<<
>>

§ 2. Частные интересы в экономике и специфика административноправового воздействия на них

Частноправовые начала свойственны любому правопорядку, особенно это ярко проявляет себя в сфере экономики. Как отмечает А. В. Красюков, «в контексте такого правового дуализма отраслей может быть проанализирован любой вопрос, в том числе правовое регулирование экономики»[584].

На соотношение различных аспектов в правовом регулировании хозяйственной деятельности обращалось внимание и в начале XX века.

В частности, А. С. Таль, раскрывая особенности предмета промышленного права, в свое время писал о том, что «промышленное право составляет неразделимую смесь норм публичного и частного права»[585].

В этой связи в качестве важнейшего правового инструментария регулирования хозяйственной деятельности субъектов негосударственного сектора экономики всегда рассматривалось частное право. В науке отмечается по данному поводу, что «частное право по своей природе является единственно приемлемой формой нормального имущественного, в том числе предпринимательского, оборота»[586]. Действительно, предпринимательская

деятельность как автономное явление организуется на основе своих собственных правил и принципов, устанавливаемых субъектами этой деятельности автономно, а договор как частноправовой инструмент регулирования отношений хозяйствующих субъектов является в принципе основным регулятором их отношений.

В то же время мы не можем согласиться с мнением известных цивилистов о том, что «частное и публичное право во всех развитых правопорядках продолжают существовать как две самостоятельные, независимые ветви правового регулирования, как два различных типа правового воздействия на общественные отношения»[587]. Исходя из практики деятельности хозяйствующих субъектов, с данным утверждением вряд ли можно согласиться. Так, например, если осуществление взаимодействия двух частных хозяйствующих субъектов действительно осуществляется в рамках частного права, которым определяется набор их взаимных прав и обязанностей, то все же для самой возможности осуществления такого взаимодействия необходимо соблюсти ряд административно-правовых требований, то есть подвергнуться воздействию публичного права.

Напомним, что российское гражданское законодательство регулирует «отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием», исходя из того, что предпринимательской является «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (выделено мной — З. С.). Иначе говоря, даже осуществление сугубо частноправовых сделок предполагает наличие статуса предпринимателя, который приобретается посредством регистрации в этом качестве в установленном законом порядке, то есть посредством административно-правового отношения. К тому же в соответствии со статьей 14.1 КоАП РФ осуществление предпринимательской деятельности без регистрации является административным правонарушением. Как следствие, любое взаимодействие субъектов негосударственного сектора экономики предполагает применение к их отношениям как частноправовых норм и институтов, так и публично-правовых.

Более того, стоит отметить, что в современном правопорядке нормативный материал, который мы относим к частному праву, или гражданское законодательство также разрабатываются при непосредственном участии органов государственной власти. Иначе говоря, несмотря на свободу определения частными хозяйствующими субъектами взаимных прав и обязанностей при осуществлении сделок, для регулирования своих отношений они все же применяют административно-правовой нормативный материал. Даже в отношении так называемых «непоименованных» договоров (которые

сформированы субъектами правоотношения ex nihilo, или в отсутствие какого- либо правового основания) применяется правило, в соответствии с которым они не должны противоречить закону[588].

В науке административного права уже обращалось внимание как на саму необходимость административно-правового регулирования деятельности субъектов негосударственного сектора экономики, так и на ее постоянный рост.

Так, например, Ю. М. Козлов отмечает, что «переход к рыночным отношениям в экономике повлиял и на сущность административного права. Возникновение многообразия форм собственности потребовало и равной защиты со стороны государства всех ее видов, государственного регулирования новых

экономических процессов. Между тем на первом этапе экономических реформ государство вместе со сложившимся ранее правовым механизмом "ушло" из экономики, предоставив право решать возникшие в экономике совершенно новые проблемы рыночным механизмам, в частности конкуренции. Однако все это привело к возникновению дикого рынка, дикой приватизации и другим тяжелым последствиям. Стало ясно, что без государственного регулирования, и прежде всего административно-правового, экономические проблемы решить невозможно. Государство с помощью административного права стало усиливать свое воздействие на экономику, облекая экономические механизмы — цена, прибыль, налог, пошлина, квота, кредит и т. д., — в административно-правовую форму, то есть пошло по пути, по которому идут все развитые страны»[589].

На необходимость административно-правового регулирования деятельности субъектов негосударственного сектора экономики обращалось внимание и в рамках позитивного права. Так, например, причины ограничения частноправовых интересов посредством административно-правового регулирования были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который уже не раз отмечал, что свобода экономической деятельности и право собственности могут быть ограничены при «необходимости соотнесения принадлежащего лицу права собственности с правами и свободами других лиц, которое означает, что собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, если они не противоречат закону и иным правовым актам и не нарушают права и законные интересы других лиц»[590]. Таким образом, Конституционный Суд пытается, с одной стороны, учесть необходимость защиты конституционных прав и свобод предпринимателей (право собственности, свобода экономической деятельности), а, с другой — необходимость защиты прав и законных интересов других лиц (например, клиентов предпринимателя).

В этой связи Конституционный Суд указывает, что, несмотря на то, что административно-правовое воздействие на частноправовые интересы ограничено основными правами и свободами хозяйствующих субъектов, оно все же необходимо и не может не существовать.

На законодательном уровне существует ряд актов регулирующих деятельность частных хозяйствующих субъектов с целью защиты прав других лиц. Наиболее ярким примером может служить Закон о защите прав потребителей, в котором однозначно указано, что он регулирует «отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав». Иначе говоря, данный акт регулирует отношения между хозяйствующими субъектами негосударственного сектора экономики (изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами) и другими лицами (их клиентами, или потребителями) с целью защиты прав (потребителей), «а также определяет механизм реализации этих прав». Таким образом, административно-правовое воздействие на деятельность субъектов негосударственного сектора экономики осуществляется с целью защиты прав граждан (в данном случае потребителей).

В современном российском правопорядке защита прав потребителя не ограничивается рамками данного закона и является довольно развитой[591], так как стала объектом регулирования многочисленных нормативных актов. Так, например, ряд стандартов качества продукции; сертификации отдельных товаров, работ и услуг были установлены федеральными законами от 27 декабря 2002 года № 184-ФЗ «О техническом регулировании», от 4 мая 2011 года № 99- ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и др.

Конституционный Суд РФ также отметил, что конституционный принцип единства экономического пространства не препятствует законодательным ограничениям «перемещения товаров и услуг, которые могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни людей, охраны природы и культурных ценностей (статья 74, часть 2, Конституции Российской Федерации)»[592]. Иначе говоря, административно-правовое регулирование деятельности хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики может осуществляться в виде ограничений свободы их экономической деятельности с целью защиты других конституционных принципов (защиты жизни людей, охраны природы и культурных ценностей).

В качестве примера конституционных принципов и ценностей, с целью защиты которых законодатель или органы исполнительной власти могут регулировать деятельность субъектов негосударственного сектора экономики, можно назвать охрану природы, о которой говорится в уже упомянутой ст. 74 Конституции РФ. Стоит отметить, что нормативных актов, регулирующих деятельность хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики с целью охраны окружающей среды, множество. Среди них, например, Земельный кодекс Российской Федерации[593] (далее — ЗК РФ), федеральные законы от 23 ноября 1995 года № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе»[594], от 24 июня 1998 года № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»[595], от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»[596], от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[597] и др.

Таким образом, деятельность хозяйствующих субъектов в целях охраны природы довольно подробно регламентирована. Аналогичное административноправовое регулирование деятельности хозяйствующих субъектов было создано и с целью охраны других конституционно-правовых ценностей. Как следствие, административно-правовое воздействие на негосударственных субъектов экономики является довольно интенсивным, несмотря на тот факт, что деятельность частных хозяйствующих субъектов защищена конституционными правами и свободами.

Такое вмешательство органов государственной власти в деятельность субъектов негосударственного сектора экономики объясняется необходимостью защиты прав других лиц, а также конституционных ценностей,

136-ФЗ : принят Гос. Думой 28 сент. 2001 г. // Собр.

которые потенциально могут быть нарушены хозяйствующими субъектами негосударственного сектора экономики.

Административно-правовой статус хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики довольно плотно зарегулирован. Помимо обязанностей регистрации хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики, соблюдения ими прав их клиентов, а также защиты от нарушений этими субъектами таких конституционных ценностей, как защита окружающей среды, обеспечение безопасности, защита жизни людей и культурных ценностей, особо следует выделить защиту прав работника. Данный вопрос имеет особое значение не только потому, что негосударственный сектор экономики является основным двигателем трудовой занятости в государстве, но и потому, что, в отличие от указанных выше ценностей, противопоставляемых лишь отдельным категориям частных хозяйствующих субъектов в зависимости от рода их деятельности, уважение трудового законодательства применимо ко всем частным хозяйствующим субъектам[598]. Последнее, в частности, содержит нормативное регулирование следующих аспектов деятельности: правила безопасности труда; охрана здоровья работника; разрешение трудовых споров между работником и работодателем и т. п. (ст. 1 ТК РФ).

Стоит отметить, что административно-правовой статус субъектов негосударственного сектора экономики неоднороден, что объясняет дифференцированный подход к административно-правовому воздействию на частных хозяйствующих субъектов. Интенсивность административно-правового воздействия на частноправовые интересы варьируется в зависимости от сферы экономической деятельности.

Так, например, Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» ограничивает осуществление отдельных видов деятельности необходимостью не только государственной регистрации частных хозяйствующих субъектов, но и получения лицензии, то есть ограничивает предпринимательскую деятельность в отдельных сферах экономики более серьезным образом[599]. Такое серьезное административно-правовое воздействие на частноправовые интересы представляется обоснованным, так как в соответствии с законом оно ограничивается лишь отдельными сферами жизнедеятельности, то есть является исключением из принципа свободы экономической деятельности. Более того, такое ограничение обосновано в законе «целью предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, обороне и безопасности государства, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности» (п. 1 ст. 2).

Таким образом, повышенное административно-правовое воздействие на частноправовые интересы в отдельных сферах экономики объясняется законодателем необходимостью защиты уже указанных нами выше прав граждан (потребителей), а также различных конституционно-правовых ценностей[600]. В свою очередь, такое повышенное административно-правовое воздействие ограничивается отдельными сферами экономической деятельности, где данные права, свободы и конституционные ценности наиболее подвержены нарушениям со стороны частных хозяйствующих субъектов, либо там, где такие нарушения особо опасны. Речь идет о таких сферах хозяйственной деятельности, как, например, использование атомной энергии; производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции; деятельность, связанная с защитой государственной тайны; деятельность кредитных организаций и т. п. (ст. 1).

Стоит отметить, что дифференциация административно-правового воздействия в отношении субъектов экономики неоднородна и варьируется не только в зависимости от лицензируемых и не лицензируемых видов экономической деятельности, но и в рамках данных категорий экономической деятельности. Административно-правовое воздействие является наиболее интенсивным в сферах производства продуктов питания, здравоохранения и охраны окружающей среды, где помимо лицензирования применяются такие меры административно-правового воздействия, как сертификация, аккредитация и т. п.[601].

Уместно также привести пример административно-правового регулирования монополий, где административно-правовое воздействие на субъектов экономики является наиболее интенсивным и достигает своего апогея[602]. В то же время довольно часто данная деятельность поручается законодательной и исполнительной властью публично-правовым, а не частноправовым субъектам экономики, что подтверждает идею о том, что статус частноправовых субъектов экономики и их интересов охраняется в правопорядке более интенсивно, так как является объектом конституционных гарантий. Действительно, пример административно-правового воздействия на субъектов монопольной деятельности является прекрасным примером дифференциации такого воздействия в зависимости от природы собственника: в случае если последний является публично-правовым субъектом, административно-правовое воздействие на него практически не ограничено, тогда как в случае, когда субъект имеет частноправовую природу, административно-правовое воздействие не него ограничено основными правами и свободами хозяйствующих субъектов.

Стоит уделить внимание и органам, осуществляющим контроль за хозяйствующими субъектами негосударственного сектора экономики, так как они являются наиболее важным рычагом административно-правового воздействия на частноправовые интересы в экономике, а их действия оказывают непосредственное влияние на реализацию прав частных хозяйствующих субъектов[603].

0 том, что деятельность таких органов оказывает серьезное влияние на деятельность частных хозяйствующих субъектов и влияет на реализацию их интересов в экономике, свидетельствует Федеральный закон от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Именно этот закон стал одним из проявлений того, что органы государственной власти осознают необходимость ограничения растущего административно-правового регулирования деятельности хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики с целью стимулирования экономического роста и развития хозяйственной деятельности, соблюдения основных прав и свобод предпринимателей, а также в целях борьбы с коррупцией[604]. В данном законе, в частности, устанавливается ряд современных мер по ограничению административно-правовой дискреции с целью обеспечения прав хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики. Как отмечает А. И. Шестопалов, в этом законе указываются «пределы, основания, формы и методы публичного осуществления контроля в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[605], то есть границы осуществления административной дискреции в отношении последних.

Так, Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» устанавливает принципы осуществления контроля; определяет исчерпывающий перечень форм осуществления контроля (виды проверок, порядок их проведения, перечень мер, которые могут быть приняты в результате проверок); устанавливает ограничения на действия органов власти при проведении проверки; закрепляет закрытый перечень оснований для проведения внеплановых проверок и формы их осуществления; прописывает механизмы, определяющие недействительность результатов проверки, проведенной с грубым нарушением требований закона;

обозначает круг полномочий, в соответствии с которыми органы должны осуществлять контроль. Наконец, в данном законе определены специальные средства защиты прав предпринимателей, в том числе закреплена возможность защиты прав в судебном порядке, который, как мы уже отметили, является наиболее эффективным средством защиты прав ввиду наличия организационных гарантий независимости и беспристрастности органов судебной власти.

Таким образом, на примере данного закона мы можем наблюдать, что административно-правовое воздействие на частноправовые интересы при проведении проверок серьезно ограничено. Для ограничения используются различные механизмы исчерпывающего перечня полномочий органов государственной власти, гарантий защиты прав подконтрольных субъектов, установления процедурных и других организационных ограничений и т. п.

Очевидно, что принятие Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» стало следствием постоянно растущего давления на негосударственный сектор экономики со стороны органов государственной власти. Так, в Концепции снижения административных барьеров и повышения доступности, государственных и муниципальных услуг на 20112013 годы[606] многократно обращалось внимание на зарегулированность российской экономики. В этом документе, в частности, отмечается, что такие сложные процедуры регулирования хозяйственной деятельности, как лицензирование или сертификация, должны применяться лишь в исключительных случаях, тогда как должен быть обеспечен «переход к уведомительному порядку осуществления права предпринимательской деятельности». Помимо этого, в Концепции указывалось и на необходимость четкого законодательного определения перечня полномочий органов власти, исключения их дублирования, проведения полной инвентаризации и обоснованной ликвидации разрешений, согласований, заключений, экспертиз, регистраций и т. п. По данному поводу можно привести мнение нашего коллеги А. Н. Шохина о том, что «одним из приоритетных направлений исследований экономики и права является именно исследование административных процедур, поскольку их качественная регламентация предопределяет защищенность прав и свобод личности, эффективность государственного управления, развитие экономики»[607].

Однако усилия законодателя в целях ограничения административно-правовой дискреции в отношении частных хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики, выразившиеся в ограничениях административно-правовой дискреции в отношении последних, принимаются не только с целью защиты прав субъектов негосударственного сектора экономики. В науке отмечается, что посредством ограничения административной дискреции законодатель преследует скорее более прозаичную цель — борьбу с коррупцией, а не собственно защиту прав субъектов хозяйственной деятельности[608]. Конечно же, обе цели правового регулирования имеют важное значение. В то же время, на наш взгляд, предпочтение должно отдаваться именно соблюдению прав субъектов негосударственного сектора экономики, так как именно преследование данной цели позволит создать условия для наиболее эффективного развития российской экономики.

Последним начинанием в этом плане стало принятие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации[609] (далее — КАС РФ), который регулирует «порядок осуществления административного судопроизводства при рассмотрении и разрешении административных дел о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан» (ст. 1), в том числе и хозяйствующих субъектов. Напомним, что, на наш взгляд, судебный контроль деятельности органов государственной власти является наиболее эффективным средством защиты прав и свобод граждан, в том числе и частных хозяйствующих субъектов, в связи с функциональной независимостью по отношению к подконтрольному субъекту (в данному случае исполнительной власти). Более того, специализация по рассматриваемым делам, несомненно, позволит улучшить качество защиты прав граждан, в том числе и частных хозяйствующих субъектов в рамках административного судопроизводства. Как следствие, принятие данного Кодекса стало, на наш взгляд, знаковым событием в развитии инструментов защиты граждан от нарушений их прав и свобод со стороны органов власти, а также защиты частноправовых интересов негосударственного сектора экономики от незаконного административно-правового воздействия на них.

Следствием ограничения возможностей административно-правового воздействия на негосударственный сектор экономики стало использование органами государственной власти альтернативных средств влияния на частных хозяйствующих субъектов. В науке административного права помимо так называемого прямого или непосредственного правового регулирования экономики, осуществляемого органами государственной власти, выделяется и такая категория, как «косвенное регулирование экономики». Последнее предполагает ситуацию, «когда государство передает свои функции специально созданным, юридически обособленным корпорациям как субъектам публичного права (юридическим лицам публичного права, учреждениям или фондам), а также физическим или юридическим лицам частного права»[610].

«Мягким» средством регулирования деятельности частных хозяйствующих субъектов стал отказ от прямого административно-правового воздействия на них посредством передачи таких функций самому негосударственному сектору экономики в форме саморегулирования[611]. Саморегулирование позволяет государству самоустраниться из сферы регулирования деятельности субъектов негосударственного сектора экономики посредством передачи таких функций, как: разработка и установление стандартов и правил предпринимательской деятельности в той или иной сфере негосударственного сектора экономики; осуществление контроля за предпринимательской или профессиональной деятельностью своих членов в части соблюдения ими требований стандартов и правил саморегулируемой организации (СРО); применение в отношении таких субъектов негосударственного сектора экономики мер дисциплинарного воздействия; разрешение споров, возникающих между членами СРО, а также между ними и потребителями произведенных членами этой организации товаров; организация аттестации работников членов СРО или сертификация произведенных членами этой организации товаров и т. п. Таким образом, саморегулируемым организациям вменяется в обязанность осуществление административно-правовых функций, которые обычно осуществляют органы государственной власти[612], что позволяет государству избежать чрезмерного вмешательства в деятельность субъектов негосударственного сектора экономики и в то же время обеспечить ответственность субъектов и нормальное функционирование той или иной отрасли экономики. Иначе говоря, такое «делегирование» государственных функций административно-правового воздействия на субъектов негосударственного сектора экономики, при котором последние сами осуществляют правовое регулирование своей деятельности, позволяет осуществить регулирование той или иной предпринимательской деятельности в отсутствие возможностей для нарушения прав и свобод предпринимателей действиями органов власти.

Другим «мягким» средством воздействия на негосударственный сектор экономики, позволяющим наименее инвазивно его регулировать и соблюсти основные права и свободы частных субъектов хозяйственной деятельности, является административный договор. Ведь в рамках такого инструмента административного права правовое регулирование субъектов организуется на условиях взаимного согласия, а не принуждения[613]. Применение к данному институту «методов правового регулирования, отличающихся от классических административных методов прямых предписаний закона (дозволений, запретов, ограничений и т. д.)»[614] нейтрализует возможности нарушения органами власти прав и свобод частных субъектов экономической деятельности и, как следствие, позволяет органам власти влиять на негосударственный сектор экономики в соответствии с основами конституционного строя и правами и свободами частных хозяйствующих субъектов.

Помимо мер сугубо административно-правового воздействия на деятельность субъектов негосударственного сектора экономики, в том числе и мер саморегулирования, также применяется и целый ряд организационных и экономических мер воздействия, которые позволяют, как и предыдущие, соблюсти основные параметры конституционно-правового статуса хозяйствующих субъектов негосударственного сектора экономики (основные права и свободы субъектов негосударственного сектора экономики). Речь идет о мерах стимулирования и поддержки, которые позволяют воздействовать на поведение субъектов негосударственного сектора экономики в отсутствие необходимости применения к ним административно-правового принуждения. В том числе о мерах государственной поддержки субъектов негосударственного сектора экономики в широком смысле этого слова, то есть о создании правовых и экономических мер, стимулирующих развитие бизнеса, а также предоставлении материальных и финансовых средств для данных целей. Как видим, административно-правовое воздействие на частноправовые интересы осуществляется не только посредством административных методов прямых предписаний закона (дозволений, запретов, ограничений и т. д.), но и через опосредованные экономические, материальные, финансовые и т. п. меры. Более того, они применяются довольно обширно, так как административно-правовое воздействие на субъектов негосударственного сектора экономики ограничено правами и свободами последних.

Резюмируя сказанное, подчеркнем, что государственное воздействие на негосударственный сектор экономики осуществляется как прямыми мерами административно-правового воздействия на него, так и косвенными. Иначе говоря, помимо непосредственного властного воздействия, реализуемого посредством обязательных мер административно-правового воздействия на субъектов негосударственного сектора экономики[615], к ним применяются и косвенные меры воздействия, что позволяет в рамках более мягкого подхода соблюсти основополагающие права, свободы и принципы функционирования негосударственного сектора экономики. Как следствие, терминология науки административного права стала изменяться, и уже для описания мер воздействия на негосударственный сектор экономики стали использоваться термины «руководство», «координация» или «воздействие»[616], а не «управление» и «регулирование», так как последние выражают лишь командный порядок воздействия на объект.

<< | >>
Источник: САИДОВ Заурбек Асланбекович. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ. Диссертация на соискание учёной степени доктора юридических наук. Москва —2017. 2017

Еще по теме § 2. Частные интересы в экономике и специфика административноправового воздействия на них:

  1. Административно-правовая природа соглашений о разделе продукции как формы государственно-частного партнерства в нефтегазовом комплексе России
  2. 2.1. Роль административных процедур в реализации административно-правового статуса граждан и их организаций во взаимоотношениях с органами исполнительной власти.
  3. Понятийно-категориальный аппарат и методология исследования административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  4. Антимонопольная реформа начала XX в. и зарождение современной системы административно-правового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования в России и мире
  5. Развитие административного права в России и зарубежных странах и его влияние на административно-правовое обеспечение баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  6. Принципы права в системе средств административноправового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  7. Оглавление
  8. Введение
  9. § 3. Теоретический анализ методов и форм административно-правового регулирования экономики
  10. § 5. Принципы административно-правового регулирования экономики и проблемы их реализации
  11. § 2. Частные интересы в экономике и специфика административноправового воздействия на них
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -