальной защиты». В соответствии с этими теориями меры безопасности, имеющие уголовно-правовой характер, должны применяться не на основании вины правонарушителя, а в связи с его «опасным состоянием» и не обязательно должны соответствовать тяжести содеянного[268].

На наш взгляд, именно административно-правовой (а не уголовно-правовой) характер этих мер предопределяет допустимость их использования в целях социальной защиты, подразумевая более «мягкое» воздействие этих мер на личность, не столь тяжкие для гражданина юридические последствия их применения по сравнению с уголовно-правовыми[269].

К недобровольным мерам защиты социальной направленности также можно отнести принудительное лечение. Следует согласиться с позицией Д. Н. Бахраха, согласно которой «принудительное лечение позволяет изолировать правонарушителей, предотвратить совершение ими антиобщественных действий, оздоровить обстановку в семье...»[270] [271].

Как отмечает Н. В. Щедрин: «Лицо, страдающее алкоголизмом или наркоманией, является одновременно объектом охраны и источником опасности. Исходя из этого, российский законодатель не только вправе, но и обязан принять закон о принудительном лечении, формула которого позволяла бы сделать вред, причи-

-4

няемый определенными ограничениями, меньше, чем предотвращенный» .

К числу проблем, значительно затрудняющих применение принудительного лечения, является отсутствие специального нормативного правового акта, предусматривающего основания и порядок его проведения.

Принудительные меры медицинского характера как меры административного принуждения состоят в действиях уполномоченных органов (их должностных лиц) по подготовке материалов, назначению, осуществлению комплекса мероприятий, проводимых в целях оказания принудительного лечебного, реабилитационного воздействия на лиц, больных алкоголизмом и наркоманией, пресечения их противоправных действий, устранения социально-опасного состояния[272] [273] [274].

Законодателем предусматривается возможность оказания медицинской помощи без согласия граждан или их законных представителей в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих (социально значимые заболевания) . Перечень социально значимых заболеваний и заболеваний, представляющих опасность для окружающих, определяется Правительством Российской Федерации. В постановлении Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих» в числе таковых алкоголизм до настоящего времени не значится, что, несомненно, является существенным пробелом в законодательстве.

По нашему мнению, алкоголизм как раз и представляет социально значимое заболевание и, несомненно, требует усиления внимания государства и общества к этой проблеме. Своевременное выявление лиц с признаками таких заболеваний и назначение им принудительного лечения позволит сократить масштабы алкоголизации населения.

В соответствии с действующей Международной классификацией болезней (МКБ-10) алкоголизм относится к категории психических расстройств, в связи с чем к лицам, страдающим данными расстройствами, возможно применение принудительного лечения.

Включение в перечень социально значимых заболеваний алкоголизма будет способствовать значительному увеличению эффективности применения недобровольных мер медицинского характера.

Полагаем, что в настоящее время сложились предпосылки для законодательного закрепления такой меры защиты социальной направленности, как принудительное лечение. При этом, как справедливо указывают исследователи, набор юридических фактов, достаточных для назначения принудительного лечения, должен быть сложносоставным: заболевание алкоголизмом + система общественно опасных деяний[275] [276] [277]. Факт заболевания должен быть тщательным образом установлен с помощью медицинского обследования, причем основанием для проведения такого обследования должно служить совершение трех и более раз правонарушений против общественного порядка, совершенных лицом в состоянии опьянения, надлежащим образом задокументированные2.

Более того, право на охрану здоровья является одним из важных конституционных прав. В связи с этим, рассматривая правовую природу института социальной реабилитации хронических алкоголиков, отдельные авторы выделяют так называемый принцип презумпции соответствия недобровольного лечения интересам самого больного и презумпции последующего согласия больного с проведенным ему недобровольным лечением. Этот принцип фактически обусловлен вынужденной необходимостью и правовой обоснованностью превентивного социального контроля в интересах ограждения (защиты) самого лица, страдающего алкогольной зависимостью, приводящей к выраженной социальной дезадаптации и антисоциальной активности, от его же опасных действий (угроз) в отношении самого себя3.

Проводить принудительное лечение целесообразно только по решению суда на базе организаций социального обслуживания, поскольку одним из оснований осуществления социального обслуживания в соответствии с федеральным законодательством является такое обстоятельство, как алкогольная зависимость (ст. 15 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации»[278]). При этом следует возложить на органы внутренних дел полномочия по подготовке необходимых материалов для их рассмотрения в суде. Поддержание правопорядка в указанных специализированных учреждениях нужно поручить сотрудникам вневедомственной охраны Росгвардии. Целесообразности привлечения сотрудников Росгвардии к выполнению указанных задач будет уделено внимание в следующем параграфе.

Таким образом, анализ полномочий полиции в заявленной сфере позволяет сделать следующие выводы.

Полиция в современном демократическом государстве является самостоятельным специфичным государственным органом и обладает специальной компетенцией и властными полномочиями.

При выявлении правонарушений, связанных с появлением граждан в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения, полиция имеет полномочия по применению трех групп административного принуждения.

Во-первых, меры административного пресечения — доставление и административное задержание.

При применении доставления необходимо наделить полицию доставлять граждан, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения и не нуждающихся в оказании медицинской помощи в стационарных условиях, в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции для принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении после его вытрезвления. До принятия решения о возбуждении дела об административном правонарушении основанием нахождения такого гражданина в органе внутренних дел будет служить рапорт сотрудника полиции о выявлении признаков административного правонарушения.

Для успешной реализации доставления следует предоставить полиции право на проведение наружного досмотра, проводимого в целях обеспечения личной безопасности сотрудника полиции без понятых, дополнив ч. 1 ст. 13 Закона о полиции пунктом 15.1 следующего содержания: «Осуществлять наружный досмотр граждан, а также досмотр находящихся при них вещей, при наличии оснований для доставления в служебное помещение территориального органа или подразделения полиции, в помещение муниципального органа, в иное служебное помещение, в специализированные учреждения для содержания лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, в медицинские организации, в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел, в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, в целях обеспечения личной безопасности сотрудника полиции, обнаружения и изъятия предметов, которые могут быть использованы для причинения вреда окружающим или себе». При этом наружный досмотр следует считать составной частью доставления.

Во-вторых, меры, направленные на обеспечение производства по делам об административных правонарушениях, — медицинское освидетельствование на состояние опьянения и освидетельствование на состояние алкогольного опьянения.

Автор приходит к выводу, что не во всех случаях совершения правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ, необходимо применение указанных мер. В случае согласия лица с фактом совершения рассматриваемого правонарушения наличие свидетелей, объяснения которых подтверждают выводы сотрудника полиции о нахождении гражданина в состоянии опьянения, проведения освидетельствования не требуется. Если же лицо отрицает факт нахождения в состоянии опьянения либо считает, что его действия не образуют состава правонарушения, целесообразно проведение освидетельствования. В случае несогласия лица с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо наличия достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, такое лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

Кроме того, в КоАП РФ должна быть предусмотрена специальная норма, посвященная ответственности физических лиц за отказ от прохождения медицинского освидетельствования. Необходимо добавить в КоАП РФ статью 19.3.1, изложив ее в следующей редакции: «Невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения, если это необходимо для подтверждения или опровержения факта административного правонарушения».

Данная мера должна восприниматься не как принуждение, а как правовая обязанность, невыполнение которой влечет административную ответственность.

В-третьих, недобровольные меры защиты социальной направленности — помещение на вытрезвление и принудительное лечение от алкоголизма.

Следует предусмотреть такое право полиции, как помещение на вытрезвление в специализированные учреждения для содержания лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, закрепив данную норму в Законе о полиции. При этом нужно предоставить полномочия помещать на вытрезвление не только лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах, но и из жилых помещений по письменному заявлению находящихся совместно с ними в жилище граждан.

Принудительное лечение целесообразно применять только по решению суда на базе организаций социального обслуживания. При этом необходимо возложить на органы внутренних дел полномочия по подготовке необходимых материалов для их рассмотрения в суде.

К числу основных целей применения указанных мер следует отнести, во- первых, ограждение общества от общественно опасного поведения лиц, находящихся в состоянии опьянения, во-вторых, защиту здоровья самого гражданина, а в-третьих, проведение мер социальной реабилитации.

Подобные меры должны применяться в интересах общества и самого лица, находящегося в состоянии опьянения, и представлять собой средства защиты общественной безопасности и здоровья граждан.

<< | >>
Источник: Водяная Мария Юрьевна. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГРАЖДАН ЗА ПОЯВЛЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Компетенция полиции по пресечению административных правонарушений, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах:

  1. § 2. Осуществление полицией производства по делам об административных правонарушениях, связанных с появлением в состоянии алкогольного опьянения в общественных местах
  2. § 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения
  3. ГЛАВА 2. РОЛЬ ПОЛИЦИИ В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН ЗА ПОЯВЛЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ
  4. ГЛАВА 1. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ, СВЯЗАННОЕ С ПОЯВЛЕНИЕМ В ОБЩЕСТВЕННОМ МЕСТЕ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  5. § 3. Административные наказания за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения
  6. § 1. Становление и развитие законодательства об ответственности за появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения
  7. Водяная Мария Юрьевна. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГРАЖДАН ЗА ПОЯВЛЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2018, 2018
  8. § 1. Компетенция полиции по предупреждению и пресечению правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  9. § 3. Изъятие вещей и документов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения
  10. § 3. Административно-правовые меры пресечения полицией правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений
  11. § 3. Предназначение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, и гарантии прав граждан в ходе их применения сотрудниками полиции
  12. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ МЕР ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
  13. Пивоваров Данила Владимирович. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПОСЯГАЮЩИХ НА ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2017, 2017
  14. Гайдуков Андрей Александрович. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОЛИЦИИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРЕСЕЧЕНИЮ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ СЕМЕЙНО-БЫТОВЫХ ОТНОШЕНИЙ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск 2018, 2018
  15. 3.2. Квалификация деяний, содержащих признаки розничной продажи алкогольной продукции несовершеннолетним и административных правонарушений
  16. ГЛАВА 2. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОЛИЦИИ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ И ПРЕСЕЧЕНИЮ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В СФЕРЕ СЕМЕЙНО-БЫТОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
  17. § 2. Общая характеристика мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность
  18. 2.2. Реализация полицией мер процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях несовершеннолетних
  19. ГЛАВА 1. МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СИСТЕМЕ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫХ СОТРУДНИКАМИ ПОЛИЦИИ
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -